Пролог

… Доброй ночи! Автор этого произведения рад приветствовать вас, дорогие путники, хвала дороге, что сюда вас привела. Как всегда, гостей желанных дарит нам ночная мгла! Хозяина слово даю вам в этот час, счастливы мы снова в нашем замке видеть вас... Прошу вас, проходите, не стойте на пороге! Ведь путь ваш был не близким, отдохните же с дороги. Вас ждет камин и бокал глинтвейна, приготовленного по старинному немецкому рецепту. Надеюсь, вы не против послушать  легенды нашего края? Что ж, если вы не возражаете, то я начну рассказ... Что? Вы уже слышали о нас? Да, конечно, нужно тут же внести некоторые уточнения, так как все же часть истории, что будет услышана вами сегодня была уже рассказана другими. Однако все же, автор принял решение поведать вам ее еще раз, так как искренне верит, что эта история достойна большего, нежели остаться частью сказаний. За много лет она уже стала легендой. Как и ее герои, что начали жить своей собственной жизнью, в этом мире. Готическая сказка, ставшая реальностью... Куда приведут героев поиски истины? Есть ли в самом деле Вечная Жизнь? Все это вы обязательно узнаете, следуя за нашими героями. Итак, закройте же глаза и слушайте звук идущих часов, пусть он ведет вас за собой...  00

Глава 3.
                Для дома!

                Наверное, есть своя особенная прелесть в том,
                Чтоб быть попеременно, то жертвою, то палачом.
                Шарль Бодлер

       На улице было ветрено и прохладно. Впрочем, вдоль улицы Лобачевского всегда дуло как в аэродинамической трубе из-за отсутствия зеленых насаждений и глубокой впадины, где покоилось новое здание МГИМО. Я застегнула куртку до подбородка и подняла воротник до ушей.
      Машин, как обычно после восхода солнца, было мало, и мне долго пришлось ловить такси, злясь, что под короткую юбку поддувало так, что мерзло между ног. Интересно, взбрело в голову, если там случается насморк, то, как тогда сморкаться? Зря не приняла душ в общежитии! Тут валом нахлынули унизительные воспоминания, как стоя голой на коленях, я – красавица Кира Мечетина, подобно побитой за нерадивость поломойке, вымаливающей прощение у хозяина, упрашивала Вадима себя оттрахать, только что не целовала ему ноги, и разозлилась на него до крайности. Я это припомню – он сам будет мне поклоны отбивать, как Соломон царице Савской, провинциальный герой неизвестной войны! 00

 Глава 2.
                Для сердца!

                Дон-Жуан не тот, в ком женщины пробуждают страсть,
                а тот, кто пробуждает страсть в женщинах.               
                Хосе Ортега-и-Гассет

        Эстер, задержавшись у двери, обозрела меня и мешком повисшую на руке студентку Киру и съязвила:
           - Такого князя Корсакова надо было бы запечатлеть на живописном полотне с надписью «Падшая весталка» в манере прарафаэлитов. Как тебя угораздило с девственницей связаться, да еще и напоить вусмерть, премудрый Вадим? Непорочную невесту подбираешь, заблудших грешниц презирая?
           - С чего ты заключила, что она девица? - я легко встряхнул свою ношу и услышал бодрящий матерный эпитет в свой адрес. – Не может быть! В нашей богоспасаемой оранжерее такие экзотические фрукты не произрастают. 00

Глава 1. Для дамы!

