Пролог

… Доброй ночи! Автор этого произведения рад приветствовать вас, дорогие путники, хвала дороге, что сюда вас привела. Как всегда, гостей желанных дарит нам ночная мгла! Хозяина слово даю вам в этот час, счастливы мы снова в нашем замке видеть вас... Прошу вас, проходите, не стойте на пороге! Ведь путь ваш был не близким, отдохните же с дороги. Вас ждет камин и бокал глинтвейна, приготовленного по старинному немецкому рецепту. Надеюсь, вы не против послушать  легенды нашего края? Что ж, если вы не возражаете, то я начну рассказ... Что? Вы уже слышали о нас? Да, конечно, нужно тут же внести некоторые уточнения, так как все же часть истории, что будет услышана вами сегодня была уже рассказана другими. Однако все же, автор принял решение поведать вам ее еще раз, так как искренне верит, что эта история достойна большего, нежели остаться частью сказаний. За много лет она уже стала легендой. Как и ее герои, что начали жить своей собственной жизнью, в этом мире. Готическая сказка, ставшая реальностью... Куда приведут героев поиски истины? Есть ли в самом деле Вечная Жизнь? Все это вы обязательно узнаете, следуя за нашими героями. Итак, закройте же глаза и слушайте звук идущих часов, пусть он ведет вас за собой...  00


Глава 1.
Это было много лет назад...

- Профессор, профессор, где же вы? - молодой человек в смятении огляделся вокруг. Но не увидел ничего кроме все той же стены сосен и слепящего глаза снега, окружающих его со всех сторон. - Неужели мы потеряли друг друга? Профессор!
Однако ему никто не ответил, кроме его собственного эха. Напуганный им больше, нежели грозящей ему печальной участью остаться в снежном плену этого ледяного леса, юноша, подхватив свою тяжелую поклажу побрел назад. Хотя как узнать где здесь дорога назад, а где вперед?
- Вот зачем, зачем ему пришло в голову ехать в такую даль? Как будто подобного в наших краях мало... А теперь... Какой же ужасный конец, для такого человека, как он....
Внезапно юноша услышал среди валежника какое-то движение. Бросив сумки, он побежал в сторону этих звуков, как неожиданно споткнулся обо что-то и провалился в сугроб. Отплевываясь от снега, забившегося ему в рот и за шиворот теплой куртки, он оглянулся и увидел занесенную снегом фигуру человека. Сомнений быть не могло.
- Профессор... Я нашел вас! - кое как выбравшись из сугроба, он подполз к нему и приложил ухо к груди мужчины. К счастью, пульс был. Достав из-за пазухи фляжку, молодой человек поднес ее к губам пожилого человека. - Ничего, главное вы нашлись... Сейчас вам станет лучше...
И в самом деле, через какое-то время профессор закашлялся и открыл глаза.
- Что... Что за гадкое пойло?
- О, профессор! Как я рад, что вы...
- Альфред, ты задумал меня отравить? Негодный мальчишка...
- Нет-нет, что вы... Я лишь хотел...
Однако профессор не дал ему договорить. Поднявшись на ноги и отряхнувшись от снега, профессор  — будто и не был пару минут назад в сугробе — бодро подхватил свой саквояж.
- Не время нам здесь рассиживаться. Я уже почти не чувствую пальцев на ногах, а это плохой признак. Как бы не было обморожения. Этого мне только не доставало. Бери же наши сумки, нам пора в путь...
- Но, профессор... Вам не кажется, что мы заблудились?
- Заблудились, мой друг? Что ж, возможно... Но если мы будем и дальше сидеть на одном месте, то вскоре станем ледяными статуями. И тогда нам будет не страшен ни лес, ни тьма, ни волки...
- Это верно, - путники едва не подскочили от сиплого голоса, раздавшегося прямо у них за спиной. Здоровенный и крепкий мужчина с черной бородой и спутанными темными волосами усмехнулся. - Что вы забыли здесь?
Профессор первым опомнился.
- О, мы из дальних краев. Возможно вы знаете деревню Канинхинлох? Мы направлялись туда, но кучер экипажа отказался везти нас дальше, сославшись на метель, вот мы и...
Мужчина хохотнул.
- Метель? Старая отговорка... Да, вряд ли вы найдете желающих отвезти вас туда. Это место недолюбливают все в округе. Даже и его жители.
- Правда? Но отчего...
- Вы собираетесь исповедовать меня или все же мы продолжим путь в деревню?
- Да, да... конечно. Благодарим вас...

***


На постоялом дворе, как это бывает обычно в вечернее время, царило оживление. Вернувшиеся с работы лесорубы и охотники обменивались последними новостями, и то и дело бросали откровенно сладострастные взгляды на служанку, снующую между столами с кружками, полными ароматной медовухи... Однако распахнувшаяся дверь и появление в ее проеме двух путников, в сопровождении здоровенного детины в черной куртке из лисьих шкур, заставило всех замолчать.
Профессор, словно не замечая ничего, тут же подошел к горящему камину в центре зала. Альфред, поморщившись от едкого запаха чеснока, которым, казалось, были пропитаны даже стены, хотел было последовать за ним, но нечаянно, проходя мимо одного из столов задел девушку, что как раз ставила на стол пинту пива... Едва не пролив его, она гневно посмотрела на юношу... И тот замер. Таких красивых зеленых глаз, как у этой незнакомки, он не видал никогда... Она сама, казалось, напомнила ему эльфа из книжек, что он читал в детстве: тоненькая, будто тростинка, с белоснежной атласной кожей, которую красиво оттеняли роскошные рыжие волосы, заплетенные в длинную косу, перекинутую через плечо, в простом сером платье до пят... она была прелестна и совсем не вписывалась в окружающую обстановку не совсем трезвых людей...
- Простите... Простите меня, ради Бога, я... не хотел.
- О, ничего страшного, господин... - она запнулась. Молодой человек тут же добавил:
- Альфред, это... мое имя... Я... ну, то есть, можете звать меня просто Альфред.
- Хорошо, герр Альфред, - мило улыбнувшись, она подала ему стакан. - Вот, попробуйте, ручаюсь вам, что подобной медовухи вы не пробовали во всей Австрии. Она приготовлена по нашему семейному рецепту... И очень согревает в морозные ночи...
Юноша, покраснев, взял у нее стакан, как внезапно к ним подлетел мужчина в черном сюртуке, явно еврейской наружности. Гневно посмотрев на дочь, он сказал:
- Сара! Сколько раз тебе повторять — после заката солнца ты должна быть в своей комнате, наверху! Что ты здесь делаешь?!
- Но, отец, я...
- Немедленно марш наверх, я тебе покажу...
Обиженно надув губы, девушка поставила поднос на стол и не глядя ни на юношу, ни на отца, быстро поднялась по лестнице на верхний этаж. Тут же переменившись в лице, с масленой улыбкой, мужчина посмотрел на смущенного юношу.
- Прошу прощение, эти девушки... С ними всегда такая морока... Прошу, присаживайтесь. Откуда же к нам прибыли такие удивительные гости? Да еще ночью? Старый Отто сказал, что нашел вас в лесу...
- Я...
Однако подошедший к ним профессор вновь перебил юношу.
- Добрый вечер. О, как я вижу, перед нами хозяин этой чудесной гостиницы...
- Благодарю. Мое имя — Йозеф Шагал, а девушка, которую вы только что видели здесь — моя дочь, Сара... Прошу вас, чувствуйте себя, как дома. Хотите еще пива или может быть, грибной похлебки? Моя жена отлично ее готовит...
- О, нет-нет, спасибо. Лучше скажите, нет ли здесь у вас в округе... старинного замка?
Казалось, на мгновение гул голосов вокруг стал тише, будто все окружающие прислушались к их разговору. Шагал бросил растерянный взгляд на свою супругу, что сдвинула брови. Прокашлявшись и выдавив улыбку, Шагал развел руками.
- Что вы... Какие замки? У нас тут вокруг одни горы и лес...
- Что ж... в таком случае, мы, верно, ошиблись деревней...
- Возможно и так... - все еще подозрительно глядя на юношу, Шагал поставил на стол кувшин медовухи. Будто и не заметив этого профессор поморщился.
- Скажите, меня вот мучает вопрос — отчего тогда здесь все пропитано чесноком?
- О, так это... Это лишь главный ингредиент нашего традиционного блюда...
- Все ясно... Альфред, собирайся, завтра утром мы вновь двинемся в путь.
С этими словами профессор достал из кармана кошелек. При виде золотых монет, что он высыпал на стол в уплату за ужин, Йозеф не сдержался.
- Что вы, что вы... Вы ничуть не ошиблись, но... Мы не любим упоминать это место. Оно давно заброшено...
- О, благодарим вас. Именно такие места мы и ищем. Может быть, вы расскажите нам о нем более подробно?
Шагал нервно сглотнул и поспешил перевести разговор.
- О да, конечно. Но все завтра, сейчас уже так поздно... А господа устали с дороги. Следуйте за мной, я провожу вас в ваши комнаты. К сожалению все одноместные номера уже заняты, но у нас как раз недавно освободился шикарный двухместный номер с двумя кроватями и... - Шагал остановился, явно довольный собой. - И самой современной ванной комнатой!
Проведя гостей наверх по скрипучей деревянной лестнице, он распахнул перед ними дверь номера. Нужно было отдать должное, для обычной поселковой гостиницы комната и в самом деле была не так уж и плоха... Когда путники оставили вещи, Шагал подошел к небольшой дверце в углу комнаты.
- Вот и ванна... Не хотите ли вы...
- ААААА!
- Сара! - мужчина в растерянности и смущении постарался, как мог, прикрыть собой девушку от взглядов мужчин. Быстро завернувшись в полотенце, девушка выскользнула из ванной в соседнюю дверь. - Что за негодница... Говорил же ей, много раз... Ну вот напасть у нас какая-то с этими ванными...
- Ничего, это вполне объяснимо и наука одобряет такое поведение, Шагал. Не стоит винить девушку в желании обычного соблюдения гигиены, - профессор протер очки. - - Эх, факты, факты... не в моде нынче факты...
- Благодарю вас, господин профессор. Что же, не буду вам мешать более... Располагайтесь. Ежели что нужно, я всегда внизу...

