Оглавление

   I. СОВЕТСКАЯ ГОТИКА   1. Высокий прыжок   2. Комсомольская сказка   3. Животные   4. Ипотека     II. АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА   5. Ужасный механический человек Джона Керлингтона   6. Noir   7. Человек из Голливуда   8. Красное платье     III. ОДИЧАЛАЯ ПРИРОДА   9. Мокрые   10. Мы - стена   11. Утро в сосновом лесу   12. Божьи твари     IV. ДРЕВНЯЯ КРОВЬ   13. Пес с ушами-крыльями   14. Страшная месть   15. Одиссея Греки   16. Мертвое солнце     V. ОБЫКНОВЕННЫЕ ГЕРОИ   17. Вся сказка Маугли   18. Святые парашюты   19. Секретный сад   20. Танго железного сердца  

  Фармацевтические сказки     "Как-то получается, что не умею я писать о   вымышленных персонажах.... Может, кишка   тонка, может, с фантазией дефицит, а   может, креатива хватает в моей собственной   жизни. И до сих пор не пойму: - хорошо   это или плохо?"   Лидия В. Раевская, ака "Мама Стифлера"     Глава первая     С чего я стала фармацевтом    Ситуация была не очень - я в то время училась в 9 классе, подрабатывала то расклейкой обьявлений, то сбором подписей - и гадала - что же мне делать, как дальше жить - ибо рассчитывать могла только на себя.... а в идеале - хорошо бы было еще и продолжать материально помогать матери...  

Легенда первая    

Во время очередного обсуждения стратегии борьбы с флотом Союза Свободных Планет графу Чо стало скучно, и он легко прыгнул на люстру, украшавшую кабинет кайзера. Люстра не выдержала и рухнула на восходящую звезду и последнюю надежду Галактического Рейха -- Райнхарда фон Мюзеля.   -Гениально! - произнес кайзер и негромко поаплодировал. - Двойной удар! Итак, флот адмирала фон Мюзеля выполнит роль наковальни... тем более, он сам будет в гипсе. Ну а флот графа Чо станет молотом. Люстра, как я понимаю, символизировала крепость Изерлон?   -Угу, - сказал граф, стряхивая с себя стеклянное крошево и остатки позументов фон Мюзеля.  

   Пенис-коктейль   Как я начал ездить по заграницам, - это отдельный рассказ. Начать хочется почему-то со смешного случая.   В 1969 году в Венеции состоялась очередная конференция ИФОРС, Международной Федерации обществ по исследованию операций. Я к тому времени стал вице-президентом Советского общества по исследованию операций (президентом был академик - тогда еще член-корреспондент - Никита Николаевич Моисеев). Честно говоря, это наше общество было тем еще "Роген унд Копытен": кроме председателя и "зиц-председателя", в нем не было больше ни одного функционирующего члена.

 Про школу.   Мои учителя.

С чем мне в жизни здорово повезло, так это со школой. Я знаю многих людей, у которых не осталось слишком уж приятных воспоминаний о школе: ну, учились... ну, шалили... ну, были друзья... Для меня школа - лучшее время жизни, несравнимое ни с чем другим.   Вообще-то выпуск наш был уникальным. Мы получили золотых и серебряных медалей больше, чем какая-либо другая школа в 1952 году: 7 золотых и 9 серебряных. Причем, если в других школах "тянули" выпускников на медаль, ради престижа школы, то у нас от изобилия претендентов - их "резали". Нужно сказать, что для представителей Районо главную роль играла "пятерка" в анкете выпускника, а не число его пятерок в течение года.

   ТЕТРАДКА N1 .................................................................................................7   Пожалуй, самое раннее воспоминание * Сын Начальника Дальстроя* Первая тройка в жизни* Чем сбили Гарри Пауэрса... * Мой первый подчиненный * Гражданский подвиг, о котором мало кто знал * "Отец фракталов" * Первая встреча с Юрием Николаевичем Руденко * Груз принципиальности * Об одной скандальной защите * "Юрьев день" на Физтехе * Пенис-коктейль * "Опять сегодня Никита глупости говорил..." * Кто же я?     ТЕТРАДКА N2.................................................................................................47   Как собака сделала из меня человека * Художественное самообразование * Почему я оказался в МАИ * Первая работа * Как я попал на работу в QUALCOMM * Первая встреча с Борисом Владимировичем Гнеденко * Встреча с гением * Советник Сальвадора Альенде * Нет, нет! Все было добровольно * Кандидатская * "Есть ли жизнь на Марсе..." * Как убивали негра и кое о чем еще * Вы когда-нибудь писали чернилами? * Детей обманывать нехорошо, но иногда нужно * Футбол в моей жизни * Берегись автомобиля! 