                Счастье заключается в том, чтобы любить;               
                люди счастливее, испытывая страсть,
                нежели когда ее сами внушают.
                Франсуа де Ларошфуко

         Мама разбудила меня без пяти минут восемь зычным кличем:
              - Вставай, Кира-соня, завтрак давно на столе! Быстро принимай пищу и отправляйся на субботник! Сегодня 13 апреля.
          Я притворилась спящей, но обмануть материнское сердце не удалось. Она подошла, потрясла за плечо и со значением добавила:
              - Володя уже пришел! Он ждет тебя с полчаса.
          Мечта немного поболеть, чтобы не идти в недавно отстроенное новое здание института на улице Лобачевского для ударной уборки территории и посадки тополей, не сбылась. Я поднялась и, надев английский стеганый халат до пят в знак плохого настроения, направилась в ванную. Пробираясь неслышно мимо гостиной, я увидела, что мой дисциплинированный бородатый воздыхатель сидит в кресле и читает толстенную книгу «Полезные советы» - мама вчера изучала по ней, как изводить в квартире моль. Какие советы мог почерпнуть из нее адъюнкт Института военной истории старший лейтенант Владимир Аполлинарьевич Яшкин, можно было только догадываться. 00

Ясмина знала далеко не все названия и теперь с интересом повторяла за разбойником незнакомые слова: бук, каштан, ясень, лещина, боярышник, папоротник.
– Давно ты живешь в лесу? – спросила она.
Едва они втроем отошли от лагеря, охотник Дик отстал, сказав, что проверит силки и догонит Робина с Ясминой у кривого граба.
– Именно в Шервуде? С прошлого декабря. Примерно полгода получается.
– Только не говори, что зимой вы жили в этих шатрах!
– Нет, конечно. Ближе к городу есть заброшенная каменоломня. Я о ней знал, и то нашел не сразу, так что от посторонних глаз она хорошо укрыта. Да меня тогда и не искали. Обустроил ее немного, прикрыл вход, сделал неподалеку стойло для чубарого, придумал, как дым от костра отводить. 00

МИР,МАЙ, ТРУД! -1
Леонид Крупатин
СБОРНИК "ЛЮБОВЬ И ЛЕТО!" 

КАТЮША!(на фото слева крайний - я)фрагмент романа"Неравнодушье, как диагноз!"

Я уже рассказал вам о том,  как мы купали баранов и там «случайно» в этом деле оказалась
пятнадцатилетняя  девчонка Катюша.(см.мой рассказ «Агроном Поджареный!»
 (ДЕТЯМ ДО 60-ти ЛЕТ НЕ ЧИТАТЬ!)
АГРОНОМ  ПОДЖАРЕНЫЙ!юмор(10 страниц)

Или «ЯИЧНИЦА С КОЛБАСОЙ!»  Юмор.

Или –Коммунисты, вперёд! На Брехне верхом…  00

В детстве, у Верджины было прозвище — ушастик. И не потому, что она хорошо слышала, а потому, что у нее были длинные, острые уши, как у эльфа, вечно выпирающие по сторонам. Над ней ехидно смеялись сверстники, и девушка всячески пыталась это скрыть: носила шапки, делала косички на уши, но рано или поздно шапку все равно приходилось снимать, да и косички надоедали. Всегда приходя домой, Джина плакала в подушку, иногда маме в плечо. Вы представьте только её: девочка с очками на пол лица, кое-где выскакивали прыщи (переходный возраст дает о себе знать) и уши, самое ужасное уши, они торчали, будто их всю ночь то и делали, что растягивали в разные стороны. 00

- Эд, может хватит? – голос Мэтта опять звучал раздраженно. «Вечно он строит из себя главного, хотя, по сути, не стоит и выеденного яйца. Если бы не я, ему даже жить было бы негде. Все потому, что Эд – добрая душа»
- О чем ты? – Эд не собирался отключаться от игры или даже переводить взгляд на соседа, что злило второго еще сильнее.
- О говне, в которое ты можешь меня втянуть! Ты опять кого-то обчистил?
- Никуда я тебя не втяну. Но на всякий случай можешь сваливать нахер из моей квартиры – Мэтту было нечем крыть, Эд это знал и часто пользовался.
Мэтт забрал пачку денег, которой размахивал в качестве подтверждения своих обвинений и удалился, громко хлопнув дверью в комнату с психа. Эд усмехнулся и мысленно попрощался с десятой частью добычи. Сосед всегда так делал и называл это то платой за молчание, то штрафом за риск, но Эду было это выгодно – с каждым разом у него появлялось все больше рычагов давления. Входная дверь тоже хлопнула и Эд остался в квартире один, чему был только рад. До встречи с братом еще пара часов и можно насладиться свеженькой игрой «VirtFlirt» на приставке VR. 00