***

 Наконец последние посетители разошлись по домам, и весь постоялый двор погрузился в сонную тишину. На небе взошла полная луна и, как бы в ответ ей, в доме распахнулось окошко. Выглянувшая из него девушка улыбнулась ночному светилу и, оперевшись рукой о щеку, стала глядеть вдаль, на горные пики... Как же ей хотелось улететь туда, далеко-далеко из дома, который со временем превратился для нее не более, чем в тюрьму. Близилось ее совершеннолетие, но вместе с тем она стала замечать, что ее родители (особенно отец) стали и вовсе переходить все границы опеки, обращаясь с ней, как с узницей. Она и забыла, когда в последний раз просто гуляла по лесу... Девушка с улыбкой вспомнила тот полный восхищения взгляд, что бросил на нее этот юноша... Кто знает, возможно... возможно это и есть ее шанс, ее билет на свободу? О, как бы и ей хотелось быть хоть немного такой красивой, как Магда, их служанка. Ее всегда восхищала эта пышногрудая и белокожая девушка. Сама она всегда была гадким утенком... точнее Рыжиком, как дразнили ее деревенские мальчишки. А вот Магда... да, она — другое дело... Чего стоили только ее роскошные волосы, ниспадающие водопадом на плечи... Когда она расчесывала их, сидя перед зеркалом, казалось что они сияют золотом в свете солнца... Вздохнув, девушка запела:
- Час настал... Слышу я ночами чей-то голос во тьме, он полон тайны неземной...
Слова этой старинной песни сами пришли к ней... Она и не помнила, где слышала ее — то ли от Магды, то ли где-то между сном и явью. Но тут она вздрогнула, так как эхо донесло до нее как будто вздох:
- Сара... Сара...
- Что это? Кто здесь?
- Сара, ты опять не спишь? Ну-ка мигом в кровать, ох я тебе....
Не заставляя себя просить дважды, девушка захлопнула окно. Однако ложиться в кровать она не торопилась. Наоборот, накинув на плечи легкую шаль, она прислушалась. Дом спал. Наконец, решившись, она вышла в коридор и неслышно ступая по скрипящему полу, добралась до неприметной комнатки в конце коридора. Еще раз прислушавшись и убедившись, что ее никто не слышит, девушка открыла дверь и юркнула внутрь, оказавшись в хорошо оборудованной ванной. Все было так, как она и просила. Мысленно поблагодарив Магду, девушка сбросила легкую сорочку и с наслаждением погрузилась в теплую, словно парное молоко, воду... Что греха таить, в ее жизни было не так много радостей. И принятие ванны было как раз одной из них. В отличие от других девушек деревни, что так и висли на шеях вернувшихся из лесу мужчин, пропахших потом и зверьем, она терпеть не могла запах грязного тела. Как-то раз к ним в деревню приехал цыганский табор и Сара тут же скупила у цыганки все ароматические масла, что имелись в ее лавке... Вот и сейчас, добавив в воду пару капель сандалового масла, она ощутила себя на вершине блаженства...
Час настал...
Резко открыв глаза, девушка судорожно вцепилась в края ванны... Однако она ясно услышала где-то позади себя будто шелест шелка. Испуганно ойкнув, она хотела выскочить из ванны, но в этот момент чья-то рука прикрыла ей рот. Девушка замерла — от руки исходил сильный холод... Она хотела закричать, но тут неведомый ночной гость  заговорил. И она словно впала в транс... Этот мягкий, бархатный голос убаюкивал ее, одновременно заставляя безоговорочно подчиниться ему.
- Не пугайся меня, дитя...
- Кто же ты? Ангел или Демон явился мне в ночной тиши?
- Да, ты права... Ангел — Хранитель на зов твой, дитя, явился. Тебя на бал я пригласить буду рад. Бал этот длится каждый год до утра... Все твои грезы воплотит он стократ. Если не захочешь покинуть свой постылый дом, не пожалеешь ли потом, твое предназначение в ином... Если мне безоглядно доверишься ты, то я исполню все мечты... Нас на крыльях эта ночь унесет... Мы отправимся в полет, лишь часов раздастся бой, полуночный бал навеки обручит нас с тобой. Давно тебя я ждал... Три столетия тебя я искал... Я тебе Судьбою дан, так прими бесценный дар... И последуй со мной вместе на бал...
Девушка не заметила, как рука незнакомца соскользнула ей на волосы, приоткрыв шею... Но тут за дверью послышались шаги и чьи-то голоса. Краем глаза она заметила, как метнулась тень, и тут же в помещении зажегся свет... Вся пунцовая от смущения, девушка оказалась под взглядами мужчин, окруживших ее...
Кажется, мы успели вовремя, он не успел ее укусить...
- Сара, ах ты глупышка... - мадам Шагал протиснулась в круг и накрыла напуганную девушку простыней. - Идем отсюда, да поскорее... пока твой отец...
Сара?! Ах ты, несносная девица! Ну погоди у меня! - схватив за руку девушку, Шагал втолкнул ее в ее спальню и достал из-за пазухи розги. От неминуемой и позорной порки девушку спасло лишь появление матушки Шагал. Смачно выругавшись, Йозеф отдал ей розги и вышел за дверь. Девушка услышала, как в замке повернулся ключ. Это было уж слишком. Обливаясь слезами, она подергала ручку, но все попытки открыть ее были тщетны... Ее заперли...
- Нет... пожалуйста. Пожалуйста, откройте...
- Теперь ты видишь, что я прав, не так ли, моя дорогая Сара?
Девушка обернулась и увидела в потоке лунного света, льющегося из распахнутого окна высокую фигуру мужчины в черном плаще...  Одетый в богато расшитый, старинного покроя камзол, он был невероятно красив: черные, как вороново крыло волосы мягко ложились ему на плечи, а голубые, словно море, глаза были устремлены на девушку, а красиво очерченные губы его изогнулись в усмешке... От всей его фигуры исходила невероятная энергетика, которой девушка не могла (да и не хотела) сопротивляться... Он протянул ей руку и девушка, не минуты не задумываясь, подала ему свою...

***

- Сара, уже утро... - в старом замке повернулся ключ и дверь распахнулась. - Сара, вста... Йозеф, Йооозеееф!
Крик госпожи Шагал переполошил всю гостиницу. Собравшиеся на завтрак постояльцы притихли, и стало слышно лишь вой пурги за окнами. Профессор выглянул из своего номера.
- Похоже, мой друг, мы попали туда, куда требовалось. Возьми мой саквояж и нюхательную соль. Зрелище нам предстоит неутешительное...
Альфред с содроганием кивнул. По крику он понял, что случилось что-то страшное. Что-то, о чем он запрещал себе даже думать. Механически подхватив сумку, он последовал за профессором в комнату девушки. Профессор распахнул дверь...
Мадам Шагал лежала в беспаметстве на кровати, а рядом держа ее за руку сидел Йозеф. Взглянув на ничего не понимающих друзей, он молча указал на распахнутое окно. Наконец дар речи вернулся к мужчине и он произнес дрожащим голосом:
- Он... забрал... ее.
- Что? Кто забрал? Куда?
- В замок... Бал Полнолуния, уже сегодня... Эх, Сара...




