Граф Д'Диаманте без особого интереса смотрел на сидящего перед ним неприметного мужчину. От скуки и тоски можно принять и его - надо же чем-то занять медленно текущее время. Главное - этот человек не очередной кредитор, явившийся в замок с протянутой рукой и нагло требующий свои деньги. Ну до чего же жадны эти алчные люди! Неужели вся эта недовольно скрипящая чернь не понимает, какая это для них честь - аристократ столь древнего рода одалживает у них, у презренных плебеев, какие-то жалкие кучки золота, причем не безвозмездно, а в долг!? 00

    Вот уже вторую седмицу мы живем в столице Харнлонгра, причем обитаем не где-нибудь, а в прекрасном дворце Вена. Нам выделены две небольшие комнаты: в одной мы поселись мы с Маридой, а в другой - Кисс, однако почти все время наша троица проводит вместе. Пусть даже мы находимся сейчас среди друзей, но, тем не менее, разбегаться по сторонам не стоит. За несколько дней блужданий по Нергу наша троица привыкла быть вместе, так что не стоит расставаться и сейчас: как-то надежнее жить, когда ощущаешь рядом с собой плечо друга.  00

  - Итак, спрашиваю еще раз: откуда у вас взялись эти камни? - и Кисс получил очередной удар под ребра. - Имейте в виду: терпение у меня не беспредельно!  Мы с Киссом были привязаны к врытым в землю столбам, и находились в одной из задних комнат лавки Тритона, того самого скупщика краденого, которому всего лишь пару дней назад продали с десяток крупных рубинов. Похоже, эта низкая полуподвальная комнатенка у кхитайца служила для самых разнообразных целей, в том числе и для допросов...  - Слышь, ты... - Кисс с трудом выдохнул из себя воздух. 00

  После того, как Койен поведал мне кое-что о прошлом Кисса, я несколько раз пыталась поговорить со светловолосым парнем, но этот котяра постоянно придумывал себе какие-то неотложные дела, и даже старался не находиться рядом со мной. Такое впечатление, будто он на что-то здорово рассердился. Не знаю, кому как, а мне подобное - поперек горла... Потом махнула рукой - а, будь что будет, первый раз, что ли, мы с ним цапаемся?.. 00

.Дариан уже четвертый день безвылазно сидел в своей комнате. Впрочем, если бы даже он захотел выйти из нее, то не смог бы это сделать. Комната была заперта снаружи. Но мальчику и не хотелось никуда идти. Все вокруг до боли напоминало о матери, о ее руках, голосе, и от этих воспоминаний было вдвойне тяжело. Но много хуже были терзавшие душу воспоминания о том страшном вечере. Мальчик никак не мог простить себе, что в тот момент ничем не сумел помочь матери. Молча стоял в темном углу и трясся от ужаса... Дариан пока еще не понимал того, что появись он на площадке, то разделил бы незавидную участь Кристелин... 00

   - Кисс, а ты не знаешь, кто такой Хвощ?   Мы собирались покинуть постоялый двор с раннего утра. Ночь прошла спокойно, нас никто не побеспокоил. Кисс сказал: если Угорь пообещал, что мы свободны, значит, так оно и есть. В том мире, где вращается Угорь и подобные ему, многое держится именно на том, насколько человек честен с другими насчет выполнения данного им слова. Конечно, бывает всякое, и люди не похожи один на другого, но слово Угря ценится высоко. Но я все равно не спала, несмотря на то, что Койен подтвердил: Угорь сдержит данное обещание и нас никто не тронет.00

Так, Кисс прав: нам надо что-то делать! Проще говоря, следует уходить отсюда как можно быстрее! Одна надежда - на то, что Кисс сумеет справиться с замками кандалов! Не напрасно же он почти все шпильки из моих волос повытаскивал! Оказывается, мой так не кстати заболевший сокамерник еще и мастер в замках ковыряться! Надо же, сколько у человека скрытых достоинств! Правда, свое немалое желание съехидничать по этому поводу я благоразумно попридержала - еще разозлится не ко времени... Следует ему сказать спасибо уже за то, что, несмотря на свое лихорадочное состояние, он не падает духом. 00

