• Ты уже определил для себя, что первым собираешься сделать? - спросила Нина Олеговна своего сына, когда они вместе выходили из реабилитационного центра. - Чем будешь заниматься во время академического отпуска?
  • Устроюсь на работу и найду Алину, - не задумываясь, ответил молодой человек.
  • Думаешь, тебя не уволили за то время, пока ты здесь находился? - недоверчиво уточнила женщина.
  • Не знаю, - пожал плечами Громов. - Надо найти дома телефон и позвонить. Опять же, комп запалить, просмотреть сообщения в Сети.
  • Надеешься, что она тебе что-то написала? - сокрушенно покачала головой его мать.
  • Кнопка не могла так просто меня оставить, - невесело усмехнулся Гром. - Ты же помнишь, как она со мной повсюду носилась. Я ей очень благодарен за это.
  • И как такая милая девушка получилась у Селезневых? - проворчала Нина. - Один игрок, вторая - эгоистка.
  • Ну, мам... - одернул ее Миша. - Чего ты на людей взъелась?
  • А разве нормально, что Алиночка скорее всего даже не знает, что ты жив? Ты ведь помнишь, что у них сейчас настали непростые времена?
  • Да ну ладно... - отмахнулся Громов-младший. - Скажешь еще.
  • По крайней мере так Аля была бы всегда у нее под боком и не захотела бы регулярно к тебе мотаться.

Знали бы они, насколько данное предположение оказалось верно... Анна Селезнева буквально возненавидела Грома за то, что он целиком и полностью занял мысли ее дочери. И ладно, если бы не страдал в свое время наркотической зависимостью...

  • Так, значит, сначала свяжусь с Алиной, а потом уже стану решать свои проблемы на работе, - карие глаза грозно сверкнули. - Человек сам должен решить, что для него важно.
  • Совсем ты у меня вырос... - с умилением в голосе проговорила Нина Олеговна.
  • Пришлось, - коротко подтвердил Миша.

С виду он уже почти ничем не отличался от себя прежнего. Поправился, отоспался, подлечился и уверовал в себя. Только взгляд стал серьезнее и глубже. Его волновал вопрос, почему же все-таки Алина ни разу не поинтересовалась его здоровьем. Сомнение в ее чувствах, которое он так старательно гнал от себя все это время, на воле проявилось в воспаленном мозгу с новой силой. Всю дорогу до нового дома ему казалось, будто, вернувшись в ее жизнь, он совершит чудовищную ошибку.

  • А вдруг я ей уже не интересен? - хриплым голосом проговорил парень, когда они с матерью выходили из троллейбуса на нужной остановке.
  • Время покажет, - тихо откликнулась женщина. - Давай лучше немного поговорим о нашем новом месте жительства. Тебе нравится этот район?
  • Он хорошо благоустроен, - с неохотой ответил ей Еромов. - Но от метро далековато.
  • Это да, - подтвердила мать, внимательно наблюдая за сыном. Видя, что он никак не может вынырнуть из собственных нерадужных размышлений, она проговорила: - Кстати, что за телефон лежал в твоей куртке? Я нашла его, когда собирала твои вещи при переезде.
  • Алька отдала, - грустно улыбнулся Гром. - Свой я сломал, и потому она через какое-то время не выдержала и подарила мне свой старый.
  • Однако, - удивилась Нина. - Как же она не хотела отпускать тебя.
  • Вот именно, - кивнул молодой человек. - И теперь я тоже так просто ее не отпущу.

При воспоминании о том, что его подруга в тайне от родных вынесла из дома свой гаджет, огонек сомнения поугас. Что говорить, когда он даже не слышал ее голос, не смотрел в глаза, не наблюдал реакцию на свое возвращение? Гадать можно долго, но при этом так и не прийти к какому-то единственно верному заключению.