Глава 2. Конец и Начало

- Эх, Сара, - Альфред укоризненно посмотрел на вечноюную вампиршу. - Ну вот что тебя потянуло в этот замок? Я же говорил тебе... Неужели нельзя было подождать, пока мы спасем тебя?
- Альфред, мы это уже обсуждали, - девушка хотела вздохнуть, но ее опавшая грудь не поддалась... Оставив попытки, она пожала плечами. - Ну что ж, рабочий день закончен. Спасибо профессору, устроил нас в эту больницу. А знаешь, быть бессмертным не так уж и плохо...
- О, да, - юноша белозубо улыбнулся, его клыки сверкнули в свете заходящего солнца. Они уже давно поняли, что, вопреки легендам, солнце вовсе не обжигает, а лишь сильно греет, будто ты находишься под светом нагревательной лампы, вне зависимости от времени года. Да и при попадании на кожу солнечных лучей, они просто неприятно жгутся, словно крапива, что легко решаемо, стоит только надеть темную одежду, закрывающую тело... А в остальном их жизнь можно смело было назвать счастливой. Оба влюбленные, оба вечно юные... Правда преходилось менять облик раз в пять лет так, чтобы никто ничего не замечал. Но это были пустяки, которые быстро решались благодаря гриму. - Ведь мы вместе...
Вампирша внезапно погрустнела. Чуткий к ее настроению, Альфред с участием посмотрел на подругу:
- Не терзай себя. Все давно в прошлом... Да и он, я думаю, все понял... Кстати, очень мило со стороны Графа было не устроить за нами настоящей погони...
- Я понимаю, милый, но все же я так... Я до сих пор не могу простить себя. Ты бы видел его взгляд. Его глаза... никогда ничего подобного не чувствовала, он будто мне в душу смотрел... - Сара присела на лавочку в больничном парке. Где-то в роще запел соловей. - Ты помнишь ту легенду, о соловье и розе?
- Ммм, ту, что соловей поет свою самую прекрасную песню перед тем, как навсегда покинуть этот мир? - Альфред сел рядом с девушкой. Она кивнула.
- Да... Похоже, шип этой розы был черезчур острым, и умолкшее сердце Графа все еще кровоточит... А в его глазах... О, Всевышний, я никогда не видела столько боли!
- Боли?! - тут чуткий слух вампира уловил вдалеке какое-то движение. - Кстати, о боли. Похоже, ночка выдалась неспокойной...
Сара насторожилась. Подъехавшая скорая мигнула яркими фарами. Что ж, работа есть работа... Подойдя к медперсоналу, они помогли расправить и подкатить тележку... Поглядев на пострадавшего, Альфред замер. Перед ним была совсем еще юная девушка, в чьем облике было что-то необычное... какая-то хрупкость. А бледность и темно-каштановые волосы, разметавшиеся по подушке заставили его невольно подойти ближе... И теперь он понял — она напомнила ему... нет, это не возможно... Он посмотрел на Сару — заметила ли? Но та лишь ловко совершала привычные действия — поставила в вену капельницу и надела на лицо девушки кислородную маску.
Когда за девушкой закрылись двери палаты интенсивной терапии, он подошел к Саре, снимавшей перчатки и маску.
- Что с ней?
- Авария... Водитель не справился с управлением... Сам, главное, отделался ушибами, гад. А вот девочку жаль... Неизвестно, оправится ли. Похоже на сильное сотрясение. Сейчас в коме... А что? - только тут Сара заметила странный взгляд молодого человека. - Альфред, ты что?
- Сара... Ты не заметила...
- Что? Не поняла... - девушка сдвинула брови. - Альфред, не темни...
- Эта девушка. Неужели ты не заметила сходства с...
- Альфред, не говори ерунды, - но, все же, вампирша одним движением подлетела к стеклу. - Ой...
- Ну, вот... Скажи, тебе это не кажется... странным?
- Мда. И знаешь, это не просто странно... Это очень странно, - Сара ошарашенно посмотрела на возлюбленного. - Ты думаешь?...
Молодой человек кивнул.

***

… Туман, ничего не видно... Она бежит. Только откуда и куда? Нет, не вспомнить... Главное — не прекращать бег. Однако дорога обрывается у озера. Дальше путь заказан. Ее охватывает странное оцепенение и тут же, у себя на плече, она чувствует чью-то руку. Кто-то невидимый мягко убирает волосы с ее плеч. Она силится противиться его обьятиям, но в то же мгновение с ее губ слетает стон, а все окружающее пространство погружается в темноту...
Девушка проснулась, резко открыв глаза, будто кто-то толкнул ее в бок. Сердце гулко стучало в груди. Она провела рукой по глазам, стараясь успокоиться. Но на шее все еще оставалось ощущение чьих-то рук. Приподнявшись на кровати, девушка включила свет и посмотрела на часы. Два часа, еще вся ночь впереди... Но ей не заснуть. Накинув шелковый халат, она вышла на веранду. На небе сияла полная луна. Что же за наваждение преследует ее последние несколько дней? Та авария... Так глупо вышло... Хотя, есть ли разница, когда твое существование напрочь лишено смысла?
Она подняла взгляд ввысь, туда, где сияла полная луна. Интересно... Когда она была, как ей сказали в коме, она видела... Хотя наверное это было лишь игрой ее воображения. Но этот молодой человек был так реален. Они точно встречались. Но где, когда? И теперь эти сны... Нет, так не может больше продолжаться. Нужно позвонить Марии, она прекрасный гипнолог. Вот только так не хочется думать, что у нее посттравматический стресс! Но это состояние нельзя игнорировать, оно мешает ей работать...

***

Как пышно цветут в этом году деревья... Идя по улице, девушка полной грудью вдохнула пряный аромат, который, казалось, заполнил собой всю округу. Эти старинные улочки, все утопающие в зелени и солнечном свете завораживали. Удивительно! Переезд дался намного легче, чем она ожидала. Да и этот город, с первых секунд, спустившись по трапу самолета, она тут же поняла - она дома. Впервые в своей жизни...
Та авария заставила о многом задуматься, в том числе о, как бы банально это не звучало, бренности этой жизни. И пусть это не столица, зато здесь есть так много настоящей свободы. И - море! Оно так неожиданно показалось из-за домов, беспредельное, как океан, а волны его так и манили кинуться в их объятия...
Но не в этот раз. Девушка присела на один из каменных волнорезов и устремила взгляд вдаль. Странно... Но море всегда вызывало в ней непонятное томление, словно в груди открывалась старая рана. Не смотря на весь окружающий ее рай, сердце и душа будто разделялись, одно хотело спокойной жизни в избранном им городе, а другая стремилась за горизонт, чувствуя неведомый ей зов... Вот только куда и зачем? За свою жизнь она успела посетить столько стран, увидеть разные города, людей... Но все они были странно далекими, чужими. Блуждая среди толпы, всегда одна, она чувствовала себя свободной, но пустой. Да, были впечатления, были открытия, откровения, но делиться ими было особо не с кем. Друзья? Все они со временем образовывали семьи и отстранялись от незамужней девушки. Она все понимала и не обижалась, ведь так или иначе подруги видели в ней соперницу, а мужчины... Дружбы между мужчиной и женщиной не может быть априори, это она знала прекрасно. Потому ее друзьями были чаще всего более взрослые люди, с которыми уже нечего было делить. Как, к примеру, Мария.
- Катрина, здравствуй дорогая, - темноволосая, цветущая женщина, в светлом платье, по виду больше похожая на цыганку, чмокнула девушку в щеку и села рядом. - Я немного опоздала, прости. Как обычно - Валентин ушел в море, ты же знаешь, что такое дальние круизы... Ты в порядке? Что-то вид у тебя не очень...
- Я как раз хотела с тобой об этом поговорить.
- Слушаю.
- Я не знаю как... В общем, мне давно уже снится один и тот же сон. Только каждый раз он дополняется новыми деталями. Иногда настолько яркими, будто это и не сон вовсе. Скорее похоже на воспоминания... Но больше всего удивляет присутствие в нем, со времени той аварии человека, которого я вижу. Мне кажется, что я его знаю...
- Что ж, могу тебя успокоить, - Мария улыбнулась. - В том, что ты рассказываешь нет ничего странного или необычного. Точнее раньше такое бы вызвало подозрения, но сейчас... Ты слышала о реинкарнаторике?
- О чем?
- Так, ясно... Ну, милочка, нужно все же интересоваться хоть чем-то помимо работы. Кстати, похоже что именно в этом и кроется объяснение всего происходящего. Дай-ка мне свои руки.
- Зачем? - девушка с опаской посмотрела на приятельницу. Та рассмеялась.
- Да не бойся ты, не заворожу я тебя. Я помочь хочу. Все в пределах разумного.
Немного поколебавшись, девушка протянула руку Марии. Взяв ее ладонь в свою, молодая женщина кинула.
- Теперь закрой глаза и попробуй ни о чем не думать, просто слушай мой голос, ладно? Я буду считать до десяти. На счет десять ты заснешь. Не пугайся и не сопротивляйся этому. Ты проснешься через несколько минут... Готова? Хорошо... Начали. Один, два, три...
Голос Марии стал отдаляться, звуча все тише и тише... Наконец мир потускнел, и все погрузилось во тьму...

***

Старинный готический особняк. Заходя в такой дом, чувствуешь непередаваемую атмосферу старины, тонкий, едва разлечимый запах времени, а под ногами скрипят половицы, впетавшие в себя пыль веков.
… Холл. Громадная лестница, ведущая наверх, а по периметру четыре двери. За первой дверью небольшое помещение. Это кухня. В старых деревянных шкафах – изящные фарфоровые чашки и высокие стеклянные стаканы. По тонкому слою пыли становится ясно – к этой посуде не прикасались уже очень давно. На кухонном столе пятна воска – здесь зажигались свечи.
Выйдя из кухни и открыв соседнюю дверь можно увидеть длинный коридор. Куда он ведет? Ничего не видно – темно. Но свет портативного фонарика рассеивает густую тьму. На потолке – старая витая люстра. На ней когда-то горели свечи, а теперь сплели свои сети прижившиеся здесь пауки. Справа еще одна дверь, которая так же легко и бесшумно открылась. Но эта комната пуста. Небольшое окошко выходит в сад, на подоконнике подсвечник – комната прислуги.
Вновь вернувшись в холл, невозможно пройти мимо двух других дверей. Одна из них – гостиная с большим камином и старинным фортепьяно у высокого окна, занавешенного тонким тюлем, слегка колеблющимся под порывами ветра. Но более всего привлекает внимание портрет, висящий над камином. На нем изображена пара – мужчина с длинными темными волосами и лазурными глазами, нежно держащий за руку даму в светлом платье. Однако разглядеть ее лицо почти невозможно, т. к. оно скрыто в тени от вуали… В руках у девушки белоснежная роза, выполненная настолько искусно, что выглядит, как живая.
За другой дверью оказывается библиотека. В ее шкафах – множество старинных фолиантов. Возле камина пара кресел и столик. На нем витой канделябр и открытая книга. Это сборник стихов… Но чьих?

