Пролог

   Ранним утром одиннадцатое октября, рейсовый экранолёт Нью-Йорк - Лондон - Париж пересёк Атлантический океан, промчался над Северным морем, плавно и величаво замедлил ход и замер на стояночной площадке, расположенной в море, в десяти милях от Лоустофта. Как и до Парижа, до Лондона он не долетал. Огромной машине, несущей на пяти этажах три с половиной тысячи пассажиров, час спустя предстояло совершить последний бросок через пролив Па-де-Кале до Дюнкерка. Туда летела лишь десятая часть людей.

Все остальные торопливо покидали экранолёт, чтобы через семь минут добраться пневмотрансом до Лондона, отправиться на работу, а вечером вернуться в Нью-Йорк, ведь полёт через океан занимал всего полчаса. Очень удобно, если бизнес требует твоего присутствия в Европе.   Пассажир четырёхместного купе класса люкс Эжен Макс, молодой, красивый мужчина в зеркальных очках, с загорелым лицом и длинными, тёмными волосами, стянутыми на затылке золотым кольцом, летел в Лондон. Высокий, всем своим видом выражающий уверенность и независимость, он был одет неброско, но дорого. На его стройной и гибкой фигуре ладно сидел элегантный костюм тёмно-синего цвета, отливающий изумрудным оттенком. Рукава и лацканы костюма были украшены тонким золотым шитьём, что выдавало в нём не просто европейца, а парижанина из высших кругов общества. Массивная золотая брошь с большим изумрудом, стягивающая ворот бирюзовой шелковой рубахи вместо галстука, и туфли из натуральной кожи, подчеркивали его достаток.   Эжен Макс поднялся из кресла, достал из шкафа синее кашемировое пальто, надел его, и, взяв в руки дорожный кофр натуральной воловьей кожи, с улыбкой сказал спутникам:   - Всё, ребята, я пошел отчитываться перед людьми, а вы отправляйтесь в Париж и будьте на связи. Скоро мы снова соберёмся все вместе, и, надеюсь, совершенно открыто.   В каюте, кроме Эжена Макса, сидело двое молодых мужчин примерно такой же комплекции, как и у него, и красивая девушка лет двадцати пяти, шатенка с короткой стрижкой. Все трое были одеты также дорого и изысканно, по последнему слову парижской моды. Мужчины молча кивнули, а девушка порывисто вскочила и шепнула:   - Эжен, скажи, почему я не могу поехать с тобой?   - Джессика, милая, ты и так в последнее время слишком часто находилась рядом со мной. - с виноватой улыбкой ответил Эжен - Поэтому давай хоть сегодня не станем нарушать правил конспирации. Не волнуйся, со мной ничего не случится. Полиция меня никогда не поймает, а мне будет намного спокойнее, если ты будешь дожидаться меня в безопасном месте.   Девушка шагнула к Эжену Максу, поцеловала его в щёку, с глубоким вздохом села в кресло и отвернулась к иллюминатору. Эжен широко улыбнулся, пожал руки остальным своим спутникам и вышел из купе. Через пару минут, спустившись на лифте, он уже садился в вагон пневмотранса вместе с двумя десятками других пассажиров, прибывших из Нью-Йорка в Лондон. Он положил саквояж на багажную полку, сел в кресло и закрыл глаза. Посадка быстро закончилась, и один из двух десятков пневмопоездов, тот, который направлялся в центр города, помчался в Лондон.   В вагоне шумело сильнее, чем в каюте экранолёта, но, не смотря на лёгкое гудение, он хорошо слышал, о чём разговаривали пассажиры. Всех волновало только одно, кто взорвал недавно под Нью-Йорком и ещё шестью крупнейшими городами планеты атомные бомбы, и, главное, зачем, если всё дело закончилось лишь выбитыми стёклами, да, ещё паникой в подземке. Эжен Макс усмехнулся и подумал про себя: - "Дайте мне только добраться до моего лондонского убежища, господа, и вы обо всём узнаете. Вот только понравится ли вам то, что я вам расскажу? Думаю, что не очень".  

Глава первая

Несколько слов о вампирах

     Вампиры. Ожившие мертвецы, встающие по ночам из гробов и пьющие кровь людей. Вам страшно встретиться с ними? Или телевидение, Интернет, театр, литература, все прочие виды и жанры искусства уже сделали их для вас привлекательными и даже обаятельными? Вот лично вы, кем их считаете? Кто такие вампиры для вас? Реальные существа или же персонажи фильмов и книг, живописных полотен и компьютерных игр? Вы действительно думаете, что вампиры это всего лишь миф, выдумка, продукт фантазии, как отдельно взятых авторов, так и коллективного творчества многих народов? Затрудняетесь ответить? Что же, я постараюсь расставить всё по местам и рассказать, кто такие вампиры на самом деле. Как вы, наверное, уже знаете, семнадцать часов назад сейсмологи зафиксировали семь подземных атомных взрывов, одновременно произошедших глубоко под землёй. Многих людей это сильно напугало, а потому считайте мой рассказ исповедь. В ней я поведаю вам о том, какова истинная причина этих взрывов, имевших термоядерную природу. О том, что это были именно термоядерные, а не атомные взрывы, некоторые телевизионные каналы сообщили несколько минут назад.   Чтобы привлечь ваше внимание, признаюсь, это именно я взорвал семь мощных термоядерных устройств, называемых нейтронной или чистой бомбой. Что послужило тому причиной? В первую очередь то, что только таким образом я мог уничтожить всех обитателей подземных городов-убежищ и нисколько об этом не жалею. Все они были древними вампирами и такими фамилиарами вампиров, многие из которых страшнее их хозяев. Под землёй я взорвал чистые бомбы, поэтому взрывы не привели к большим разрушениям и не причинили городам никакого материального ущерба. Уже через несколько дней туда смогут спуститься команды специалистов и увидеть всё своими собственными глазами. О, там их ждёт много интересного и такого, что заставит каждого человека затрепетать перед мощью чужой цивилизации, так долго тайно существовавшей рядом с нами. Последние три века очень многие люди мечтали о встрече с инопланетянами, с представителями чужой цивилизации, а на самом деле они всё время находились рядом с нами и я хочу рассказать вам о них.   Надеюсь, что мне удалось заинтриговать хоть кого-то, кто заглянул на этот и многие другие информационные порталы, где я время от времени размещал последние шесть лет скандальные сенсации. Последние годы многие люди знали меня, как Корсара, но сегодня настал день, когда я представлюсь вам не своим ником, а полным, настоящим именем. Моё имя, дамы и господа, Евгений, - Евгений Игоревич Максимов. В Париже, где в последние двадцать семиь лет я появлялся чаще всего, многие люди знают меня, как Эжена Макса, торговца антикварными ювелирными изделиями. Однако, интересен я вовсе не этим, а тем, что родился двенадцатого января одна тысяча девятьсот двадцать шестого года. Сегодня у нас одиннадцатое октября две тысячи сто девяносто девятого года, двадцать второй век на исходе, и мне, таким образом, минувшей зимой стукнуло двести семьдесят три года. Не спешите называть меня старейшим человеком Земли. Да, и не человек я, по большому счёту, причём уже довольно давно.   