Лавров сидел за столиком и смотрел на Павлова. Тот безостановочно рассказывал о себе, о своих родных и ещё о чём-то, но он его не слушал. Он снова вспомнил тот бой за небольшой кишлак, который, словно ласточкино гнездо, прилип к горному склону. Как донесла авиационная разведка, в сторону этого кишлака с боями прорывалась банда полевого командира Зуфара. Численность банды, по предварительным данным разведки, составляла около восьмидесяти человек. Несмотря на то, что банду сильно потрепали разведгруппы ГРУ, она по-прежнему представляла определённую опасность для военного командования группировки войск.

Моджахеды могли оседлать дорогу, по которой непрерывным потоком шли грузы из Советского Союза.   Лаврова вызвали в штаб полка. Усталый полковник Сергеев расстелил карту и глухим простуженным голосом стал ставить ему задачу. Задачей его подразделения являлся захват данного кишлака и удержание его до подхода основных подразделений полка. В заключение, полковник посмотрел на него и сказал:   - Сынок! Вас будет всего пятнадцать бойцов. Рассчитывать на скорую помощь вам не придётся. Она может подойти не раньше чем через сутки. Так что вам придётся очень туго.   Он обнял Лаврова за плечи и внимательно посмотрел ему в глаза.   - Прости, сынок, что посылаю тебя на верную смерть, просто другого выхода у меня нет. Если они вырвутся из этого кольца, перед ними будет большой оперативный простор. Сколько они ещё убьют русских, одному только Богу известно.   Лавров вышел из палатки и направился к себе в разведывательную роту. Он построил разведчиков и молча прошёл вдоль строя. Оставив в строю молодых бойцов и солдат, ожидающих демобилизации, он отобрал пятнадцать наиболее опытных разведчиков, имевших за плечами боевой опыт.   - Лейтенант, возьмите меня с собой, - обратился к нему сержант Сутугин. - Мне до демобилизации ещё целый месяц. Не сидеть же мне на базе всё это время.   - Извини, Сутугин, не могу. Тебя, насколько я знаю, дома ждёт мать. Ты своё уже отвоевал. Извини.   Погрузив в машину боеприпасы, воду, батареи к радиостанции, они поехали на аэродром, где их ждал вертолёт. Они взлетели довольно быстро. Вертолёт набрал высоту, и вскоре под ними замелькали голые вершины гор.   - Лейтенант, нам ещё долго лететь? - прокричал ему в ухо сидевший рядом с ним радист.   Павел молча пожал плечами, так как действительно не знал, сколько времени займёт этот полёт. Вертолёт вздрогнул и сделал разворот влево. Лавров взглянул в иллюминатор и увидел в темноте яркие вспышки. Вдруг с земли потянулась огненная цепочка. Судя по всему, в них стрелял крупнокалиберный пулемёт. Трасса прошла рядом с вертолётом, не причинив ему никакого вреда.   "Слава Богу", - подумал про себя Лавров.   На какой-то миг он представил объятую огнём машину, стремительно несущуюся вниз. От этой мысли ему стало нехорошо. Он посмотрел на сидящих вдоль бортов бойцов и ободряюще подмигнул им.   Весь путь от аэродрома до точки высадки составил чуть более часа. Они высадились так же быстро, как и погрузились. До кишлака было километров десять-двенадцать. Лавров планировал преодолеть это расстояние за ночь. Погрузив на себя мешки со снаряжением, они выстроились в цепочку и растворились в темноте ночи.   На рассвете они подошли к кишлаку и залегли в метрах двухстах от него. Лавров посмотрел в бинокль. Он увидел, как с другого конца населённого пункта входила разведка моджахедов. Они были на двух джипах, на лафетах которых были установлены крупнокалиберные пулемёты. В одном из джипов находился русский солдат. Он был одет в комбинезон десантника. Судя по лицу солдата, он был сильно избит и нуждался в помощи. Павел ещё минут тридцать рассматривал кишлак, прикидывая, как лучше войти в него. Жителей в кишлаке не было. Похоже, они ушли в горы, узнав, что к ним приближается отряд Зуфара, и это развязывало руки Лаврову. Вести бой в населённом пункте всегда сложно, но воевать там, где есть мирные жители, ещё сложней.   Разведка моджахедов остановилась около крайних домов кишлака. Они вышли из машин и стали медленно входить в кишлак под прикрытием двух пулемётов. Лавров стал считать их, разведчиков было девять человек.   