  - Мама, а кто такой эрбат?  Девочка задала этот вопрос, когда мы все видели за ужином. Стол, как всегда у Райсы, был завален всякими вкусностями, приготовленными так, что хоть пальчики облизывай. Ну, мы и уплетали так, что за ушами трещало. Как всегда, нам было хорошо и спокойно под сенью этого бедного домика. Вен опять был в центре внимания, и только что рассказал нам смешную историю из своего детства. Мы только закончили вытирать слезы от смеха, как прозвучал этот детский вопрос, и в туже секунду в комнате возникла напряженная тишина.  - Дая, перестань! Зачем тебе это знать? - растерялась Райса.  Забыла сказать, что дочку Райсы тоже звали Дая, как и мою сестрицу. 00

 - Почему вы думаете, что тот человек скажет нам правду?.. - спросила я.  - Просто так он нам, конечно, ничего не скажет, ни правды, ни неправды... - пожал плечами Летун. - Узнав, зачем вы к нему заявились, он с вами даже общаться не станет. Дело тут не только во вполне обоснованных опасениях, но и в том, что мужик не относится к числу тех людей, которые хоть что-то сделают бесплатно. По его мнению, все в этом мире имеет свою цену, и с этим надо считаться. Увы, такое встречается не так и редко: некоторые и пальцем не пошевелят до тех пор, пока им не заплатишь. Думаю, что денег у него скоплено столько, что не на одну жизнь хватит, но...  - И сколько же ему надо заплатить?.. - продолжала я.  - Мало не возьмет... - хмыкнул старый взломщик. 00

Мы шли по темному коридору, освещенному лишь светом факела, который нес Якуб, а рядом с моим бывшим работником постоянно находился Павлен, взявший на себя роль проводника. Не знаю, о чем думали остальные, а у меня из головы не выходило то, как лихо Пес Веры сумел избавиться от морока, вернее, не от одного, а сразу от двух. Разумеется, до меня и раньше доносились слухи о том, что кое-кто из высших инквизиторов владеет запретными знаниями. Дескать, эти люди обучены многому, вернее, очень многому из того, что не дано знать простым смертным, и потому могут справиться даже с очень сильным колдовством и магией, а при необходимости в состоянии дать врагу должный отпор. Вообще-то их можно понять: для того, чтоб успешно бороться с ересью, надо и самим в этом деле понимать очень многое.    00

  - Да перестань ты оглядываться по сторонам... - посоветовал мне Коннел. - Говорю же тебе - чончона больше нет.  - Откуда ты знаешь, может, я не чончона, а опасное зверье высматриваю?.. - мне оставалось только тяжело вздохнуть.  Мы находились рядом с тем же каменным козырьком, под которым прятались большую часть ночи - а что, место удобное, и находится сравнительно недалеко от дороги, вернее, от того места, по которому мы совсем недавно направлялись к пещере. Солнце, голубое небо с белыми облаками, почти полное отсутствие ветра, то и дело раздается треск кузнечиков и цикад... Благодать! Ох, если бы не эта неопределенность, которая бесконечно выматывает и от которой тяжело на сердце...  00

 После встречи с колдунами мы шли молча, не разговаривая, стараясь уйти как можно дальше от того места, где остался чернокнижник и четверо его то ли палачей, то ли стражей. Думаю, не стоит говорить о том, что этого мерзкого типа оставили вовсе не для того, чтоб мило поговорить с ним о здешних красотах. Что там сейчас происходит - это не наше дело, об этом лучше не думать, потому как любому понятно, что ничего хорошего нашего бесцветного мага не ждет. Нам же сейчас, как говорится, надо делать ноги...  Шли долго, пока хватало сил, и остановились лишь тогда, когда поняли, что бесконечно устали и ни у кого из нас нет сил идти дальше. Мы даже не прилегли, а попадали на небольшой холмик, сплошь покрытый яркой зеленой травой, наслаждаясь покоем. 00