Вся моя долгая жизнь оказалась разбита на несколько этапов и о них я вам обязательно расскажу хотя бы потому, что являюсь убийцей огромного количества живых разумных существ, пусть и не людей. Тут я сразу сделаю оговорку, моя главная профессия, страсть, хобби, а также дело всей моей жизни - охота на вампиров. При этом сразу же спешу признаться, что я и сам являюсь вампиром, вот только вампиром не пьющим кровь. В это трудно поверить и, в первую очередь, мне долго не верили самые древние вампиры, вечно мучимые жаждой крови, но именно так оно и есть. За всю свою долгую жизнь, полную неприятностей, я ни разу не пил крови, как человеческой, так и животных. Ни разу в жизни. Однако, признаюсь честно, кровь я всё-таки пил, но только вампирскую. Так уж случилось, что я выпил досуха нескольких вампиров, причём очень старых и потому матёрых, но об этом я подробно расскажу несколько позднее и даже покажу видео. В некотором смысле я не вампир, но вместе с тем и не человек, но вам не стоит меня бояться, ведь я ваш защитник.   Итак, я вам представился - Эжен Макс, вампир не пьющий крови и охотник на вампиров. Сразу же возникает вопрос, почему я, вампир, превратил охоту на вампиров в дело всей своей жизни и добился на этом поприще колоссальных успехов, уничтожив едва ли не восемьдесят процентов этих тварей? Всем остальным я сохранил жизнь. Для этого мне сначала нужно будет рассказать, кто же они такие, вампиры. За последние пятьсот лет вампиры предприняли множество усилий, чтобы окружить себя огромным числом мифов и тем самым придать своему неискоренимому племени вид сугубо мифологических существо, вымышленных героев многочисленных легенд, романов, фильмов и прочих произведений искусства. Тут можно сказать только одно, главная задача дьявола тоже ведь заключается в том, чтобы доказать людям, будто его не существует и вовсе, но даже дьявола, как и бога, придумали вампиры, существовавшие с древнейших времён. Тем не менее, род людей гораздо древнее вампирского рода.   А теперь давайте разберёмся, кто же они такие, вампиры, и чем прославили свой род. Вот уже почти четыре тысячи лет принято считать, что вампиры являются потомками первого убийцы, Каина, убившего брата своего, Авеля. О, вы даже не представляете себе, сколько их жило в глубокой древности, людей, носивших имя Каин. А сколько было таких, кто убил своего брата? Наверное, сотни, вот только к появлению на свет вампиров, они не имеют никакого отношения, а потому Красный род нельзя называть каинитами. Это всего лишь сказка вампиров, далеко не самая красивая, придуманная ими для людей. Точно такая же байка, как и те глупые и наивные бредни, будто вампиры не отбрасывают тени, не отражаются в зеркале и боятся святой воды, равно как креста и прочих святых предметов христианского культа. Смешно сказать, но несколько Римских Пап были вампирами, а, уж, сколько вампиров носило монашеские рясы и одеяния епископов, наряды высших иерархов других религий, не перечесть. Да, вампирами были очень многие известные люди.   Солнечный свет вампиры переносят совершенно безболезненно, если они, конечно не смертельно голодны, но и в таком случае им достаточно просто уйти в тень. В физическом плане, вампиры совершенные существа, обладающие, помимо огромной физической силы паранормальными и магическими способностями. Фактически вампиры почти бессмертны, но им так и не удалось достичь полного бессмертия. Им не дано только одного, размножаться нормальным, человеческим образом и даже банальным почкованием. Всё дело в том, что вампиризм сродни болезни и им заражают, причём это довольно сложный процесс. Вот только расхожая шутка, что половым органом вампира являются зубы, не имеет под собой никакой почвы. На самом деле, половым органом вампира является язык, а точнее то, что находится внутри него - эластичная, но прочная игла для забора крови, имеющая своим продолжением кровеносный сосуд и особый внутренний орган, по сути, мощный насос. С его помощью вампир способен всего за две, три минуты высосать всю кровь из человека, убив его тем окончательно и бесповоротно, без всякой надежды на то, что тот станет вампиром. Хотя обычно всё происходит безболезненно, человек часто находится в бессознательном состоянии, это самое настоящее безжалостное убийство, форменная казнь.   Язык вампира, это не единственное, что отличает его от человека внутренне. Внешне подавляющее большинство вампиров, за исключением тех, которым перевалило за пять тысяч лет, мало чем отличаются от обычных мужчин и женщин. Но только внешне. Вампир это перерождённый, модернизированный человек и истинная его сущность заключается в том, что он является сосудом, внутри которого живёт огромная колония микроскопических существ даже меньшего размера, чем самые маленькие вирусы. Вампиры называют их пиронами. Симбиоз человека и колонии пиронов, как раз и порождает вампира. Пироны, эти крохотные существа, совершенно ничтожные поодиночке, хрупкие и уязвимые, поселившись в теле человека, при благоприятных обстоятельствах начинают бурно размножаться и буквально пронизывают его насквозь, поселяясь по несколько штук в каждой клетке тела. Если колония пиронов размножилась и окрепла в теле человека, то она тут же начинает благоустраивать свой "дом" и укреплять его по максимуму, делая практически вечным и неуязвимым.   Пироны по своей биологической сути, крошечные живые кристаллы, которые при благоприятных условиях способны жить вечно. Как и все живые существа, они питаются, и их пищей является кровь, причём не кровь их симбионта, а та, которую тот для них добывает. Поэтому, попав в тело человека, способного стать симбионтом для отпрыска вампира, пироны, быстро размножаются. Заполнив собой его тело полностью, от ногтей и до волос, они сразу же начинают модернизировать человека. Весьма быстро, всего за двое, трое суток, пироны превращают человека в вампира и выращивают в его теле инструмент для забора крови и пункт переработки добытой "пищи", ячеистый кокон облегающий сердце. Пироны не слишком прожорливы, но обладают способностью на все сто процентов усваивать чужую кровь и потом ещё и кормить симбионта, если тот решает полностью отказаться от обычной пищи, но так вправе поступать только очень старые вампиры, лорды, князья и монархи племени кровососов.   