Павел молча указал рукой своим бойцам и те, скрываясь за глиняными заборами, стали медленно просачиваться в кишлак.   Бой вспыхнул неожиданно. Один из оставшихся в кишлаке местных жителей заметил русских десантников. Он поднял крик и бросился предупреждать разведчиков моджахедов.   Десантникам сразу же повезло, двумя выстрелами из гранатомётов "Муха" им удалось уничтожить автомашины моджахедов. Павел медленно полз между глинобитных домов, постоянно оглядываясь по сторонам. В метрах двадцати от него, за соседним домом, длинными очередями бил чей-то пулемёт. Он нащупал на поясе гранату и выдернул чеку. Выглянув из-за забора, он увидел пулемётчика, который, установив в проёме окна пулемёт, бил в сторону ползущих между домами десантников. Павел успел сделать короткую перебежку, прежде чем моджахед успел бы срезать его автоматной очередью. Павел швырнул в окно гранату и упал на пыльную землю. Из окна вырвался столб пламени, земля вздрогнула от взрыва. Крыша дома приподнялась и рухнула внутрь дома, сложившись пополам. Через минуту всё покрылось дымом и яркими языками пламени.   Свернув за угол, Павел лицом к лицу столкнулся с моджахедом. Перед ним стоял мужчина в возрасте пятидесяти лет. Грудь его опоясывали пулемётные ленты, а из-за пояса торчал большой кривой нож. Они растерянно смотрели друг на друга, не зная, что делать дальше. Первым пришёл в себя моджахед, он развернулся и моментально скрылся за углом дома. Павел бросился вслед за ним, но короткая очередь из автомата заставила его снова укрыться за углом дома.   Павел швырнул гранату и прижался к земле. Земля вздрогнула от взрыва, мимо его головы с визгом пронеслись осколки. Скрываясь в облаке пыли, он выскочил из-за угла и зигзагами побежал в сторону соседнего дома. Он заскочил в дом, в который двое моджахедов ранее завели пленного солдата. Двумя короткими очередями он срезал моджахедов.   - Ну как, жив ещё? - спросил он солдата, который забился в дальний угол небольшого дома.   Павел вытащил из ножен нож и хотел перерезать верёвки. Но руки пленного были без веревок.   - Пить, - попросил у него пленный.   Лавров, отстегнув от пояса флягу, молча протянул её ему.   - Держать автомат можешь? - спросил его Павел. - Тогда бери автомат и вперёд.   Они легли рядом и открыли огонь по подходившему отряду моджахедов. Бой был долгим и кровавым. Группа Лаврова в этом бою потеряла троих, пятерых ранило, среди них был и освобождённый из плена Павлов. За этот бой Лавров был представлен к медали "За отвагу".   - Ну что, лейтенант, накатим ещё по одной за эту встречу. Я раньше никогда не верил, что такое возможно. И вот на тебе, гляжу, ты идёшь.   Они выпили, и Павлов сославшись на дела, поспешил к своей машине.   - Слушай, Павлов? Давай оставайся, посидим ещё немного. Куда ты, пьяный, поедешь?   - Ничего, доберусь как-нибудь. Удачи тебе, лейтенант.   Он сел в машину и, махнув ему рукой, уехал. Павлов сидел в машине, размышляя о превратностях жизни. Он даже представить себе не мог, что объектом может оказаться его боевой товарищ, тот, который в принципе и подарил ему вторую жизнь. Несмотря на то, что он выпил достаточно много, он уверенно вёл машину, стараясь не нарушать правила дорожного движения.     * * *     После своего возвращения из Казани, в душе Павлова что-то надломилось. Он беспробудно пил все три дня. Он всё больше и больше стал задумываться о своей жизни. Ему показалось обидным, что его товарища по оружию к смерти приговорили бандиты, и он, такой же, как и он, афганец, стал простым орудием в руках этих жуликов и бандитов. Он, словно палач, приводил в исполнение их приговоры, не думая о том, что у тех людей, в которых он стрелял, были дети и жёны, что судьбы их были незримо связаны с такими же, как и он, людьми.   "Надо завязывать с этим бизнесом, - подумал он. - Хватит, грешить. Один раз тебе Бог уже дал шанс родиться заново, второго такого случая больше не будет".   