  Как уже упоминалось, ангелы и бесы находятся в постоянном противоборстве за то, какие плоды взращивает человек в своем сердце. Чтобы лучше разобраться в механизме воздействия нечистой силы на образ мыслей и быт человека, ниже приведены примеры из жизни простых смертных и то, какими методами и средствами происходит борьба добра и зла за превосходство.    

В горе и радости

   Ядгар Альге     Это было сложное время для них обоих. Но если Ядгар мог уйти в работу, задвинуть свои эмоции на задний план, то Эрике было гораздо сложнее справиться со своим горем. Император пытался отвлечь её, чаще проводить с ней время, но его возлюбленная всё больше и больше замыкалась в себе. Улыбалась, разговаривала, играла с Замиром и шутила с Зариной, с которой в последнее время сблизилась. И всё же, была чудовищна далеко от него.   Ядгар боялся потерять Эрику, боялся, что она замкнётся в себе и угаснет.

Вводная N 1

   РМК "Орлан", стартовавший в 2030 с орбиты Земли в направлении Марса, канул бесследно. В рамках международного проекта организована спасательно-исследовательская экспедиция ЭЗМ-2 на АМК "Норд".   В составе экипажа:   1) Пилот Ян Пиркс, командир, врач.   2) Родион Мулюков - штурман, 2-й пилот.   3) Владислав Моршнев - космонавт-исследователь, стрелок-радист.   4) Галина Уварова - борт-инженер.   5) Евгения Зенюк - бортпроводник, санинструктор.   6) Вадим Лемтюжников - космонавт-исследователь, видеотелеметрист.  

 *** Негатив - изображение на светочувствительной пластинке (пленке), в котором светлые места получаются темными, а темные - светлыми.  Русский толковый словарь.    1. Момент истины    Когда я в первый раз зашел в литейный цех, то поразился размерам. Здесь существует лишь то пространство, на котором стоишь. Ты видишь лестницы, яркий свет, трубы и искры, бронированный пол под ногами. Воздух вибрирует от яростного крика насилуемого железа. Противоположных стен нет. Потолка не видно за километрами ажурных конструкций, балками и трубами, подъемниками и кранами, за рассеянным светом многотысячеватных светильников.

После того, как он магическим зрением «увидел» иллюзию, распутать все плетение оказалось легко, и вскоре ход предстал перед Идущим по всей красе.

Макс Воронцов предпочитал крепкие сигареты и выкуривал не менее двух пачек в день.   Первую сигарету Макс выкурил позже всех в классе. Четвёртый класс был, что ли? Уже и не вспомнить.   -- Чего, слабо, что ли, Макс? Мужик ты или кто? -- подначивал Самвел.   -- Не слабо. Мужик. Давай.   Затянулся, закашлялся. Головокружение. Самвел, Макс и Егор стояли рядом и с любопытством наблюдали. Ничего страшного не произошло. В глазах немного потемнело, но резко отпустило.   В курении был свой кайф. Таинство обряда, когда пацаны прятались в дальних закутках двора школы и, закрепив сигарету расщеплённой веточкой, чтобы руки не пропахли табаком, с наслаждением курили.   Чуть повзрослев, курили уже в открытую: таинство уже не будоражило, просто хотелось курить. 

 У Радика была мечта: переспать со Светкой, продавщицей из продуктового магазина "24 часа". Мало "переспать", так ведь, помимо обычного влечения, Радика к Светке тянуло. Радик был слишком недалёк для такого высокого чувства, как любовь, а потому переживал и не понимал, что с ним происходит. Ни о ком другом в жизни он так не думал, как о Светке. Вот, скажем, сидел Радик с мужиками, в картишки гонял, берёт карту -- дама бубновая, а видит Светку, а не даму. В общем, никогда ещё с Радиком такого не было, даже в школе, когда он Настю Симоненко по всему классу гонял, чтобы чувства свои показать. 

 Чувака звали Абай Гетахун Йорданос. По паспорту. По тому же паспорту он был эфиоп. А вот по маме он был самый настоящий русский. Дитя московской олимпиады. Папа Абая, поматросив маму Абая, умчался в свою Эфиопию еще в 1982 году.   Маму Абая такой расклад совсем не устраивал. Молодая женщина, ещё и двадцати нет, а уже мама, ещё и сын -- негр. В общем, пораскинув мозгами, решила она Абайку к маме в Казахстан отвезти, в Актюбинск. Глядишь, там за казаха и прокатит. А самой надо личную жизнь устраивать.  