Пироны живут в теле своего симбионта, то есть вампира, самостоятельной жизнью, неведомой для него и почти ничего ему не диктуют. Единственный диктат пиронов, когда они голодны, это жажда крови. Лично я её никогда не испытывал, но мне не раз приходилось допрашивать вампиров, да, к тому же я получил информацию о жажде вампира из другого, куда более достоверного источника и могу утверждать, что вампирская жажда это серьёзно. Сначала пироны подают вампиру сигнал, что они голодны, лёгкими покалываниями по всему телу, но если их не обеспечат питанием, то начинают буквально поджаривать вампира и дело доходит до того, что кровосос испытывает нестерпимый, болезненный жар. Для любого вампира, особенно для старого, это самая страшная пытка. Вампир, охваченный жаждой крови, пойдёт на всё, что угодно, лишь бы присосаться к кому-либо, как можно скорее и утолить жажду.   Вот уже многие тысячелетия между вампирами идёт спор, разумные существа пироны или нет. Единой точки зрения на этот счёт у них нет. Некоторые вампиры считают, что пироны не просто разумны, но ещё и являются великими гениями и мыслителями, другие же, наоборот, полагают, что они подобны ульевому сообществу, а третьи предпочитают не забивать себе голову подобной ерундой. Главным является одно, - пироны обладают способностью общаться друг с другом и передавать информацию своим потомкам, то есть новым колониям, по наследству, а также передавать эти знания своим симбионтам, если те, конечно, способны воспринять их. Именно таким образом пироны обеспечивают кровную связь между поколениями вампиров, хотя она и не даёт стопроцентной гарантии мира даже между вампирами одной линии крови. Пусть и не с той интенсивностью, как это делают люди, вампиры враждуют между собой. Довольно часто случается так, что они убивают друг друга.   Теперь скажу о главном, почему этих крохотных живых существ называют пиронами, то есть огненными. По одной единственной причине, если пиронов не покормить кровью примерно полгода, то вампиру лучше не загорать на пляже - сгорит, как свечка. Для этого даже спички не понадобятся, сам загорится потому, что с годами вампир приобретёт самое лучшее свойство напалма - вспыльчивость. Поэтому вампиры предпочитают никогда не голодать и не реже раза в неделю высасывают минимум литр живой, тёплой крови, правда, в рот и, тем более, в желудок, она никогда не попадает. Вампиры, сосущие кровь, испытывают при этом ни с чем несравнимое наслаждение и буквально впадают в экстаз, противоположный по физическим ощущениям сильнейшей жажде. Кстати, я ещё ни разу не встречал вампира с такими клыками, с какими обычно изображают Дракулу. Зубы у вампиров самые обыкновенные, да, и язык у них точно такой же, как и у любого другого человека. Забор крови у "коров", так вампиры между собой называют людей, происходит следующим образом: вампир парализует жертву взглядом и, приоткрыв рот, целует в то место, где под кожей находится кровеносный сосуд подходящей толщины, нащупывая его кончиком языка, после чего выпускает иглу и дальше действует по обстоятельствам.   Процесс проходит следующим образом. Сначала вампир впрыскивает под кожу "коровы" десант из нескольких тысяч пиронов-камикадзе и те раскрывают кожный покров, чтобы в вену могла войти игла. Какую пить кровь, венозную или артериальную, вампиру всё равно, пиронам подходит любая. Обычно вампир выпивает не более ста пятидесяти, двухсот миллилитров крови и направляется к следующей "корове". За исключением тех особых случаев, когда речь заходит о каком-нибудь ритуале на крови, а их у вампиров много и все они отвратительны по своей сути, поскольку в таких случаях кровососы безжалостно убивают свои жертвы, а также поедают их тела. Увы, такое случается, точнее случалось раньше, довольно часто. В иные годы вампиры убивали на планете до пяти миллионов человек за год. В последние годы они убивали не двухсот тысяч человек и тут ничего не поделаешь. Действуя в глубоком подполье, мы, то есть я и мои помощники, не могли полностью обезопасить всех людей на планете и за её пределами. Вампиры считали человечество дойным стадом, и только поэтому я их ненавидел и убивал без малейшей жалости.   После того, как вампир высосал из "коровы" порцию крови, пироны быстро сводят ткани, залечивают ранку так, что не остаётся даже следа, а затем погибают, точнее их убивают лейкоциты. Вот тут-то и начинаются удивительные вещи. Вампиром практически невозможно стать по собственному желанию. Для этого должны совпасть очень многие факторы. В том числе и такой, как иммунитет. Человеку с мощным иммунитетом, стать вампиром не просто. Каждый вампир внимательно отбирает своего будущего потомка. Он делает этот выбор исходя не только из своих собственных амбиций и пристрастий, но и клановой целесообразности. Вампирские кланы существуют на протяжении добрых десяти-двенадцати тысяч лет, но вампиры существовали и раньше. Просто тех, древних вампиров, апологетов каменного века и матриархата, их же собственные отпрыски истребили примерно одиннадцать-двенадцать тысяч лет назад. Между прочим, даже само слово отпрыск, весьма созвучно слову впрыскивать и, как бы говорит о способе производства потомка, хотя то же самое в равной степени относится и к традиционному способу рождения детей.   У вампиров имеются сотни способов понизить иммунитет избранника до такого уровня, когда пироны смогут без малейшей помехи, поедая больные клетки крови и другие больные клетки, стремительно размножиться в теле избранного вампиром человека и заняться его преображением. Позднее, когда вампир научится понимать "голос крови", он получит от пиронов сначала самые главные, а затем и все прочие знания своего клана, не потеряв при этом своей прежней, человеческой памяти. Вампиры никогда не знают отказа хотя бы потому, что своё предложение они, как правило, делают смертельно больным людям, стоящим одной ногой в могиле. При этом вампиры корчат из себя эдаких благородных рыцарей, поборников чести, для которых ложь неприемлема. Ага, как же! В мире нет существ более лживых и коварных, нежели вампиры. Единственное, что их хоть как-то сдерживает, это страх перед своим кланом фратрией, да, и то не всегда. Поэтому среди них насчитывается немало отщепенцев, образовавших свои собственные мини-фратрии, но и они со временем возвращаются в отчий клан, ведь жизнь вампиров исчисляется многими тысячелетиями и таких ещё совсем недавно насчитывалось немало.   