Он посмотрел на себя в зеркало. На него смотрел мужчина с густо заросшей щетиной. Под глазами его нависли "мешки", окрашенные в какой-то непонятный нездоровый цвет. Он провёл рукой по лицу, словно пытаясь стереть этот образ, но тот по-прежнему смотрел на него слегка прищуренным глазом, словно целясь в него из пистолета.   "Дожил, - подумал он про себя. - Так недалеко и до "белочки" допиться".   Он быстро оделся и вышел из дома. Оглядевшись по сторонам, он, не торопясь, направился в ближайший от дома продуктовый магазин. Купив бутылку водки и закуску, он вернулся обратно в квартиру. Выпив стакан водки, он включил телевизор. В прихожей настойчиво зазвонил телефон, Павлов поднял трубку и услышал голос Канадца.   - Как живёшь, Павлов? Почему не исполнен заказ?   - Я не стал стрелять в лейтенанта, который два с половиной года назад спас меня в Афганистане. Я отказываюсь от заказа. Ищите другого исполнителя.   - А как же деньги? Разве они тебя больше не интересуют?   - Нет. Мне не нужны ваши поганые деньги. Ты можешь прямо сейчас забрать их у меня.   - Хорошо, базара нет.   - Ты знаешь, Канадец, когда я увидел лейтенанта, я понял, что из-за ваших денег я превратился в подонка, которого ненавижу всей своей душой. Сволочь ты, Канадец.   - А что, ты раньше этого не знал, когда стрелял в людей? Или ты считал себя ангелом с белыми и пушистыми крыльями за спиной? Ты как был мразью, так им и остался.   - Раньше я их не знал, и мне было всё равно, кто они. Так что приезжай и забирай свои деньги.   - Хорошо, Павлов. Ты приготовь их, я сейчас заеду к тебе. Буду минут через пятнадцать.   Услышав сигналы отбоя, Павлов положил трубку и направился в зал. Взяв бутылку в руки, он плеснул в стакан ещё немного водки и залпом выпил её. Он выключил телевизор и стал ждать гостя.   Тот постучал в дверь минут через пятнадцать-двадцать. Павлов встал с дивана и, шатаясь, направился в прихожую. Выпитая водка давала о себе знать. Посмотрев в глазок двери и убедившись в том, что Канадец один, он открыл ему дверь.   - Проходи, - коротко пригласил Павлов гостя. - Не стой в дверях.   Канадец осторожно вошёл в квартиру и становился в дверях зала. Павлов прошёл в зал и встал у окна.   - Забирай деньги, они лежат на столе. Больше ко мне приезжать не надо, я завязал с этим бизнесом.   - Ты бы подумал, прежде чем это говорить. Что ты, кроме этого, умеешь делать? Ты же весь в крови?   - Я сказал, что завязал, значит, завязал, - твёрдо ответил Павлов. - Давай бери деньги и вали отсюда. Не заставляй меня, чтобы я выкинул тебя из квартиры.   - Ну, что? Вольному воля, а мёртвому рай. По-моему так говорят русские, - сказал Канадец.   Он взял со стола деньги и, не считая их, сунул себе в карман куртки. Он повернулся и направился к входной двери. Павлов подошёл к двери и стал открывать замок. В этот момент сильный удар кастетом по голове свалил его на пол. Канадец открыл дверь, и в квартиру без шума вошли двое. Они подхватили Павлова под руки и потащили на кухню. Один из парней сорвал гибкий газовый шланг и соединил его с другим, который вытащил из кармана.   - Включай, - сказал он и сунул второй конец шланга в рот Павлову.   Тот очнулся и попытался вырваться, но ему это не удалось. Он снова потерял сознание и затих. Прошло ещё пять минут. Парень вытащил изо рта Павлова шланг, отсоединил его от основного. Он аккуратно установил его на прежнее место и включил газовую конфорку.   - Всё, мужики, уходим, - произнёс он и первым направился к двери.   Вслед за ним вышел и второй. Протерев все места, на которых могли остаться его следы, квартиру покинул и Канадец.   Почувствовав запах газа, соседи вызвали аварийную службу. Дверь квартиры Павлова, из которой сочился газ, пришлось взломать. Сотрудники аварийной службы и соседи увидели на полу безжизненное тело их соседа. Проведённое на следующий день вскрытие тела показало, что гражданин Павлов умер от отравления бытовым газом, находясь в нетрезвом состоянии.     * * *     Вечером Лавров встретился с Волковым. Они сидели за дальним столиком в кафе, и со стороны казалось, что они просто разговаривали между собой.   - Я вчера встречался с Канадцем, - оглянувшись по сторонам, сказал Волков. - Сейчас он большой человек, второй после Жана. Он недоволен реализацией наркотиков. Требует от меня расширить сеть. Он посоветовал мне привлекать к этой работе студентов и школьников, предварительно посадив их на иглу. Так легче ими управлять, да и намного дешевле, ведь они будут готовы работать за дозу. С его слов, сейчас их люди находятся в Казахстане.   - Почему в Казахстане?   - Между Казахстаном и Таджикистаном практически нет границ. Наркотики идут из Афганистана в Таджикистан, оттуда в Казахстан, а затем уже сюда. Наркотики, как правило, перевозятся военными самолётами, во-первых, их не обыскивают, а во-вторых, у военных свои аэродромы. Ведь не секрет, что наше правительство до сих пор продолжает помогать Афганистану. Вот и делай вывод, бывший афганец.   - Ты знаешь, я пришёл сюда не обсуждать политику нашего правительства. Я хочу знать дату поступления этой партии наркотиков. Ты не можешь этого не знать. Поинтересуйся у Канадца, когда ты должен быть готов к реализации этого наркотика? Он должен тебе назвать эту дату.   - А если он не скажет, что тогда? Тогда работаем дальше. Ты же хочешь, чтобы я вернул тебе обратно твою расписку? Когда ты назовёшь мне дату и место передачи наркотиков, тогда и получишь свою бумагу обратно. Ты понял меня?   - Понял, - не совсем уверенно ответил Волков. - У меня ещё есть информация. Ты знаешь, что тебя должны были убить или нет?   - Кто должен был убить?   - Говорят, что Канадец специально привёз для этого киллера, то ли из марийки, то ли из Чебоксар. Но, тот не выполнил этот заказ, потому что признал в тебе якобы своего командира по Афганистану.   Лавров сразу понял, как и для чего здесь оказался Павлов.   - И что с ним?   - Они его убили. Приехали прямо к нему домой и там завалили.   - Понятно, - тихо произнёс Павел.   Он невольно подумал о том, что стал человеком, с которым опасно контактировать. Летом из-за него погибла Надежда, сейчас Павлов.   - У тебя всё?   - Пока да, - ответил Волков и встал со стула.   Лавров проводил его взглядом, и когда тот скрылся за дверью, попросил у официанта счёт. Расплатившись, он вышел из кафе и, подняв воротник пальто, побрёл по улице.     * * *     Жан был крайне недоволен, что его указание по ликвидации Лаврова осталось неисполненным. Проезжая на машине по центру города, он случайно увидел Павла, который выходил из кафе.   - И как долго мне ещё ждать, когда ты разберёшься с этим человеком? - спросил Жан Канадца и пристально посмотрел на него. - Скажи, Канадец, может, мне самому с ним разобраться? Вот так запросто, пойти и разобраться? Тебе не кажется, Канадец, что я допустил большую ошибку, подтянув тебя к себе? Скажи, за что я плачу тебе деньги? Может, за то, что ты катаешься со мной в машине и важно надуваешь щёки, изображая моего охранника?   Канадец втянул свою голову в плечи и посмотрел на Жана как смотрит собака на своего хозяина.   - Жан, я всё сделал для того чтобы убрать этого человека. Откуда я мог знать, что Павлов воевал под его началом в Афганистане? Просто произошла накладка. Больше такого не произойдёт.   - Пойми меня, Канадец, меня это не интересует. Не можешь найти стрелка, иди сам и убей его. Может, я что-то говорю не так? Чего молчишь? Неужели это так сложно сделать? Ты только посмотри, сколько у Волкова этих никому не нужных людей, я имею в виду, наркоманов. Каждый из них готов за дозу убить не только Лаврова, но даже родную мать. А ты ломаешь голову, где взять людей для этой акции. Шевели мозгами, Канадец!   - Всё так, Жан. Считай, что его уже нет.   - Тогда ты тоже говорил мне об этом, а что из этого вышло?   Жан посмотрел в окно машины.   - Кстати, Канадец, как у тебя с Хакимовой? Жениться ещё не собираешься?   - Пока всё нормально, Жан. Жениться не собираюсь, а почему ты интересуешься этим?   - Да я всё думаю о ней. Скажи, не могла она сдать Лаврову Кактуса и других пацанов? Ведь после того, как он её закрыл в камере, он стал подтаскивать наших ребят?   - Ты что, Жан? Откуда у тебя эта информация? Она же ничего не знает?   - Может быть ты и прав, если ты сам ей не рассказал о Корнееве. Ты за ней посмотри внимательней, она сама себе на уме.   - Хорошо, Жан. Я всё понял.   Жан коснулся плеча водителя. Тот обернулся и замер, ожидая команды.   - Останови машину здесь. Мне нужно встретиться с одним человеком.   Водитель прижался к обочине дороги и остановил машину. Жан вышел из салона и направился в ресторан. В дверях он остановился и посмотрел на Канадца.   - Ты пока свободен. Меня сопровождать не нужно. Жди меня в машине.   Он уверенно прошёл в зал и, остановившись в дверях, осмотрел сидевших в ресторане посетителей. Один из них поднялся из-за стола и помахал ему рукой. Заметив это, он улыбнулся и направился к нему.   - Здравствуйте, Борис Максимович, - вежливо поздоровался Жан. - Как Ваши дела? Как драгоценное здоровье Вашей супруги и детей?   - Спасибо, Жан. У них всё хорошо, - ответил Королёв. - Присаживайся, пожалуйста. Меня интересует один вопрос, когда ты перечислишь мне деньги? Я же дал тебе свои реквизиты.   - Как только я получу свидетельство на собственность помещения. Бумаги по-прежнему крутятся у кого-то из Вашей конторы. Так что всё в Ваших руках, Борис Максимович.   - Хорошо, Жан, я разберусь с этим. У меня есть ещё одно приличное здание, которое я готов уступить тебе. Тебе это интересно или нет? Ты, наверное, знаешь это место. Это бывший магазин "Дары природы" на улице Ленина. Там чуть более тысячи квадратных метров.   - Сколько оно стоит?   - Девять миллионов. Можно оплатить векселями. Думаю, что тебя заинтересует этот магазин.   - Сколько хотите Вы?   - Совсем немного. Пятьдесят тонн зелени. Думаю, что это не так дорого за данный объект.   - Хорошо, Борис Максимович. Давайте вернёмся к этому вопросу чуть позже. Сейчас необходимо завершить старую сделку.   - Смотри сам, Жан. На это здание уже положили глаз отдельные люди из правительства. Могут и перехватить.   Жан улыбнулся. Он слишком хорошо знал Бориса Максимовича, чтобы с лёта поверить его словам. Если он уцепился за что-то ценное, то отобрать у него это было практически невозможно. Да и люди из правительства никогда не дадут ему столько денег, сколько он просил у Жана.   - Хорошо, я всё понял. Вы не будете против того, если я Вам завтра напомню о свидетельстве на собственность? Вы человек занятой, можете закрутиться и снова забыть.   - Ты прав, Жан. Работы у меня много. Кстати, ты не можешь мне оказать небольшую услугу. Нужно убрать одного человека. Нет, нет, ты не подумай, что совсем убрать. Просто предупредить его, что он поступает не совсем хорошо в отношении отдельного человека. Сломайте ему руку, а лучше ногу. Пусть посидит дома и немного подумает о жизни.   - Кто этот человек?   - Да есть такой Мальков Иван Витальевич. Директор продовольственной базы. Живёт он на улице Павлюхина. Дом сталинской постройки, рядом с ипподромом. Квартира у него номер семь. Пошли своих ребятишек, пусть поговорят с ним. Сделай это дело как можно быстрей.   - Хорошо, Борис Максимович. Если ко мне у Вас больше нет вопросов, тогда я пошёл.   - Иди, Жан. Я тебя больше не задерживаю.   Жан встал из-за стола и направился к выходу.     * * *     Мальков Иван Витальевич возвращался домой после собрания трудового коллектива возглавляемой им продовольственной базы. Собрание было посвящено вопросу приватизации базы. Ему удалось убедить в этом работников предприятия, хотя на собрании были люди, которые отрицательно восприняли это предложение. Присутствующий на собрании представитель управления государственного имущества попытался оказать давление на трудовой коллектив, суля им большие трудности в дальнейшей работе базы. Судя по его выступлению, управление госимущества уже запланировало продать данный объект, и в настоящее время новый владелец базы уже внёс залоговую сумму этой сделки. Однако, несмотря на всё это, ему удалось склонить рабочий коллектив к принятию его предложения.   Иван Витальевич вышел из машины и направился к своему подъезду. Взглянув на своё окно, в котором горел свет, он невольно улыбнулся.   "Ждёт, - подумал он про жену. - Она ещё не знает о его победе. Вот обрадуется, ведь он вскоре может оказаться собственником всей базы. Денег у него достаточно, чтобы через подставных лиц скупить практически все акции предприятия".   Он вошёл в подъезд и удивился тому, что в подъезде было темно. Буквально вчера он ввернул в подъезде новую лампочку, она не могла так быстро перегореть.   "Наверное, опять мальчишки разбили", - подумал он, пытаясь рассмотреть цоколь лампы.   Он достал из кармана спички и зажёг одну из них. Как ни странно, лампа, ввёрнутая им накануне, была целой. Он удивлённо посмотрел на неё, удивляясь превратностям судьбы. Ещё сегодня утром она сияла как солнце, и вдруг погасла.   - Продают разный брак, - выругался он про себя. - Сутки не горела, а успела уже перегореть.   Спичка обожгла ему пальцы и он, разжав их, выронил спичку из рук. Она словно звезда сверкнула в темноте и погасла. В подъезде снова стало темно. Он услышал, как в подъезд кто-то вошёл и стал быстро подниматься по лестнице.   "Наверняка сосед", - подумал он.   Он не успел разглядеть лицо человека, как получил сильный удар металлической палкой по лицу. Мальков упал на бетонный пол и почувствовал, как из раздробленного носа потекла кровь.   - Возьмите шапку, только не бейте меня, - простонал он.   - Мужик, ты многим мешаешь жить. Неужели ты не понимаешь этого?   Незнакомец размахнулся и сильно ударил его металлической палкой по руке, которой он прикрывал своё лицо и голову. Иван Витальевич взвыл от сильной боли. Арматура разбила его руку и ударила по голове. Он закричал от боли.   - Не ори, иначе убью, - сказал незнакомец.   Мальков закусил от боли губу и прекратил кричать.   - Извини, мужик. Ничего личного. Просто ты должен понять, что ты в этой жизни поступаешь не совсем правильно. Ты захотел стать собственником, но это не всегда полезно для здоровья. Надеюсь, ты понял, что нужно тебе делать. В следующий раз мы просто убьём тебя.   Он снова ударил его арматурой по ноге. Иван Витальевич застонал от боли. Мужчина положил кусок арматуры к его ногам и быстро вышел из подъезда. Он услышал, как завёлся двигатель машины, а затем потерял сознание. Его обнаружила жена, которая, обеспокоенная его отсутствием, решила выйти на улицу и подождать его там.   Малькова госпитализировали в институт восстановительной хирургии. У него были раздроблены обе коленные чашечки.   Заказ Королёва был выполнен.     * * *     Прошло несколько дней. За это время Лавров успел встретиться с Хакимовой. Встреча произошла на территории Приволжского рынка. Она рассказала Павлу о том, что Жан недоволен тем, что Канадец не может организовать его ликвидацию. Сейчас Канадец уехал в Набережные Челны и собирается привезти оттуда местных ребят, которые согласятся на это.   - Когда он должен вернуться? - поинтересовался он у неё.   - Я точно не знаю. Он обещал вернуться к концу недели, - ответила она. - Вам, наверное, лучше всего уехать из города. В конечном итоге Вы ничего не теряете. Поищут они Вас, не найдут и уедут.   - Спасибо за совет, Луиза. Просто я никогда не прятался за чьи-то спины. Перед тем, как напасть на меня, мне позвонил Жан и стал угрожать мне расправой. Сейчас он понял, что совершил большую ошибку, и поэтому боится меня. Спасибо тебе, за то, что предупредила. Предупреждён, значит, вооружён. По-моему, так говорят сейчас.   Он поблагодарил её за информацию и направился к остановке трамвая. Убедившись, что за ним никто не наблюдает, он сел в подошедший трамвай и поехал в сторону Компрессорного завода.   "Похоже, я наступил на больную мозоль Жана, - подумал он. - Сейчас он в панике, поэтому делает много ошибок. Попробую поймать его на собственных просчётах. Надо вывести его из равновесия".   Приехав домой, он достал из тайника пистолет "ТТ" и проверил его. Пистолет был исправен. Лавров ещё раз смазал его и, погладив так нежно, как гладят женщину, положил в тайник. До конца недели оставалось ещё два дня. Лавров снова оделся и вышел на улицу.   "Здесь они на меня едва ли нападут, - думал он, осматривая двор, в котором нельзя было нанести удар и незаметно скрыться. - Значит, стрелять во дворе они едва ли решатся. Они будут искать другое место, вдали от человеческих глаз. Это даже здорово. Значит, я сам должен подобрать для них это место".   Он быстро оделся и направился к остановке трамвая. Он сел в трамвай девятого маршрута и поехал в сторону Соцгорода. Павел вышел из трамвая и медленно направился вдоль железной дороги, ведущий к недостроенному железнодорожному вокзалу. Пройдя метров сорок вдоль насыпи, он остановился и оглянулся назад.   "Место довольно глухое, хотя до остановки метров двести, не больше, - подумал он про себя. - Здесь кричи, шуми, никто тебя не услышит. Да и спрятаться здесь, не зная местности, просто некуда. Народ здесь не ходит, и каждый человек на виду. Вот сюда я их и приведу. Лишь бы заметить их раньше, чем они начнут стрелять в меня".   Он ещё раз посмотрел по сторонам и направился к остановке трамвая.   Прошло два дня. В субботу утром Лавров по привычке подошёл к окну и отдёрнул штору. Он внимательно осмотрел двор. После встречи с Павловым он смотрел на некоторые вещи по-особенному. Он ещё с вечера срисовал на бумагу все стоящие в его дворе автомашины. На каждом отведённом квадрате значился определённый номер припаркованной на ночь машины. Он бегло взглянул на машины и сразу определил ту, которая появилась ранним утром. Он внимательно посмотрел на автомобиль, в котором сидели два человека. Машина стояла в стороне от общего ряда, что позволяло ей полностью контролировать всю территорию двора.   "Приятно работать с профессионалами, - подумал про себя Лавров, рассматривая припаркованную машину. - Теперь главное определить сколько их, двое, что сидят в машине или ещё есть те, которые поведут его по городу, выбирая место для расстрела".   Он отошёл от окна и поставил на плиту чайник. Он снова отодвинул в сторону занавеску, и рассматривая стоявшую машину, подумал:   - Если их двое, то, значит, в подъезде никого нет. Если трое, то третий, по всей вероятности, стоит в подъезде и ждёт его выхода, чтобы выстрелить мне в спину. Значит, он может стоять только этажом выше.   Павел быстро позавтракал и стал собираться на улицу. Перед тем как выйти на улицу, он проверил свой пистолет и засунул его за пояс брюк.   - Ну что, ребята, поиграем. Посмотрим, кто кого, - произнёс он про себя и открыл входную дверь квартиры.   Он осторожно вышел в подъезд и так же осторожно поднялся сначала на третий, а уж затем на четвёртый и пятый этажи дома. На лестничных площадках никого постороннего не было.   - Значит, их двое, - решил Лавров. - Это хорошо, что в подъезде никого нет. Значит, пока решили понаблюдать и определиться.   Он спустился на первый этаж и вышел на улицу. В какой-то момент у него возникло желание позвонить Харитонову и рассказать ему о готовившемся на него покушении. Сейчас он точно знал, кто это всё организовал, хорошо знал, откуда ждать удара. Однако не факт, что Харитонов поверит ему и пришлёт людей. С другой стороны, ну задержат сейчас ребята Харитонова этих стрелков. Хорошо, если при них будет оружие, а если нет, ну просто отпустит их и всё.   Он медленно прошёл мимо машины наблюдения. Лавров сразу же заметил, как напряглись лица ребят, сидящих в машине. Они попытались сделать безразличный вид, но это у них получилось плохо. Павел невольно улыбнулся про себя, на секунду вспомнив их растерянный вид.   Из машины вышел парень лет двадцати и направился вслед за ним.   "Хорошо, - подумал он про себя. - Значит, игра только начинается".   Он вышел на остановку трамвая. Оглянувшись назад, Павел заметил недалеко от себя уже знакомое лицо парня, который, подняв воротник пальто, приплясывал от холода.   Лавров невольно улыбнулся. Достав из кармана сигареты, он направился к парню.   Огня нет? - спросил он.   Парень вздрогнул, порылся в карманах куртки и развёл руками.   - Извини, зажигалку оставил дома.   - Извините, - сказал Павел и сел в подошедший трамвай. Вслед за ним в трамвай сел и парень.