Пройдя по засыпанному кленовыми листьями двору, мать и сын оказались на крыльце подъезда, на третьем этаже которого находилась относительно недавно приобретенная квартира Г ромовых. Она была более просторной, но из-за не очень удобного расположения по отношению к метро оказалась схожей по цене с предыдущей. Продавая квартиру в районе, где когда-то Миша впервые познакомился с Алиной, Нина Олеговна в первую очередь рассчитывала на то, что ей будет удобно посещать молодого человека, когда тот проходил лечение.

  • Сказать по правде, - начала женщина, роясь в своей сумке в поисках ключей от дома, - поначалу я планировала снимать здесь жилье. А потом... Как-то подумалось, что вам с Алей будет комфортно сосуществовать со мной в более просторном помещении.

Сказав это, она порозовела и все-таки выудила ключи из сумки. Отделив среди нескольких магнитный для домофона, она проворно приложила его и открыла дверь.

  • Ты не меняешься, - усмехнулся Гром. - Неужели распланировала и день нашей свадьбы?
  • До этого пока не дошла, - пробормотала та и вошла, наконец, в подъезд. - Но что-то мне подсказывает, что Аля сильно обидится на мать, когда узнает о том, что с тобой все в порядке.
  • Как же я поскорее хочу поговорить с ней и понять, почему на самом деле не давала о себе знать, - он свободной рукой взъерошил себе волосы и остановился у лифта. - Прошу тебя, пожалуйста, не произноси при мне вслух о том, что думаешь

насчет ее поведения. Г олова и так уже распухла от обилия всяких разных размышлений.

  • Как скажешь, - спокойно откликнулась Нина. - Но интернет я оплатила.
  • Ты приглашала на дом мастера? - удивился парень. - И когда только успела?
  • Поверь, тут много времени не надо, - загадочно улыбнулась его мать. - И, да, телефон твой разряжен. Я положила его на стол. Где от него провод, не знаю. Посмотри в пакете, в который я сложила все твои игрушки.

Новое жилище Мише понравилось. Первым делом он осмотрел все помещения и удостоверился в том, что евро ремонт был проведен сравнительно недавно. Далее он, естественно, кинулся оживлять разряженный гаджет подруги. Мама не стала мешать ему и удалилась в ванную с целой сумкой Мишиных вещей, которые после больницы нужно было обязательно хорошенько выстирать.

Молодой человек же тем временем копался в пакете с проводами, пытаясь найти в нем зарядку от телефона. Не прошло и пяти минут, как парень удовлетворенно хмыкнул и извлек на свет проводок с соответствующим разъемом. Трясущимися от волнения руками он вставил вилку в розетку и подключил гаджет. Экран загорелся не сразу.

Потянулись долгие мгновения ожидания, в ходе которых Громов ещё больше разнервничался и разом позабыл все, о чем хотел рассказать подруге. Ответит ли вообще? И если да, то как отреагирует на его признание? В глубине души Гром очень боялся получить в ответ «нет». Однако воспоминания о долгих поцелуях и теплых объятиях не давали ему потерять веру в искренность Алины.

Наконец, аппарат включился и тут же уведомил своего нового хозяина о том, что в памяти имеется одно непрочитанное сообщение. Не отрывая немигающего взгляда от дисплея, Громов вошел в меню сообщений, где увидел такое желанное для него сообщение от Алины. В порыве чувств, нахлынувших на нее после того, как его забрали в реанимацию, девушка писала:

«Не знаю, зачем рассказываю тебе об этом прямо сейчас и при таких вот обстоятельствах, но все же надеюсь, что ты поправишься и прочтешь мою смску. Сил больше нет молчать. Я люблю тебя, Миша и хочу, чтобы ты жил. Я не желаю верить в то, что из подобной ситуации невозможно выкарабкаться. Тебе просто нужно поверить себя и снова открыть сердце этому миру. Поверь, он прекрасен. Если в твоей душе не хватило места для меня, я пойму. Ты только борись. Не могу больше видеть, как ты страдаешь. Если бы позволили, я провела бы с тобой в реанимации столько времени, сколько бы потребовалось. Надеюсь, что, справившись, ты все-таки прочтешь мое признание. Не гони меня, потому что второго такого раза я просто не переживу. Спокойной ночи, поправляйся.