Теперь, когда подавляющее большинство кровососов из числа самых древних и старых вампиров сгинуло, те вампиры, которым посчастливилось избежать смерти, если не принять срочных мер, начнут отстраивать свою цивилизацию заново. Более того, я уверен, что все оставшиеся в живых вампиры мне благодарны, хотя и мечтают меня поймать и уничтожить. Ну-ну, пусть попробуют. Раз уж я со своими соратниками смог проникнуть в их подземные города-убежища и заложил в них термоядерные заряды, чтобы взорвать одновременно, то и с ними как-нибудь справлюсь, если люди не поймут, что их нужно уничтожить почти всех до единого. Сохранить жизнь нужно только тем вампирам, которые не совершали преступлений против Человечества, не истязали людей и не поедали их тела.   Вы спросите, почему с ними нужно так поступить, ведь вампиры обладают колоссальными знаниями? Постараюсь дать вам на это простой и ясный ответ, рассказав о том, кем были вампиры для человека и человечества все годы его существования. В первую очередь я хочу рассказать вам о том, что некоторые вампирские сказки имеют под собой реальную основу, в частности та, которая рассказывает о кланах вампиров. Она, как это известно довольно многим людям, такова. На нашей планете существует семь кланов вампиров:   Бруха, Бруджи или просто Совы. Сильный и злобный клан, наследники древнего могущества, которое в настоящее время не способны удержать по причине дурного характера. Совы - это беспредельщики, преступники и главари группировок, контролирующих преступный бизнес на улицах. Совы - это хулиганы, террористы, революционеры, анархисты, признающие только страх физической расправы. Совы, вопреки Маскараду, не останавливаются перед убийством смертных. Кроме того, стоит Князю, особенно если он не из клана Сов, выказать слабость, как в результате интриги, сплетенной Совами, Князь теряет не только власть, но часто и жизнь.   Гангрелы или Бродяги. Извечные враги Сов, от открытых стычек с которыми их удерживает лишь уважение к Князю. Причина войны Бродяг и Сов проста: и те, и другие отличные воины, но, если у Сов злоба исходит из идеи беспредельной анархии, то у Бродяг злоба происходит из их животной сущности. Бродяги часто путешествуют в одиночку. В компании себе подобных, Бродяги любят рассказывать истории, забывая о времени. Это клан вампиров, которые могут превращаться в летучую мышь или волка и даже сливаться с землей, чтобы поспать, если день неожиданно застал их вдали от дома, хотя слово "дом" в лексиконе Бродяг иногда просто не существует. Бродяги могут научиться управлять животными, но может случиться, что именно из-за общения с животными на ментальном уровне Бродягам становится тяжело управлять Зверем внутри себя.   Тореадоры. Самый изящный клан из семи. Тореадоры - это поэты, художники, музыканты, все те, кто связывает свою вечную жизнь с искусством. Что бы ни делали Тореадоры, они делают это страстно и всепоглощающе. Но у медали есть и обратная сторона - любовь Тореадоров к искусству так велика, что может привести к дегенерации, когда, например, любимое место у Вивальди прослушивается по тысяче раз или же когда Тореадоры долгими часами смотрят на одну и ту же картину. Тореадоры - это гедонисты. Мужчин и женщин из клана можно сравнить с инкубами и суккубами.   Вентру, Клан Судьбы. Клан аристократов и прирожденных властителей. Выходцы из Вентру чаще всего занимают места Князей. Вентру одновременно и старомодны, и современны. Они лучшие политики и дипломаты, умеющие не только улаживать споры между Совами и Бродягами, но и решать сложные вопросы с кланом Носферату, которые выше общевампирских канонов (Шесть Традиций) ценят честь и достоинство собственного клана. Ортодоксальность и верность Маскараду делает Вентру наиболее ответственным кланом.   Носферату. Страшный, древний клан вампиров. Только совершенно безумные смертные становятся Носферату. У этих вампиров острые уши, чудовищное лицо и они полностью лысые. Сотни лет, проведенные в катакомбах и канализации, обезобразили Носферату, но в душе они не такие злобные, как могут показаться. Унижение и насмешки со стороны других кланов сделали Носферату чувствительными и "человечными". Однако еще никто, будь то смертный или вампир, оскорбивший Носферату, не ушел от страшного возмездия. Если сделать зло одному Носферату, то весь клан объявляет обидчику войну и он обречен на смерть.   Треме, Тремеры. Тремеры произошли от могущественных смертных волшебников, которые раскрыли секрет вампиризма, несмотря на сопротивление со стороны Рода. Тремеры могут научить, как убивать с помощью слов или жестов, но взамен Клан требует полного подчинения и отречения от собственных интересов. Тремеры - опасные противники и могущественные союзники, но их склонность к предательству заставляет многих вампиров из других Кланов мечтать о прекращении рода Тремеров.   Малкавиане. Некоторые вампиры лишаются рассудка от ощущения вечности, некоторые помешаны от природы. Последние, и есть Малкавиане, чье безумие усугубляется Голодом. В Клане Малкавианов можно встретить представителей всех смертных рас и выходцев из абсолютно всех социальных уровней. Ни один нормальный смертный не может стать Малкавианом, но стоит ему хоть немного помешаться, Поцелуй вампира сделает свое дело и сумасшедший новый мир откроется Новорожденному, мир, который не видит ни один вампир из других Кланов. Однако, в безумии Малкавиан есть глубокое видение и восприятие мира. Их можно сравнить с оракулами, которые в провидческом экстазе узнают и рассказывают вещи, известные только богам.   