МИР,МАЙ, ТРУД! -1
Леонид Крупатин
СБОРНИК "ЛЮБОВЬ И ЛЕТО!" 

КАТЮША!(на фото слева крайний - я)фрагмент романа"Неравнодушье, как диагноз!"

Я уже рассказал вам о том,  как мы купали баранов и там «случайно» в этом деле оказалась
пятнадцатилетняя  девчонка Катюша.(см.мой рассказ «Агроном Поджареный!»
 (ДЕТЯМ ДО 60-ти ЛЕТ НЕ ЧИТАТЬ!)
АГРОНОМ  ПОДЖАРЕНЫЙ!юмор(10 страниц)

Или «ЯИЧНИЦА С КОЛБАСОЙ!»  Юмор.

Или –Коммунисты, вперёд! На Брехне верхом…  00

В детстве, у Верджины было прозвище — ушастик. И не потому, что она хорошо слышала, а потому, что у нее были длинные, острые уши, как у эльфа, вечно выпирающие по сторонам. Над ней ехидно смеялись сверстники, и девушка всячески пыталась это скрыть: носила шапки, делала косички на уши, но рано или поздно шапку все равно приходилось снимать, да и косички надоедали. Всегда приходя домой, Джина плакала в подушку, иногда маме в плечо. Вы представьте только её: девочка с очками на пол лица, кое-где выскакивали прыщи (переходный возраст дает о себе знать) и уши, самое ужасное уши, они торчали, будто их всю ночь то и делали, что растягивали в разные стороны. 00

- Эд, может хватит? – голос Мэтта опять звучал раздраженно. «Вечно он строит из себя главного, хотя, по сути, не стоит и выеденного яйца. Если бы не я, ему даже жить было бы негде. Все потому, что Эд – добрая душа»
- О чем ты? – Эд не собирался отключаться от игры или даже переводить взгляд на соседа, что злило второго еще сильнее.
- О говне, в которое ты можешь меня втянуть! Ты опять кого-то обчистил?
- Никуда я тебя не втяну. Но на всякий случай можешь сваливать нахер из моей квартиры – Мэтту было нечем крыть, Эд это знал и часто пользовался.
Мэтт забрал пачку денег, которой размахивал в качестве подтверждения своих обвинений и удалился, громко хлопнув дверью в комнату с психа. Эд усмехнулся и мысленно попрощался с десятой частью добычи. Сосед всегда так делал и называл это то платой за молчание, то штрафом за риск, но Эду было это выгодно – с каждым разом у него появлялось все больше рычагов давления. Входная дверь тоже хлопнула и Эд остался в квартире один, чему был только рад. До встречи с братом еще пара часов и можно насладиться свеженькой игрой «VirtFlirt» на приставке VR. 00

– Когда ты только успел его купить? – Марион вытянула руку, любуясь витым серебряным браслетом. – Спасибо.
– Так ярмарочный день же. Показал Ясмине, где лаз в катакомбы, потом, пока она пару раз повторяла сама путь туда и обратно и прикидывала время, прошелся по торговым рядам. Нравится?
– Очень, – девушка сняла браслет и бережно положила его на резной ларь, стоявший у стенки шатра. – Почему ты никого из парней с собой не взял? – спросила она, забираясь под одеяло, сшитое из овечьих шкур. – Иди ко мне.
– В смысле – никого из парней? Теодор нас ждал с лошадьми.
– Ты понял, про что я. В Ноттингем ты никого не взял.
– А, – отмахнулся разбойник. – Кого бы, красавица моя? Мужчина, торчащий возле помоста, сразу покажется страже подозрительным, а вот маленькая девушка – ничуть. И катакомбы. 00

– Восемь, говоришь? – Робин покосился на Эмиля, потом перевел взгляд на дорогу. С холма было прекрасно видно отряд стражников.
– Было восемь. Может, остальные их поджидали…
– Разворачиваемся. Нам втроем тут не справиться.
– Мы же можем их всех перестрелять!
– И положить два десятка человек из-за одного бестолкового браконьера? Разворачиваемся.
– Он же еще совсем молоденький, – Ясмина посмотрела на главаря, разворачивая рыжую кобылку. – Что теперь с ним будет?
– Я разве сказал, что мы его бросим? Сегодня с ним ничего не сделают. Пока доедут до города, пока будут разбираться… Завтра – ярмарочный день, вот на завтра-то казнь и наметят. Чтобы другим неповадно было. 00

– Видели бы вы это! – монах Тук сделал еще один виток, закрепляя полотняную полоску на запястье рыжего разбойника.
– Да хватит уже! – зашипел Скарлет. – Дай тебе волю, ты меня всего с ног до головы замотаешь!
– Не вырывайся. Так вот, вожусь я спокойно в шатре, разбираю свои травки, вдруг – топот за спиной. Влетает эта крошка на всем скаку прямо на середину поляны, я выбегаю из шатра, а она, не спешиваясь, накидывается на меня с расспросами, кто на той дороге и давно ли ушли. Ну и началось: Марион – в слезы, Тео – за дубинку…
– Мы тут слышали, что сэр Гай Гисборн, выигравший на турнире в Бирмингеме, выбрал королевой красоты черноволосую восточную женщину, то ли мавританку, то ли сарацинку, – Робин, стоявший у входа в шатер, в упор посмотрел на Ясмину. 00

Саша очнулась в больнице. Около ее койки спала Милана, вздрогнувшая на первое же болевое мычание Саши. Это становилось чем-то вроде традиции.
- Слава Богу, ты жива! Ты не можешь представить, как тебе повезло! Тебя просто чудом не размазало грузовиком!
- Давно я тут?
- Нет, милая, всего лишь ночь. Не вздумай вставать! – Мила пресекла Сашины попытки сдвинуться с места
- Майк? Ты слышала о нем? – Саша сжала левую руку – чего-то не хватало. На тонком пальце больше не было кольца. 00