   Я постучала в закрытые ворота перед домом князя Айберте, незаметно поглядев при этом по сторонам. Так, кажется, пока все спокойно. Мы с Веном сегодня с утра сняли маленькую комнатку на постоялом дворе, находящемся неподалеку от дома князя, на соседней улице. Из окна этой комнаты был виден дом князя Айберте, вернее, всего лишь его часть - ворота и угловая часть большого дома за высоким забором, но нам и этого было достаточно. Постоялый двор был для тех, у кого в карманах водятся неплохие денежки, и на бедно одетую парочку провинциалов, попросивших самый дешевый номер, никто особо не обратил внимания. Полуподвальная комнатка, от которой нам сунули ключ, имела одно неоспоримое преимущество - маленькое грязное окно, из которого мы и наблюдали за богатым домом высокородного князя. 00

 Глава 4      С самого утра возле дома матери Айлин хватало зевак. Новость о ночном пожаре облетела весь пригород, и многие приходили, чтоб просто посмотреть на тех везунчиков, кому посчастливилось отстоять свой дом, пусть даже и не полностью. Увы, но увиденное производило далеко не лучшее впечатление: обгоревшая стена с обугленной дверью, выбитые окна, сломанный забор, затоптанные грядки, вывороченные кусты, закопченные постройки... Да, хозяевам придется немало потрудиться, чтоб привести все хотя бы в относительный порядок. 00

 

Глава 13

  Молодые люди сидели на широкой лавке, стоящей возле высокого забора, терпеливо дожидались, когда их позовут пред ясные очи Нази, ведь именно за этим забором и находился дом колдуньи. Между прочим, Айлин и Мейлард сидят здесь почти что с рассвета. Надо сказать, что, кроме них, своей очереди дожидались еще несколько страждущих: старушка с ребенком, у которого тряслась голова, молодой верткий парень и старик лет семидесяти, одетый не просто богато, а с вызывающей роскошью. Этот богатей хотел, было, пройти к Нази первым и без очереди - дескать, ему не по чину тут толкаться, и уж тем более он не желает ошиваться тут наравне со всякой чернью! Однако крепкий парень, стоящий в воротах, безо всяких извинений сказал, как отрезал: стойте, как все, в общей очереди, а если вам что-то не нравится, то не взыщите! 00

- Ты что, хочешь ограбить меня?.. - раздраженно поинтересовался торговец.  - А, по-моему, именно это вы пытаетесь проделать со мной... - я постаралась вздохнуть как можно более горестно.  - Тебе предлагают нормальную цену!  - Ну, тут весь вопрос в том, для кого эта цена нормальная - для вас, или для меня.  Пошел уже третий день, как мы прибыли в Сейлс, самый большой город Зайроса. Хотя Сейлс расположен на берегу моря, как и мой родной город, но все же он совсем иной, пусть даже воздух в нем точно так же пахнет морем. Надо сказать, что по меркам нашей страны размерами этот городишко был так себе, не ахти какой величины, да и внешне отчего-то напомнил мне наскоро построенный поселок, обитатели которого решили на скорую руку обустроить себе временное жилище. 00

 - Вархол, и давно у нас на складе такое творится? Вернее, когда это произошло?  - Кладовщик говорит, что, по меньшей мере, несколько дней назад... - помощник только что руками не развел. - Он проверял те кувшины с вином дня четыре назад, и тогда все было в порядке. А сегодня обнаружил, что шесть кувшинов кимерского вина пропали, вернее, их кто-то унес...  - Думаю, у этого кто-то есть имя, а заодно руки, и ноги, которые неплохо бы обломать...  Вообще-то мне было из-за чего досадовать. Седмицу назад я получила большую партию кимерского вина, которое стоило очень и очень немалые деньги. 00