Ничего не скажешь, весёленькая сказочка. Да, именно такие сведения вы можете найти в Интернете на сотнях сайтов, а также в десятках книг и журналов, причём это можно было сделать на протяжении более, чем двухсот лет начиная со второй половины двадцатого века, но и до этого о вампирских кланах было написано немало всяческой чепухи. Что тут можно сказать? Всё, кроме того, что семь кланов именно так и называются вот уже добрых двенадцать тысяч лет, враньё. За исключением одной очевидной и двух скрытых способностей вампиров. Старые и самые опытные вампиры могут превращаться не только в огромных летучих мышей и волков, но и в иных чудовищ, но даже не это главное. Вампиры обладают паранормальным способностями, такими, как левитация, в той или иной степени ею владеют даже молодые вампиры, телекинез, пирокинез, телепатия и даже телепортация. Но и это не всё, некоторые из древнейших вампиров являются ещё и самыми настоящими магами.   Когда-то, на заре Человечества, неизвестно кем, семь наших пращуров в разных частях света, а если точнее, то Евразии и Африке, были инфицированы пиронами и стали вампирами. Что это им дало? Во-первых, они стали во много раз сильнее физически. Среднего роста вампир с лёгкостью отбросит в сторону на несколько метров тяжелый грозовой флайер. Во-вторых, они обрели мощнейшие способности к гипнотическому воздействию не только на своих соплеменников, но и на самых опасных хищников, не говоря уже про самого опасного врага кроманьонского человека - неандертальцев. В-третьих, обрели способности если не к полноценной левитации, то к совершению очень высоких и дальних прыжков, любой кенгуру позавидует, ведь такие прыжки действительно больше похожи на полёт. В-четвёртых, при очень глубоком сосредоточении, они если и не читали открыто, то очень точно улавливали чужие мысли. Так те семеро кроманьонцев сделались чуть ли не богами.   Самыми первыми вампирами стали семеро мужчин в возрасте от двадцати пяти до тридцати лет. Первое время они внешне ничем не отличались от своих соплеменников, но уже очень скоро с их тел сошли все шрамы, а через некоторое время, когда их сверстники стали стареть, их самих старение никак не затронуло. Однако, вместе с тем они сделались полностью стерильны и навсегда потеряли способность иметь детей. Увы, но в том числе и это отличает вампиров от людей и плюс к тому бешеная регенерация. В итоге первые вампиры уже очень скоро сделались в глазах соплеменников богами, а когда спустя какое-то время умерли все те, кто им были хоть как-то дороги, стали одинокими бродягами, охотившимися исключительно на неандертальцев и выпивавшими их досуха. Мне достоверно известно, что первые вампиры бродили так более пятнадцати тысяч лет и только после того, как все неандертальцы вымерли, вернулись к людям.   К тому времени первые вампиры обрели такие знания, что действительно повелевали людьми, словно боги. Поняли они и то, что людей очень мало и что они их коровы, которых нужно доить, но не убивать ради мяса, но поскольку им надоело одиночество, то они породили по несколько десятков отпрысков каждый и установили над ними жесточайший контроль. Ещё в те незапамятные времена они установили пресловутые шесть правил вампирского бытия, которые спустя многие тысячелетия превратились в Шесть Традиций. Вампиры всегда при каждом удобном случае выдавали себя за богов или за их помощников, но в силу своего исключительного таланта к лицедейству и приобретённой способности к трансформации тела, старались жить среди людей тихо и незаметно, ни в чём им не помогая, но и не причиняя какого-то очень уж большого вреда. Так было на первых порах, пока людей на Земле жило немного.   Позднее, повзрослевшие и вошедшие в силу отпрыски, перебили Патриархов, державших их в чёрном теле, и вздохнули полной грудью, но не бросились во все тяжкие. Число вампиров, после убийства Патриархов, к тому времени окончательно выживших из ума, если и увеличилось, то крайне незначительно. На Земле же тем временем заканчивался каменный век, и человечество уверенной поступью вошло в эпоху бронзы, неся на своей шее вампирское ярмо. С наступлением бронзового века, семь кланов вампиров стали быстро увеличиваться, но их всё равно не стало больше одного процента от общего числа людей. Вампиры прекрасно понимали, к чему их приведёт бескормица, а ещё они на тот момент очень сильно обогнали в своём развитии человека и стали оказывать на людей всё большее и большее влияние с целью увеличения стада. О, вампиры в конечном итоге сделали очень многое для людей. Тут им нужно отдать должное.   На совести вампиров лежат следующие главные изобретения: они изобрели государство, тиранию, демократию, армию и войны, а также ростовщичество, банки, акции и фондовые биржи, финансовые махинации, политические технологии, эпидемии, дали человеку идею оружия массового поражения, придумали извращения, научили пить вино и принимать наркотики, создали вирус СПИДа и гепатита С, проституцию, педофилию, а также многие другие пороки, масонские ложи, ложь, клевету и все политические доктрины, насаждали мракобесие и инквизицию, но ещё раньше создали все религии и религиозные секты, вампиры также изобрели журналистику, лживые исторические хроники и зрелища. А ещё вампиры изобрели кризисы, как средство создания всеобщей паники. О, вампиры за минувшие тысячелетия много чего изобрели и придумали, в том числе они побудили человека развивать науки и искусства, но к этому он и без них пришел бы, самостоятельно.   Зато, вопреки вампирам, человек пришел к идеям самосовершенствования и гуманизма, а также наполнил глубоким смыслом созданные вампирами религии и верования, породил философию и много чего другого, что очень не нравится вампирам. В том числе и самое страшное оружие против них - источники ультрафиолетового и рентгеновского излучения, а как венец всего - нейтронную бомбу. А ещё, время от времени, люди всё-таки вычисляли вампиров и убивали их, правда, это делалось по наущению других вампиров, да, и то очень давно. Райские времена для вампиров настали в середине семнадцатого века и вот уже более пяти столетий, вплоть до вчерашнего дня, они жили счастливо и беспечно, полагая, что так будет длиться вечно. Ещё бы, ими пронизаны все спецслужбы и полиция, армия и они фактически управляют, точнее управляли, миром, из-за чего наше общество, как не старается, так и не становится совершеннее. Это вампиры окончательно устранили угрозу самоуничтожения, но ведь именно они навязали человечеству её идею.   