Лавров сидел за столиком и смотрел на Павлова. Тот безостановочно рассказывал о себе, о своих родных и ещё о чём-то, но он его не слушал. Он снова вспомнил тот бой за небольшой кишлак, который, словно ласточкино гнездо, прилип к горному склону. Как донесла авиационная разведка, в сторону этого кишлака с боями прорывалась банда полевого командира Зуфара. Численность банды, по предварительным данным разведки, составляла около восьмидесяти человек. Несмотря на то, что банду сильно потрепали разведгруппы ГРУ, она по-прежнему представляла определённую опасность для военного командования группировки войск.

Каждому снятся свои кошмары. Мне вот опять приснился отец.  Он стоит у аптечного прилавка, загородив его своим мощным торсом. Я не вижу, что он делает, но догадываюсь: он набирает лекарство в шприц. Похоже, это адреналин. Черная ампула. 10 кубиков смерти. И когда он медленно разворачивается ко мне, сердце мое проваливается в желудок, а ноги становятся слабыми, как у тряпичной куклы. Отец смотрит прямо сквозь меня. И я понимаю, что сейчас за моей спиной стоит сын. В этом сне ему всегда пять лет.

25

С утра к скиту стали подтягиваться окрестные фермеры со своим скотом и нехитрым скарбом, который они не хотели оставлять в домах на разорение орды Зингла. Многие и вправду прибыли вооруженными до зубов. Мельник Стас жил южнее скита, но и он пожаловал со своим гаремом. Ерёмина удивило, что Стас со своими спутницами шёл пешком, ведя в поводу лошадей, тянущих тяжело нагруженную, покрытую холстом, телегу.

15

Что-то обожгло Сергею щёку. Он вскочил, испуганно схватившись за лицо, и увидел стоящую рядом с его лежанкой Подосинкину. В руках у девчонки был пустой стакан.

- Извини, - сказала она, - ты крепко спал. Я уж тебя трясла-трясла, а ты в ответ мычал и махал руками. Пришлось облить тебя водой. Вставай, лежебока, я подожду в саду. И поторопись, а то яйца на деревьях лопнут. Чертыхаясь и продирая сонные глаза (заснул-таки, а казалось, что и вовсе не спал), Ерёмин быстро вскочил и направился к маячившим за огородом деревьям. Около одного из них была приставлена лестница.

6

Без навигатора, да ещё в незнакомом районе, Ерёмин чувствовал себя неуютно. Привычка знать, где находишься, была в нём заложена с самого детства. С той поры, как в воспитательном доме их возраст начали выпускать на самостоятельные прогулки. Четверть часа - отчёт, ещё четверть часа - следующий. Они росли, и время между отчётами увеличивалось, а потом контроль и вовсе отменили, но в подкорку уже въелась, впечаталась намертво привычка сверяться с электронной схемой города. Вот и сейчас он машинально лез рукой в карман, и лишь нащупав там пустоту, вспоминал, что навигатор остался там же, где и вся прежняя жизнь - во вчерашнем дне.

1

Ерёмин проснулся, как обычно - за минуту до звонка будильника. Он сладко потянулся, хрустя суставами, и проворно выскочил из постели. Десять минут - бодрящий прохладный душ, ещё столько же - бритьё и чистка зубов, полчаса - утренняя разминка и пробежка на тренажёре в лучах искусственного солнца навстречу освежающему морскому бризу из кондиционера. Завтрак... На завтрак - порция лапши с синтетическим беконом и витаминный коктейль, обогащённый кислородом. Всё, как всегда. Ничто не предвещало, что этот день коренным образом изменит жизнь служащего седьмого звена Сергея Ерёмина.

Он подкрепил свои слова мысленным образом своего учителя - как тот парит в вышине, раскинув крылья, как потом сидит в трапезной зале над блюдом с мясом.

 

Глава седьмая

Семьдесят лет одиночества

     Мы прожили с Джессикой в Москве и других городах двадцать три года, и она так и не стала моей девушкой. В то время я окончательно уверовал в то, что секс вампира и вампирессы это совершенно противоестественное, богомерзкое, отвратительное и грязное дело. Правда, я вовсе не уверен в том, что мне удалось внушить точно такое же отношение к сексу Джессике. Зато я полюбил этого удивительного человека всей душой, и она во многом изменила меня, научив смотреть на мир своим чистым, незамутнённым ненавистью взглядом и привила массу хороших привычек.

