Глава 1     

 - Я собрала тебе вещи в дорогу... - Айлин смотрела на мужа, протягивая ему дорожный мешок. - Тут смена белья, рубашка, полотенце...  - Положи на кровать... - Тариан, продолжая что-то искать в сундуке, даже не повернулся в сторону жены.  - Мне сказали, что ты уезжаешь на несколько дней... - Айлин старалась, чтоб ее голос звучал спокойно и приветливо. - Почему же я ничего не знаю о том, куда едешь, и сколько дней тебя дома не будет?  - А чего тебе говорить, и без того сама все узнаешь, в каждую щель нос суешь, все сплетни соберешь... - муж закрыл крышку сундука. - Заняться тебе, как видно, больше нечем, кроме как соваться мне под руку в то время, когда я и без того спешу!  - Тариан, зачем ты так со мной? - Айлин, сама не понимая отчего, чувствовала себя виноватой, причем это состояние непонятно какой вины давило на нее уже которую седмицу подряд. - Хотя бы объясни, в чем дело, за что ты на меня сердишься?

Ведь уже который день ты избегаешь меня, а если встречаемся, то или молчишь, или же кричишь на меня...  - Что, другого времени для выяснения отношений не нашла? - муж подошел к столу, и, повернувшись к жене спиной, стал перебирать какие-то бумаги, откладывая в сторону нужные. - Ты что, не видишь, что я тороплюсь?  - Тариан, я понимаю, что ты спешишь, но уезжать так...  - А если понимаешь, то дай мне спокойно собраться! - муж грубо оборвал Айлин. - Если тебе заняться нечем, то иди к мальчишке! Он, похоже, вот-вот скулить начнет.  - Вообще-то ты говоришь о своем сыне!  - О своем? Ну, это если судить по твоим словам...  - Я не понимаю, что ты имеешь в виду!  - Только то, что не надо считать остальных глупей себя! - муж презрительно скривил губы. - Все, иди прочь. Мне действительно некогда, и уж тем более не хочется слышать твой вечно недовольный голос и видеть кислую физиономию.  - Нет! - теперь уже и Айлин невольно повысила голос. - Что за чушь ты только что сказал? И вообще, объясни мне, наконец, что творится? Я в толк никак не возьму, отчего с недавних пор в нашей семье все пошло наперекосяк!  - Уберешься ты из комнаты, или нет? - было понятно, что муж стал терять терпение. - До того надоела, что видеть тебя не могу! И уж тем более нет никакого желания тебя выслушивать!  - Никуда я не уйду, пока мы с тобой не объяснимся! Скажи мне: что на тебя нашло в последнее время, почему ты себя так ведешь? Что происходит, и отчего ты относишься ко мне, словно к врагу?  - Все, хватит! - муж распахнул дверь. - Мне что, слуг надо звать, чтоб тебя отсюда вытолкали взашей? Иди лучше к своему щенку, а не то я, если его увижу, за себя не отвечаю!  - Тариан! - ахнула Айлин.  - Пошла вон, я сказал!  Во взгляде мужа была такая ненависть, что у Айлин просто язык присох к нёбу. Не в силах больше слышать подобное, она выбежала из комнаты, и, с трудом сдерживая слезы, бросилась в комнату сына. Да что же такое творится, а?! Никогда раньше Тариан так не разговаривал со своей женой, и уж тем более не вел себя так. Сейчас в мужика словно бес вселился! Тариан, добрый и бесконечно любящий человек, в последнее время совсем на себя не похож. Вернее, его отношение к людям не изменилось ни на йоту, но вот что касается своих жены и сына - такое впечатление, будто Тариана подменили кем-то иным, жестоким, ненавидящим и холодным. В чем дело?  Впрочем, причину не стоит искать где-то далеко, она и без того лежит на поверхности, и называется одним словом - свекровь. Как видно, она выполняет свою угрозу - делает все, чтоб ее сын бросил жену. Интересно, что она опять наговорила Тариану? Похоже, это каким-то образом касается их ребенка - недаром муж не желает видеть своего сына, хотя еще недавно не спускал мальчика с рук.  Айлин прижала к себе Кириана - парнишке еще нет и четырех лет, но он уже все понимает, в том числе и то, что между отцом и матерью происходит что-то неладное, да и Тариан к сыну уже пару седмиц не подходит, хотя ребенок так любит отца! Невольно вспомнилось, как вчера Кириан, играя во дворе, увидел отца, въезжающего в открытые ворота, и побежал к нему, а тот, сойдя на землю, прошел мимо сына, словно возле пустого места. Более того - постарался уклониться в сторону от тянущегося к нему малыша, точно тот был заразный. Что же такое свекровь наплела своему сыну?  - Мама... - Кириан прильнул к матери, а та прижала ребенка к себе. Малыш чувствует, что между родителями нет лада, и к тому же видит, что отец не обращает на него никакого внимания. Понятно, что ребенок растерян и потому невольно ищет поддержки у матери.  - Все хорошо, сынок, все будет хорошо... - шептала Айлин, прижав к себе Кириана. - Папа нас любит, просто у него очень много дел, и его кто-то расстроил...  Играя на полу с ребенком, женщина прислушивалась к тому, что происходит в комнате мужа, тем более что та находилась как раз напротив детской. Оставалось только надеяться только на то, муж подойдет к ней, и если не извиниться, то хотя бы просто не скажет - уезжаю, мол, до свидания...  Через какое-то время скрипнула дверь напротив, раздались шаги по коридору, а затем и на лестнице. Очевидно, муж не захотел с ней попрощаться. Да что же такое творится-то, а?! Ведь она ни сном, ни духом, ни в чем не виновата перед мужем!  А может, - пришла к Айлин спасительная мыль, - может, к мужу заходил по делу кто-то из слуг, а она не услышала - возилась с ребенком на полу! Что ж, такое вполне возможно, и раз такое дело, то она имеет полное право еще раз заглянуть к мужу - дескать, узнать, не уехал ли он, не попрощавшись с женой и сыном. Мол, шаги по коридору услышала, вот и решила удостовериться... Может статься, сейчас муж немного успокоился, и они сумеют нормально поговорить, так, как это было совсем недавно.  Положив перед сыном побольше игрушек, вышла за дверь, и, поколебавшись немного, зашла в комнату мужа. Пусто, он уехал, лишь собранный ею дорожный мешок по-прежнему лежал на кровати. Ох, Тариан, растяпа, совсем о нем забыл! Как видно, настолько расстроился из-за их непонятной и никому не нужной ссоры, что даже не вспомнил о том, что надо взять с собой вещи в дорогу! Нужно срочно его догнать, отдать мешок, попрощаться, и у мужа в дороге не будет чувства горечи и обиды, ведь хуже нет уезжать из дома с тяжелым сердцем.  Схватив оставленный мешок, вихрем промчалась по коридору, пробежала по лестнице, выбежала на крыльцо... Точно, дюжина воинов, что всегда сопровождали ее мужа, уже сидят в седлах, а Тариан стоит подле своего гнедого жеребца. У Айлин упало сердце, когда она увидела свекровь, которая находилась подле Тариана. Ну, разумеется, куда же без нее! Наверняка даже перед отъездом сына настраивает против жены. И когда хоть она успела придти в их дом? Ведь еще полчаса назад ее не было...  Сын обнимал мать, готовясь сесть на коня, и Айлин сбежала с крыльца, торопясь к мужу.  - Тариан, ты забыл свои вещи! Я ж тебе дорожный мешок собрала! И попрощаться мы не успели!  - Ничего я не забыл... - Тариан наконец-то закончил обниматься с довольной матерью и поцеловал ее в щеку. - Все, что требуется в дороге, мать уже в седельные сумки сложила. Так что этот твой грязный мешок мне не нужен.  - Но ты всегда брал его с собой! - у Айлин только что кровь в лицо не бросилась.  - Ты бы мне еще узелок навязала с собой, как нищета подзаборная делает... - муж даже не посмотрел в сторону Айлин. Легко вскочив в седло, он крикнул слугам, которые высыпали на крыльцо, чтоб попрощаться с отъезжающим хозяином. - Пока меня не будет, хозяйкой в доме оставляю свою мать! Выполняйте все, что она вам прикажет! Если что будет не так, и по моему приезду она хоть на кого-то из вас пожалуется, то жалеть никого не буду. Все ясно?  Не дожидаясь ответа, муж тронул своего жеребца, и поехал прочь со двора. Сопровождающие направились за ним, и когда они проезжали мимо неподвижно стоящей молодой женщины, то Айлин ловила на себе их взгляды, причем самые разные, от недоуменно-удивленных, до откровенно неприязненных и осуждающих. Конечно, если б сейчас появилась такая возможность, то молодая женщина охотно провалилась б сквозь землю - так ее еще некогда не унижали. Только что ее муж публично дал понять, что отныне в его доме жена никакой власти не имеет, и должна полностью подчиняться приказам его матери. О Боги, только не это!  Когда за уехавшими закрыли ворота, свекровь повернулась к слугам.  - Чего стоите? А ну, все работать! Завтра начнем весь дом мыть и чистить - все одно здесь хозяйской руки давно не видно, все грязью заросло, а отдраить надо до чистоты!  - Это что, камень в мой огород? - вырвалось у Айлин. Она, конечно, знала, что со свекровью лучше не связываться, но удержаться от высказываний не было никаких сил.  - Чует кошка... - свекровь гордо прошла мимо нее.  Видеть эту женщину у Айлин больше не было никаких сил, Было только одно желание - схватить свекровь за волосы и как следует оттаскать. Нет, надо немедленно уйти со двора, а не то она за себя не отвечает.  - Заложите карету, я к матери съезжу! - приказала Айлин, но и один из двух кучеров не тронулся с места - Я что, неясно выразилась?  - Попробовали бы они тебя послушаться!.. - свекровь к тому времени поднялась на крыльцо. - Мой сын в своем доме хозяйкой меня оставил, а не тебя, девку блудливую.  - Да как вы смеете!.. - у Айлин потемнело в глазах. - Какое вы имеете право...  - А ничего, пускай слуги послушают, им не помешает знать, что за гулящую тварь взял за себя мой сын... - свекровь была невероятно довольна, публично унижая невестку, которую ненавидела лютой ненавистью. Наверное, давно мечтала об этом моменте своего торжества. - Это ж надо ему было так ошибиться! Вернее, он не ошибся, просто ему голову задурили. Я-то, в отличие от тебя, как раз имею право говорить все, что считаю нужным. Кстати, карету тебе сейчас заложат - можешь ехать к своим любовникам. Развлекайся, пока есть возможность. Ты, бесстыжая, даже не думаешь стесняться: только муж за порог - жена кидается на гулянку. А знаешь, я не возражаю: шляйся где хочешь, и с кем хочешь - тебя все одно не переделать.  Сияющая свекровь скрылась за дверью, а слуги расходиться не торопились, во все глаза глядя на молодую хозяйку, растерянно топчущуюся посреди двора. Можно не сомневаться: уже через час половина города будет знать о том, что только что произошло, причем рассказы будут дополнены соответствующими комментариями слуг. Это же так интересно: сейчас, совершенно не стесняясь посторонних, на виду у всех, один из самых знатных и состоятельных людей здешних мест в открытую выразил недоверие и презрение своей жене. Когда еще подобное увидишь? Естественно, что на пустом месте такое отношение к законной супруге вряд ли возможно, а, значит, для подобного обвинения есть все основания. К тому же слуги наверняка уже давно заметили, насколько изменились отношения между молодыми супругами, которые еще совсем недавно считались едва ли не примерами для подражания.  