Все войны, которые когда-либо случались в истории человечества, инспирировали вампиры, и делалось это с одной единственной целью - сделать людей покорными их воле и управляемыми. Хотя некоторые вампиры кичатся своей психоментальной мощью, всегда находились такие люди, которые одним единственным взглядом могли заставить вздрогнуть десяток вампиров. Правда, таких они стремились либо иницировать и превратить в вампиров, либо свести в могилу до срока, если у них не имелось возможности выпить их досуха, а затем пожрать их тела. Вампиры, не смотря на то, что они имели куда большие, чем у остальных людей, возможности к самосовершенствованию, бесконечно эгоистичны. Они спесивы, чванливы, лживы и коварны, а потому являют собой абсолютное зло. А ещё они презирают и ненавидят всех людей и терпимы к ним только потому, что не могут жить без живой человеческой крови. Имей они возможность кормить пиронов иным образом, то давно бы превратили в вампиров всех мерзавцев, а остальных людей сожрали.   То и дело появляются фильмы, в которых вампиры показаны эдакими трогательными зубастиками, чуть ли не рыцарями без страха и упрёка, способными любить людей и даже сострадать им. Бред! Чушь! Если они кого-то из людей и любят, то только, как свиную отбивную или стейк. Любимое лакомство вампиров, это плоть молодой девушки или юноши, вкуса крови они ведь не знают, поскольку вся она достаётся пиронам, но человеческую плоть они предпочитают есть сырой и к тому же полностью обескровленной. И это при том, что самим пиронам как раз по вкусу кровь смертельно больных людей, алкоголиков и наркоманов и это их им легче всего превратить в вампиров и таким образом исцелить от любого недуга, но подобного рода маргиналы вампирам не нужны ни в каком качестве. Своими отпрысками они предпочитают делать только тех людей, которые достигли высоких постов и имеют большое влияние в государстве.   Вампиров не интересуют поэты и музыканты, писатели и художники, выдающиеся артисты и учёные. Они заскорузли в своём мироощущении и застыли в развитии на уровне раннефеодальных отношений. Хотя вампиры и любят красивые интерьеры и ювелирные украшения, изысканные наряды и вообще обожают роскошь, к числу особых ценителей искусства их никак нельзя отнести. Вампиры убогие и глубоко ущербные существа, хотя и прекрасно разбираются, как в современной науке, так и в технике. Однако, это достигается тем, что они превращают в вампиров учёных, работающих в важных для них областях, и потом получают знания с обратным током крови с содержащимися в ней пиронами. Зато все они пекутся о соблюдении пресловутых Шести Традиций, хотя и понимают их весьма своеобразно. Чтоб не возвращаться к этому, я расскажу о них сейчас. Они таковы:   Первая Традиция, - Маскарад, гласит: Ты не будешь раскрывать Твою природу тем, кто не одной с Тобой Крови. Это правило вампиры соблюдают очень строго и даже тогда, когда молодые вампиры уже обрели способность вернуть себе молодость и возможность снова занимаются по привычке сексом, они не делают этого до того момента, пока не разыграют сцену своей собственной смерти и похорон. Только после этого, восстав из гроба, вампиры преображаются и начинают вести себя, как обычные люди.   Вторая Традиция, - Владение, гласит: Твоё владение - Твоя собственная забота. Все другие оказывают Тебе уважение, пока они в нём. Никто не может оспаривать Твоё слово в Твоём владении. Если у тебя хватает на это сил и ума. В противном случае другие вампиры мигом вышвырнут такого лорда из его владения, а то и того хуже, убьют без малейшего сожаления.   Третья Традиция, - Потомство, гласит: Ты будешь повелевать другим только с разрешения Твоего старейшины. Если Ты создашь другого без позволения старейшины, Ты и Твоё потомство будете убиты. Враньё! Вампиры живут по правилу прямой вассальной зависимости, вассал моего вассала не мой вассал, а потому всегда помнят, что для убийства вассала нужно иметь очень серьёзный повод, иначе вассалы убитого могут накинуться на тебя всей кодлой и тогда гореть князю синим пламенем. Поэтому даже монархи вампиров действуют очень осторожно.   Четвёртая Традиция, - Расчёт, гласит: Те, кого Ты создаёшь - Твои отпрыски. Пока Твоё потомство не будет отпущено, Ты направляешь их во всём. Их грехи искупать Тебе. Есть такое дело, но князья и монархи не вершат суд, этим занимается Высший Трибунал Вампиров. Всё ещё занимается, но уже очень скоро мы сами им займёмся. Точнее уничтожим его раз и навсегда.   Пятая Традиция, - Гостеприимство, гласит: Уважайте владения друг друга. Когда Ты приезжаешь в другой город, Ты представишь Себя Тому, кто правит там. Без его согласия Ты ничто. Применяется избирательно, а вообще-то вампиры на неё давно уже наплевали.   Шестая Традиция, - Разрушение, гласит: Тебе запрещено уничтожать другого из Твоего рода. Право уничтожения принадлежит только Твоему старейшине. Только старший из вас объявит охоту на Кровь. Хотя Разрушение прерогатива Высшего Трибунала Вампиров, вампиры убивают друг друга почём зря, если кто-то дал к этому повод и оказался слаб.   Так что вампиры неукоснительно соблюдают только одно правило из шести - Маскарад, да, и то лишь потому, что боятся быть раскрытыми, ведь нормальные люди их тут же убьют. Если они, конечно, не журналисты, ведь те точно захотят взять у вампира интервью. Правда, первого же такого журналиста обязательно убью уже я, и жалеть его точно не стану. Впрочем, среди журналистов часто встречаются вампиры, а потому я и мои друзья убили их уже не один десяток, правда, все они считаются пропавшими без вести. В любом случае вампиры, особенно лорды, очень любят поговорить о Шести Традициях и постоянно сетуют на то, что вампиры нынешнего времени трактуют их так, как им вздумается и что на них нет никакой управы. Тем не менее, они соглашаются, что жизнь вампиров стала намного приятнее и интереснее. Со своей стороны я добавлю, и намного короче, потому, что однажды трём кровососам очень сильно не повезло.   Последнее, о чём я хочу сказать в самом начале своей исповеди, прежде чем перейти к главному, - о расовом составе вампирского племени. Вампиры космополиты и их не волнует, какого цвета кровь у человека. Они охотно высасывают любую, и когда выпадает такой случай, поедают плоть человека с любым цветом кожи. Точно так же вампиры делают своими отпрысками кого угодно, выбирая для этого не чёрных, белых или желтых, а тех, кто обладает нужными качествами - имеет большой вес в обществе и государстве, но при этом совершенно аморален, а ещё лучше обладает преступными наклонностями и готов идти к своей цели по трупам. Именно такие дамы и господа привлекают к себе внимание вампиров и из-за некоторых они иной раз даже сражаются насмерть. При этом нужно ещё сказать, что хотя все вампиры и стерильны, на первых порах, по молодости, они ещё занимаются сексом. Мужчин и женщин среди них примерно поровну. Рано или поздно либидо проходит, и они становятся жуткими на вид бесполыми монстрами с лысыми черепами.   