   Моя страна и Харнлонгр имеют одну общую границу. Их расположение относительно друг друга напоминает песочные часы - соединены между собой небольшой полосой земли, перемычкой, что ли... Вот только ширина этой самой перемычки составляет всего пару верст. Эта неширокая полоса соединяет не только два наших государства, но и два мира: южные страны, где лежит Харнлонгр, и северные, где живем мы. 00

 Впрочем, наутро было особо некогда думать о ночных кошмарах и тонуть в горестных воспоминаниях, потому как этот день был, пожалуй, самым беспокойным за все время пребывания Андреаса в обители. Просто удивительно, как всего лишь несколько человек в состоянии поставить на уши целый монастырь! Уже с утра пораньше в монастырском дворе закипела непонятная работа - туда притащили тот самый груз, который с таким трудом несли на себе бедные лошади. Монахи раскинули по двору нечто, оказавшееся оболочкой шара, а потом и что-то, отдаленно похожее на корзину. И то и другое было изготовлено из кожи, и сейчас брат Винчеус только что не ползал возле них, проверяя, нет ли прорех на крепкой коже. 00

 Шестеро людей находились на чем-то вроде небольшого плота с низкими бортиками, или плоскодонной лодки, которая довольно быстро двигалась по водной глади. Увы, на этом непонятном средстве передвижения люди были пленниками, и хозяева обращались с ними соответствующим образом. Руки у каждого из шестерых были связаны за спиной, вернее, даже не связаны, а туго стянуты, чтоб исключить даже самую малую возможность освободиться. Вон, даже плечи у людей оказались чуть вывернуты назад, и постепенно даже дышать пленникам становилось все труднее и труднее. Прошло уже несколько часов с того времени, как наги связали людей, и сейчас руки у пленников просто одеревенели, да и тела затекли от неподвижной и неудобной позы, в которой они вынуждены были находиться.

По счастью, до вечера беглецы не встретили никаких чудищ, и их путь прошел без особых сложностей. Конечно, за это время они не раз видели самых разных животных, а некоторых и вовсе не рассмотрели - так быстро они промелькнули перед людьми. Главное - и это было замечательно!, пока что никто не гнался за беглецами, во всяком случае, в пределах видимости не было заметно никаких преследователей. Конечно, оставалось надеяться лишь на то, что нагов удалось сбить со следа, хотя, если честно, в подобное верилось с трудом. Змеелюди уже должны были найти тела двух своих убитых соплеменников, да и мимо раненого бинфэна просто так не пройдешь. Кроме того, среди нагов должны быть неплохие следопыты, которые уже наверняка идут по следам сбежавших людей. 00

За этот день небольшой отряд вновь немало прошел по дебрям Запретных земель. Не раз на пути людей оказывались непонятные звери, причем некоторые из них даже шли какое-то время за путниками, но, по счастью, ни один из этих зверей не сделал попытки напасть. Брошенные стоянки попадались все чаще, несколько раз беглецы чудом не угодили в небольшие карьеры и выработки, поросшие мхом и мелким кустарником, иногда встречались кости, очень похожие на человеческие... Правда, ни один живой человек так и не встретился.   А еще беглецы очень устали, проголодались и нуждались в хорошем отдыхе, который, увы, пока что не предвиделся. 00

  Отряд снова в дороге, люди снова в седле, только вот сейчас все движутся чуть медленнее - несмотря на отдых. Все же не только Иннасин-Оббо, но и все остальные чувствовали себя едва ли не выпотрошенными - встреча со жрецом вайду ни для кого не прошла бесследно. Видимо, каждый из отряда, даже не понимая того, отдал немало сил, пытаясь противостоять темнокожему старику. Лошади - и те шли не так быстро, как бы того хотелось людям.   На этот раз впереди отряда находилась Олея, и женщина никому не стала говорить, что сейчас она узнает едва ли не каждый камень на дороге. Вон в том месте Кварг сошел с коня, и какое-то время шел пешком, а чуть подальше он споткнулся почти на ровном месте, ушиб ногу и снова уселся на коня. За той грудой камней тогда цвели какие-то мелкие желтые цветы с несколько резковатым запахом, только вот сейчас они, к сожалению, уже высохли... 00

