Я не могла так просто поверить в то, что Гром не умер. Мама бы не стала меня обманывать. Зачем ей это? Ведь она видела, как мне плохо.

Понимала, что я отреагирую на новость о смерти друга именно так. Или все же не ожидала увидеть такую реакцию?

  • «Кнопка, давай ты дашь мне свой номер телефона, чтобы я тебе позвонил. Может, тогда ты поверишь? Или скажешь адрес? В таком случае я смогу приехать».
  • «Почему я должна вам верить?» - заупрямилась я. Ну, не могла принять то, что Громов жив! Я два месяца жила с мыслью, что он мертв. А тут кто-то пишет с его страницы...
  • «А помнишь дерево, на которое ты любила залезать? А я тебя уговаривал этого не делать...»

В какой-то момент я уже была готова довериться. Однако... помнится, когда он в последний раз напоминал мне о дереве, рядом находилась еще и Олька. А вдруг это ее не очень удачная шутка? Решила таким вот изощренным способом поиздеваться надо мной.

  • «Аля, если ты не веришь в сообщения и не хочешь давать мне свой номер, просто приезжай завтра в ТЦ в районе двух часов дня. Я буду ждать тебя возле магазина, в котором ты раньше работала».

Отвечать ничего не стала. Потому что просто не знала, что написать. Я была в смятении и меня стали грызть сомнения. Откуда кому-то столько про меня известно? Не могли же за мной следить?

  • И что думаешь делать? - ворвался в мои мысли голос Машки.
  • Я... не знаю...
  • А я знаю, - упрямо произнесла подруга. - Завтра в два часа дня ты должна быть возле какого-то там магазина. И ты возле него будешь, ясно? Если хочешь, я могу поехать с тобой.

Только с родоками поговорю...

  • Не стоит, - прервала я ее. - Сама со всем разберусь. Только вот... а вдруг меня просто обманывают?

Первым порывом было позвонить маме и спросить у нее на прямую, соврала она мне или нет. В день, когда женщина сообщила мне о смерти друга, я так и не смогла связаться с Ниной Олеговной. А потом мой телефон со всеми номерами пропал. Возможно, отец и не брал его? И это сделала мама. Верить в это не хотелось. Неужели, она могла на это пойти?

  • Я , конечно, не имею права тебя уговаривать туда поехать, - сказала Маша. - Решай сама. Но на твоем месте я бы рискнула. Вдруг он и, правда, жив? А ты будешь продолжать сидеть здесь и лить по ночам слезы.

Она была права. В конце концов, я ничего не теряю.

  • Прикроешь меня? - попросила девушку.

Та охотно согласилась мне помочь.

Пока гуляли по лесу, продумывали все детали моей легенды. Договорились о том, что если что, я гуляла с Машей. В последнее время мы очень много проводили времени вместе. Думаю, никого не удивит мое долгое отсутствие. Завтра хоть и будний день, но Машка в школу не ходила, из-за того, что только недавно переболела простудой, и к врачу ей надо было ехать только послезавтра.

  • Нервничаешь? - обратив внимание на мои слегка дрожащие руки, спросила у меня подруга.
  • Ужасно, - не стала скрывать очевидного. - Мне до сих пор кажется, что это страшный сон.
  • Тогда стоило дать этому сну свой номер телефона, а не мучить себя до завтра.
  • Дать телефон неизвестно кому? - я изогнула в удивлении одну бровь. - В любом случае, действительно, пока своими глазами не увижу, не поверю.

Распрощались мы уже вечером. Долго бродили по лесу, даже один раз умудрились заблудиться. Поплутали немного и снова вышли на нужную тропку. В итоге домой я пришла замерзшая,

уставшая и голодная. Бабушка сразу же поняла, что я готова есть все, что мне положат в тарелку и помчалась в кухню, разогревать ужин.

  • Что же ты так долго, - запричитала Татьяна Евгеньевна, ставя передо мной глубокую пиалу с дымящимся супом.
  • По лесу гуляли, - я взяла ложку и приступила к поглощению пищи. - Заболтались, и не заметили, как время пролетело.
  • Мама звонила, - между делом стала рассказывать женщина, - сказала, что выезжает. Значит, часа через три будет дома.
  • Ясно, - невозмутимо проговорила, хотя внутренне еле сдерживалась, чтобы не выложить бабушке все, что столько времени разъедало меня изнутри.

После ужина, пожелала родным спокойной ночи (дедушка как раз спустился, чтобы попить чай), пошла к себе в комнату. Взяв пижаму, снова спустилась вниз и прошла в ванную. После того, как с водными процедурами было покончено, тихо, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания родственников (которые сидели в кухне и что-то тихо обсуждали), проскочила к лестнице, поднялась на второй этаж и прошмыгнула к себе.