Было немного жаль подходящего к завершению лета, ведь Майкл еще не успел отметить окончание университета. Он долго размышлял, как позвать Сашу к тому самому озеру, куда они ездили все школьные годы. Со временем, стоявший там домик начал казаться меньше и заметно обветшал, хоть и был сделан на совесть. Тарзанка, с которой они прыгали в воду с пирса давно сгнила, но он мог бы съездить туда заранее и подвесить новую.
Уже больше года он ничего не слышал о Саше. За время учебы они очень отдалились друг от друга: Майкл учился за рубежом и приезжал домой два раза в год – на Рождество и перед началом новой осенней сессии, Саша же училась в закрытой военной академии, и бывала дома и того реже - в последний год у нее началась практика в Управлении, и она уже не жила в кампусе. 00

Темный пенящийся эль плескался на дне кружки.
– Давай-ка еще тебе подолью, а?
– Робин, ты меня решил напоить?
– Не до беспамятства. Но ты, когда пьян, так забавно рассказываешь! Так что там случилось дальше, кто из рыцарей остался?

Бродячий менестрель Алан был частым гостем в лагере разбойников и всегда привозил новости и свежие сплетни не только из Ноттингема, но и из половины Англии. 00

Начальник городской стражи давно привык к громам и молниям, которые извергал шериф, если был недоволен. А сейчас шериф Ноттингема был не просто недоволен – он метался в ярости.
– Сначала обоз торговцев! Так к нам на ярмарки скоро перестанут ездить – кому захочется терять деньги, если до города невозможно безопасно добраться? Потом эти чертовы монахи! – рычал он, кружа по просторной, почти не обставленной комнате замка. – Епископ Герфордский в бешенстве от того, что собранное серебро не удалось довезти. Да еще проклятый турнир лучников! 00

– Не вздумай, – ворчал монах. – Вот только сунься!
– Да замолчи уже, я даже оружия никакого не беру. Но отпускать девчонку одну правда опасно, да и не знает она никого, обманут. Хью, конечно, и так полной цены не даст, но при мне хоть мошенничать не посмеет. Продаст она свое кольцо, подберем ей спокойную лошадку и вернемся.
– Она вроде стрелять собралась.
– Не смеши меня.
– Скарлета не хочешь взять на турнир? Его-то как раз не знают.
– Пусть отсыпается. До половины он бы точно прошел, а дальше – нет, – главарь разбойников поднялся с бревна и направился к одному из шатров. – Скарлет дальше половины не потянет, Дик тоже. Эмиль дойдет до конца, но промажет решающим выстрелом. А вот ты мог бы и выиграть, но тебя разве выкуришь из лагеря? 00

Глава 4 - Призраки прошлого на кладбище вертолетов

Не в силах преодолеть внезапный порыв, Саша резко развернулась в сторону лифта, но сделать даже шаг по направлению к нему не давала охрана. Майк выглядел так же, как на той фотографии из статьи в «АванПОСТе», лишь черные волосы были немного длиннее. Она была искренне рада видеть его, не смотря на обстоятельства, но одновременно с радостью появилась и жалость. «Это не моя жалость, это ему жалко меня», поймав взгляд темных глаз на своей скуле, Саша дотронулась до нее рукой «Больно!» – лицо было явно исцарапано сильнее, чем ей казалось.
- Все свободны! – Тон Майкла не допускал возражений
- Мое оружие… охрана забрала мой пистолет. – Саша продолжала рассматривать друга детства. Сейчас она замечала следы утреннего пребывания в Управлении – мятая рубашка с расстёгнутыми верхними пуговицами, легкая щетина и хромированное кольцо на левой руке. 00

Узлы были сделаны на совесть. До петли, обвивавшей ноги, удалось дотянуться и даже ухватить ее зубами, но это не помогло – тугая конопляная веревка не поддавалась. Да и много ли толку от свободных ног, если руки все равно намертво связаны за спиной? Старый Али-Хаджи часто говорил: видишь, что дергаться бесполезно, – не трать силы, береги до нужного мига. Сейчас оставалось только устроиться в тряской повозке поудобнее да изредка через прореху в рогоже посматривать на густой лес по сторонам, тощий конский зад впереди и двух толстяков, правящих колымагой. С этой парочкой неповоротливых бочек вполне можно было сладить, если бы не проклятая веревка. Лес шелестел кипучей листвой раннего лета, увальни негромко болтали друг с другом, грубая повозка скрипела, подпрыгивая на корнях деревьев. 00

Глава 2 - СТАРЫЕ СВЯЗИ


Перед Сашей лежало досье на человека, которого вероятнее всего она знала. Подступила легкая тошнота. События того вечера в кафе она вспоминала много раз. Перебирала в голове, думала, что было бы, послушай она своего старого друга, уйдя тогда с ним. Как изменилась бы ее жизнь? Но, чтобы не сойти с ума, она постаралась стереть из памяти все, особенно тот год. Сделать выводы и идти дальше.
Но это действительно может быть он. Саша чувствовала, это Майкл. 00

Глава 1 - ХИМИЯ ПРАВОСУДИЯ

Длинные тонкие пальцы Саши медленно покручивали кольцо с большим бриллиантом, звонко стуча им по стеклу витрины. Митенки  из тонкой кожи под цвет портупеи делали ее руки еще более утончёнными и скрывали ладони. В то время, пока она небрежно опиралась всем телом на витрину, облаченные в зеркальную плитку стены и потолок отражали ее со всех сторон. 00