Олея стояла у окна в родительском доме и смотрела на улицу. Позавчера выпал первый снег, вернее, тогда к вечеру на город обрушилась самая настоящая снежная буря, и с тех пор ощутимо похолодало. Сейчас слоем снега было усыпано все вокруг, кое-где даже образовались довольно высокие сугробы, появилась наледь на дорогах... С высоты второго этажа Олее было хорошо видно, как мальчишки бросаются снежками - для детишек первый снег был настоящей радостью. Рядом с детьми весело скачет крупный щенок, повизгивая от удовольствия - видимо, снежная пелена на земле представлялась ему чем-то вроде новой игрушки. Ага, вот дети наигрались в снежки, начинают лепить снежную бабу...00

Снова лесная тропинка, снова легкий шум деревьев. Снова к Мариде, как вчера, как тогда, четыре года назад... Или пять? Да нет, все же четыре. Только сейчас лето, веселый щебет птиц и теплый ветерок радует все вокруг, а тогда было преддверие зимы, мрачное тяжелое небо, пронизывающий холод и больно хлещущий ледяной снег... Да, верно, это было четыре года назад...  В тот ненастный, дождливый день, какие нередко случаются поздней осенью, к нам в дом заглянула Марида. Чем-то она была расстроена до крайности. Мне даже показалось, что ведунья еле сдерживала слезы. 00

статья снята

Небольшой отряд уже часа три пробирался по густому лесу. Вернее, это место правильней было бы назвать болотиной: под ногами была то чавкающая жижа, то расстилался сплошной ковер из ярко-зеленого мха, то путалась жесткая болотная трава... Сыро и противно. Казалось бы, в подобных местах должен расти только кустарник, но вокруг были высокие деревья, настоящая лесная чаща, причем эти деревья стояли настолько плотно, и у них была такая густая крона, что они образовывали едва ли не зеленый полог, сквозь который пробивались солнечные лучи. Откуда-то взялись целые стаи комаров, которые тучами налетали на людей, да и слепни с оводами давали о себе знать.  Похоже, что беглецы выбрали не очень удобное место, чтоб сойти на берег. 00

  - Итак, я снова спрашиваю: ты признаешь себя виновной?  Голос судьи был холоден и лишен каких-либо эмоций - да и как прикажете обращаться к той, которая уже второй раз обвиняется в довольно серьезном преступлении? А нежелание подсудимой признавать объективные факты и ее непонятное упорство раздражало судью все больше и больше. К тому же, сегодня судья рассматривает уже третье дело, впереди ждут еще два, а эта бессовестная все еще тянет время, да еще и имеет наглость отрицать очевидное!  Молодая женщина, стоявшая перед ним, пыталась выглядеть спокойной, но получалось плохо. Бледная, с красными пятнами на щеках и скулах... Судья привычно отметил про себя: подобные особы или сразу же соглашаются с предъявленным обвинением, или же до конца стоят на своем. Что касается именно этой обвиняемой, то она, кажется, решила отрицать свою вину, не смотря на доказательства. 00

Небольшой отряд уже второй день пробирался по дорогам чужой страны. Пока что путешествие проходило гладко и без особых сложностей и неприятностей. Семеро всадников - шесть мужчин и одна женщина не привлекали к себе излишнего внимания - обычное дело, мало ли какие важные дела имеются у людей, раз они направились в путь, к тому же подобных небольших отрядов можно встретить немало на каждой дороге и в каждой стране.  За то время, что прошло после начала этой поездки, Олея уже не раз пожалела о своем согласии пойти с отрядом. 00