Вновь заходить в комнату мужа Айлин было немыслимо тяжело, и потому она, придя к сыну, сунула в сундук оказавшийся ненужным мешок с вещами мужа. Не до того сейчас, чтоб их по местам раскладывать, особенно если учесть, что свекровь наверняка находится в комнате Тариана, охраняет территорию от чужого вторжения, то бишь от ненавистной невестки. Идти сейчас туда означает очередную ругань и оскорбление, да еще крик на весь дом, тем более что глоткой Боги свекровь не обидели. К тому же слуги уже посмотрели одно представление, так что на сегодня с них развлечений хватит. Нет, надо хотя бы на недолгое время покинуть дом, а не то она за себя не отвечает!  Даже сидя в карете и отвечая на бесконечные "почему?" сына, Айлин старалась сдерживаться, не дать пролиться слезам. Во-первых, не стоит пугать ребенка, а во-вторых, кучеру наверняка приказано следить за ней во все глаза, улавливать малейшие эмоции, держать под надзором все слова и поступки... Конечно, свекровь наверняка додумает все остальное, но, во всяком случае, слез от невестки она пока что не дождется.  Маленький небогатый домик в пригороде, где Айлин жила от рождения до своего замужества, показалась ей едва ли не раем. Хотя бы тут можно побыть самой собой, не скрывая чувства под маской спокойствия.  - Долго ждать-то? - поинтересовался кучер, который даже не подумал сойти со своего места и открыть дверцу кареты жене хозяина.  - Сколько надо, ровно столько и будешь ждать! - отрезала Айлин. Остается только удивляться, как быстро некоторые люди умеют держать нос по ветру! Вот и этот кучер враз уловил, что у хозяйки начались неприятности в семье, и теперь пытается вести себя так, словно имеет право ставить ей свои условия.  - У меня и без того есть, чем заняться... - неприязненно пробурчал конюх. Надо же, такого отношения к себе от этого прежде вежливого и услужливого человека Айлин никак не ожидала. - Сиди тут, жди без дела...  - Вот и занимайся своим делом - думай, о чем будешь докладывать той, что сейчас командует в моем доме... - Айлин открыла калитку. - Тем более что времени для этого у тебя будет предостаточно.  Поднимаясь по крыльцу, женщина чуть ли не молилась про себя о том, чтоб мать оказалась дома, а не ушла к соседке или на рынок. По счастью, дверь оказалась не заперта, и мать хлопотала на кухне. Обернувшись на скрип отворяемой двери, женщина заулыбалась:  - Ой, а я вас и не ждала! Айлин, Кириан... Как же я рада вас видеть!  - Бабушка! - малыш побежал к шкафу, стоящему в углу. - А что у тебя для меня есть? Ты обещала, что купишь мне леденец на палочке!  - Ну, прежде чем попросить что-то вкусное, надо подумать, что ты сделал хорошего. Погоди немного, сейчас мы с тобой об этом поговорим, а потом поиграем... - мать Айлин посмотрела на дочь, и негромко спросила. - Что, все так плохо?  - Лучше не говори... - Айлин почувствовала, что вот-вот разрыдается.  - Тогда вот что... - мать взяла ребенка на руки. - Иди в свою комнату, успокойся, а мы с малышом пока поиграем - я его уже несколько дней не видела. Ты ведь домой не торопишься?  - Нужна я там... - предательская слеза покатилась по щеке Айлин.  - Н-да, вижу, что дела обстоят невесело... - покачала головой мать.  - Это слишком мягко сказано... - за первой слезой последовали и другая.  - Немного позже я Кириана спать уложу - все одно у него глаза скоро слипаться начнут... - мать потрепала внука по голове. - Вот тогда и поговорим.  Лишь оказавшись в своей маленькой комнатке среди давно знакомых вещей, молодая женщина больше не могла сдерживаться, и, упав на кровать, дала волю давно душившим ее слезам. Здесь, в родно доме, она чувствовала себя в полной безопасности, и, выплакавшись, стала вспоминать прошлое.  Отец Айлин был простым воином, а вот мать родом из знатной, но вконец обедневшей семьи, которым, кроме знатного имени, ровным счетом нечего было дать в приданое за дочерью. К несчастью, предполагаемый жених тоже был совсем небогат, зато внешне был красив, как молодой бог, однако никакого иного имущества, кроме небольшого дома в пригороде, у него не было. Молодые люди искренне любили друг друга, и потому родители невесты не стали особо противиться свадьбе: пусть дочка выходит замуж за кого хочет, хоть за простолюдина, тем более что дочерей в той бедной аристократической семье народилось чуть ли не десяток, а оставаться неимущими старыми девами при престарелых родителях - в этом тоже нет ничего хорошего.  Правда, этим своим браком-мезальянсом, юная аристократка словно бы поставила себя вне своей высокородной семьи: что бы то там ни было, но видеть новоявленного зятя-простолюдина, простого солдата, да к тому же весьма неимущего, в семье высокородных не хотели, и потому никаких связей с семьей дочери поддерживать не пожелали. Дескать, наша дочь отныне отрезанный ломоть, пусть живет, как считает нужным, не надеясь на помощь и поддержку родительской семьи. Есть у нее муж - и спасибо за то Светлым Небесам, тем более что в супруги этого безродного бедняка она выбрала самостоятельно, следуя велению своего сердца, и не думая о своем высоком происхождении, а потому и со всеми последствиями этого брака должна разбираться сама, без помощи родной семьи.   К сожалению, отец Айлин погиб на войне в то самое время, когда дочь только-только появилась на свет, и потому мать одна воспитывала ребенка - как и ожидалось, высокородная семья не могла помочь ничем своей дочери, кроме, пожалуй, не очень искренних слов соболезновании. Жили бедно, и единственным источником дохода у молодой женщины было вязание пуховых платков и шалей. На небогатую жизнь хватало, но и только - ничего лишнего молодая вдова не могла позволить ни себе, ни ребенку.   Впрочем, особых хлопот с дочкой не было: девочка росла умной, здоровой, с добрым и покладистым характером, да и на лицо, как говорится, удалась. Мать, глядя на дочь, радовалась: та внешне была очень похожа на своего отца, а от того было трудно оторвать восхищенный взгляд. Возможно, Айлин и не была писаной красавицей из числа тех, при виде которых мужчины теряют дар речи, но было в ней нечто такое, что выделяло ее из толпы подружек. Сероглазая девушка с удивительно милым и нежным лицом, белоснежной кожей, чудесной улыбкой и роскошной русой косой с детства притягивала к себе взоры окружающих, и мать частенько (и не без удовольствия) слышала разговоры о том, что лучшей девушки, чем Айлин, во всей округе не найти, как ни старайся. А если учесть то хорошее воспитание, что мать сумела дать дочери, умение держаться и поддерживать любой разговор - то все это и вовсе укрепило мнение об Айлин, как о самой разумной и красивой девушке здешних мест.  Понятно, что, повзрослев, у Айлин не было отбоя от кавалеров. Пусть это были простые люди, поденщики, приказчики, мастеровые, небогатые купеческие дети - все те, что жили в пригороде, но зато их было, можно сказать, в избытке, и в присутствии этой девушки со светлой улыбкой даже многие задиристые и высокомерные парни прятали подальше свой гонор, и просто старались понравиться этой очаровательной барышне.  Хватало и тех, кто был бы не прочь посвататься, да только было понятно, что за голимого бедняка эта красавица вряд ли пойдет, а родители парней побогаче, хотя и были б рады получить такую невестку ( все же мать у нее из высокородных!), только вот им очень бы хотелось, чтоб у этой красавицы не было уж совсем пустого кармана. Увы, но Айлин была бесприданницей, и это, если можно так выразиться, резко снижало ее шансы на хорошее замужество. Матери Айлин не раз намекали - дай, мол, хоть небольшое приданое за дочкой, враз посватаем!, но та только руками разводила - извините, господа хорошие, сама бы рада это сделать, но чего нет, того и взять негде.  Правда, несколько раз к Айлин сватались богатые купцы в весьма почтенном возрасте, очарованные красотой и обаянием девушки, только мать им отказывала: простите, мол, люди добрые и не держите это за обиду, но я не желаю отдавать свою дочь за человека, годящегося ей в отцы, а то и в дедушки. Тут дело даже не в вашем возрасте, а в том, что у каждого из вас есть взрослые дети, внуки и правнуки, и потому появление юной жены внесет смятение и раздрай в вашу большую и дружную семью. Сами должны понимать: там молоденькую девушку, ставшую хозяйкой в доме, просто заклюют, и муж, как бы ни старался, но полной мерой от недоброжелателей защитить бедняжку не сумеет, тем более что примеров тому уже видимо-невидимо...  Как это ни странно, но подобные отказы только заставляли относиться к Айлин с большим уважением, а самомнение ухаживающих за ней парней только повышалось: нам-то, мол, по причине возраста не откажут!..  ...В тот праздничный день Айлин с подружками пошла на ярмарку. Ну, это только так говорится - с подругами, а в действительности рядом с девушками шло и немало парней: по выходным дням молодежь всегда собирается вместе - так веселей проводить время. К тому же те из молодых людей, кто еще не связал себя узами брака, на такие вот праздники всегда ходили большими компаниями. Почему? Обычай такой: одиноким девушкам на такие сборища в одиночестве ходить нежелательно, вот потому-то с ними парни для охраны и ходят. Так сказать, на всякий случай.   Вот там-то, на этой ярмарке, Айлин и заметила, что за ней неотрывно наблюдает какой-то парень. Судя по дорогой одежде, это был весьма состоятельный человек, однако внешне он не произвел на девушку никакого впечатления: невысокий, невзрачный, с редкими бесцветными волосами... И хотя парень был старше Айлин всего лет на пять-шесть, все одно он был из числа тех, мимо которого пройдешь - и не заметишь. Айлин же всегда нравились ребята высокого роста, широкоплечие, красивые, веселые, а таких молодцов вокруг девушки всегда вертелось предостаточно, и потому в новом поклоннике у нее не было никакой нужды. К тому же в манерах незнакомца, в его привычке держаться и разговаривать чувствовались уверенность и некое превосходство, а таких людей девушка на дух не выносила. Правда, во взгляде этого парня, устремленном на нее, было искреннее восхищение - кажется, Айлин произвела на незнакомца должное впечатление.  Впрочем, сама она не стала обращать на парня ни малейшего внимания: во-первых, к таким взглядам она уже привыкла, а во-вторых, этот человек ей просто не понравился - по сравнению с рослыми и крепкими ребятами из рабочего пригорода незнакомец выглядел вообще никаким. Так, серая мышь в дорогой одежде и с фамильным перстнем на пальце.  Все попытки молодого человека познакомиться с Айлин закончились ничем: ребята, сопровождавшие девушек на ярмарку, быстро дали парню от ворот поворот - извини, почтенный, не по адресу обратился! Мы люди простые, не вашего поля ягода, и в здешнем пруду, уважаемый, вам ловить нечего, так что идите-ка вы от нас подобру-поздорову! Народ тут подобрался неловкий, хорошим манерам не обученный, и потому, господин хороший, как бы мы не зашибли вас ненароком...   