На некоторое время воцарилось молчание. Громов-младший собирался с духом, чтобы озвучить очень важное для него признание.

  • Мам, - наконец, тихо проговорил он, не желая посвящать в свои сердечные метания остальных товарищей по палате. - Я ведь люблю ее. Я теперь все сделаю для того, чтобы быть с ней. Спасибо... За то, что пнула меня.
  • Не за что, - тонкие пальцы легли на тыльную сторону широкой ладони и принялись нежно поглаживать кожу. - Я понимаю, что тебе это дается очень непросто.
  • Когда меня везли по коридору, - медленно продолжил изливать душу Миша, - я совершенно не понимал, что буду делать вне этих стен. Но там же случайно услышал, что кто-то из санитаров попросил своего коллегу приколоть к стене график дежурств с помощью кнопки...
  • Насколько я помню, в детстве таким прозвищем ты окрестил Алину, - прищурившись, заметила Нина.
  • Точно, - подтвердил Гром. - И вот тогда меня словно током ударило. Иллюзия безысходности спала, и я в душе будто заново родился.
  • Я рада, - стараясь скрыть непрошенные слезы, вымолвила Нина Олеговна и с надеждой в голосе уточнила: - Поедешь после больницы в реабилитационный центр?
  • Конечно, - твердо произнес молодой человек. - Нам необходимо выгнать из меня всю эту дрянь.
  • Через недельку, думаю, ты сможешь отсюда выйти.
  • Чтобы в полной мере пройти восстановление после детоксикации.
  • Но у тебя ведь есть цель.
  • Эх, мам... Ломка такая вещь... Никому не пожелаешь испытать ее.
  • Я видела и помню тебя в этом состоянии.
  • Прости меня.
  • Я на тебя никогда не держала зла за это. Наркотик... Он ведь управляет человеком.
  • Совершенно верно.
  • Но только ей удалось украсть тебя у смерти.

-Да.

Шло время. Мишина мама оплатила лечение в одном из наркологических реабилитационных центров, откуда его вот- вот должны были забрать высококвалифицированные специалисты. Благодаря введенному блокатору парень пока не впадал в абстинентное состояние. Однако ему каждый раз становилось не по себе, когда вспоминал о том, что кодирование от наркотической зависимости не вечно. Хотя врачи и уверяли, что в центре позаботятся не только о его физическом, но и психическом здоровье, Громов заметно нервничал перед выпиской. Его подстегивало лишь то, чтобы как можно скорее поправиться и найти Алю, которая за все время так и не объявилась.

Нина Олеговна не раз звонила девушке, но телефон (как мобильный, так и домашний) находился вне зоны доступа. Это ей показалось подозрительным, и однажды женщина наведалась к Селезневым в гости. Каково же было ее изумление, когда вместо Анны или самой Алины дверь открыл какой-то незнакомый мужчина в форме следователя и сообщил, что в данный момент происходит опись всего

имущества семьи. На вопрос, что случилось, Нина получила шокирующий ответ:

  • Гражданин Селезнев серьезно проигрался в подпольном казино. К сожалению, хозяева заведения оказались чисты перед законом. А вот ваш знакомый заложил свою квартиру и потерял.