 Я снова возвращалась домой под утро. Надо же, годами из дома нос не высовывала, а тут второй день подряд заявляюсь неизвестно откуда ни свет, ни заря. Как вчера сказал хозяин невольничьего каравана, ставлю золотой против медяка, что сегодня днем кое-кто из местных сплетниц к нам домой придет выяснять, где это я по ночам пропадаю. Тема уж больно интересная для нашего маленького поселка. Особенно в свете последних событий. Может, подразнить их, сказать, что к Вольгастру на свидание бегаю? Да нет, пожалуй, не стоит: и так, уверена, об этой возможности уже поговорили местные кумушки и обсудили во всех подробностях. Что б такое придумать более или менее правдоподобное, чтоб поверили? Как назло, ничего подходящего на ум не приходит!  В голове совсем другое вертится. 00

Беглецы долго шли по лесу, стремясь как можно дальше уйти от места схватки. Вроде все хорошо, а тревога с души так и не уходила. Надо же: отбились, сумели уйти без потерь, отыскали убежавших лошадей, и все же людям было как-то не по себе. Оба безотчетно вслушивались в лесные звуки и шорохи, но пока что ничего необычного не слышали.   Лес поздней осенью - это нечто особенное: почти голые деревья, шуршание пожухлых листьев под ногами, и ни на что не похожая тишина, в которой уже почти нет голосов птиц, но зато хорошо слышны все остальные звуки, которых в опустевшем лесу раздается совсем немного. Конечно, радует, что ты можешь если не услышать, то почувствовать, если кто-то вздумает приблизиться к тебе, но ведь звуки и от твоего передвижения по лесу тоже неплохо слышны. 00

 Олея первой пришла в себя. Конечно, хорошо сидеть здесь, не шевелясь и ничего не делая на подстилке из мха и старых сосновых иголок, но надо идти дальше. К тому же очень холодно, и если они по прежнему не сдвинутся с места, то просто-напросто замерзнут.  - Надо вставать... - Олея тронула Бела за руку.  - Да, конечно... - тот по-прежнему сидел с закрытыми глазами. - Через минутку...  - Не через минутку, а сейчас! - женщина понимала, что если позволить себе задержаться здесь еще немного, то уже совсем не будет ни сил, ни желания двигаться. - Вставай. Все же холодно, а если будем двигаться, то хоть немного согреемся. И потом, нам надо найти людей...  - Ты, наверное, хотела сказать, что нам надо отыскать кого-то из пограничной стражи.  - Да хоть бы и их. Главное, уйти куда подальше отсюда.  - Это верно... Кстати, отдай-ка мой значок.  - Забирай, не жалко.  00

Беглецы провели в дороге остаток ночи и почти весь день. В темноте Бел и Олея по дорогам передвигались с осторожностью, зато с того времени, как наступил рассвет, гнали лошадей уже без всякой жалости. Сейчас для них самым главным было уйти как можно быстрее от границы и как можно дальше вглубь страны.  Удивительно, но вблизи границы и на ночных дорогах беглецам не встретилась не одна живая душа, если, конечно, не считать тех четырех стражников на самой границе, схватки с которыми избежать не удалось. Странно, ведь в приграничье должно быть еще немало стражи! 00

Неизвестно, сколько времени Олея пролежала в беспамятстве на полу, но когда пришла в себя, то услышала мужские голоса. Вначале она не могла не разобрать ни слова, но постепенно шум в ушах стал потише, да и голова уже не так кружилась. А еще Олея поняла, что лежит на полу, у стены, одежда на ней растрепана, с лица и рук сорваны бинты... Суда по всему, пока она валялась в беспамятстве, кто-то ее тщательно обыскал - вон, даже шпильки из волос вытащили и сейчас коса уже не уложена в узел, а распущена. 00