« Две души, несущихся в пространстве,
Навеки сплетенные судьбой…
Они окружены глубокой тишиной,
Найдя друг друга, обретя покой…»

Удивительно, но эти стихи кажутся очень знакомыми. В задумчивости девушка закрыла книгу и положила ее обратно на столик. Посмотрела на часы – они не двигаются, стрелки замерли на 12 часах. Утра или ночи? Так странно…
Вернувшись в холл, ее глазам вновь предстала громадная лестница, которая так манила подняться наверх. Какие еще секреты хранит этот дом? Из большого окна  с разноцветными стеклами лился рассеянный лунный свет, оставляющий причудливые блики на  ступенях…
Внезапно она услышала мелодию. Она вела ее, заставляя забыть обо всем. Девушка следовала за ней, лунный свет окутал ее тело серебрянным покрывалом. На площадке перед закрытой дверью она заметила чудесное фортепьяно. Провела по нему рукой… Музыка, ведущая ее, смолкла. Немного поколебавшись, девушка взялась за ручку и открыла дверь.
Это спальня, но, отчего-то, ей она показалась странно знакомой. Кровать в стиле Людовика, лампа под абажуром на маленьком столике, пара стульев… На кровати белая роза… Взяв в руки, девушка ощутила ее неповторимый аромат. И, одновременно, почувствовала легкое прикосновение. С замиранием сердца она обернулась… И у нее пропал дар речи. Перед ней стоял тот самый мужчина, которого она видела на портрете… Но его прекрасные бездонные глаза, с такой нежностью смотрящие на нее, тонкие черты лица, вся его фигура казалась такой родной, близкой, что от этого чувства перехватило дыхание…
Тут же перед глазами замелькали картинки… Дом освещен сотнями свечей на огромных витых люстрах бального зала. В распахнутые окна проникает аромат розовых бутонов, чьи раскидистые кусты произрастают возле дома, стрекот цикад и шелест деревьев в саду. Множество гостей – дамы в шелках и парче, чьи брильянты сияют и искрятся, переливаясь всеми цветами радуги на их лебединых шеях, обмахиваясь веерами, переговариваются со своими кавалерами.
Внезапно распахиваются двери – в зал входят хозяин и хозяйка бала: она в белоснежном платье, в волосах ее – восхитительная белая роза; он – стройный высокий изящный мужчина в черном фраке, его длинные волосы собраны сзади черной лентой, лазурные глаза внимательно обегают собравшихся гостей, на губах появляется улыбка. Он делает знак оркестру и музыканты, повинуясь взмаху палочки дирижера, играют вальс.
Хозяйка кладет руку в белой перчатке на плечо супруга и они открывают первый тур вальса. Ее ножки в белых атласных туфельках порхают по паркету, глаза закрыты – она вся отдалась во власть музыки и ведущего ее партнера. Кажется, танец может длится вечно, но музыка стихает… Незаметно отделившись от других, они отходят к одному из распахнутых окон, выходящих в сад. Внезапно ее супруг улыбается и указывает ей на подоконник окна. Она смотрит и на ее губах так же возникает улыбка. На широком подоконнике вырезано сердце и инициалы, оставленные чьей-то рукой. Она лукаво смотрит на мужа, тот отвечает ей столь же выразительным взглядом, а затем, взяв ее за руку, нежно прикасается к ней губами. Она хочет что-то сказать, но…
Во дворе раздается шум и чьи-то крики. Весь зал замирает, кажется, будто время остановилось… По залу проносится резкий порыв холодного северного ветра, задувшего свечи, отчего комната погружается во мрак…
Девушка, сквозь туман забвения ощутила, как ее подхватили чьи-то сильные руки. Открыв глаза, она увидела, что находится в объятиях того самого мужчины. Но теперь она вспомнила… Дорогое сердцу имя само слетело с ее губ. Он утвердительно кивнул. Сомнений больше нет. Но как, как такое возможно?!
И тут она услышала его голос, который прошептал:
- Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается,; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестает. Я люблю тебя!
- Я...
Внезапно она увидела позади любимого человека странную тень. Она попыталась закрыть его собой, но тень была намного сильнее. Почувствовав, что слабеет, девушка вновь взглянула на возлюбленного. И замерла. Его глаза... Глаза, похожие на бескрайний океан стали темными, как ночь. Полыхнувший в них огонь обжег ее. Девушка попыталась вырваться, но ее тело не слушалось. Она ощутила, как его руки обхватили ее, а затем...
... Она вскрикнула и очнулась. Подруга обняла ее, успокаивая...
- Боже... что же это? Мария, мне так больно...
- Теперь все ясно. Ты видела эту тень?
Девушка вздрогнула и кивнула. Мария вздохнула.
- Вот эта тень-то и есть то проклятие, что витает над вами.
- Ты сможешь прогнать его?
- Нет. Оно слишком сильное. Тут все от его выбора зависит...
Девушка с тревогой посмотрела на приятельницу.
- Мария, кто же он? Где он живет?
Молодая женщина задумалась.
- Не могу сказать. Но ваши пути пересекаются, я вижу это. Прошлое повторяется в настоящем, так что будь готова.
- Готова... к чему?
- Ты все поймешь, в свое время. Главное помни - твоя сила зависит от твоего сердца. Доверься ему.
- Спасибо тебе...
Мария кивнула, а затем неожиданно улыбнулась.
- Ну ладно, хватит грустить... Пойдем, съедим по пирожному!
Девушка кивнула... Но все же, мысль о увиденном никак не отпускала ее. Кто же он? И как довериться давно умолкнувшему сердцу? Она посмотрела на свой талисман. Бесконечность... Интересно...

***

- Сара, я, кажется, нашел! - молодой человек протянул девушке папку с документами.
- Что это?
- Ну как, ты же просила, - юноша укоризненно посмотрел на девушку. - Между прочим, пришлось перерыть все, что только можно было перерыть - архив немаленький! И, к тому же, ты сама понимаешь, как сильно я рисковал...
- Ох, Альфред, прости. Я совсем забыла... - девушка чмокнула юношу в щеку и раскрыла папку. - Что-о?!
- Вот и я говорю... А, ты о фото, - юноша пожал плечами. - Ну что тут сказать? Похоже ты недалеко ушла от истины.
- И от графа... Никогда не знала, что у графа есть имя. Генрих...
Девушка вновь взглянула на копию старого портрета. Он был написан такими яркими красками...
- Не может быть...
- А я говорил тебе. И что мы теперь будем делать? Я ни за какие коврижки не вернусь в Трансильванию. Да и ты, я думаю... Хотя...
- Альфред, прекрати, ты знаешь, что если я вернусь туда, то Генриху... Точнее Графу грозят большие неприятности. Да и не только ему.
- Да, - молодой человек задумчиво кивнул. - Если Валериан узнает... Ты же знаешь, что бывает за нелегальное обращение вампиров. Я, в отличие от Графа, не тягочусь своим бессмертием. А ты?
- Разумеется, нет! Но мы должны как-то дать ему знать... Ну, ты понимаешь.
Девушка выразительно взглянула на юношу. Тот обреченно вздохнул. За прошедшие века он понял, что спорить с девушкой по меньшей мере неразумно.
- Хорошо, только я вот все в толк не возьму, что за спешка-то?
- Да есть тут одна причина. Недавно мне было видение...
- О, нет! Только надеюсь это будет не как в прошлый раз, когда ты предсказала падение метеорита в Челябинске! Хорошо, успели изменить его траекторию...
- Почти. Дело в том, что брат Валериана, Адриа хочет напасть на владения Графа..
- Что?!
- Он давно это задумал. Зависть, скорее всего, ведь Долина так обширна, а Граф почти не выходит на охоту, вот и... Только он думает, что у Графа фон Кролока есть союзники из соседних Родов. Потому он решил действовать, собрать армию... 
- Понятно. Можешь не продолжать. Надеюсь Ге... точнее Граф умеет пользоваться интернетом...