 

Глава пятая

Вкус вампирской крови

     Язык мне попался может быть и не самый информированный, но всё же очень полезный. Через два с половиной месяца, проведённых на одних только сухарях и воде, с Иноира сошел весь лоск. Вампир, до этого имевший цветущий вид и румянец во всю щёку, побледнел, осунулся, а его кожа приобрела зеленовато-землистый оттенок. Не смотря на это он держался вполне бодро и довольно охотно общался со мной, пытаясь завербовать в кровососы и постоянно приводя мне примеры того, как низко способны пасть люди даже тогда, когда на них никто не оказывает никакого давления. Честно говоря, меня это не очень-то впечатлило.

 

Ограбление

     С ограблением квартиры ювелира Бирштейна вышла загвоздка. Этот пожилой еврей почему-то отложил свою поездку в Ленинград, намеченную на середину ноября, и нам пришлось ждать того дня, когда он уедет, до конца апреля, но оно и к лучшему. Ювелир жил на девятом, предпоследнем этаже дома на Кутузовском проспекте, а потому залезть в его квартиру с крыши зимой, на взгляд нормально человека, не представлялось возможным. За это время я освоился в Москве восемьдесят шестого года и даже сдружился с Николаем, показавшимся мне сначала обычным уголовником.

 

Пролог

   Ранним утром одиннадцатое октября, рейсовый экранолёт Нью-Йорк - Лондон - Париж пересёк Атлантический океан, промчался над Северным морем, плавно и величаво замедлил ход и замер на стояночной площадке, расположенной в море, в десяти милях от Лоустофта. Как и до Парижа, до Лондона он не долетал. Огромной машине, несущей на пяти этажах три с половиной тысячи пассажиров, час спустя предстояло совершить последний бросок через пролив Па-де-Кале до Дюнкерка. Туда летела лишь десятая часть людей.

 

Глава 4. Новая вводная

     Генерал Верзилин к нашей всеобщей радости отправился в Новую Москву не один, а прихватив с собой ещё одиннадцать старших офицеров. Они сели в открытые тоннельные электроджипы, их было четыре. Водителями грузовиков и элетроджипов также были офицеры. Впереди колонны ехал тоннельный грузовик с двадцатью младшими офицерами охраны. Они тоже были чистыми людьми. За все восемь лет службы, это была наша самая большая удача. Мы даже уже и не мечтали, что сумеем заполучить для "допроса" сразу тридцать девять чистюль из шестнадцати подземных городов.

 

Глава 3. Первый ультиматум

     По обе стороны от штабного блиндажа батальона росли две раскидистые, кряжистые столетние сосны, а на его крыше пробивалась сквозь хвою трава. Помимо сосен его укрывала ещё и маскировочная сеть, сплетённая из толстых репшнуров. Они были изготовлены из размягчённых смесью кислот роговых панцирей гора-быков и других панцирных хищников и травоядных. Что у меня, что у Ириса (раз пошел серьёзный разговор, то буду пореже употреблять наши детские прозвища), кожа была не в пример мягче и тоньше, чем у Василька и Мака.

 

Глава 2.Сигнал "Алая заря"

     Офицеры во главе с нашим новым комбатом остановились на посыпанной щебнем дорожке между нами и плацем, раскисшим от грязи, на отсыпку которого щебня не хватило. К этому я уже давно привык. Всё самое хорошее чистюлям, а нас можно по два с лишним месяца в гарнизонную баню не водить. Вот такая у Новой России армия. Военный городок нашей бригады это так, одно название. Наш бывший комбат, майор Перебор, называл его деревней хоббитов. Кто такие хоббиты он и сам толком не знал, но был почему-то уверен, что они, как и русские, жили в норах. Так оно и есть.

Глава 1. Муты, ловеки и чистые люди

 

   В блиндаже было тепло и сухо. Пахло скипидаром и тушенкой, которой мы догрузились после ужина. Ещё пахло сгоревшим порохом. Вернувшись из рейда, мы не стали чистить пулемёты и ракетомёты. На запах, исходивший от наших тел, а мы уже месяца два, как не были в бане, я не обращал никакого внимания из-за того, что жутко устал. Во всяком случае он не мешал мне медленно погружаться в сон.

Тяжелый крейсер "Лайборен" являлся самым быстроходным боевым космическим кораблём Технореспублики. Его проектировали и строили, как рейдер и поэтому он был прекрасно подготовлен для захвата космических кораблей противника в космосе, причём при движении в подпространстве. Будучи совершенно невидимым, он мог догнать в подпространстве практически любой космический корабль, буквально приклеиться к нему и в считанные минуты либо открыть его люки, либо прорезать в борту проходы, после чего в бой шел спецназ особого назначения и быстро подавлял на захваченном корабле любое сопротивление его экипажа.