  В ту ночь беглецы шли долго. Трудно сказать, сколько времени прошло с того момента, как они вышли на эту хорошо укатанную дорогу, но, по прикидкам Олеи, идут по ней уже не менее двух часов. Кажется, от усталости вскоре она упадет на землю, и ни за что не встанет...  Конечно, им надо отойти как можно дальше от того места, где Иннасин-Оббо лишился головы, только вот всегда наступает такой момент, когда силы у тебя на исходе, и едва ли не со слезами хочется вымолить хоть минуту отдыха, упасть на землю и не шевелиться...00

 Сказать, что сейчас у меня было тяжело на душе - это значит не сказать ничего. Хотелось уткнуться лицом в подушку и начать рыдать в три ручья, оплакивая свою несчастную жизнь, только вот спасительной подушки рядом и близко не было. Хотя, по большому счету, трудно сказать, к чему меня сейчас больше тянуло - рыдать без остановки, или что-либо разодрать в мелкие обломки. Тяжело... Вернее, это было нечто вроде глухого отчаяния, затопившего душу. Конечно, если смотреть правде в глаза, то Пес Веры прав целиком и полностью - мы с отцом Витором принадлежали, если можно так выразиться, к разным мирам, которые существуют отдельно друг от друга и никоим образом не могут соприкасаться между собой.  00

  Лекарство из жира сурка и в самом деле оказалось удивительным: проснувшись утром, Олея почувствовала себя намного лучше - воспаление в ранах заметно уменьшилось, жар спал, да и общее состояние было несравнимо со вчерашним самочувствием.  - Ты как? - поинтересовался Бел, который к тому времени уже встал, и что-то перебирал в своем мешке.  - Кажется, хорошо...  - Так кажется, или хорошо?  - Во всяком случае, чувствую себя куда лучше, чем вчера. Можно сказать, почти здорова. А ты как?  - Примерно то же самое, что и у тебя.  - Так примерно, или хорошо? - не удержалась от подковырки Олея. 00

Глава 6      Снова в седле. Прошло уже несколько часов с того времени, как они покинули ту уютную стоянку, и вновь петляют среди бесконечных холмов, покрытых сухой травой вперемежку с редкими пятнами зелени. Что ж, тут хотя бы нет такой пыли, какую они глотали на дорогах этой жаркой страны все последние дни - вон как одежда у всех пропылилась! Олее очень хотелось сменить свою пропитавшуюся потом и въевшейся пылью одежду на чистую, да и самой бы искупаться не мешало, смыть с тела многодневную грязь, но, увы - в здешних местах подобное невозможно. 00

 К Иорналу отряд подъехал только во второй половине дня, когда солнце уже давно перешло середину небосвода. Вернее, отряд не просто ехал, а, скорее, гнал лошадей по довольно оживленной дороге - как видно, Юрл пытался оторваться от преследователей. Неизвестно, удалось это сделать, или нет - Олея так и не поняла: сколько она не оглядывалась назад, но ничего особенного на дороге позади себя не заметила. Явно или же открыто за ними никто не гнался, и по обеим сторонам дороги, кажется, не было ничего такого, что привлекло бы к себе пристальное внимание людей из отряда. Впрочем, Юрл говорил, что для слежки есть немало самых разных способов...   00

Люди молча стояли, вслушиваясь в тишину. Вроде все тихо, только чуть плескалась вода в озере. Ничто не предвещает опасности, но лошади по-прежнему беспокойны...  Первым опасность заметил Иннасин-Оббо.  - Смотрите! Смотрите туда...  - Куда? Я ничего не вижу... - огляделся по сторонам Юрл.   - Смотрите на то место, где мы с вами на берег вышли! Теперь видите?  В сгущающихся сумерках Олея вначале ничего не могла рассмотреть - вроде берег, как берег, ничего не изменилось, он все так же покрыт толстым слоем высохших водорослей, бревно какое-то в воде плавает... Стоп, а откуда там появилось это бревно? Когда они выбирались на берег, никакой древесины в воде не было, да и неоткуда ему тут взяться - деревьев же в округе нет! 00