***

… Как приятно было сбросить платье и, оставшись в купальнике, накинув на плечи легкое парео, сбежать по извилистой, выложенной гравием дорожке к пляжу! Лицо овевал морской бриз, а во всем теле была непередаваемая легкость, отчего ноги девушки будто едва касались земли... Наконец последний поворот и ее глазам открылся невообразимо прекрасный морской простор. Море широко раскинулось до самого горизонта в могучей истоме…
Не мешкая Катрина скинула парео на теплый песок и, разбежавшись, нырнула в воду. Она приняла ее разгоряченное тело, обжигая обнаженную кожу, как кипятком... Интересно, а сможет она доплыть до буйков? Это же совсем не слож... Внезапно, на самом середине пути ее голова сильно закружилась, а ногу пронзила острая боль. Чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, девушка, не в силах более держаться на воде, стала погружаться ко дну, как вдруг ее подхватила чья-то рука. Мгновение, несколько взмахов руками и она вынырнула на поверхность. Откашливаясь, девушка ухватилась рукой за водный мотоцикл. Поддерживающий ее человек дал ей возможность отдышаться, а затем помог сесть рядом. Только тут она смогла разглядеть своего спасителя. Перед ней был парень, на вид которому едва можно было дать двадцать лет. С трудом переведя дыхание, Катрина постаралась улыбнуться.
- Спасибо... вам. Еще бы чуть-чуть и...
- Да ладно, не стоит. Не благодари. Держись крепче, Русалочка!
Сойдя на берег, девушка, которой было все еще немного не по себе от пережитого потрясения, опустилась на горячий песок. Юноша подал ей полотенце и, присев рядом, деловито осмотрел ее ногу. Катрина поморщилась.
- Похоже... жить буду.
- Пока да, - молодой человек усмехнулся, показав ряд белоснежных зубов. Удивительно, такую улыбку она видела лишь по телевизору в рекламе. Он надавил на ее ступню, и она невольно ойкнула. - Да не бойся, не укушу тебя.
- Что?!
Юноша рассмеялся.
- Да так... А вообще тебе невероятно повезло, что мы оказались неподалеку.
- Мы?...
- Альфред! - подбежавшая к ним рыжеволосая девушка с неподдельным волнением посмотрела на Катрину. - Что тут случилось? Ты ее...
- Спас, да... - многозначительно взглянув на подругу, юноша кивнул. Странно, почему ее спасение так удивило эту девушку? Ревнует, что ли? Было бы из-за чего... Фыркнув, Катрина охватила себя руками. Налетевший ветерок заставил ее поежиться. Взяв протянутое Альфредом полотенце, она благодарно улыбнулась.
- Спасибо вам, за все...
- Да не за что. Я просто... не хотел, чтобы вы пополнили ряды морских божеств.
Молодой человек вдруг спохватился.
- Между прочим... Я совсем забыл представиться. Я - Альфред, а это моя жена - Сара. Мы состоим в береговой спасательной команде... Рад, что вы не пострадали.
- Катерина... Но вы можете звать меня Катрин. Что ж, - девушка с усилием поднялась на ноги, закутавшись в парео. - Не буду вас отвлекать от работы...
- Да куда же вы пойдете в таком состоянии? Идемте, мы вас доставим до... Вы где остановились?
- Благодарю вас, но не стоит. Мой отель совсем рядом. Это "Чайка"...
- Ммм... ну тогда мы вас проводим. Кстати, вы прекрасно изъясняетесь по-английски. Вы жили в Англии? - Сара взяла девушку под руку. Катрин невольно вздрогнула - кожа девушки была холодной, как лед. Странно, если учитывать почти невыносимую жару. Но сочтя невежливым вдаваться в расспросы, она покачала головой.
- Нет, я... Я переводчик, и поэтому... А вы? Вы здесь на практике?
Сара невозмутимо кивнула.
- Да. Мы только недавно закончили медицинский университет и теперь...
- Но у вас немецкий акцент... Вы из Германии? Что привело вас в Кенигсберг?
Сара вновь переглянулась с юношей. Тот поспешил сказать:
- Мы работаем в госпитале, по обмену...
Они свернули налево от железно дорожной станции и остановились у стен неприметного уютного отеля.
- Вот мы и пришли. Еще раз благодарю вас. Но я очень рада была нашему знакомству, правда! Тем более, что очень приятно дружить с докторами...
Юноша фыркнул, и Сара бросила на него предостерегающий взгляд. Внезапно Альфред стиснул кулаки, его губы плотно сжались. Тут же достав из пляжной сумки бутылку с темной жидкостью, девушка подала ее молодому человеку, который мгновенно наполовину опорожнил ее. Облегченно вздохнув, Сара посмотрела на удивленную девушку.
- Томатный сок. Альфреду часто бывает... нехорошо на солнце. Но мы оба так любим море, что решились вопреки всему... - она подала руку девушке. - Мы рады нашему знакомству. Предлагаю дружить домами, все же теперь вы нам не чужой человек.
Она протянула девушке визитку.
- Сара Шагал... Хорошо, я не против! До встречи, Сара, Альфред!
Махнув им рукой, девушка исчезла в дверях отеля. Проследив за ней взглядом, Сара поднесла к губам бутылку и сделала два больших глотка. Струйка красной жидкости стекла у нее по подбородку, но она быстро стерла ее рукой.
- Уф... Едва пронесло. Молодец, Альфред. Теперь нам нужно не спускать с нее глаз. Кстати, надеюсь ты помнишь закон - тот, кого спасет один из подобных нам перестает быть жертвой.
- Да, я помню. Но и жертва... хиленькая. Ты же видела ее...
Девушка перебила его.
- Именно поэтому мы и должны проследить за ней. Времени до следующего Бала катастрофически мало. Как там дела с Графом?
- Пока никак. Я вышел на аккаунт Герберта... Ты бы видела...
- Не знаю и знать не хочу. Все же это... ну ты понимаешь...
- Да ладно, Сара, помнишь: "All you need is LOVE..." 
Юноша обнял девушку, та рассмеялась.
- Мда, были же времена... Эх, ладно. Прийдется мне самой заняться этим нелегким делом. Да... Чует мое сердце - будет жарко, хоть бы в прах не обратили! Не хотелось бы такого конца.
- Не бойся, прорвемся. Где наша не пропадала? К тому же это явно еще не конец, а только начало!


Глава 3. Бал Полнолуния.

- Отец! - крик юноши вывел мужчину из глубокой задумчивости. Тряхнув головой, он посмотрел на часы. Половина третьего ночи. До рассвета еще целый час. Потому само появление в его покоях в это время сына было чем-то странным. - Отец, ты не представляешь...
- Конечно же нет! Потому возьми себя в руки и расскажи все по-порядку. Что, снова оборотни нападают, или все же началась Третья Мировая? - граф с усмешкой взглянул на сына, который выглядел бледнее обычного. - Хотя по твоему виду, возможно, все вместе...
- Отец, вы как всегда правы! Это... Балены, - Герберт заметил, как руки отца сжались в кулаки. - Простите... понимаю, лучше Третья Мировая.
Граф одним движением подлетел к окну и распахнул его. Взглянув на небо, он покачал головой.
- Еще только четверть Луны... До Бала пол месяца. Наш Клан никогда не собирается здесь раньше положенного времени.
- Бала? Но вы же не проводили его уже много лет! А если призвать... - Герберт не договорил, испугавшись взгляда отца. Тот отрицательно покачал головой и сдвинул брови.
- Нет, ни за что. Это наша земля! Фон Кролоки владеют ею уже много веков и еще ни один, даже потусторонний наглец не смел бросить им вызов. Но если Балены желают войны, они ее получат. Герберт, на этот раз нам нужна не просто жертва... Ты понимаешь, о чем я.
- Но... отец, вы же знаете как это опасно. Да и где мы найдем человека с такой Кровью? Да и бывает ли она на самом деле? Может это просто...
- Миф? Нет, мой мальчик, это не миф. Далеко не миф...

***

«Тишина и мрак ночной
За тучи скрылась от меня луна.
От ужаса она трепещет предо мной
Я один с моей тоской,ведь в этом мире я изгой»

...Не забыть... Не понять... не простить. Боль, от которой никуда не спрятаться, не уйти. И лишь Луна освещает старинное кладбище. Он идет мимо надгробий, на многих из них надписи давно стерты временем... Но одно из них до сих пор сохранило свой прежний вид. Надпись красивыми готическими буквами будто горит огнем. Опустившись на одно колено, он проводит рукой по камню. Холод, ледяной холод. И пустота... там где было сердце. Ни звука, ни шепота... Единственное, что осталось — это память, заботливо рисующая перед взором картины прошлого. Будто Эринии, богини мщения, не знающие жалости, жестокие и беспощадные, эти картины преследуют его каждую ночь...

«С ума сошли мы от любовных ласк,
Для нас обоих это было в первый раз.
Не могу забыть её предсмертный крик в объятиях моих.»

...Как жить, зная, что ты причинил, хоть и не по своей воле, но причинил боль единственному существу, которое по настоящему любило тебя? Сначала был гнев... Гнев породил ненависть. А ненависть стала залогом отчаяния и печали...

«О как мучительны скитания потерянной души,
Но я не чувствую раскаяния за то,что совершил.
Я плачу кровавой данью,чтобы утолить тоску свою
Я грешный ангел во тьме мироздания
Я жертва ненасытного желанья,обречен я на страданье,
Разрушая всё,что люблю...»

...Но, надежда, робкая надежда все еще жива. Подобно Графу Дракуле, он ждет чуда. Неосознанно, отрицая саму его возможность. И вновь восходит Луна, наступает время Бала. Новая Жертва выбрана...

«Бренной жизни краткий миг
Превратится в бесконечность,
И мир падет у ног твоих,
И любовь продлится вечно.
Так простись же с мирской суетой-
И взамен обретешь бессмертье.
Лишь доверься мне, лети же со мной
Над пропастью, над бездной между светом и тьмой,
Сквозь время и пространство, над грешною землей…»

...Сара, полная жизни и наивной веры в чудо. Эта девушка так напоминает... Да, надежда все еще предательски витает где-то рядом. И он останавливается, не дав ей покинуть этот мир. Однако взгляд обращенной девушки выдает ее с головой. Нет, это не страх, это торжество победителя. Но разве этого он ждал? Но дело сделано. Обращение произошло... И выбор за ней. И она делает его... И вновь один, осмеянный и сломленный. Вместе с обидой приходит холод и безразличие. Бал окончен, гаснет свет... Ха-ха-ха. Как смешно... Заскрежетав зубами, он погрузил бледные ладони в рыхлую землю. Давно забытое имя само сорвалось его губ...