В этом тоже не было ничего удивительного: местные ребята очень ревниво относились к тому, если некто из чужаков пытался познакомиться с кем-то из их девушек. Да и сама Айлин почти сразу же забыла об очередном несостоявшемся ухажере, тем более что внешне он заметно проигрывал большинству ее знакомых парней.  К тому же всем известно: нередко городские богатеи всеми силами старались завести романы с красивыми девушками из бедных семей, только вот подобные истории, как правило, ничем хорошим не заканчивались, и потому молодые жительницы бедных пригородов сами старались держаться подальше от таких вот незваных ухажеров.  Однако незнакомец оказался не только настойчивым, а еще и более чем состоятельным человеком. Его звали Тариан, и его семья считалась одной из самых знатных в стране. Молодой человек быстро выяснил, где живет так понравившаяся ему девушка, как ее звать, кто она такая, и с той поры ежедневно стал появляться возле дома Айлин, несмотря на открытое недовольство тамошних парней, и на весьма прохладное отношение девушки к новому кавалеру.  Тариан ходил за девушкой по пятам, заваливал сладостями и цветами, не давал возможности поговорить хоть с кем-то из предполагаемых ухажеров. Иногда он целыми днями не уходил с той улицы в пригороде, на которой жила девушка. Складывалось такое впечатление, что он словно решил жить у калитки скромного дома Айлин. Более того: дело доходило до драк едва ли не с каждым из ребят, к кому пыталась подойти Айлин. Он был то верным и преданным обожателем девушки, то самым настоящим безумцем, готовым ради нее на любую глупость. Увы, но, несмотря на все усилия молодого человека, никакой любви к нему Айлин не испытывала, а все попытки растолковать это парню не приводили ни к чему хорошему.  Когда же он попросил у матери Айлин разрешения жениться на ее дочери, та покачала головой - молодой человек, я все понимаю, но с вами разговор о замужестве моей дочери вести не могу, пусть со сватовством приедет ваша мать, как это и положено по правилам и обычаям. Вот с ней этот вопрос обсудим и все обговорим. Мы люди бедные, в приданое за дочерью мне дать нечего, но это не значит, что готовы ухватиться за первого же богатея, не узнав мнения его родных и близких. Вы и сами должны понимать, что если ваша родня будет против этого брака, то ни о каком предложении руки и сердца не может быть речи.  После ухода парня мать, посмотрев на расстроенную дочь, которая даже не хотела думать о Тариане, как о возможном женихе, успокоила ее: не беспокойся, вряд ли его мать приедет к нам со сватовством, не такой она человек. Я, мол, о ней тоже кое-что выяснила: звать ее Шайхула, она вдова, безмерно гордится своим высоким происхождением, имеет двух замужних дочерей и сына, этого самого Тариана, которого мечтает выдать замуж за знатную девушку с влиятельной родней. Вообще-то, учитывая, из какого знатного рода происходит этот молодой человек, не стоит и рассчитывать, что он сочетается браком с простой девушкой. И еще, дескать, его мать желает, чтоб за предполагаемой невестой давали хорошее приданое...  Так что Айлин может не тревожится понапрасну: под эти требования она никак не подходит. Мол, по слухам, у Шайхулы на примете уже имеется девушка из знатной семьи тех высокородных богатеев, с кем неплохо бы породниться. А так как у матери Тариана характер достаточно властный и жесткий, не терпящий никаких возражений, то она вряд ли пойдет на поводу у сына. Проще говоря, бедная девушка без гроша за душой, у которой отец из простолюдинов, в невестки этой властной и влиятельной женщине не только не годится, и даже более того - совсем не нужна. В общем, доченька, живи спокойно - вряд ли хоть кто-то из родных этого молодого человека пойдет навстречу его просьбе. Если же парень будет настаивать - то от его слов отмахнутся, как от никому не нужной блажи.  Как видно, Тариану долго пришлось уламывать свою мать, так как она пришла со сватовством в бедный дом предполагаемой невесты только через две седмицы. К тому времени Айлин стала всерьез надеяться на то, что больше никогда не увидит своего преданного поклонника, и жизнь вернется в прежнюю колею, без сумасшедших страстей и отчаянных безумств.  Увы, но ответить отказом этой властной женщине с милым лицом, сильным голосом и холодной улыбкой на губах было невозможно - подобного никто бы не понял. Как же, молодой высокородный богач сватает бедную девушку из пригорода!.. Да любой разумный человек, услышав подобную новость, скажет одно: вот кому-то счастье привалило, и за него надо хвататься обеими руками!..  Позже, когда молодые люди остались одни, Айлин попыталась, было, объяснить свежеиспеченному жениху, что никакой любви к нему не испытывает. Святые Небеса, что потом началось! Тариан едва не плакал и твердил, что влюбился в нее с первого взгляда, как только увидел прекрасную девушку на ярмарке. Мол, до того момента он даже представить себе не мог, что такое с ним может произойти, и теперь он жизнь положит на то, чтоб она его полюбила! Больше того - парень уже не представляет дальнейшей жизни без нее, и если она ему откажет, то он за себя не отвечает!..  Его речь была такой горячей, да и чувства столь искренними, что Айлин пришлось смириться: что ж, не она первая выходит замуж без любви, не она последняя. Да и надеяться ей особо не на что: годы подходят - ей скоро исполнится девятнадцать лет, приданого все одно нет, больше никто свататься не торопится, а этот жених все же из очень богатой и знатной семьи...  Свадьба была шумная и веселая, и жених ни на миг не выпускал руки невесты. Казалось, он боялся оставить Айлин даже на мгновение, словно за это короткое время она могла пропасть, или исчезнуть без следа. Глядя на молодоженов, хотелось говорить только самые хорошие слова - все видели, насколько счастлив жених, и как хороша невеста. Парень просто сиял и не сводил взгляда с нареченной. Недаром кто-то из присутствующих сказал: никогда не видел, чтоб один человек так любил другого! Что ж, в этом случае можно пожелать только одно: совет молодоженам, да любовь!  Единственное, что пугало Айлин - так это ненавидящий взгляд свекрови, которая хотя и улыбалась, но ее глаза при том оставались злыми и холодными. Девушка понимала: эта женщина, если бы могла, то, не задумываясь, избавилось бы от нежеланной невестки, которая, как говорится, рылом не вышла для этого знатного семейства, только вот подобное пока что было не в ее власти. Айлин оставалось только надеяться на то, что со временем свекровь смягчиться. Впрочем, остальные родственники мужа тоже без особого восторга отнеслись к своей новой родственнице - мало того, что нищая, так у нее еще и отец из простолюдинов! Радует хотя бы то, что мать из высокородных, пусть даже род вконец обнищавший...  Жили молодые отдельно, а какое-то время после свадьбы даже замкнуто. Тариан оказался порядочным ревнивцем, каждую минутку стремился поводить со своей молодой женой, позабыв и о матери, и о родственниках, и о друзьях. Новобрачные ни к кому в гости не ходили, да и к себе особо никого не приглашали. Ну, знакомые и родня лишь улыбались: мол, дело молодое, только-только поженились, любовь-то глаза застилает, тут уж не до гостей или посиделок с друзьями или родственниками! Пускай пока что вместе побудут - чай, медовый месяц у них, будет, что в старости вспомнить!..  Правда, так считали не все: свекровь, которая время от времени наведывалась к молодым в гости, отчего-то решила, что Айлин лишила ее преданного и любящего сына, а подобное никак не способствовало изменению в лучшую сторону ее отношения к невестке.  Молодая женщина понимала, что мать мужа ее не выносит, но подлинных размеров неприязни свекрови даже не представляла. Все открылось случайно, когда Айлин, находясь в гостях у свекрови на праздновании начала весны, случайно услышала разговор матери мужа с ее подругами. Тариан в то время ненадолго отошел в сторону, и Айлин подошла к открытому окну подышать воздухом, тем более что было достаточно жарко. Свекровь с подругами находились в соседней комнате, там тоже было открыто окно, и молодая женщина случайно услышала часть их разговора.  -... Из-за этой наглой и беспородной девицы у моего сына расстроился брак с такой хорошей девушкой! - негодовала свекровь. - Что бы вы мне не говорили, а дело тут нечисто! Да вы только поглядите, как он перед ней стелется! В лепешку расшибиться готов, если только она ему это прикажет! Только ей одной и дышит!  - Да, верно... - раздался чей-то голос. - Все видят - со дня свадьбы прошло уже более полугода, а Тариан по-прежнему глаз с жены не сводит, едва ли не тенью за ней ходит! Так ты, Шайхула, считаешь, что тут без приворота дело не обошлось?  - А что тут говорить, и так все ясно! - у свекрови от возмущения даже голос срывался. - Присушила она парня к себе, приколдовала! Думаете, иначе бы он на нее клюнул? Как бы ни так, было бы там на что смотреть! Нищенка знала, кого ей приворожить требуется! Наверное, долго себе жертву приглядывала, пока из всех возможных богатеев Тариана не выбрала. И вот результат: угробила парня, воли лишила, к себе намертво привязала...  - Так ведь ты же сама ее сватала! Отказала бы сыну...  - А то я не пыталась!! Знали бы вы, что у нас в доме творилось все эти дни! Ад кромешный! И уговаривали-то мы Тариана всей семьей, и угрожали ему, да только все было бесполезно. Сын как с ума сошел: уперся: или она - или никто! От титула, дескать, откажусь, у нее под окном жить стану... Я раньше сына никогда таким не видела - всегда был мягкий, добрый, к моим словам прислушивался, а тут - как отрезал!  - А может, Шайхула, все не так и плохо? Молодые живут хорошо - и, слава Богу! - подала голос незнакомая женщина. - Ты лучше обрати внимание, какие у них трогательные отношения! Да на эту пару со стороны посмотреть - и то приятно! И потом, что ни говори, а всем известно, что та девушка, за которую ты Тариана хотела посватать, относилась к нему очень неприязненно, и не стеснялась показывать это прилюдно. Да и твой сын, кажется, не испытывал к ней особо нежных чувств...  - И что с того?  - У меня оба сына хотя и женились на своей ровне, как мы, их родители, меж собой решили, да в их семьях лада как не было, так и нет, одна ругань да взаимные попреки! Ни любви, ни согласия, ни привязанности друг к другу... Сердце болит, глядя на них!  - И все же вряд ли кому-то из вас хотелось бы заполучить себе в родню такую вот безродную дрянь! Да еще и без гроша за душой!  - Да, зубастые эти нищенки - как вцепятся в хорошего парня при деньгах, так и не отстанут! - вздохнул кто-то. - Ввек не отдерешь, так и будут вечно сосать деньги и кровь!  - Не такая она безродная... - продолжала все та же незнакомая женщина. - Насколько я знаю, мать у нее из аристократической семьи, и не из худородной...  - Зато отец из грязи! - Шайхула едва сдерживалась. - Я никак понять не могу - как могла девушка из благородного семейства связаться невесть с кем?! Похоже, что уже в ее воспитании и моральных устоях была заложена некая червоточина... Да что тут говорить, вы и сами знаете, что бывает, если породистую собаку скрестить с дворняжкой! Не стоит рассчитывать на чистоту крови, да и вид у того приплода будет соответствующий!  - Ну, это ты, подруга, уже через край хватила! Что ни говори, а девица все же очень красива - это скажет любой, у кого есть глаза. Неудивительно, что Тариан в нее влюбился - все же парни первым делом клюют на милые мордашки!  - Да если мужчинам нашего сословия жениться на всех простолюдинках, которым Боги послали более или менее смазливое лицо, то у каждого образуется гарем в полсотни наглых девиц! - свекровь никак не могла остановить свой гнев. - Разве я его для того сына растила, чтоб она им вертела, как хотела?!  - Ну, может еще придет в себя парень...  - Это единственное, на что я надеюсь! Богов буду молить, чтоб подобное произошло как можно скорей, да вот только, боюсь, нищенка знала, что делает - всех здешних ведьм, наверное, обошла, чтоб только моего сына к себе покрепче присушить...  Тут к Айлин подошел муж, и молодая женщина поторопилась отойти от окна. Она понимала: если Тариан услышит хоть что-то из этого разговора, то без скандала дело точно не обойдется. На душе было тяжело: Айлин осознала, что свекровь до конца своих дней так и будет считать ее хитрой и расчетливой выскочкой, разрушившей жизнь ее сына.  Если бы не это постоянное недовольство свекрови, то можно было бы утверждать, что семейная жизнь Айлин складывается просто замечательно. Муж был добр, ласков и нежен, так что скоро молодая женщина поняла, что ей нравиться находиться рядом с этим человеком. К тому же Айлин осознала, что Тариан любит ее именно той всепоглощающей любовью, о которой мечтает едва ли не каждая девушка, только вот в обычной жизни такое великое чувство почти не встречается, а тот, кому довелось встретить подобное счастье - тот должен хранить его пуще зеницы ока. К тому же в этом случае уже не имеет значения, похож этот беззаветно любящий тебя человек на сияющего принца из девичьих снов, или обладает самой простой, даже заурядной внешностью.  Любовь мужа, его внимание и забота привели к тому, что Айлин и сама потянулась к супругу, ведь не ответить на такое искреннее чувство просто невозможно. Им было хорошо вдвоем, и спустя какое-то время Айлин поняла, что не мыслит себе дальнейшей жизни без Тариана.  Когда у Айлин родился сын, то муж был безмерно рад. Все свободное время он проводил у колыбели малыша Кириана, а Айлин чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. Удивительно, но именно появление ребенка в полной мере разбудило у Айлин ответную любовь к мужу, и, как он не желал покидать жену даже на миг, так и она чувствовала такую же постоянную потребность находиться рядом с Тарианом. Более того: казалось, что отныне у молодых людей только что сердца не бились в такт, и они словно были связаны друг с другом невидимыми нитями. Можно сказать, они стали половинками одного целого. Это могло показаться невероятным, но, даже находясь на довольно большом расстоянии друг от друга, оба словно ощущали, что чувствует каждый из них. Например, когда однажды Колиан, слезая с коня, упал и сломал ногу, то боль в своей ноге почувствовала и Айлин, а когда она, простудившись, не могла говорить, то осип и муж...  Однажды Тариан ей сказал:  - Можешь мне верить, или не верить, но если с тобой хоть что-то случиться, и тебя не будет рядом со мной, то я, наверное, тоже умру. Не чувствовать биение твоего сердца, не слышать твое дыхание, жить, и не видеть рядом тебя - это не для меня.  Айлин только улыбнулась - ведь не будешь же говорить мужу, что и сама она чувствует нечто подобное.  И это их счастье, казалось, понимали даже окружающие. Этих супругов считали не просто хорошей парой, а идеальной, примером для подражания: двое молодых людей, которые по-настоящему счастливы, и которые одним своим видом показывают, что в этом мире может быть и любовь, и доброта, и радость, и семейное счастье, а потому все несчастья обходят их стороной. Зависть по отношению к этой молодой паре тоже присутствовала, но, скорее, эту зависть можно было охарактеризовать такой фразой: этим двоим повезло, они нашли друг друга, вот бы и нам такое же счастье привалило!..  Даже те из вечно недовольных стариков, которые беспрерывно ворчали на всех и вся, постоянно ругая нынешнюю молодежь - даже они смолкали, когда заходила речь об этой удивительной паре, чью взаимную любовь утаить просто невозможно, а отношение супругов друг к другу было на удивление трогательно-нежным. Иногда случалось и такое, что эти молодые люди вели себя друг с другом, словно безголовые подростки, дурачились, шутили, а то и беззлобно поддразнивали друг друга, и у всех, кто в это время оказывался возле них, увиденное вызывало только добрую улыбку.  Увы, одной любовью сыт не будешь, и Тариану частенько приходилось покидать семью и на несколько дней отправляться по делам: все же родовые владения семейства располагались на довольно значительной площади, и за всем нужен был глаз да глаз. Кроме того, Тариан находился на государственной службе, а это тоже требовало немало времени. Однако эти недолгие расставания и радостные встречи вносили в жизнь молодой семьи только еще больше привязанности друг к другу, а Тариан улыбался: это, мол, такое счастье - возвращение к любимым и близким после недолгой разлуки!  Время шло, сын подрастал, и Айлин все больше и больше убеждалась в том, что это Светлые Небеса неизвестно за какие заслугами послали ей такого замечательного мужа и столь чудесного сына. Верно говорят, что дети от любящих родителей рождаются красивыми, радующими сердца людей, и это утверждение в полной мере относилось к малышу Кириану. Умный, крепкий, здоровый малыш был, можно назвать, наглядным примером этого утверждения.  Казалось, что этот удачный брак, ничто не может разрушить. Единственное, чего Айлин опасалась - как бы это удивительное ощущение постоянного счастья не закончилось, ведь оно не может длиться вечно.  Вообще-то существовало нечто, омрачающее жизнь Айлин - это Шайхула, свекровь. Кажется, только ее одну выводила из себя как счастливая семейная жизнь сына, так и добрые разговоры о молодой невестке. Возможно, дело было в том, что ранее мать была непререкаемым авторитетом для сына, а после его женитьбой все постепенно стало меняться - отныне на первом месте у Тариана стала его семья, жена, ребенок, и прежнего влияния на сына мать уже не имела. А может, свекровь никак не могла простить молодой женщине ее низкого происхождения...  Иногда у Айлин складывалось впечатление, что если б в семье сына шли постоянные скандалы, то Шайхула куда лучше относилась бы к невестке. В этом случае свекровь могла бы сказать - я же вам говорила, я же предупреждала!!, после чего можно было бы подать на развод со спокойной совестью, а заодно и с чувством собственной правоты и поруганной добродетели.  Но время шло, в семье сына по-прежнему царили мир, лад и согласие, а отношение свекрови к невестке так и не менялось. Вернее, изменения, конечно, были, только вот они происходили в худшую сторону, и даже более того - Айлин чувствовала, что мать мужа ненавидит ее все больше и больше. Самое неприятное было и в том, что свекровь терпеть не могла не только невестку, но и внука, маленького Кириана.  Айлин никогда не забудет тот момент, когда Шайхула впервые увидела внука. Посмотрев на ребенка, она сказала, как отрезала - это не наша кровь! С той поры один только вид Кириана вызывал у нее что-то вроде отвращения, и свекровь стремилась держаться от малыша на расстоянии, и даже речи не заходило о том, чтоб взять внука на руки или просто погладить его по головке. Впрочем, Кириан тоже чувствовал крайне неприязненное отношение со стороны этой бабушки, и сам ее откровенно побаивался. Правда, у Шайхулы хватало ума держать свои чувства при себе, и до поры, до времени не высказывать сыну свои претензии.  Увы, но терпение у свекрови кончилось около трех месяцев назад, и виной этому был очередной подарок Тариана жене.  В тот день Айлин ждала мужа после длительной поездки - его не было более седмицы, но он что-то задерживался, и свекровь пришла в гости, чтоб увидеть сына. Правда, в этот раз она заявилась не одна, а с обеими дочерьми, которые тоже без особого восторга относились к жене своего младшего брата - они также не одобряли этого брака по многим причинам, в том числе и из-за низкого происхождения Айлин, и потому относились к высоко поднявшейся плебейке без особого почтения.  Первое, на что обратили внимание гостьи - так это на восхитительное ожерелье, украшавшее шею хозяйки дома. Изготовленное из витых золотых нитей, да еще и с огромным изумрудом в центре, оно поневоле притягивало к себе взгляды, и было не просто красивым, а вызывало восторг едва ли не у каждого, кто его видел. Айлин не была исключением: она все еще никак не могла налюбоваться удивительным украшением и потому целыми днями не снимала с шеи настолько понравившуюся ей драгоценность. Это ожерелье Тариан не так давно подарил своей жене, причем сделал подарок просто так, безо всякого повода, и эта покупка стоила огромных денег.  Зато гостьи, хорошенько рассмотрев дорогое украшение, едва сдерживали раздражение. Красота, конечно, неописуемая, такое ожерелье есть не у каждой княгини, а тут этакие сокровища покупают какой-то голодранке!.. Что тут скажешь: повезло этой девице! Между прочим, им-то, родным сестрам, брат уже давно ничего не покупал, а ведь вполне мог бы и разориться на родню! Конечно, у каждой из сестер был свой муж, но вот они не торопились покупать женам драгоценные безделушки, а брат, пока был не женат, нередко баловал сестриц дорогими подарками.  На вопрос свекрови, за что, мол, тебе муж дарит такие дорогие украшения?!, Айлин легкомысленно ответила что-то вроде того: просто он меня любит, вот и старается порадовать лишний раз!  Как оказалось, это были именно те слова, от которых, если можно так выразиться, лопнул давно зреющий нарыв. Шайхулу словно прорвало, и она высказала невестке все, что накопилось у нее в душе за эти годы.  Как оказалось, Айлин, эта немытая засранка, обманом и колдовством влезла в почтенную семью, где она никак не нужна, и к которой таких тварей, как она, и близко подпускать нельзя. Дескать, она, мать ее мужа, насквозь видит эту зарвавшуюся потаскушку, и ей известно, что эта дрянь в свое время навела темную ворожбу на ее сына, и теперь играет бедным парнем, как пожелает, дергает его, словно куклу за веревочки! А ведь каждому, у кого есть глаза, понятно, что на эту бесцветную девку без приворота никто бы не позарился! Если не веришь, то посмотри на себя в зеркало - ведь ни кожи, ни рожи! А главное, ребенка нагуляла неизвестно от какого кобеля! Что, разве не так?! Да любой, увидев этого сопляка, подтвердит, что он уродился ни в мать, ни в отца, а в проезжего молодца! И вот теперь Шайхула, как великодушная женщина, оберегающая честное имя сына, вынуждена выдавать за своего внука невесть какого выпоротка, рожденного гулящей бабой от незнамо кого! Благородные предки их семейства перевернулись бы в гробу, если б узнали, что их древний род опозорен грязной кровью какого-то бастарда, выдаваемого за законного наследника!..  