Люблю и желаю нашей скорой встречи, твоя Кнопка.»

  • Мам, кажется, ты права! - стараясь унять бешено колотящееся в груди сердце, воскликнул Миша. - Надеюсь только, что не опоздал...
  • Не слышу! - донесся крик откуда-то из ванной.

А Громов уже вовсю занимался компьютером. К счастью, ноутбук оказался полностью исправен и адаптирован к последующей пользовательской работе. Парню оставалось только включить его и дождаться, пока загрузится операционка.

За это время он успел несколько раз набрать номер Алиного мобильного. Все тщетно. Оставалась только надежда на социальную сеть, которую девушка, вполне возможно, тоже могла бы забросить. Логин и пароль вспомнились молниеносно, поэтому уже через минуту Гром открыл историю сообщений и принялся печатать Але следующее:

«Привет, Кнопка! Со мной все в порядке, спасибо тебе большое за это. Я очень соскучился и хочу встретиться, чтобы объясниться. Ты ведь не против? Или уже записала меня в списки мертвых?

Как бы там ни было, я хочу узнать почему после своего признания в любви (я его все-таки прочел) ты буквально слилась отовсюду, где мы с мамой могли бы тебя найти. Мне очень не хватает наших посиделок в кафе, универе, ТЦ и у меня дома за конспектами по вышке. Ради этого я теперь живу и мечтаю о том, чтобы быть всегда рядом с тобой.

Целую и надеюсь на твой скорейший ответ, Миша.»

К концу второго месяца, что я жила у дедушки с бабушкой, мне уже хотелось выть на луну от скуки. На место боли пришла апатия. Только по ночам, иногда, когда в голову снова лезли воспоминания о Г роме, я не выдерживала и начинала плакать. Утром же делала вид, что все нормально. А глаза такие распухшие лишь потому, что поздно легла. Родных такое объяснение не устраивало, но я пыталась заверить ее в том, что не думаю о Громове.

  • Что-то мне во всей этой истории не нравится, - сказала моя новая подруга, когда мы гуляли вдоль дороги, что вела в лес.
  • Почему? - спросила у нее и поддела мыском ботинка пожухлые листья. Когда же пойдет снег? Пройдет эта долгая унылая осень. А вместе с ней, возможно, и тоска по утерянному другу.
  • Потому что слишком уж быстро мама тебя из дома забрала,

- уже привычно фыркнула Маша. - Воспользовалась тем, что ты была в подавленном состоянии и утащила тебя сюда. Ты ведь в институте училась... Что могло такого произойти, чтобы она пожертвовала твоей учебой? Ладно я, еще в школе учусь, - она махнула рукой. - Толку мне от этих математики и русского. Пара месяцев без учебы роли бы не сыграли. А у тебя...

  • В любом случае... - я передернула плечами и поежилась. Противный холодный ветер так и норовил забраться под куртку. - Про учебу в этом году мне придется забыть.
  • Еще и телефон у тебя древний. Даже в интернет не залезешь. Что ты здесь вообще делаешь?
  • Схожу с ума, - ответила ей, поддевая ногой очередную порцию листьев.
  • И тебе даже не интересно, искал ли тебя кто в соцсети или нет?
  • Не знаю, - я остановилась и в упор посмотрела на подругу.

И действительно. Прошло уже два месяца. За это время я ни разу не появилась в онлайне. Вдруг кто написал? Та же Сашка, например... - Можно я через твой зайду?

  • Почему нет? - Машка полезла в карман куртки за своим телефоном. - Посмотри, вдруг и правда что-нибудь написали.

А то зачахла уже вся.