Из сна меня вырвало недовольное «Мяу!», за которым последовал прыжок. Приземлился домашний любимец мне прямо на живот.

  • Джем! - сонно воскликнула, сталкивая кота с кровати. - Ты совсем обалдел что ли?
  • Мр-р-р... - недовольно промурлыкал этот нахал и стал вальяжно расхаживать по комнате.

Потянулась рукой к карману домашних брюк и извлекла оттуда телефон.

  • Так тебя же уже пора кормить... - пробормотала, задумчиво глядя на часы, отобразившиеся на сенсорном экране. Спустила ноги на пол.

Осчастливив кота, решила проверить, как там мама. Заглянув к ней в комнату, увидела ее спящей на кровати. Что ж, не буду будить. После всех потрясений, ей тоже надо отдохнуть.

Легла спать в этот день поздно. В который раз просматривала страницу Грома. Фыркала, видя его старые фото с девушками. Вспомнила день поступления, когда он заинтересованно смотрел на какую-то девицу. Тогда он ещё толкнул меня на лестнице. И уже в тот момент друг сидел на наркотиках. Слишком поздно я осознала, что с ним что-то не так. Возможно... если бы заметила происходящие в нем изменения раньше, такой зависимости можно было избежать. Конечно, Нина Олеговна допустила ошибку, отправив своего сына к дяде в деревню.

Отец так и не пришел домой. Я заснула примерно в три ночи,и так и не дождалась его. Пару раз звонила, он не брал трубку. Перед тем, как провалиться в сон, написала смс Грому. Пожелала спокойной ночи и все же осмелилась признаться ему в своих чувствах. Знала о том, что он сейчас не увидит сообщение. Только почему-то захотелось ему об этом сказать.

Проснулась я поздно. Часы показывали уже одиннадцать утра, когда я смогла разлепить веки. Хорошо еще, что в выходной день мне не надо было тащиться в институт.

Мама, услышав мое копошение в ванной комнате, вышла из своей спальни, и мы вместе приступили к приготовлению позднего завтрака. Я отметила про себя, про родительница была бледна и выглядела усталой.

  • Как ты? - спросила у нее.
  • Нормально, - ровным голосом проговорила она. - Как твоя нога?
  • Ничего.

Разговор не клеился, и я, быстро покидав в себя завтрак, пошла к себе. Там решила снова погрузиться в чтение конспектов.

Женщина сидела за кухонным столом, полностью погруженная в свои мысли. Она понимала, что дальше так

продолжаться не может. Жить с человеком, который готов вынести все из дома, лишь бы найти денег на... игры, сил больше не было. Он сам признался ей в этом. И теперь нужно было решиться и порвать все связи с одержимым игрой человеком.

Неожиданно на столе завибрировал телефон Алины. Девушка так спешила скрыться в своей комнате, что забыла его. Рука сама потянулась к гаджету и Анна Сергеевна, увидев имя той, что высветилось на дисплее, сразу же насторожилась.

  • Да? - прислонив трубку к уху, сказала мама Али и стала ждать ответа.
  • Здравствуйте, Анна Сергеевна, - раздался спокойный голос.

- Могу ли я услышать Алю?

  • Она сейчас не может подойти, - нахмурившись, проговорила ее собеседница. - Что мне ей передать?
  • Я звоню сообщить, что с Мишей все хорошо и его переводят в обычную палату.
  • Палату? - удивленно переспросила женщина. - А что случилось?
  • Вы понимаете, - стала объяснять Нина Олеговна, - на днях моего сына забрали в больницу...

Всего мама Миши рассказывать не стала. Не хотела сообщать бывшей приятельнице о проблемах своего ребенка. Но та и так все поняла.

  • Хорошо, я передам Але, что вы ей звонили и сообщу, что все хорошо.

Как только она отняла трубку от уха, в кухню вошла встревоженная Алина. Ее мать была огорчена тем, что дочь не стала ей рассказывать о том, где и с кем проводила последние пару дней. А может, и того больше. И она не хотела, чтобы девушка губила свою жизнь, возясь с конченым наркоманом.

И тогда Анна Сергеевна решилась на обман.

  • Кто звонил? - обеспокоенно спросила я.
  • Звонила Нина Олеговна Громова. И сообщила, что, к сожалению, ее сын не смог выкарабкаться.
  • В смысле? - вмиг охрипшим голосом выдавила из себя я.
  • Он умер, Алиночка.
  • Что?! - выкрикнула и выхватила из ее руки свой телефон. Сейчас же позвоню ей и...
  • Не смей! - выпалила мама. - Женщине и так, наверное, очень тяжело. Сама пойми. Потерять ребенка... Ей сейчас ни до кого нет дела. Позвонишь потом, когда она хоть немного придет в себя.
  • Но я должна узнать...
  • Начнем с того, - мама поднялась со стула и встала напротив меня, - что ты меня обманывала. Могла спокойно сказать, с кем общаешься. Почему скрывала?
  • Вы были против Миши, - я с силой сжала в ладони смартфон. - Я не могла вам доверять.
  • А как, после твоей лжи, мне доверять тебе? Сначала отец, теперь ты... - в глазах родительницы появились слезы. - Ты же знала, что общение с этим парнем ничем хорошим для тебя не кончится. Рано или поздно он все равно бы умер.

Я понуро опустила голову и постаралась сдержать рвущиеся изнутри рыдания. Руки мелко дрожали, выдавая мое напряжение и потрясение. Это не может быть правдой. Ведь медсестра сказала, что его состояние удовлетворительное. Друг находился в реанимации под наблюдением врачей. Что могло пойти не так?