***

- Изабелла!
Девушка вскинулась, будто от удара. Глаза ее были полны слез... Господи, ну сколько это еще будет продолжаться?! Это невыносимо - каждый день просыпаться в слезах... Поднявшись с постели, она подошла к окну. Как душно... Похоже будет гроза... Катрина распахнула ставни - ни ветерка, ни дуновения. Налив воды, девушка взглянула на свое отражение. Внезапно в неясном лунном свете оно будто перестало принадлежать ей. Из темного зеркала на нее глядел незнакомый призрачный силуэт. Девушка подошла к зеркалу, коснувшись кончиками пальцев его холодной поверхности и тут заметила позади себя объемную тень. Метнувшись к выключателю, Катрина зажгла яркий свет. Комната была пуста... неужели привиделось? Но в этот момент что-то задело ее за волосы. Девушка оглянулась, встретившись взглядом с высоким светловолосым человеком. Но человеком ли? Он был необычайно бледен, а под глазами его пролегли круги... Медленно отступив на шаг, девушка нашарила на столе свой ремешок. Насмешливо наблюдая за ней, как удав за кроликом, незнакомец вдруг кинулся вперед, схватив девушку за руку. Но неожиданно, она сделала выпад, и он оказался лежащим на полу. Скрутив его руки за его спиной, девушка спросила:
- Кто ты и что ты делаешь в моем доме?
- Ай, ты что? - юноша попытался вырваться, но хватка девушки была просто железной. Признаться, он не ожидал подобного от хрупкой шатенки. На вид она казалась такой слабой... Проследив за ней от самого офиса, он намеренно затаился за раскидистым деревом, ожидая, пока она заснет. И на тебе... - Пусти, ты мне руку сломаешь, сумасшедшая...
- Ничего, потерпишь, - девушка обернулась. Позади нее стояли Альфред и Сара. Да что здесь творится? Заметив ее недоумение, Сара добавила: - Прости, Катрина. Мы не хотели, чтобы ты узнала раньше времени... Но, похоже мышка сама прибежала к нам в лапы...
- Сара... - Герберт дернулся, но ремень держал крепко, кроме того голод и жажда давали о себе знать. Но ведь кто знал, что здесь засада... - Ты... Ты...
- И я рада видеть тебя, Герберт! - девушка подошла к юноше и опустилась рядом на колени. - Надо же, а мы ждали, что Граф сам... Но все же...
- Все же, может быть кто ни будь объяснит мне, что здесь творится?
Девушка оглядела присутствующих. Альфред и Сара переглянулись.
- Да, видимо к этому никак не подготовишь... Но думаю, ты уже обо всем догадалась, не так ли?
- То есть...
Сара кивнула.
- Да, Катрина. Мы - вампиры. Самые реальные и настоящие...
- То есть вы правда пьете...
Девушку передернуло.
- Ммм, приходится. Вообщем-то обычно мы не наносим физического вреда. Нас питает ваша энергия. Но сейчас общество энергетически слабее, даже более, чем во времена Гамлета и Магбетов... Выбирать не приходится.
Девушка от удивления ослабила хватку, и вампир сбросил ее с себя, как пушинку. От его резкого движения девушка отлетела к стене и ударилась бы о край стола, если бы не подоспевший юноша. Зашипев и оскалившись, вампиры загородили собой Катрину.
- Только через наш труп, Герберт...
- О, как мило... Я лишь хотел попробовать на зубок, так сказать... А тут столько защитников! С чего бы это, Альфред?
- Девушка с нами. И ты ее не тронешь...
- Интересно, как вы сможете мне помешать. Мне, наследнику Фон Кролоков! - усмехнувшись, юноша бросился было вперед, но Альфред не дал ему сделать и шагу. Забыв обо всем, о разнице в росте и в силе, он перехватил вампира на лету и со всей силы отбросил к стене. Раздался треск и по стене пролегла широкая трещина. Однако, похоже, самому вампиру это не нанесло значительного вреда. Зашипев и поднявшись на ноги, он в мгновение ока подлетел к девушке, обхватив ее за талию.
- Нет! Не смей!
- Вас забыл спросить, - Герберт усмехнулся. - Ничего, дома разберемся, что с тобой делать. Уж отец-то точно найдет тебе применение, девчонка!
Не успели вампиры сделать и шагу, как юноша перемахнул через балкон, и в то же мгновение они услышали звук шин. Подбежав к окну, Сара успела увидеть белоснежный корпус удаляющегося шевроле.
- Нет, я этого так не оставлю, Герберт... Мы еще сочтемся!

***

Погруженный в чтение, Граф переставал замечать что либо... Да и стоил ли этот мир, с его бренными заботами внимания бессмертных? Однако раздавшийся снизу шум все же привлек его внимание. Неужто Герберт? Граф захлопнул книгу. Негодный мальчишка, его только за смертью посылать... Хотя в его случае это все равно, что не увидеть вовсе. Уже на ступенях, Граф услышал голоса. Интересно... неужели снова гости? Этого только не хватало!
... Открывшаяся ему сцена заставила Графа замереть. Да, это был его сын, а в его объятиях была... девушка! Но это значило, что Герберт, чьи предпочтения были весьма особыми... Нет, чудес не бывает, за свою долгую бессмертную жизнь граф понял это прекрасно. Но тогда... что бы это могло значить?
- Отец, - Герберт толкнул девушку вперед, и она упала прямо под ноги Графа. - Я привел нам закуску... Только осторожнее с ней, она кусается!
Сдвинув брови, Граф гневно взглянул на сына и, опустившись на одно колено, взял девушку за подбородок. Она подняла голову, их взгляды встретились... И он оцепенел. На него глядели знакомые бирюзовые глаза. Как будто и не было тех пятисот лет...
- Изабелла?
- Простите? - девушка недоуменно посмотрела на мужчину. Странно, но он казался ей знакомым. Где же она могла его видеть? Может в том сне? Хотя, тот образ был настолько расплывчатым, неуловимым... Мужчина тряхнул головой, опомнившись.
- Да, я... Не сердитесь на моего сына. Иногда его манеры... оставляют желать лучшего. Но я даю слово джентльмена и дворянина, пока вы здесь - вам нечего бояться.
- Но, отец! Эта девчонка...
- Леди, Герберт, Леди! И, раз уж ей прийдется остаться на время в нашем скромном жилище, то она к тому же наша гостья. Куколь!
Девушка вздрогнула, увидев выбежавшего из соседней двери уродливого карлика. Склонившись перед Графом, карлик улыбнулся. Увидев его клыки, девушка ухватилась за Графа. Тот усмехнулся.
- О, не волнуйтесь. Куколь вас не тронет. Он наш старый слуга и привык во всем повиноваться своим господам, не так ли?
- Да, господин...
- Куколь проводит вас в ваши апартаменты, а мне, уж простите, нужно перемолвиться парой слов с сыном. Увидимся на ужине...
Когда она поднялась наверх, улыбка Графа погасла, и он с гневом посмотрел на сына.
- И как это понимать? Герберт, ты зачем привел ее сюда?
Напуганный резкой сменой настроения отца, юноша поспешил объясниться:
- Отец, я тут совсем не при чем. Эта... Леди, как вы изволили ее назвать, оказалась близкой подругой вашей старой знакомой.
- Что?! Ты встретился с...
- Да, еще с одной Леди, что в недавнем прошлом едва не стала моей мачехой, - Герберт с сарказмом усмехнулся. - Думаю, вы знаете, о ком я...
- Но... это значит, что они нарушили договор. Смертные не должны знать о нашем существовании. Это закон...
- Да, и понятно, что Балены так этого не оставят. А уж в данной ситуации, когда наши силы настолько не равны... Вы понимаете, Бал нужно провести как можно скорее. Жертва должна быть принесена. Только так мы сможем восстановить равновесие сил. Иначе Адриа уничтожит наш замок, а нас самих сотрет в пыль...
- Ты закончил? - Граф повернулся к сыну, откинув полу длинного плаща. В его руках была алая роза.
- Так вы согласны?
- Посмотрим... Сегодня за ужином, в полночь.
Развернувшись, Граф последовал за девушкой наверх, оставив сына в растерянности смотреть ему вслед. Фыркнув, молодой человек поднялся в свою комнату, хлопнув дверью.