Айлин, оторопев, выслушивала взбешенную свекровь, и первое время пыталась сдерживаться - все же это мать Тариана! Но вот когда разъяренная женщина дошла в своих обвинениях до Кириана - вот тут Айлин резко оборвала Шайхулу: думайте, мол, что говорите! Не смейте нести такую чушь ни обо мне, ни о моем ребенке, тем более что все эти обвинения - ложь от начала и конца! Если же вы, дорогая свекровь, и дальше будете продолжать свои бредовые измышления, то, как говорится, вот вам Бог, а вот порог!..  Тариан приехал в тот момент, когда донельзя разгневанная родня покидала его дом, причем сестры Тариана исходили ничуть не меньшей злостью, чем их мать. Чуть позже Айлин рассказала о произошедшем скандале мужу, но тот не отнесся серьезно к словам жены, и даже более того - они его позабавили: мол, вы, дамы, из ничего сумели распалить костер на пустом месте! Ох, дескать, эти ваши бабские ссоры, которые как возникают моментально, так и гаснут стремительно! Ничего, через пару дней напрочь забудете о том, что наговорили друг другу, помиритесь, и все будет просто замечательно!  Чуть позже Тариан принялся утешать плачущую Айлин, объясняя, что его мать иногда, и верно, перехватывает в своих словах, хотя на самом деле она так не считает. Скажет невесть что сгоряча, а потом раскаивается, искренне пытается извиниться, и тут уж ничего не поделаешь - у нее такой характер. Надо просто успокоиться и понять, что мать любит их всех, и уже завтра приедет мириться - она женщина хоть и резкая, но отходчивая и справедливая...  Хотелось бы поверить в эти слова, но Айлин понимала: то, что совсем недавно сказала ей свекровь, было похоже на открытое объявление войны, и у молодой женщины были все основания опасаться неприятных последствий, ведь она уже не раз замечала, что Шайхула была злопамятным и достаточно мстительным человеком.   Так и оказалось - опасения Айлин сбылись уже на следующий день. Свекровь заглянула к ним ненадолго, менее чем на полчаса, и то лишь для того, чтоб сообщить: она уезжает проведать дальних родственников, и сколько пробудет в тех местах - неизвестно, но надеется, что уж очень надолго у родни не задержится. Почему? Да всем известно, что гостям дважды рады: первый раз - когда они приходят, а второй раз, когда гости, наконец, уходят с глаз долой! Ну, а заодно она и на богомолье съездит, ведь у каждого из нас грехов хватает, отмолить бы надо хоть часть из них!..  Все было замечательно, свекровь вела себя вежливо, и, казалось, ничто не напоминало о вчерашнем скандале. Правда, когда Тариан ненадолго отвлекся, Шайхула негромко произнесла, обращаясь к Айлин:  - Все, нищенка безродная, твое время в этом доме кончилось, я и без того слишком долго терпела твое присутствие, куда дольше, чем следовало. Запомни - скоро тебя отсюда погонят поганой метлой. Я обид не прощаю, тем более таких. Наш вчерашний разговор по гроб жизни помнить будешь! Окажешься в том месте, где тебе и положено быть - в грязи! Там навсегда и останешься, одинокая, грязная и никому не нужная!..  После ухода свекрови Тариан улыбнулся - ну вот, я же говорил, что все будет хорошо, а ты боялась! Увы, но муж не слышал слов матери, обращенных к его жене, а вот Айлин они здорово напугали...  Шайхула отсутствовала более месяца, а когда вернулась, то сказалась больной. Дескать, в долгой дороге мало того, что вымоталась, так еще и простудилась, так что пока ни к кому из родных ходить не стану до той поры, пока не поправлюсь. Лучше вы, детки, ко мне заглядывайте время от времени, проведайте больную, а заодно и расскажите, что произошло в здешних местах, пока меня не было...  Именно с того момента Айлин стала замечать, что ее муж будто меняется, причем эти изменения происходили буквально на глазах. В любящей и дружной семье словно повеяло холодком, и этот холодок постепенно превращался в настоящую стужу, напрочь вымораживая тепло во взаимоотношениях между супругами. Тариан уже не торопился домой, предпочитая проводить время на стороне, а потом и вовсе стал пропадать днями и ночами где угодно, но только не в родной семье, иногда по нескольку дней не появляясь в родных стенах. Вечеринки, встречи старых приятелей, карты, бега... Более того: до Айлин доносились сплетни о том, что мужа видели в компаниях женщин определенного сорта...  Хуже было другое: его отношение к жене и сыну менялось не по дням, а по часам. Тариан уже не был прежним заботливым отцом и любящим мужем, а вел себя так, будто его насильно заставляют жить с ненавистной женщиной и омерзительным ребенком. Любое обращение к нему жены он или игнорировал, или в ответ хамил ей чуть ли не в открытую, совершенно не смущаясь присутствия посторонних. Более того: он не стеснялся отчитывать жену в присутствии слуг, что вообще не укладывалось ни в какие рамки. Такое впечатление, что сейчас в доме поселился чужой человек, пусть и с внешностью ее мужа.  В последнее время Тариан уже не скрывал, что семейная жизнь с Айлин стала ему в тягость, и даже более того - он считает свой брак ошибкой, недаром по его приказу Айлин переселили из их общей спальни в комнату Кириана, и туда же перенесли все ее вещи. В доме уже давно хозяйничала свекровь, наводя в нем свои порядки. Шайхула давно выздоровела после своего путешествия к дальним родственникам, и отныне не считала нужным скрывать свое презрительное отношение к невестке. Заодно эта женщина не стеснялась в весьма неприятных выражениях вслух комментировать семейную жизнь сына.  Но даже не это было самым тяжелым, а то, что с некоторых пор Айлин больше не чувствовала незримой связи с мужем. Такое впечатление, будто разом оборвались все связывающие их нити, и теперь между ней и Тарианом словно стоит непроницаемая стена, через которую не перебраться и не достучаться... Именно это было едва ли не самым страшным - почувствовать внезапно свалившееся на тебя глухое одиночество и открытую ненависть того, кто еще недавно без памяти любил тебя, и кого искренне полюбила ты...  ...- Вот так сейчас у нас в семье обстоят дела... - Айлин закончила свой рассказ. Малыш Кириан уснул, и мать с дочерью могли спокойно поговорить. - Даже не думала, что хоть когда-то услышу от мужа нечто подобное! Мне даже в голову не могло придти, что Тариан когда-то будет относиться ко мне примерно так же, как к своему лютому врагу!  - Да уж, ничего хорошего... - кивнула мать. - И по городу уже идут разговоры о том, что в вашей семье что-то неладно. Слишком долго вы были на виду у людей, о вас очень много говорили, едва ли не следили за каждым вашим шагом - и вот результат...  - Но главное даже не это! - Айлин перебила мать. - Больше всего меня выводит из себя их отношение к Кириану! Эта женщина в открытую заявляет, что он - не ее внук! Дескать, Кириан внешне нисколько не похож на Тариана, а, значит, я родила ребенка невесть от кого! Самое удивительное в том, что муж прислушивается к словам матери!  - Ну, она же его мать, к кому же прислушиваться, если не к ней!.. - чуть развела руками мама. - Что же касается Кириана, то он, и верно, внешне пошел не в своего отца, а в нашу родню! Вернее, в своего деда, то есть в моего отца, царство ему небесное! Можно сказать, малыш едва ли не его копия, просто один в один! Черты лица, цвет глаз, волосы - все взял от нашей семьи! Твоему дорогому супругу радоваться бы надо, что его сынок уродился таким красавчиком, внешне похожим на свою мать и деда, а не смахивающим на их бесцветное семейство! Только глянь на них - все белобрысые да бесцветные, словно моль платяная, прости меня Светлые Небеса за такое сравнение! Посмотреть не на что! А погляди на нашего малыша: темно-русые волосы, синие глаза, а уж на лицо какой хорошенький - просто игрушка!  - Прямо как затмение, какое, на мужа нашло! - Айлин с трудом сдержалась, чтоб вновь не разрыдаться.  - Ох, если бы только затмение! - вздохнула мать. - Боюсь, тут дела обстоят куда хуже!  - Ты что-то знаешь? - упавшим голосом спросила Айлин.  - Я знаю только одно: от такой любви, какая еще совсем недавно была в вашей семье, так просто не отказываются, и она так быстро не проходит! Нет, тут причина должна быть в чем-то другом, куда более неприятном.  - Что ты имеешь в виду?  - Только то, что дело здесь нечисто. Не хочется понапрасну грешить на человека, но мне в голову уже давненько лезут нехорошие мысли... Ты не знаешь, куда после той вашей ссоры, уезжала его мать?  - К родственникам. А еще на богомолье...  - К каким именно родственникам? Кто они такие, где живут?  - Не знаю. Я не спрашивала, а Тариан ничего не говорил.  - Скажи хотя бы, в каком направлении она отправилась?  - Да не знаю я! Хотя... - Айлин задумалась. - Так, вспомнилась одна мелочь. В тот самый день, когда его мать вернулась из поездки, Тариан ходил ее проведать, а заодно узнать, как прошла дорога, да и о родственниках хотел расспросить. Кажется, тогда муж сказал, что его мать в дороге должна была очень устать, ведь до того лесного края, где живет родня, быстро не доберешься - седмицу надо ехать, не меньше. Глушь, мол, там самая настоящая, да и родство не ахти какое близкое - так, седьмая вода на киселе. Наверняка, мол, мать направилась туда прежде всего ради богомолья - ведь неподалеку от тех мест находится большой монастырь и источник со святой водой.  - Это все? Н-да, ты у меня что-то совсем нелюбопытная. Могла бы и побольше узнать о том, куда Шайхула направилась после вашей ссоры.  - Если честно, то у меня не было никакого желания расспрашивать Тариана, тем более что он неохотно говорит о своих родственниках: ты же знаешь, что большинство из них считает наш брак мезальянсом - мол, женился член их семьи невесть на какой замарашке!, так что ко мне вся родня мужа относится соответствующим образом! В лучшем случае, здороваются сквозь зубы... Кстати, когда Тариан впервые вернулся от матери, проведав ее после поездки, то рассказал, что на обратном пути у кареты, в которой ехала моя дорогая свекровь, лопнула передняя ось. Дескать, в тот день вовсю поливал дождь, дорогу развезло, и потому до ближайшей деревни они добирались очень долго, да и постоялый двор в той деревне был - одно название. По словам Тариана, именно там его мать и простудилась...  - Это ты к чему рассказываешь?  - К тому, что у этой деревни было очень забавное название - Петушки. Я потому его и запомнила...  - Да, негусто... Может, твой муж еще о чем-то рассказал?  - Нет... - покачала головой Айлин. - Нет, больше ничего. И вообще, мне кажется, это был последний день, когда мы с Тарианом нормально общались! А сейчас... Ой, об этом даже говорить не хочется! Прежнего счастья уже нет, и у меня складывается впечатление, будто приближаются гроза и ураган, которые вот-вот все разметут по сторонам, и я уже не сумею собрать ничего из прошлого...  - Н-да, доченька, ты сейчас вряд ли в состоянии трезво рассуждать! - покачала головой мать. - То, что сейчас происходит в вашем доме, совсем выбило тебя из колеи! Ладно, я сама постараюсь кое-что разведать. Раз после возвращения Шайхулы у вас с мужем все пошло наперекосяк, то, скорей всего, причину всего этого надо искать в том месте, куда ездила твоя дорогая свекровь! Ох, не нравится мне эта ее поездка после вашей ссоры, совсем не нравится! Чувствую, что корень зла находится именно там... Хорошо бы выяснить, что Шайхула делала в том лесном краю, и к кому ходила...  - Интересно, что ты можешь узнать? Понятно, что из матери Тариана ничего не вытряхнешь!  - Вот уж к ней я точно не собираюсь обращаться! То, что нам надо знать, можно выяснить по-иному: если молчат хозяева, то можно разговорить кого-то из их слуг. Все одно без обслуги в домах богатеев ничего не делается, и ведь не одна же Шайхула ездила невесть в какую даль! С твоей дорогой свекровью наверняка были служанка, конюх, несколько человек для охраны, возможно, еще кто-то: в дальний путь налегке не ездят. Очень многие хозяева не обращают никакого внимания на слуг, и напрасно: они, между прочим, все видят, слышат и хорошо помнят.  - Эти люди ничего нам не скажут... - вздохнула Айлин. - Знаешь, в каких ежовых рукавицах Шайхула держит своих работников?  - Естественно, что на прямой вопрос никто из них не ответит... - согласилась мать. - То, что слуги промеж собой говорят о своих хозяевах - это они вряд ли поведают хоть кому-то из посторонних. Тут надо или заплатить хорошо, или нужный момент подгадать.  - Ну, заплатить мы вряд ли можем.  - Тут ты не права, кое-что и мы в состоянии сделать... - улыбнулась мать. - Я тебе просто не говорила: когда ты мне деньги привозила...  - Мама, да разве я тебе много давала? Так, иногда, и понемногу!  - Ну, пусть и понемногу, но те деньги я не тратила, а складывала. Между прочим, за несколько лет у меня набралась довольно приличная сумма. Так сказать, запас на черный день. Но, тем не менее, платить ни кому из слуг Шайхулы я не собираюсь: во-первых, деньги могут взять, а правды не сказать, во-вторых, сразу же побегут докладывать хозяйке о том, что некто интересуется ее поездкой... Нет, тут надо действовать тоньше.  Айлин не стала ни о чем спрашивать, лишь благодарно улыбнулась: если ее мать решила взяться за это дело, то она в любом случае постарается хоть что-то отыскать, потому как у матери сил и энергии хватало не менее чем на пятерых, да и характер у нее был достаточно упертый: сказала - сделала! Впрочем, мать и не выглядела на свои сорок пять лет: красивая моложавая женщина с задорной улыбкой и без единой белой нити в светлых волосах... Глянь со стороны - больше тридцати пяти лет не дашь при всем желании, недаром на нее частенько заглядывались даже совсем молодые мужчины.  Муж вернулся домой через четыре дня. Все это время Айлин с сыном с раннего утра уезжала к матери, и оставалась там до вечера, потому как находиться в доме мужа не было никакой возможности. Прежде всего, свекровь затеяла большую уборку во всем доме, и сейчас слуги вовсю мыли, чистили, убирали. Больше того: наводили порядок в саду, подправляли кровлю дома, ремонтировали хозяйственные пристройки...   Складывалось впечатление, будто идет подготовка к приезду какого-то важного гостя, и сейчас главное - не ударить в грязь лицом перед этим неизвестным. Дом куда больше напоминал разворошенный муравейник, в котором на жену хозяина и его сына никто не обращал внимания. Вернее, слуги видели мать с сыном, но отводили глаза, делая вид, что разом ослепли и оглохли. Что ж, значит, именно такой приказ они получили от Шайхулы.  Свекровь же, встречая невестку с внуком, каждый раз, мило улыбаясь, ехидным голосом интересовалась, как прошло свидание с очередным ухажером? Или же ее блудливая невестушка водила своего сопляка на встречу с его родным папашей? Что ж, дело хорошее, родственники должны видеться, только вот не пора ли гулящей бабе навсегда убраться к одному из своих любовников?..  Потом Айлин обнаружила, что пропал ее ларец с драгоценностями. Расстроенная и перепуганная, она уже хотела, было, послать за стражниками, но свекровь лишь довольно ухмыльнулась: не пугайся, дорогая невестушка, это я по просьбе Тариана ларец забрала, у меня дома эти драгоценности в сохранности будут. Как только мой сын вернется домой, так все ему и отдам, а пока что эти украшения ювелир осмотрит. Зачем? Дело в том, милочка, что у меня есть серьезные подозрения, что ты часть камней заменила простыми стекляшками - надо же тебе на что-то своих голодранцев-любовников содержать, а без денег на тебя даже последний нищий не клюнет! К тому же не по чину тебе такие дорогие украшения на себе таскать, не по твою честь это добро куплено! Так что рожу не криви, ногами не топай и не вздумай орать, выражая недовольство: побирушкам вроде тебя, которые с детства ничего слаще морковки не ели, нечего тянуть свои жадные лапы к тому, что им принадлежать никак не должно! Не по чину тебе на такое смотреть, не говоря уж о том, чтоб своими немытыми руками до такой красоты дотрагиваться!..  Но даже то недолгое время, что Айлин проводила в доме мужа, становилось все более и более невыносимым - оттуда молодую женщину и ребенка выживали чуть ли не в открытую. По ночам над комнатой Кириана стучали молотками, служанки у самых дверей с раннего утра устраивали галдеж, причем каждая старалась перекричать другую, а на замечания Айлин подчеркнуто не обращали внимания. Когда же матери и ребенку приносили еду, то служанки спотыкались на ровном месте, и старались опрокинуть чашки с молоком и тарелки с пищей прямо на одежду Айлин. Понятно, что по собственной инициативе никто из слуг не решился бы на что-то подобное.  Все то время, пока Тариан был в отъезде, молодая женщина старалась держаться как можно более спокойно, по мере сил пытаясь не обращать внимания на столь хамское обращение. Она, и сама не зная отчего, надеялась дотянуть до возвращения мужа, словно до спасительного берега, в смутной надежде на то, что все еще может измениться, волшебным образом стать таким, как все было еще совсем недавно...  То, что возвращается муж - об этом Айлин не знала, просто в тот день она вернулась от матери несколько раньше, чем обычно. Сидя в комнате Кириана, молодая мать попыталась, было, играть с сыном, но это у нее плохо получалось - мысли были где-то далеко. Да и малыш не проявлял особого интереса к игре - враждебная атмосфера, просто-таки разлитая в воздухе, давила даже на него.  - Мама, поехали снова к бабушке!  - Мы же от нее только что пришли!  - У нее лучше. Тут плохо...  Ребенок был прав - тут, и верно, даже дышать тяжело, находиться в скромном доме матери куда легче. Увы, но оставаться на ночь в доме мамы нельзя - у свекрови будут все основания утверждать, что невестка шляется невесть где не только днями, но и ночами. Тут уж хочешь - не хочешь, а надо возвращаться сюда, в этот становящийся чужим огромный дом. И все же у Айлин оставалась призрачной надежда на то, что муж, все же, опамятуется, и все в их жизни пойдет по-прежнему...  - Погоди, сынок, у меня тут где-то новая игрушка была... - Айлин открыла крышку сундука. - Куда-то я ее сунула, сейчас найду...  Однако стоило Айлин открыть сундук, как ей в глаза попался тот дорожный мешок, заботливо собранный ею мужу в дорогу, и который он отказался взять с собой. Может, сейчас надо пойти в комнату мужа, разложить по местам вещи из этого мешка? Нет, пожалуй, пока не стоит этого делать, еще обвинят едва ли не во всех смертных грехах, так что пусть этот дорожный мешок полежит здесь.  Прошло, наверное, не менее часа, когда до слуха Айлин донесся скрип открываемых ворот, а затем послышались громкие голоса людей, конский топот, а чуть позже Айлин с замирающим сердцем уловила звуки знакомого голоса... Кажется вернулся муж. Ну, наконец-то!  Стоя у окна, Айлин смотрела, как свекровь, вышедшая на двор, обнимает сына, а у того, судя по голосу, после поездки очень хорошее настроение. Смеется, что-то рассказывает матери... Хочется надеяться, что и при виде жены он тоже кривиться не будет.  Однако спускаться вниз Айлин не стала - не хватало еще, чтоб свекровь снова стала позорить ее на глазах у людей, тем более что сейчас народу на дворе хватало: там находятся и приехавшие с Тарианом люди, да и слуг из дома высыпало предостаточно - как видно, поездка интересует многих, не ее одну. Ничего, скоро Тариан поднимется в свою комнату, тогда Айлин и подойдет к нему. Надо поговорить, объясниться, а иначе у нее уже нет сил терпеть эти постоянные издевательства со стороны свекрови и слуг. А еще становится все более и более невыносимо жить с чувством постоянной вины, только вот непонятно, в чем она виновата.  - Мама, папа приехал! - Кириан прижался носом к стеклу.  - Я вижу, солнышко... - Айлин погладила сына по голове. - Ничего, он вот-вот поднимется наверх, и мы пойдем к нему. Ты соскучился по папе?  - Да!  - Надеюсь, и он по нам тоже...  Прошло не менее четверти часа, прежде чем муж появился у дверей своей комнаты, правда, и сейчас Шайхула находилась вместе со своим сыном. Стоя у дверей комнаты сына, Айлин слышала их веселые голоса - похоже, поездка прошла удачно, и сейчас муж едва ли не взахлеб, и с нескрываемым восторгом что-то рассказывает матери. Интересно, куда он ездил, и что явилось причиной его хорошего настроения? И неужели он не зайдет в комнату сына, не захочет увидеть его после нескольких дней разлуки? Или хотя бы не поздоровается с женой? Прошло еще несколько нескончаемо долгих мгновений, после чего скрипнула в комнату мужа, и стихли веселые голоса мужа и свекрови.  Минута проходила за минутой, а муж и не думал зайти в детскую, чтоб проведать сына после разлуки. Айлин в растерянности присела на свою кровать: похоже, все ее надежды оказались напрасны - Тариан не пожелал видеть ее и ребенка, а, значит, нечего и надеяться на то, будто с приездом мужа хоть что-то изменится.  От осознания этого отчаяние в душе молодой женщины стало сменяться гневом. Сколько можно терпеть такое отношение к себе, и до каких пор их с сыном будут тут унижать? Хватит, надоело! Она больше не хотела ждать, когда Тариан снизойдет к тому, чтоб бросить жене пару слов сквозь зубы. А еще нужно выяснить, что же такое творится в этом доме, что от нее утаивают, и почему муж, еще совсем недавно такой любящий и заботливый, ведет себя по отношению к жене и сыну, как к заклятым врагам.  Правда, сейчас в комнате Тариана находится и его мать, но Айлин решила поговорить при ней: понятно, что Шайхула еще долго будет расспрашивать сына о его поездке, а потом вполне может быть и такое, что они куда-либо уйдут вместе.  Откладывать решение не имело смысла, и Айлин поднялась с кровати. Взять с собой сына? Пожалуй, не стоит, он и без того побаивается Шайхулу, и если она начнет повышать голос, то ребенок может испугаться.  - Сынок, ты подожди меня здесь, я скоро вернусь.  - А папа?  - Кир, детка, я пойду к нему, и постараюсь привести его сюда. Ты подождешь немного?  - Хорошо.  - Только никуда из комнаты не выходи...  Постучалась в дверь комнаты мужа, но ей никто не ответил. Ладно, это же, по сути, и ее дом тоже, так что больше барабанить в дверь она не будет.  Тариан и его мать сидели за столом, друг против друга, и, похоже, тема их разговора была весьма приятной, во всяком случае, голос Тариана был веселым, а на лице Шайхулы просто-таки цвела счастливая улыбка. Такое впечатление, что она получила давно ожидаемое радостное известие, и сейчас выспрашивает подробности. Интересно, от какой такой новости свекровь сияет, словно начищенная монета? Хочется надеяться, что к Айлин и маленькому Кириану новость не имеет никакого отношения.  На звук открываемой двери мать с сыном оглянулись, и оживление на лице Тариана мгновенно сменилось раздражением, зато свекровь продолжала довольно улыбаться.  - Ты что тут делаешь? - рявкнул муж, неприязненно глядя на Айлин. - Разве не понятно, что я занят?  - Мы не виделись несколько дней, и я пришла сказать, что рада видеть тебя после длительной разлуки... - про себя молодая женщина с болью отметила: судя по реакции Тариана, в их отношениях с мужем ничего не меняется. Что ж, хорошо хотя бы то, что она в эту комнату ребенка с собой не привела... - Надеюсь, эта поездка прошла благополучно. На мой взгляд, тебе не помешало бы поздороваться с женой и сыном.  - Поздоровалась? Прекрасно. Тогда закрой дверь с той стороны.  - Тариан, нам надо поговорить... - Айлин постаралась не отвечать на неприкрытую грубость.  - Вообще-то воспитанные люди, перед тем, как войти, обычно стучат в дверь... - подала ехидный голос свекровь.  - Я стучала, но вы меня не услышали. Очевидно, были полностью поглощены беседой.  - Что тебе надо? - Тариан откинулся на стуле. - Вот пристала... Говори побыстрей, и уходи. Мне некогда.  - В последнее время тебе всегда некогда. Неужели так сложно найти для разговора хотя бы несколько минут?  - Если ты не заметила, то сообщаю: я только что с дороги, не отдохнул, не умылся...  - А еще ты давно не видел своего сына. Между прочим, он по тебе очень скучает.  - Это все, что ты хотела мне сказать?  - Мы можем поговорить наедине? - Айлин посмотрела на свекровь, но та лишь удобнее устроилась на своем месте.  - Мне от матери скрывать нечего... - Тариан все так же неприязненно смотрел на жену. - Итак? Ну, что молчишь? Долго еще будешь глазами хлопать и изображать поруганную добродетель?  Похоже, толку от предстоящего разговора не будет. При других обстоятельствах Айлин отложила бы выяснение отношений на какое-то время, но сейчас она была измотана неопределенностью, появившейся в их семье уже давненько, а заодно на нее должным образом подействовало то постоянное унижение, которому она подвергалась последнее время, и потому у молодой женщины не было желания, ни намерения откладывать давно назревший разговор.  - Тариан, нам надо объясниться...  - Надо же, какие ты слова умные знаешь - объясниться... - усмехнулась свекровь.  - Госпожа Шайхула, я бы попросила вас не вмешиваться в наш разговор! - Айлин старалась говорить спокойно.  - Не смей так говорить с моей матерью! - рявкнул Тариан.  - Ничего, сынок... - Шайхула победно улыбалась. - Я уже давно не обращаю внимания на подобное обращение со стороны этой более чем неприятной... дамы. И потом, что с нее взять - она же наполовину дворняжка. Однако эта особа права в том, что вам, и верно, надо определиться с тем, как вы собираетесь жить дальше. Ты слишком долго щадил ее чувства, но сейчас она сама требует внести ясность в ваши отношения. Хотя для этого и не совсем подходящее время...  - Ладно, что тебе надо? - муж мрачно смотрел на Айлин.  - Тариан, поясни мне, что происходит! - молодая женщина решила пока не обращать внимания на выпады свекрови. - Я не могу понять, что в последнее время творится в нашей семье. Еще совсем недавно у нас было все замечательно, а сейчас ты избегаешь меня и сына, ведешь себя с нами...  - Как вы того заслуживаете!  - Я не понимаю, что ты имеешь в виду! И ответь прямо, без недомолвок!  - Ладно, раз ты сама об этом заговорила... - Тариан тряхнул головой, будто решаясь на что-то. - Я не люблю тебя и считаю свой брак ошибкой. Нелепой и трагической ошибкой. Не знаю, что на меня нашло, когда я решил назвать тебя своей женой! Сдурел в то время, не иначе, или под хмельком был... Сейчас же я, наконец, решил разорвать эти так называемые брачные узы, вернее, цепи, которые меня душат и не дают жить и дышать.  - Что?!  - Ты что, еще и оглохла вдобавок? Тогда поясняю проще: я с тобой развожусь. Теперь, надеюсь, услышала? Или мне надо еще раз все повторить?  - Но... - молодая женщина все еще не могла полной мерой осознать слова мужа. - Но...  - Вообще-то нам уже давно следовало разойтись, но я, непонятно почему, все тянул и тянул, опасаясь истерик с твоей стороны. Надеюсь, все дальнейшее обойдется без визга, размазывания сопель и ручьев слез. Терпеть не могу бабские завывания.  - У тебя что, уже и невеста на примете есть? - вообще-то Айлин хотела сказать совсем другое, но эти слова вырвались у нее помимо воли.  - Это не твое дело, но, чтоб на будущее решить все раз и навсегда, сообщаю: мне очень нравится одна милая девушка. Я уже переговорил с ее родителями...  - И кто же она?  - Ты ей в подметки не годишься.  - И все же хотелось бы знать немного больше о той, которая должна занять мое место.  - Я не обязан давать тебе пояснения...  - Это очень красивая девушка, из знатной, почтенной и богатой семьи... - встряла в разговор свекровь. - Впрочем, тебе этого все одно не понять. Кроме того, за ней дают то приданое, которое соответствует ее высокому положению. Она также любит Тариана, и это крайне подходящий и выгодный брак для наших семейств.  - Если я не ошибаюсь, то эту невесту уже заранее подыскала твоя мать? - Айлин словно со стороны смотрела на всех, кто находился в этой комнате, и на мгновение молодой женщине показалось, что все происходящее не имеет к ней никакого отношения. - И давно вы, уважаемая госпожа Шайхула, стали этим заниматься?  - Думаю, на этот вопрос ты и сама можешь ответить... - свекровь тонко улыбнулась.  - Тебя не должно касаться ничего из того, что относится к моей нынешней невесте... - Тариан повысил голос.  - Разве? Я так не считаю... - Айлин выглядела спокойной, хотя чувствовала, что у нее начинают трястись руки.  - Ты - это прошлое, а она - мое будущее! - отчеканил Тариан.  - А тебе не кажется, что ты торопишь события?  - Но, чтоб у тебя отныне не осталось пустых иллюзий, сообщаю: мне очень нравится эта девушка, и, надеюсь, что после моего развода ее родители не будут противиться нашему браку.  - Мы еще не развелись. Или я и в этом ошибаюсь?  - К несчастью, нет... - раздраженно ответил муж. - Но я уже подал просьбу о расторжении нашего брака, и вскоре должен получить ответ. Как ты знаешь, браки высокородных разрывают не в обычном суде, а в королевском. Хотя ты и понятие аристократии - это нелепость. А наш развод... Вообще-то у меня нет сомнений в скором и благоприятном решении этого вопроса.  - Значит, именно для того в последнее время ты и уезжал постоянно? Для того, чтоб встречаться с будущей невестой, и чтоб поторопить вышестоящие инстанции с разводом? Мило. А я-то все в толк взять не могу, от чего это мой супруг настолько полюбил длительные поездки!  - Да, я ездил устраивать свою будущую жизнь. Имею на это полное право.  - Кстати, госпожа Шайхула, та непонятная активность по наведению чистоты в этом доме, она, случайно, не связана с ожидаемым приездом сюда предполагаемой невесты?  - И не одной, а вместе с ее родителями... - сладко улыбнулась свекровь. - Порядочные девушки на шею молодым людям не вешаются, и в одиночку по их домам не ездят. Что же касается наведения порядка в доме, то это следовало сделать уже давно, тем более что хозяйка из тебя никакая - совсем распустила слуг, целями днями бездельничают да языками треплют. Развела грязь и бардак... Хотя это неудивительно, если вспомнить, в каком окружении ты росла. Зато теперь здесь все будет по-иному - это я тебе обещаю.  - Надо же, а я и не знала о том, какие интриги плетутся за моей спиной... - Айлин с трудом сдерживалась, чтоб ее голос не сорвался до крика. - Ни слова мне, ни полслова, одно шушуканье, да многозначительные взгляды! Что, так сложно было поговорить начистоту?  - Не кричи... - поморщился муж. - Истеричка. Такое хорошее настроение у меня было совсем недавно, так ты его умудрилась испортить.  - Зато мое настроение, как я понимаю, от этих новостей должно заметно улучшиться.  - Не я затеял этот никому не нужный разговор. Выяснять отношения пришла ты.  - Тогда ответь: когда же ты намеревался рассказать мне обо всем? Или это должно было стать сюрпризом на какой-то праздник?  - Сейчас ты все знаешь, и, надеюсь, сегодня же покинешь этот дом. Навсегда. Извини, но мне тебя даже видеть не хочется.  - То есть ты меня выгоняешь?  - Я прошу тебя навсегда оставить мой дом. Впрочем, называй это как хочешь.  - А как же наш сын?  - А о твоем сыне пусть его отец позаботится.  - Что?! - ахнула Айлин. Значит, свекровь каким-то образом сумела внушить Тариану свои бредовые измышления. - Ты отдаешь себе отчет в том, что говоришь?  - Я только говорю, а вот ты действуешь - подсунула мне невесть какого паршивца, рожденного непонятно от кого, да еще требуешь, что я его страстно возлюбил? Все, хватит из меня дурака делать, я не собираюсь называть своим наследником нагулянного тобой щенка!  - Не смей! - вот тут Айлин не выдержала. - Не смей говорить такое о нашем ребенке! И я догадываюсь, кто тебе наплел такую немыслимую чушь!  - Перестань визжать у меня над ухом! - Тариан ударил кулаком по столу. - Скандалистка! Видят Боги - я терпеливый человек, но границы терпения есть у всего! Если ты сегодня до заката солнца не уберешься из моего дома, то тебя просто-напросто вечером пинком выкинут за ворота. Вместе со щенком, которого ты называешь моим сыном. Отныне я не желаю видеть ни тебя, ни этого сопляка. Кстати, запомни на будущее: слышать ни о ком из вас я тоже не желаю. Тебе все понятно?  - Тариан... - Айлин поняла, что дальнейший разговор не имеет смысла - муж не хотел ничего слышать. - Я не понимаю что сейчас происходит с тобой и почему ты ведешь себя со мной столь непозволительно, но... Знаешь, пройдет время, и тебе будет невыносимо стыдно за те слова, что сказал, а заодно и за то, как себя ведешь.  - Ничего иного от такой склочной бабы я услышать и не собирался... - муж поднялся из-за стола и направился к дверям. - Мама, все, я ухожу, меня от этого разговора уже мутит, а от одного вида этой стервы скоро начнет тошнить. - Тариан на мгновение задержался в дверях. - Вот что, почти бывшая супруга: очень надеюсь, что вечером ни тебя, ни твоего сосунка здесь уже не будет.  