  - Дэн, мне всё это не очень-то нравится. - Угрюмо сказала Кармен прижимаясь потеснее к Денису под тонким одеялом и со вздохом спросила - Тебе не кажется, что это государственная измена, дорогой? За такие дела нам должны отрубить головы.   - А у нас есть другой выбор, Лиска? - Печальным голосом спросил Денис - Пойми, мы же не виноваты, что тиарцы раздухарились теперь хотят вести войну до победного конца.

 Едва только космояхта "Огнеборец" влетела в ангар "Чёрного дракона", Денис начал разгон и через одиннадцать секунд вошел в подпространство, но курс он взял не ту звёздную систему, в которой находился учебный центр "Локатаон", а в противоположную сторону. Да, именно в том направлении, а Денис из Дейтары направлялся в самый "горячий" район галактики неподалёку от её ядра, где собственно, Империя и потеряла подавляющее большинство своих миров и космических баронств, и где в космосе проходила "линия фронта".

 Бобби Стюарт встал, оправил свой космокомбинезон, почему-то вытянулся по стойке смирно и принялся докладывать:   - Командир, честно говоря, я даже и не ожидал, что у нас с Надин всё пойдёт так гладко. Честно говоря, я даже не могу припомнить ни одного, даже самого маленького затруднения. Поначалу я даже подумал, что мы имеем дело с конченными дебилами, но ведь очень многие из гангстеров имели при себе такие пушки, что им позавидовал бы даже старина Бриск Тёрнрау, а, уж, этот парень, кажется, на своём веку умудрился пострелять из всего, что стреляет.

Барон Норрей де-Зевиор, имперский министр по делам науки и техники, одновременно с этой должностью возглавлял ещё и имперскую академию информации и вычислительных машин. Это был высокий, худощавый мужчина с утончённым, красивым лицом завзятого сердцееда и мудрым взглядом мыслителя. Именно ему было поручено протестировать Пифагора, чем он и занимался целых пять дней подряд вместе с Денисом.

 Ужин с императором Илиантисом прошел в тёплой и дружеской обстановке. Викинги вернулись в Тиар к четырнадцати часам и у них было вполне достаточно времени для того, чтобы подготовиться к нему самым достойным образом. Впрочем, они готовились к этому событию все полтора месяца полёта и даже изготовили для его величества памятные сувениры, а Денис, махнув на всё рукой, задарил императору Илиантису, заядлому охотнику, трофейное ружьё от имени всего отряда.

   Кармен вышла из медицинского бокса первой. Причём на три недели раньше намеченного срока. Все остальные бойцы отряда "Викинг" покинули его в следующие трое суток и весело подтрунивали над короткими стрижками своих подруг. Ну, а после этого они принялись тренироваться до седьмого пота и тут уже им было не до смеха, ведь что ни говори, а синяки на их теле, полученные в первые дни от монстров Солваша, никого не радовали.

 Фальшивый суперкомпьютер Аристо, призванный скрыть истину, Денис и Шервалт построили всего за восемнадцать дней. Его отдельные блоки они собирали на борту "Чёрного дракона", затем их переносили в специальный бункер, к которому были подведены сотни оптоволоконных кабелей, и в нём Денис вместе с лайрами соорудил грозный на вид компьютер, представлявший из себя четыре длинных, ребристых ящика размером с железнодорожный вагон.

 

Глава пятая

Битва в вулканическом аду и её последствия

     Рано утром Андрей разбудил Адриану поцелуем и спросил:   - Ты ни о чём не жалеешь, любимая?   Девушка сначала счастливо улыбнулась, а затем усмехнулась:   - Только о том, что выиграла в казино, а не проиграла, но знаешь, даже об этом я теперь не жалею. Позавчера, как ни крути, ты всё же не принадлежал себе полностью и это тебя извиняет.   - Хорошо, что ты это понимаешь, - вздохнув, сказал юный Верховный маг, - надеюсь, Элион больше ничего не напророчил. Увы, Риана, но мы не могли противостоять его воле полностью.

 

Глава третья

Нонус Террибилис

   Получив в левое плечо ещё один сгусток магической плазмы снаряда, который перед этим пробил стенку бронекапсулы летающей сдвоенной авиационной пушки "ГШ-6-30", а она ведь имела к тому же магический защитный экран, Белый истошно заорал:   - Акула, отходим! Вытаскивай нас отсюда, девочка!   В следующую секунду все трое магов-воинов перенеслись из огненного ада на зелёную вершину холма острова Тригорн и со стоном повалились на траву. Каждому за минувшие семь часов боя крэллгарнами Нонуса досталось сегодня пусть и не по максимуму, но всё же весьма серьёзно.