***

- Альфред, поднажми...
Два мотоцикла, мигнув фарами, вылетели на скоростное шоссе. К счастью, перелет был недолгим, хотя за байки пришлось выложить приличную сумму. Но теперь они успеют, обязательно. Граф должен знать правду... Бал уже сегодня. Она пыталась дозвониться до Катрины, но телефон все время находился вне зоны доступа сети. Если бы не этот Герберт... Ведь все было спланировано! Сара изо всех сил нажала на газ. Только бы не опоздать. Она никогда не простит себе...
... Девушка задумчиво смотрела в зеркало, откуда на нее в ответ глядела незнакомка, одетая в длинное алое платье старинного покроя. По словам Генриха это было более чем необходимо. Что ж, кто посмеет перечить Графу? Она усмехнулась, вспомнив их долгий спор. Выиграл Генрих, пообещав после ей устроить небольшой сюрприз. Правда, он так и не сказал какой, но... Какая разница, ведь это ЕГО сюрприз. Для нее. Девушка отвернулась от своего отражения и вышла на балкон. Свежий ветерок освежил ее разрумянившееся лицо. Удивительно... Первое впечатление не обмануло ее - Граф в самом деле оказался не только приветливым хозяином, но и настоящим джентльменом и прекрасным собеседником! Последнее для нее было невероятно ценно, поскольку в 21 веке редко можно встретить человека по-настоящему умеющего слушать и вести беседу. Генрих же обладал этими качествами в совершенстве... Месяц промелькнул в мгновение ока, в бесконечных прогулках по окрестностям, в экстремальных развлечениях (вы когда ни будь прыгали с самой вершины горы в почти бездонную пропасть? Когда Граф привел ее туда, девушка ощутила головокружение - глубина ущелья была около 300 футов! Сам прыжок на руках у вампира она не запомнила... Настолько все быстро произошло. Очень похоже на прыжок бандж-джампинга, только без страховки...) и интереснейших историях, коих Граф знал не мало за свою долгую жизнь. Она будто перенеслась в то время их первой встречи, много веков назад. Теперь уже это не было для них секретом. Мария оказалась права - их пути наконец пересеклись, это было неизбежно... Вот только она стала замечать, что с приближением Бала Граф начал как-то отдаляться от нее, будто замыкаясь в себе. Что же происходит с ним? И вновь, как вспышка воспоминаний из того Лабиринта снов... Та молодая женщина в этом сне... Она казалась такой знакомой. Где же она могла ее видеть?

Раздавшийся стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Похоже, Час Настал. Встретивший ее Герберт был как всегда ослепителен - весь в бело-золотых тонах, в длинном шелковом плаще, он казался Прекрасным Принцем из Готической Сказки. К счастью, за время проведенное в замке, их отношения вполне наладились, хотя до полной дружбы и взаимопонимания было далеко, но...
- Готова? Все уже собрались в Бальном Зале...
- Да. Похоже, что да.
- Так, дай-ка на тебя взглянуть.
Герберт придирчиво осмотрел наряд и прическу девушки.
- Ладно, нет времени на исправления. Идем...

***

Часы пробили полночь. С последним ударом призрачная музыка смолкла, и все замерли, глядя на фигуру девушки в алом платье, появившуюся в дверях. На миг ей показалось, что она очутилась на готической вечеринке. Наряды гостей в самом деле напоминали романтических готов. На дамах - корсеты и пышные юбки разной длины, на мужчинах - фраки и кожаные жилеты...

Стараясь не показать своего волнения, девушка вышла в центр зала. И тут... она увидела его. Темный плащ, камзол... Граф был самим воплощением благородства и красоты. Видя ее растерянность, он протянул ей руку. Девушка сжала его ладонь, и он одним движением привлек ее к себе.

- Генрих, если ты не заметил, мы тут не одни. На нас смотрят...
- Пусть смотрят. Сегодня ты принадлежишь мне. И только мне.
Девушка настороженно взглянула на Графа. Полыхнувший в его глазах огонь обжег ее, и одновременно, она поняла, что сейчас произойдет. Но это не пугало ее. Она давно усвоила, что ничто в этом мире не происходит случайно. Неслучайно она попала в этот Лабиринт Снов, что привел ее сюда, как и неслучайна была встреча с Графом, тогда несколько столетий назад... Теперь она вспомнила все - как светило солнце в синем небе, как шелестела в поле трава, скрывшая их от всего мира, помнила вкус его губ, сплетение рук, судьбы сплетение, соединившее их души в одно... Помнила рождение их сына, его первый вздох... Помнила она и ту роковую грозовую ночь, когда Генрих не вернулся домой. Помнила, как бежала сквозь пелену дождя и слез, чувствуя, что теряет нечто важное... Помнила, как нашла его в объятиях другой, помнила его потемневшие от гнева глаза и подобную молнии, вспышку боли, когда его клыки коснулись ее шеи...

Но все это было неважно сейчас, когда он вновь был рядом, так близко... Медленно она подняла руку... Граф насторожился. Но девушка лишь откинула с плеча волосы и еще раз посмотрев в самую глубь его лазурных глаз, закрыла свои глаза... Не веря, Граф провел рукой по ее шее. Возможно ли... Но у него нет выбора, как не было и тогда, когда Селестра обратила его. Однако он знает, что делать, и у него хватит сил, чтобы остановиться.

Еще мгновение... Девушка не ощутила боли. Только очень сильно закружилась голова... Нет, она не может покинуть его снова. Не теперь. Сквозь пелену забытия, девушка почувствовала, как его руки разжались...
 
Он смог, он сделал это! Но постойте... отчего же так сильно кружится голова? Граф сделал знак Герберту, и тот подхватил девушку. Не в силах более справиться с собой, Граф упал на колени. Его охватил одновременно сильный жар и холод, все внутри будто плавилось и меняло форму. Головокружение усилилось, а затем комната сделала полный оборот и все погрузилось во тьму.


Глава 4. Ангел или Демон?

… Он бесцельно брел по лесу... Кто он? В чем смысл его появления в этом мире?
… Холодно. Очень холодно... Однако то был холод не внешний, а внутренний, пронизавший все его существо. Молодой человек закрыл глаза и прислушался...
Ни звука. Даже не слышно биения своего сердца. Безмолвие окутало весь окружающий его мир... И тут... он побежал. Отчего он хотел убежать? От себя, от своих мыслей, чувств... От этой серой, однообразной жизни... Но от себя не убежишь, он знал это.
Однако ускорил бег... Опомнившись лишь тогда, когда его босые ноги коснулись ледяной воды. Река... Но разве она способна остановить его? Сам не заметив как, он миновал ее, оказалась на другом берегу...
Лес впереди был такой же густой, он манил его своей тайной, но в этом не было ничего особенного. Этот лес давно стал частью его жизни. Но кто же он? Куда он бежит? Столько вопросов, и все без ответа...
- Ты так думаешь?
- Кто здесь?
Он обернулся, но не увидел никого вокруг, кроме большого черного ворона.
Он пристально смотрел на опешившего молодого человека.
- Ты в самом деле не знаешь, кто ты?
- Так вы... Можете говорить?
- Мы все можем говорить. Главное — хотят ли нас слушать.
- Я еще никогда не разговаривал с птицей...
- Ну, это поправимо, однако мы отдалились от темы нашего разговора. Кто ты?
- Я не знаю... А вы не боитесь меня?
- С чего бы? Стоит ли мне бояться того, кто не знает, кто он?
- Да, думаю, вы правы... Просто все птицы...
- Я — не все. Но я могу помочь тебе.
- Помочь? Как?
- Следуй за мной... Только предупреждаю — не оглядывайся.
Ворон вспорхнул с ветки и плавно полетел над верхушками деревьев. Молодой человек последовал за ним... Наконец, деревья расступились, и они вышли на берег пруда.
- Тссс... Тихо... Подойди сюда.
Молодой человек повиновался. Озеро было недвижимым и в нем отражалось все, как в зеркале...
- Что ты видешь?...
- Себя...
- Нет. Вглядись лучше, в самую суть...
Молодой человек еще раз посмотрел на свое отражение. Внезапно оно стало расплываться...
- Ты видишь? Я живу в тебе.
Он обернулся. Ворон исчез, вместо него позади молодого человека стоял высокий пожилой мужчина в черном. Его ласковый и, одновременно строгий взгляд был обращен на него.
- Отец?
- Здравствуй, Сын мой. Ты забыл меня?
- Нет, разве я мог забыть...
- Ты забыл, кто ты есть, значит ты забыл и меня. Посмотри в себя, Генрих. Ты намного больше того, кем ты стал. Ты должен занять свое место среди своего народа.
- Но... разве я могу...
- Вспомни, кто ты! Ты - мой сын, ты - истинный Правитель Штормпасса. Вспомни, кто ты есть...
И тут... Медленно и величественно на небе взошла полная луна. Ее призрачный свет окутал все вокруг... Молодой человек ощутил, что тело его становится невесомым, будто растворяясь в этом лунном свете... Он закрыл глаза, не в силах вынести ослепительно яркий свет...