– Когда ты только успел его купить? – Марион вытянула руку, любуясь витым серебряным браслетом. – Спасибо.
– Так ярмарочный день же. Показал Ясмине, где лаз в катакомбы, потом, пока она пару раз повторяла сама путь туда и обратно и прикидывала время, прошелся по торговым рядам. Нравится?
– Очень, – девушка сняла браслет и бережно положила его на резной ларь, стоявший у стенки шатра. – Почему ты никого из парней с собой не взял? – спросила она, забираясь под одеяло, сшитое из овечьих шкур. – Иди ко мне.
– В смысле – никого из парней? Теодор нас ждал с лошадьми.
– Ты понял, про что я. В Ноттингем ты никого не взял.
– А, – отмахнулся разбойник. – Кого бы, красавица моя? Мужчина, торчащий возле помоста, сразу покажется страже подозрительным, а вот маленькая девушка – ничуть. И катакомбы. 00

– Восемь, говоришь? – Робин покосился на Эмиля, потом перевел взгляд на дорогу. С холма было прекрасно видно отряд стражников.
– Было восемь. Может, остальные их поджидали…
– Разворачиваемся. Нам втроем тут не справиться.
– Мы же можем их всех перестрелять!
– И положить два десятка человек из-за одного бестолкового браконьера? Разворачиваемся.
– Он же еще совсем молоденький, – Ясмина посмотрела на главаря, разворачивая рыжую кобылку. – Что теперь с ним будет?
– Я разве сказал, что мы его бросим? Сегодня с ним ничего не сделают. Пока доедут до города, пока будут разбираться… Завтра – ярмарочный день, вот на завтра-то казнь и наметят. Чтобы другим неповадно было. 00

– Видели бы вы это! – монах Тук сделал еще один виток, закрепляя полотняную полоску на запястье рыжего разбойника.
– Да хватит уже! – зашипел Скарлет. – Дай тебе волю, ты меня всего с ног до головы замотаешь!
– Не вырывайся. Так вот, вожусь я спокойно в шатре, разбираю свои травки, вдруг – топот за спиной. Влетает эта крошка на всем скаку прямо на середину поляны, я выбегаю из шатра, а она, не спешиваясь, накидывается на меня с расспросами, кто на той дороге и давно ли ушли. Ну и началось: Марион – в слезы, Тео – за дубинку…
– Мы тут слышали, что сэр Гай Гисборн, выигравший на турнире в Бирмингеме, выбрал королевой красоты черноволосую восточную женщину, то ли мавританку, то ли сарацинку, – Робин, стоявший у входа в шатер, в упор посмотрел на Ясмину. 00

Саша очнулась в больнице. Около ее койки спала Милана, вздрогнувшая на первое же болевое мычание Саши. Это становилось чем-то вроде традиции.
- Слава Богу, ты жива! Ты не можешь представить, как тебе повезло! Тебя просто чудом не размазало грузовиком!
- Давно я тут?
- Нет, милая, всего лишь ночь. Не вздумай вставать! – Мила пресекла Сашины попытки сдвинуться с места
- Майк? Ты слышала о нем? – Саша сжала левую руку – чего-то не хватало. На тонком пальце больше не было кольца. 00

Было немного жаль подходящего к завершению лета, ведь Майкл еще не успел отметить окончание университета. Он долго размышлял, как позвать Сашу к тому самому озеру, куда они ездили все школьные годы. Со временем, стоявший там домик начал казаться меньше и заметно обветшал, хоть и был сделан на совесть. Тарзанка, с которой они прыгали в воду с пирса давно сгнила, но он мог бы съездить туда заранее и подвесить новую.
Уже больше года он ничего не слышал о Саше. За время учебы они очень отдалились друг от друга: Майкл учился за рубежом и приезжал домой два раза в год – на Рождество и перед началом новой осенней сессии, Саша же училась в закрытой военной академии, и бывала дома и того реже - в последний год у нее началась практика в Управлении, и она уже не жила в кампусе. 00

Темный пенящийся эль плескался на дне кружки.
– Давай-ка еще тебе подолью, а?
– Робин, ты меня решил напоить?
– Не до беспамятства. Но ты, когда пьян, так забавно рассказываешь! Так что там случилось дальше, кто из рыцарей остался?

