• Немного, - ответила ей и приступила ко второму ботинку. Не удержав равновесия, чуть было не упала на пол лицом вниз. Вовремя успела ухватиться за вешалку с куртками. Переступив с ноги на ногу, почувствовала, как в ногу впивается что-то острое. Ойкнув, схватилась за нее и снова стала заваливаться, только теперь спиной. Хорошо, что сзади была дверь и я так и не свалилась на пол.
  • Что такое? - обеспокоенно спросила мама.
  • Кажется, осколок зеркала в палец впился, - зашипев от боли, проговорила я.
  • Так, - засуетилась Анна Сергеевна, - ботинок не снимай. До кухни сама доберешься или помочь?
  • Сама доберусь, - поморщившись ответила и поскакала в нужную сторону.

Там, плюхнулась на стул и стянув с ноги носок, попыталась достать стеклышко. Крови было немного, но от одного ее вида меня стало мутить. Вот не хватало мне сейчас еще и в обморок упасть.

  • Подожди, давай попробуем пинцетом достать.

Решила послушаться. Потому что своими неосторожными

действиями могла вогнать стекло ещё глубже.

  • Ой-ей... - дернувшись, пробормотала я, чувствуя, как мама пытается достать осколок.
  • Как же я так... проморгала, не все стекло убрала, - вздохнула родительница, наконец, переставая мучить мой палец. - Сейчас ещё перекисью обработаем и пластырем заклеим.

До комнаты я ковыляла, как вековая старушка, у которой вместо одной ноги протез. Старалась идти осторожно, но то и дело ступала на больной палец. Боль была терпимой, но на улицу я сегодня точно не выйду.

Переодевшись в домашнюю одежду, расчесала спутавшиеся волосы и только после этого наконец-таки добралась до ванной комнаты. Затем, от нечего делать, вновь доползла до своей спальни, села за стол и открыла первую попавшуюся тетрадь с конспектами. Только через пару минут бездумного всматривания в текст поняла, что это так нелюбимая мной Высшая математика. И, разумеется, все мои мысли сразу же переключились на Мишу, который ещё недавно объяснял мне непонятные примеры. Отодвинув тетрадь, взяла другую. Правоведение. То, что надо...

Спустя пару часов решила сделать передышку и допрыгать до кухни. Попью чай с печеньем, расслаблюсь. Потом снова за учебу. Мамы там не оказалось, так что я была предоставлена сама себе. Налила кипяток в чашку, бросила туда пакетик с заваркой, достала сласти и приступила к чревоугодию. Потом еще полезла в холодильник и извлекла оттуда полбатона колбасы и кусок сыра.

После того, как голод был утолен, снова прошла к себе в комнату. Сначала собиралась вновь заняться учебой, но передумала. Не было ни желания, ни сил. Прихрамывая, добралась до кровати и легла поверх покрывала, бездумно уставившись в потолок. Так пролежала примерно десять минут. В голове было пусто, ничего не хотелось делать, даже шевелиться.

Сама не заметила, как задремала.

Мне снилось осунувшееся лицо Миши. Оно было так близко, что я могла как следует его рассмотреть. Бледная кожа, впалые щеки, синяки под глазами, потрескавшиеся до крови губы. Мне хотелось прикоснуться к нему. Почувствовать, что он живой, что он рядом. Ощутить на своем лице его теплое дыхание.