Вампирам всё равно, какого цвета твоя кожа, лишь бы ты не был безнадёжно туп и не заморачивался на таких глупостях, как мораль, нравственность, этика, доброта, сердечность и все прочие качества, которые делают человека человеком. В первую очередь потому, что всех этих качеств они лишены сами. Благодаря просто редкостной беспринципности своих неофитов и особенно некоторых выродков, вампиры в последние годы окончательно озверели и обнаглели. Некоторых моральных уродов вампиры ещё людьми вводят в свой круг и те до глубокой старости претворяют в жизнь их планы, хотя и не все становятся потом вампирами. Использовав их по полной программе, вампиры без зазрения совести отказывают этим выродкам в бессмертии, если выясняется, что не все их планы удалось претворить в жизнь. Это лишний раз доказывает, что верить вампирам нельзя, а полагаться на них, тем более. Зато когда речь заходит о том, чтобы запудрить человеку мозги красивыми сказками о крепости вампирской клятвы, тут кровососам просто нет равных.   Поэтому нельзя сказать, что какой-то отдельно взятый народ любим вампирами и именно его представителей в племени кровососов насчитывается особенно много. Естественно, что китайцев и индийцев среди них намного больше, чем, к примеру, цыган, румын или евреев. Оно и понятно, что Китай с его тремя миллиардами, что Индия со своими двумя миллиардами человек, лидируют в вампирском сообществе, но в том-то всё и дело, что вампиры не делают различия между народами и их не волнует национальный вопрос. Хотя нужно признать, все они придерживаются европейских традиций в своём быту, причём таких, какие бытовали в девятнадцатом веке во Франции и Англии, причём в аристократических кругах.   Для начала, уважаемые дамы и господа, этой информации вам хватит. В дальнейшем я расскажу вам о некоторых других особенностях быта и поведения вампиров, но самое главное, раскрою несколько секретов, как можно легко и быстро определить, кто он, ваш сосед, вампир или нормальный человек, пусть и с отвратительным характером? Более того, я расскажу вам о том, как можно без особых хлопот убить вампира и при этом полиция, примчавшись по вызову, не сможет предъявить вам никакого обвинения даже не потому, что вы убили вампира. Просто тем, чем можно убить вампира, нормального человека не убьёшь, а если полиция попытается предъявить вам обвинение в убийстве вампира, то любой адвокат, если он сам не вампир, быстро докажет в суде всю абсурдность действий полиции, да, и не верю я в то, что полицейские захотят встать на защиту вампиров.  

Глава вторая.

Как я стал вампиром

     Теперь, когда вы имеете хоть какое-то представление о вампирах, я расскажу, как меня самого сделали вампиром. Я родился и вырос в Москве, в семье инженеров. Мой отец воевал в гражданскую, был коммунистом. Он закончил московский университет, как и моя мать, и они вместе работали на автозаводе. Закончив восемь классов перед Второй мировой войной, для меня она была Великой Отечественной, я пошел работать на тот же завод и продолжил учёбу на вечернем отделении фабзавуча. В начале войны наш завод эвакуировали на Урал. Моим родителям, как коммунистам, поручили новое дело, и они сменили профессию, вместо автомобилей стали конструировать танки. Вместе с ними пошел на танковый завод и я, где работал по двенадцать часов и больше. В начале сорок четвёртого, когда мне исполнилось восемнадцать, меня призвали в армию и сразу же отправили на фронт механиком-водителем танка "Т-34", который я знал, как свои пять пальцев, поскольку последние полгода испытывал танки перед их отправкой на фронт, а также ремонтировал подбитые машины.   Воевал я в танковой армии генерала Рыбалко, в разведроте, освобождал Прагу от фашистов. Сделаю небольшое пояснение для тех, кто не знает, кто такие фашисты, это точно такие же твари, как и вампиры, а может быть и хуже. После войны я служил в танковых войсках ещё два года, а демобилизовавшись, поступил в тот же университет, где учились мои родители. Женился, закончил университет, работал на автозаводе, ставшем для меня родным, но в семьдесят втором, когда мне исполнилось всего сорок шесть лет, у меня обнаружили рак и я целых два года лечился. За время болезни из высокого, цветущего мужчины, я превратился в худого старика с обритой головой. Правда, врачи говорили, что болезнь побеждена. Впрочем, я и сам это почувствовал, так как действительно пошел на поправку. В начале семьдесят четвёртого года я поехал в гости к своему фронтовому другу, жившему на Украине, в недавно построенном городе Припять. Мой друг стал учёным-атомщиком и в те годы строил Чернобыльскую АЭС. Да, ту самую, которая потом взорвалась.   На пятый или шестой день, когда мой друг ушел на работу, я отправился погулять. Зима в тот год выдалась почти без снега, но по-московски, если не по-уральски, морозная и реку Припять, на берег которой я пришел, сковало льдом. Только на середине реки во льду зияла большая прорубь. Минувшей ночью рыбаки ставили сети. Утро в тот день выдалось солнечное, ясное и морозное. Мне дышалось легко и свободно, я чувствовал, что иду на поправку и радовался новому дню своей жизни.   Около десяти утра, когда я прогуливался по берегу реки и дышал свежим воздухом, подъехал новенький "Уазик", это такой русский вездеход того далёкого времени. Из него вышло трое. Моложавый полковник в серой шинели и папахе, такой же моложавый мужчина в чёрном кожаном пальто и норковой шапке, и красивая женщина в роскошной песцовой шубе. Мне тогда сразу же подумалось: - "Надо же, такое высокое начальство и без охраны". Эта троица прошлась вдоль берега несколько десятков метров, постояла, поговорила о чём-то и направилась ко мне. Вид я тогда имел вполне приличный, на мне была надета добротная дублёнка, шапка из рыси, на ногах тёплые бурки, сапоги из толстого фетра, крытые внизу кожей.   