***

- Отец...
Граф открыл глаза. Все вокруг странно расплывалось. Он приложил руку к груди, и тут ощутил биение сердца. Его умолкнувшее сердце ожило! Граф обернулся, посмотрев на Катрину... Нет, перед ним была Изабелла, его Белла, на щеках которой не было бледности, она дышала! Он провел рукой по ее шелковистым волосам. Девушка вздохнула.
- Генрих...
- Я здесь, - Граф обнял возлюбленную, прижав к себе как можно крепче. - Все позади.
- Отец, что все это значит?
Герберт с недоумением смотрел, как Граф поднялся на ноги, придерживая за талию девушку. Но что-то подсказывало вампиру, что в отце произошла перемена. И тут он услышал... Нет, этого не могло быть! Вампир оскалился...
- Балены! - один из вампиров указал на горы вдали. Одновременно рядом с замком раздался шум множества байков. Герберт посмотрел на отца, прижавшего к себе Беллу.
- Ну вот, доигрались, голубки? - он повернулся к собравшимся. - Ваш Предводитель сам выбрал свою судьбу. Но я не намерен просто так лишаться всего, что мне дорого. Мы не отдадим Долину без боя!
- Герберт, послушай...
- Нет, ты больше не имеешь здесь голоса! Теперь я - Хозяин Штормпасса! И я принимаю бой, - он скинул плащ на пол и, не глядя на отца, вышел из зала. Вся свита последовала за ним. Оставшись одни, граф и Изабелла вышли на широкую террасу. Собравшиеся внизу вампиры зашипели, увидев их появление. Однако все стихли, когда вперед вышел высокий темноволосый Вампир. Все его поведение, надменный взгляд, выдавало в нем привычку повелевать. Он поднял руку.
- Тише. Как вы видите, нас забыли пригласить на торжество... Граф, рад нашей встрече. Простите, что мы потревожили Вас в этот Час, но дело не терпит отлагательств!
- Что тебе здесь нужно, Адриа?
- О, так вы не знаете? В общем-то за нарушение Договора полагается уничтожение... Но я милосерден, потому отдайте мне вашу Долину и я, так уж и быть пощажу вас и... вашу милую спутницу.

- Только попробуй! - двери замка распахнулись, и выбежавшие из них вампиры набросились на Балленов. Девушка в отчаянии посмотрела на Графа.
- Генрих... Они же поубивают друг друга! Неужели мы так и будем, просто смотреть на все это?
Граф отвернулся, посмотрев на Луну...
- "Помни..."
Одновременно он увидел, как Адриа схватил Герберта за горло. В его руке блеснул клинок. Серебро...
- Нееет!
Что-то будто вспыхнуло в нем. Нечто, намного большее, чем он сам стало подниматься из глубин его души. Сбросив плащ, Граф отошел вглубь балкона. Лунный свет окутал его своей пеленой... Мгновение... Огромный Серый Волк, в сопровождении Волчицы, перескочил через перилла и набросился на Вампира. Миг - и от Адриа не осталось и следа. Оскалившись, Альфа поднял голову вверх и протяжно завыл. Все вампиры отшатнулись, услышав громкое ответное эхо тысячи голосов... Вскоре показались и они. Громадные, гордые своей силой и мощью, волки склонились перед своим Предводителем, рыча на вампиров.
- Хватит! Перестаньте... - теперь настала пора вампирам склонить головы. Валериан вышел вперед и посмотрел в голубые глаза Альфы. Но тут из темноты выступила прекрасная Вампирша. Ее взгляд был устремлен на Графа, уже успевшего принять прежний облик, а губы исказила усмешка.
- Селестра...
Вампирша хмыкнула.
- Значит, вы помните меня? Интересно... Я думала, что за столько лет... Но это уже не важно.
Она прислушалась.
- Какая жалость. Никогда бы не подумала, что Вы выберете такой примитивный путь.
Тут она перевела взгляд на Изабеллу и девушка замерла. Это была она... Та, чей облик так часто являлся ей в ее кошмарах, та, чей взгляд преследовал ее во тьме незримо, незаметно...
- Селестра...
- Здравствуй, Изабелла, - одним движением приблизившись к девушке, Вампирша улыбнулась. - Так значит, ты решила разыграть гамбит. Классика...
- Отпусти его... Прошу...
- Так разве я держу его? Вот только что ты, ТЫ можешь предложить ему? Это был мой Бал, МОЙ... И я не позволю, чтобы какая-то замухрышка все испортила. Да и, судя по тебе..
- Селестра, прошу. Ты же знаешь - Валериан...
- А какое мне дело до Валериана? Он для меня не важен... А вот вы, мой Граф...
Она подошла к замершему Графу.
- Вы же помните, КТО подарил вам эту Силу, это Бессмертие и Вечную Жизнь... Не ошибитесь, мой драгоценный друг...

Селестра провела острым ногтем по его щеке. Слизнув выступившую каплю крови, она усмехнулась.
- Что ж, теперь я вижу, что...
Тут она пошатнулась. Граф подхватил ее, молодая женщина схватилась за грудь.
- Что... Что вы сделали со мной?!
- Селестра!
Появившийся из темноты Валериан подбежал к Вампирше. Оттолкнув Графа, он всмотрелся в лицо любимой, которое уже начало розоветь.
- Нет... Нет, это неправильно. Ты не должна, я не позволю тебе!
Взяв ее за руку, он приник к ней губами. Неимоверным усилием воли оторвавшись от ее запястья, Вампир сплюнул кровь...
- Прошу, вернись ко мне. Селестра... Я должен был повторять тебе это так часто... Прости меня. Но только не оставляй.
Веки Вампирши дрогнули.
- Что ты... сказал?
- Я прошу... Не оставляй меня. Ты для меня - вся жизнь!
- Так я и думала...
Вампирша обняла Валериана и они обменялись долгим поцелуем. Король Вампиров помог ей подняться и посмотрел на Графа.
- Мы признаем свое поражение и не желаем войны. Однажды мы уже едва не пересекли черту. Но закон есть закон - мы не имеем права вторгаться на территорию, занятую Лугару... Мы уйдем из Европы, и Закон не будет нарушен ни мною, ни моими Родичами, Князь... Даю слово.
Подошедшая Изабелла тронула Графа за плечо. Тот кивнул. Склонив голову, Валериан повернулся и пошел прочь в сопровождении свиты.

Когда их байки растворились во тьме, Граф подбежал к сыну.
- Герберт, - опустившись на землю рядом с неподвижным телом юноши, Граф прижал его к себе. - Прошу...
- Погоди-ка, - девушка села рядом и провела острым ногтем вампира по своей руке. Капли крови упали на губы юноши... А затем его тело окутал мягкий свет. Удар, еще один... Глаза юноши затрепетали, а из опавшей груди вырвался вздох.
- Отец, мама, - открыв глаза, он посмотрел на молодую женщину. Та протянула ему руки, и вновь ставший собой, прекрасный шестнадцатилетний юноша обнял ее. - Как я долго спал!
- Катрина, Граф... - двое байкеров соскочили с мотоциклов и подбежали к ним. - Мы уж думали, что опоздаем.
- Сара, Альфред, - девушка улыбнулась. Вампирша замерла. Она бросила недоуменный взгляд на Графа, тот кивнул и усмехнулся.
- Похоже, мы что-то пропустили...
- Да, и очень многое! - девушка, переглянувшись с Графом, рассмеялась.

Эпилог

Медленно и величественно, на востоке взошло Солнце. Стоящая на белокаменной веранде пара, облокотившись о перила, наблюдала за тем, как впереди разгорался Рассвет. Граф сжал руку молодой женщины. Ее взгляд ответил ему нежностью.
- Я уже и забыл, насколько оно прекрасно... Во тьме не видно света.
- Не существует в мире беспредельной темноты. Ведь даже с черных дыр лучи идут обратно. Без существования Тьмы не существует и Света, оттенков и форм. Не было бы нас, и на этой планете никогда не появилось бы человека, если бы не существовало природной естественной Тьмы. Не Тьмы, воспринимаемой как зло, забвение и невежество, но той первородной, бархатной черноты нашего внутреннего Космоса, которая способна поглотить и зло, и забвение и невежество, порождённые ничем иным, как искусственно созданной беспощадной борьбой между Светом и Тьмой.
Граф кивнул.
- Да, теперь я тоже вижу это. Это те битвы, в которых постоянно вступает человек. В особенности эти безумно жестокие битвы между любящими друг друга мужчиной и женщиной. Но ведь причина этой битвы всё та же. Одно не принимает другое, а неприятие есть желание уничтожить. Нет, я не говорю о том, что необходимо смириться со злом и невежеством. Просто иногда необходимо обратить внимание на ту Часть нас самих, которую совершенно необходимо принять и постичь. Ведь наша Тьма - есть лишь Величественная и Прекрасная Тайна. Непостижимое внутри нас. Пустотное, неуловимое, но абсолютно могущественное. Наш вечный Покой, и Безмятежность, которые доступны нам уже сейчас. То, что способно поглотить все наши недостатки, всё наше сопротивление и желание борьбы. То, что способно на нашем пути поглотить все препятствия, всех призраков зла, всех демонов - поглотить и навеки растворить в вечной пустоте...
- Что мы и сделали, разве не так? - молодая женщина посмотрела на Графа, тот согласно склонил голову.
- Да... И впереди у нас еще целая вечность. Потому что у жизни, как и у души нет ни начала, ни конца. И довольно философии...
Он улыбнулся и протянул руку молодой женщине. Та усмехнулась.
- Куда отправимся сегодня?
- Как насчет путешествия вокруг света?
- Только не за восемьдесят дней, я хочу все внимательно рассмотреть...
Граф рассмеялся, и, обменявшись поцелуем, они переглянулись и приготовились к прыжку.
- Вместе, на счет три... Раз, два, три...


Сводка Новостей:

"Этой осенью по всей Европе была отмечена необычная активность Волчьих Стай. Похоже, что все они решили устроить массовую миграцию в земли Трансильвании. Насколько нам известно, на данный момент ситуация пришла в норму. Волки возвращаются в свои угодья. Ученые еще будут изучать этот феномен, а мы постараемся держать вас в курсе событий."