Дверь хлопнула, и шаги мужа стали слышны в коридоре. А он здорово разозлился - вон, как ногами топает! Да уж, поговорили...  Айлин посмотрела на довольную свекровь. Вот уж кто счастлив - так это она. Сидит, сморит с сочувствующей улыбкой на невестку. Вернее, на уже бывшую невестку - в этом доме нынешняя жена Тариана пришлась явно не ко двору.  В свою очередь Айлин тоже не отводила глаз от Шайхулы, и думала о том, что при взгляде на эту немолодую женщину вряд ли кому-то придет в голову, насколько она может быть жестока и безжалостна! Худощавая, внешне располагающая особа с простым лицом, милой улыбкой и кучей мелких кудряшек на голове... Глянь на такую - добрейший души человек, который ни о ком плохого слова не скажет и любит всех на свете! Что ж, так может думать только тот, кто совсем не знает эту женщину.  - Добились своего? - спросила Айлин, глядя на свекровь.  - Еще нет... - усмехнулась та. - Ты же еще пока отсюда не вымелась, хотя поганая метла на тебя уже приготовлена. Предупреждаю: будешь орать, что не желаешь покидать этот дом - враз по хребту получишь. Ты, бывшая невестушка, забыла одну старую истину: суконному рылу нечего делать в калашном ряду. И, кстати, запомни: тебе в этом доме ничего не принадлежит, так что не рассчитывай вынести отсюда хоть что-то. Пришла сюда в одном платье, в нем же и уйдешь. Радуйся, что я тебя не заставляю сейчас переодеваться в одну из тех обдергушек, которые ты носила до свадьбы. Впрочем, я женщина добрая, и потому дозволяю взять с собой то, что сможешь унести. Надеюсь, ты не рассчитываешь уехать отсюда в карете? Нет? Прекрасно. Ты, бывшая приблудная родственница, и без того слишком долго жила богатой и беззаботной жизнью, так что отныне снова привыкай всюду ходить своими ногами, дорогуша. Из нищеты пришла, в нищету и возвращаешься.  Не говоря ни слова, Айлин развернулась, и пошла в комнату Кириана. Надо как можно быстрей покинуть этот дом, иначе она за себя не отвечает. Ненависть уже поднимается в ее душе, как бы ни перелилась через край...  - Мама, а где папа? - сын встретил ее вопросом. - Я жду, а вы все не идете...  - Кир, папе некогда. Мы сейчас пойдем назад, в пригород, к бабушке Дейлин. Ты ведь хотел вернуться к ней?  Ответить сын не успел - на пороге появилась Шайхула в сопровождении двух служанок. Эти шустрые девицы быстро расстелили последи комнаты большую холстину, правда, мало того, что грязную, так еще и дырявую.  - Это что еще такое? - Айлин посмотрела на свекровь, а та с нарочитым удивлением развела руками.  - То есть как это - что? Я же тебе сказала: из этого дома возьмешь столько своего барахла, сколько сможешь утащить на своем горбу. Ты меня не любишь, вечно косишься недовольным взглядом, а ведь я, в отличие от тебя, человек добрый. Видишь, даже большую холстину тебе сюда принесли, не пожалели, а знаешь, почему? Добра на нее много уложить можно. Так что давай, поторапливайся, кидай на холстину свою одежду, шубы, обувь, вяжи все в узел, и тащись с ним в свой пригород. Правда, как я тебе только что говорила, пройтись придется пешком - для экипажа ты званием не вышла, к каретам все одно непривычна, так что прогуляться лишний раз, милочка, тебе труда не составит. Да и жирок лишний растрясешь, а не то он у тебя скоро с боков свисать станет. Учти: после того, как сегодня шагнешь за порог этого дома, больше ни одной нитки отсюда не вынесешь. Так что давай, складывай барахло, и волокись с ним в свой поганый пригород...  Айлин смотрела на дырявую, остро пахнущую навозом холстину, которую явно принесли со скотного двора, и почувствовала, как у нее начинают гореть щеки. Надо же, а она-то по своей наивности считала, что сильней оскорбить уже нельзя, а оказалось, что это вполне возможно. Значит, свекровь желает еще больше унизить ненавистную невестку, а для этого надо, чтоб она шла, согнувшись в три погибели, с огромным грязным и вонючим узлом через весь город, а завтра об этом с шутками и прибаутками будут рассказывать на каждом перекрестке!  Нет, такого Шайхула не дождется, слишком много удовольствий разом. Ничего, старая одежда Айлин осталась в родном доме, так что переодеться будет во что, тем более что за несколько лет своего замужества молодая женщина почти не поправилась. Беда в том, что в доме матери нет одежды для Кириана, а, значит, кое-что отсюда все же надо прихватить. Ладно, хотя Айлин хочется уйти отсюда сию же секунду, но надо набраться терпения еще на несколько минут.  - Кир, сынок, возьмешь с собой какие-нибудь игрушки? Мы уходим жить к бабушке, и потому прихвати те из них, какие тебе больше нравятся...  Не обращая внимания на посторонних, Айлин открыла сундук с вещами Кириана, достала оттуда дорожный мешок мужа (попутно подумав - хорошо, что он там оказался!), и, особо не церемонясь, вытряхнула из него все содержимое - не страшно, потом все уберут на место. Затем она стала складывать в освободившийся мешок самое необходимое, что может понадобиться Кириану. Так, две пары сапожек для сына - зимние и осенние, штаны, рубашки, две куртки - одну для теплой, вторую для холодной погоды, зимнюю шапку... Все, больше ничего в этот сравнительно небольшой мешок не влезает, но хотя бы она взяла хоть что-то - это все же лучше, чем совсем ничего.  Затянула завязки на мешке, закинула его на плечо. Взяла сына за руку, а второй рукой малыш прижимал к себе несколько игрушек, правда, каких именно, Айлин не смотрела. Все, можно идти.  - Детка, пошли отсюда...  Прошла мимо Шайхулы, на лице которой мелькнула тень недовольства - все же она рассчитывала на несколько иной уход ненавистной невестки: как видно, мечтала увидеть, как та пойдет, сгибаясь и пошатываясь под тяжестью огромного узла со своей одеждой. Впрочем, свекровь благоразумно решила ничего не говорить: пусть идет, как хочет, лишь бы побыстрей покинула дом, а то, что ничего не взяла из своих вещей - так это ее дело. Было бы предложено...  Когда же молодая женщина вместе с сыном появилась на крыльце, то поняла, что на нее устремились взгляды каждого из тех, кто сейчас находился на дворе. Даже разговоры смолкли, только фыркают лошади, которых еще не распрягли, да из-за высокого забора доносится уличный шум. Что ж, эта тишина говорила о многом...  Конечно, всем давно известно, что в семье хозяев неладно, слышали и о том, что хозяйка отчего-то попала в немилость, а госпожа Шайхула, по сути, сейчас командует в доме... К тому же некоторые фразы из сегодняшнего разговора были слышны даже из-за закрытых дверей, ведь Тариан даже не думал сдерживать свой громкий недовольный голос... Слуги быстро соображают, что к чему, и подобные новости разносятся по дому со скоростью пожара, так что сейчас почти всем, находящимся на дворе, понятно, что хозяйке, вместе с сыном, показали на дверь.  Придерживая на плече лямки дорожного мешка и держа за руку сына, Айлин спустилась с крыльца и направилась к воротам. Кириан видел, что на них устремлены взгляды всех, кто был на дворе, и потому испуганно прижимался к матери - понимал, творится что-то неприятное, и это относится, прежде всего, к ним двоим.  Двор показался Айлин непривычно большим, а путь до ворот - слишком долгим, но она смогла перевести дух лишь после того, как за ними захлопнулись высокие резные ворота. Слез не было - вернее, они то и дело подкатывали к глазам, но Айлин усилием воли брала верх над очередным приступом отчаяния, решив про себя, что выплачется позже, когда окажется в родном доме. Кроме того, слезы могли перепугать Кириана, ведь ребенок и без того понимает - произошло что-то очень плохое, и сейчас все еще крепко держится за руку матери. На душе было горько и омерзительно, горло перехватывала обида, но надо было держаться - все же от дома Тариана до пригорода путь неблизкий, а им с сыном предстоит проделать весь путь пешком. Вдобавок ко всему по дороге можно встретить немало знакомых, тем более что время к вечеру, и многие люди сейчас отправляются в гости или на вечернюю прогулку. Не хватало еще, чтоб кто-то сказал Шайхуле, что видел, как ее бывшая невестка брела, поливая дорогу горючими слезами.  В то же самое время, наряду с отчаянием, в душе молодой женщины присутствовало и нечто, похожее на спокойствие: вместе с плохими новостями исчезла неопределенность, так долго мучавшая ее, и стало понятно, что муж все же сделал свой выбор. Правда, его это выбор, или свекрови - в этом они пусть они разбираются сами, а выставленная за порог жена встревать в это дело не собирается.   Айлин испытала облегчение еще и потому, что, наконец-то, исчезло чувство непонятной вины, которое терзало ее уже не одну седмицу. А, главное, не надо больше возвращаться в дом мужа, туда, где в последнее время даже слуги демонстрируют презрение к молодой матери и ее ребенку...  - Мама, - от горьких дум Айлин оторвал голос сына, - мама, я устал...  - Кир, договоримся так... - мать присела возле ребенка. - Я понимаю, нам еще идти очень далеко, но давай решим: сколько смогу - я тебя буду нести, а ты время от времени будешь идти сам. Согласен?  - Ладно...  По счастью, через какое-то время возле Айлин остановилась телега: это живущий в предместье знакомый гончар возвращался с рынка - вез нераспроданный товар, и, увидев идущих, предложил подвезти до дому мать с ребенком. Этот пожилой человек ни о чем не стал расспрашивать молодую женщину - кажется, при взгляде на них он и так все понял. Во всяком случае, старый гончар без всяких просьб довез их до дома, и, покачав головой, отправился дальше.  Впрочем, без долгих пояснений все поняла и мать, когда на пороге появилась дочь с внуком. Глядя на измученную дочку и тот небольшой дорожный мешок, который Айлин поставила у лавки, мать спросила:  - Я так понимаю, что это все? Конец твоей когда-то счастливой семейной жизни?  - Вот именно - все... - Айлин, присев на лавку, прижала к себе сына.  - Когда Тариан сватался, я и предположить не могла, что этим все закончится... - вздохнула мать. - Ох, беда! Ладно, доченька, не расстраивайся, это еще не самое страшное в жизни. Я тебя вырастила одна, а уж вдвоем-то ребенка мы точно поднимем.  - Поднимем... - кивнула головой Айлин, чувствуя, что еще немного - и сдержать слезы она уже не сможет.  - Ох, не надо было мне соглашаться на этот брак, никак не надо! - мать уселась рядом с дочерью, и обняла ее за плечи. - Я и сама отчасти виновата в произошедшем: зачем повелась на слова Тариана о вечной любви и богатой жизни? Ведь видела же, причем это и не скрывалось, что для его матери этот брак - как кость поперек горла! Пусть бы меня тогда все в округе осуждали за отказ богатому жениху, но зато ты рано или поздно вышла б замуж за простого парня, пусть даже совсем небогатого! Может, жили бы бедно, но и ты не была бы настолько унижена... Так, все, хватит убиваться! Быстро успокаиваемся, и начинаем думать о том, что впереди у нас долгая и счастливая жизнь! Во всяком случае, будем на это надеяться.  А что мне еще остается, кроме надежды? - устало подумала Айлин.