Бродячий менестрель Алан был частым гостем в лагере разбойников и всегда привозил новости и свежие сплетни не только из Ноттингема, но и из половины Англии. 00

Начальник городской стражи давно привык к громам и молниям, которые извергал шериф, если был недоволен. А сейчас шериф Ноттингема был не просто недоволен – он метался в ярости.
– Сначала обоз торговцев! Так к нам на ярмарки скоро перестанут ездить – кому захочется терять деньги, если до города невозможно безопасно добраться? Потом эти чертовы монахи! – рычал он, кружа по просторной, почти не обставленной комнате замка. – Епископ Герфордский в бешенстве от того, что собранное серебро не удалось довезти. Да еще проклятый турнир лучников! 00

Глава 4 - Призраки прошлого на кладбище вертолетов

Не в силах преодолеть внезапный порыв, Саша резко развернулась в сторону лифта, но сделать даже шаг по направлению к нему не давала охрана. Майк выглядел так же, как на той фотографии из статьи в «АванПОСТе», лишь черные волосы были немного длиннее. Она была искренне рада видеть его, не смотря на обстоятельства, но одновременно с радостью появилась и жалость. «Это не моя жалость, это ему жалко меня», поймав взгляд темных глаз на своей скуле, Саша дотронулась до нее рукой «Больно!» – лицо было явно исцарапано сильнее, чем ей казалось.
- Все свободны! – Тон Майкла не допускал возражений
- Мое оружие… охрана забрала мой пистолет. – Саша продолжала рассматривать друга детства. Сейчас она замечала следы утреннего пребывания в Управлении – мятая рубашка с расстёгнутыми верхними пуговицами, легкая щетина и хромированное кольцо на левой руке. 00

Узлы были сделаны на совесть. До петли, обвивавшей ноги, удалось дотянуться и даже ухватить ее зубами, но это не помогло – тугая конопляная веревка не поддавалась. Да и много ли толку от свободных ног, если руки все равно намертво связаны за спиной? Старый Али-Хаджи часто говорил: видишь, что дергаться бесполезно, – не трать силы, береги до нужного мига. Сейчас оставалось только устроиться в тряской повозке поудобнее да изредка через прореху в рогоже посматривать на густой лес по сторонам, тощий конский зад впереди и двух толстяков, правящих колымагой. С этой парочкой неповоротливых бочек вполне можно было сладить, если бы не проклятая веревка. Лес шелестел кипучей листвой раннего лета, увальни негромко болтали друг с другом, грубая повозка скрипела, подпрыгивая на корнях деревьев. 00

Глава 2 - СТАРЫЕ СВЯЗИ


Перед Сашей лежало досье на человека, которого вероятнее всего она знала. Подступила легкая тошнота. События того вечера в кафе она вспоминала много раз. Перебирала в голове, думала, что было бы, послушай она своего старого друга, уйдя тогда с ним. Как изменилась бы ее жизнь? Но, чтобы не сойти с ума, она постаралась стереть из памяти все, особенно тот год. Сделать выводы и идти дальше.
Но это действительно может быть он. Саша чувствовала, это Майкл. 00

Глава 1 - ХИМИЯ ПРАВОСУДИЯ

Длинные тонкие пальцы Саши медленно покручивали кольцо с большим бриллиантом, звонко стуча им по стеклу витрины. Митенки  из тонкой кожи под цвет портупеи делали ее руки еще более утончёнными и скрывали ладони. В то время, пока она небрежно опиралась всем телом на витрину, облаченные в зеркальную плитку стены и потолок отражали ее со всех сторон. 00