  • Я... не верю... - всхлипнув, сказала.
  • Родная, прошу тебя, не плачь...

Мама хотела обнять меня, но я отстранилась и помчалась в свою комнату. Никого не хочу видеть! Никого!

  • Алина, только не наделай глупостей! Подожди!

А я и не думала останавливаться. Влетела к себе и уже хотела запереть дверь, но Анна Сергеевна успела просочиться ко мне, оттесняя от образовавшегося прохода.

  • Не нервничай, - ее голос звучал до тошноты спокойно. - Просто прими эту информацию. И не дергай бедную женщину ненужными звонками. Лучше займись сбором вещей. Мы завтра же уезжаем отсюда. Только оформим тебе в институте академический отпуск.
  • В смысле? - я перестала что-либо понимать. - Как уедем? Куда?
  • У твоего отца огромные долги, - стала пояснять женщина. - Кредиторы могут появиться здесь в любой момент. Я боюсь за тебя. Сейчас нам здесь нечего делать.
  • А как же учеба? А Г ром...
  • Аля, он умер, - твердо сказала мама. - Осознай это.
  • Я хочу присутствовать на похоронах. Я должна знать...
  • У нас нет времени, прости.
  • Мы не можем уехать вот так вот сразу, - я покачала головой. Что вообще происходит? Я сплю, и мне снится самый кошмарный сон, какой только можно представить? - Я должна увидеть Мишу!
  • Потом как-нибудь съездишь на его могилу.
  • Я отказываюсь верить в то, что ты говоришь! - упрямо сказала и стала набирать номер Нины Олеговны. - Она должна сказать мне об этом лично...
  • Подумай сама, - невозмутимо заговорила мама. - У нее случилось такое горе, и ты еще со своими слезами. Затронешь тему ее сына... Что случится с бедной женщиной? Подумай о ней. Сначала потеряла мужа, теперь ребенка.

Рука сама опустилась, так и не нажав последние две цифры. И правда, чем я могу ей сейчас помочь? Посочувствовать, спросить про похороны... А ведь сама и двух слов связать не смогу, потому что разревусь в голос.

  • Умница, - облегченно произнесла стоящая напротив меня женщина и забрала у меня телефон. - Я положу его на кухне. Вдруг у тебя появится мимолетный порыв, и ты все-таки не сдержишься. Я дам тебе успокоительное, чтобы ты хоть немного поспала.
  • Я не хочу спать, - мотнула головой. - Пожалуйста, оставь меня одну.
  • Как скажешь, - не стала настаивать моя собеседница и прикрыла за собой дверь.

А я так и осталась стоять у порога, уже не сдерживая слез. Боль разрывала меня на части. У меня даже не получалось взвыть в полный голос, потому что не хватало сил. Мое тело сотрясала мелкая дрожь, которую пыталась унять, обхватив себя руками за плечи. Неужели его больше нет?

  • Нет... - все же сорвалось с губ. - Не верю... - тихий шепот. - Не хочу верить! - это я уже выкрикнула, с силой ударяя кулаком о дверь. - Не хочу! - ещё один удар. - Нет!!!

Ноги перестали меня держать, и я сползла на пол, продолжая колотить по деревянной поверхности.

  • Не хочу верить... - еле слышные слова и очередной удар кулаком.

Меня не заботили мамины слова о том, что нам придется на время уехать. Сердце разрывалось на части от сказанных ее слов «Он умер, Алиночка». Она произнесла это настолько спокойно, будто и не произошло ничего такого, из-за чего бы стоило расстраиваться. А я умереть хочу. Сдохнуть из-за того, что его больше не будет рядом.

Остаток дня провела в своей комнате. И мне было все равно, что мама зовет меня, уговаривает хоть немного покушать. Мне было плевать на то, что отец снова пришел домой пьяный. Просто хотелось, чтобы все оставили меня в покое.

Истерика прошла уже ближе к ночи, когда слез не осталось, голос охрип, а руки болели от многочисленных ударов о дверь. В конце концов я повалилась на кровать, уткнулась лицом в подушку и заскулила, подобно израненному брошенному хозяином щенку.

Следующим утром мама растолкала меня пораньше и заставила позавтракать. Так как я не собрала вещи, это

полностью легло на плечи родительницы.

  • А где мой телефон? - спросила у мамы, не обнаружив на кухне свой гаджет.
  • Отец, скорее всего, стащил, - зло зашипела она. - Снова не хватило денег на игры. У меня тоже планшет пропал.
  • Но как же... Там все телефоны... - я схватилась за голову, запуская пальцы в волосы. - Там был номер Нины Олеговны...
  • Милая, - меня погладили по плечу. - Мы купим тебе новый, ты восстановишь номера. Не переживай...
  • Не переживай?! - я вскочила со своего места. - Там номер Миши!
  • Он мертв, - тихий спокойный голос. - Зачем тебе его телефон?

Ее слова будто ушат холодный воды обрушились на голову. Я не могла так просто принять тот факт, что Грома больше нет. По-прежнему не хотела в это верить.

Сборы, поездка в институт и дальнейший путь до деревни, в которой жили дедушка с бабушкой слились у меня в один короткий миг. Я была в таком подавленном состоянии, что даже говорить нормально не могла. Просто шла за мамой и молчала. Потому что стоило мне открыть рот, как из него вырывался стон полный боли.

Погода полностью соответствовала моему внутреннему состоянию. Шел отвратительный дождь, в лицо бил сильный пронизывающий ветер, небо было тяжелым и буквально физически давило на голову.