Женщина, лет тридцати на вид, очень красивая, высокая, черноволосая, с непокрытой головой, обогнала своих спутников и подошла ко мне. Повернувшись к ней, я вежливо кивнул, но как-то приветствовать её не стал. Я сразу же подумал, что она какая-то актриса, очень уж холёным оказалось у неё лицо. Несомненно, её следовало бы назвать красавицей, вот только её красота мне показалось слишком жесткой, можно сказать, хищной, хотя она и улыбалась. Она приблизилась ко мне, улыбка сошла с её лица, а тёмно-карие глаза, вдруг, увеличились. Что произошло дальше, я знаю лишь потому, что восстановил всё в своей памяти, а в тот момент она меня просто парализовала взглядом, лишила возможности сопротивляться. Снова улыбнувшись, она сказала:   - Он готов, господа. Какие будут предложения?   Полковник с хищной улыбкой сказал:   - Выпьем его, раз уж мы обо всём договорились, а тело сбросим в полынью, на корм ракам, леди Изоилла.   Женщина усмехнулась и ответила:   - Согласна лорд Сервен, хотя я и не испытываю жажды.   Тут я должен сделать одно пояснение. Молодые вампиры первым же делом просят своих творцов дать им новое имя и в общении между собой никогда не называют своего собеседника прежним, человеческим именем. Поэтому и эта троица называла друг друга своими тайными, вампирскими именами. Третий подошедший, внимательно осмотрел меня, кивнул и сказал:   - Я тоже согласен выпить его, господа. Есть такое, слуга покорный, ни за что не стану, а вот накормить пиронов, пожалуйста. Наш союз отныне станет вечным, так мы скрепим же его кровью этого больного старика. - женщина отошла чуть в сторону, а мужчина в чёрном кожаном пальто расстегнул верхнюю пуговицу дублёнки, сорвал с меня кашне, обнажил мне шею и сказал, смещаясь влево - Прошу, леди Изоилла. Старик, к моему удивлению, чист и хорошо выбрит, так что вам это понравится.   Мужчины сорвали с моих рук тёплые перчатки, подняли мои исхудалые, костлявые руки с вздувшимися жилами и поднесли их к своим губам, а женщина сказала:   - Гангрела, Тореадор и Малкавиан, теперь мы вместе.   В следующую секунду все трое прильнули ко мне своими губами, нащупали кончиками языка жилы и вонзили в них иглы, но всё произошло совершенно не так, как они того желали и виной тому были их пироны. В моей крови, за время лечения рака, после химиотерапии и радиотерапии произошли большие изменения. Все эритроциты в ней оказались деформированы, что привлекло к ним пиронов, и они буквально хлынули в мою кровеносную систему, причём вопреки желанию двух вампиров и вампирши. Это произошло так стремительно, что они не смогли этому никак воспротивиться, да, они, собственно, не сразу поняли, что произошло и всего за несколько секунд в мою кровеносную систему проникли миллиарды пиронов трёх различных линий крови или трёх кланов. Если раньше я стоял перед этой троицей, как столб, из-за того, что меня пригвоздила к тому месту своим взглядом дама в песцовой шубе, то после тройного поцелуя вампиров, впал в кататонию и не мог ни моргнуть глазом, ни пошевелиться.   Ещё одна их ошибка заключалась в том, что они вонзили кровеотборники в мои вены, а не в артерии. Поэтому пироны хлынули в моё тело особенно стремительно, а поскольку трое вампиров присосались к ним в трёх разных местах, то эти крохотные существа не почувствовали присутствия друг друга в одном сосуде сразу и их проникло в меня даже больше, чем требуется для инициации нового вампира. Гораздо больше. Уже много позднее, вспоминая и анализируя события того злосчастного дня, мне в голову пришла мысль, что пироны просто решили покинуть своих симбионтов навсегда. Это, разумеется, шутка, но в любой шутке есть доля правды, а правда заключается в том, что моя кровь оказалась для них очень лакомым блюдом. Однако, уже несколько секунд спустя вампиры, напавшие на меня, поняли, что кормление пошло совсем не так, а точнее вообще превратилось в обряд инициации, причём совершенно противоестественной, а точнее несанкционированной ими и потому неприемлемой. Они отшатнулись от меня и женщина испуганным голосом вскрикнула:   - Что это лорд Генуар? Он не отдал мне свою кровь, а наоборот, сам забрал у меня огромное количество пиронов вместе с моей кровью! Такого не должно быть.   Полковник и мужчина в кожаном пальто быстро переглянулись. Холёный тип в штатском злорадно ухмыльнулся и указал рукой на прорубь. Лицо полковника на мгновение сделалось задумчивым, словно ему не понравилась эта идея, но они схватили меня за руки и быстро потащили к проруби. Полковник всё же спросил на бегу своего напарника по вампирскому обряду:   - Генуар, мы всё правильно делаем? Может быть, нужно забрать его с собой и сообщить об этом нашим лордам?   - О чём? - изумился тот - О том, что мы хотим создать свою собственную фратрию и решили стать лордами? Так нас за это точно по головке не погладят, могут даже продержать полгода на хлебе и воде, а потом выставить на солнце, друг мой. Ты этого хочешь? Давай уж лучше убьём и утопим этого старика.   Полковник на бегу сказал:   - Но это же совершенно невероятный случай, Генуар. Корова вместо того, чтобы доиться, чуть было не выпила нас сама. Думаю, что его нужно отдать в руки учёных.   - Нет уж, лучше не надо, Сервен! - испуганно воскликнул Генуар - Давай сделаем так, как я предлагаю. Пока что убьём этого странного старика и утопим, а потом, когда я вызову свою группу и вертолёт, они найдут его труп и где-нибудь надёжно захоронят. Хотя бы забетонируем его в фундаменте АЭС. - и озабоченно спросил - Или мы уже не лорды фратрии?   Полковник ответил повеселевшим голосом:   - Ну, если замуровать его в фундаменте. - и добавил - Не волнуйся, Генуар, я не намерен отказываться от твоего предложения. К тому же никто не может запретить нам создать новую фратрию вампиров там, где её никогда не было.   Вампиры, дотащив меня до проруби, швырнули моё парализованное тело на тонкий ледок и Сервен, вытащив из кармана шинели пистолет "Макарова", выстрелил мне в грудь. Пуля калибром девять миллиметров с мягким свинцовым рыльцем, угодила в портсигар, изготовленный из танковой брони, который подарили мне друзья, провожая меня на фронт, а потому ледок, и так треснувший подо мной, проломился, и я тут же ушел от сильного удара в грудь под воду. Течение Припяти быстро увлекло меня под лёд и две другие пули пролетели мимо. Хотя Припять не горная река, её течение стало быстро уносить меня от проруби. Ледяная вода ненадолго привела меня в чувство, но моё парализованное тело не могло дышать, и я стал погружаться в беспамятство, но всё же увидел сквозь прозрачный лёд, лишь местами присыпанный снегом, как надо мной проплывают в синем небе белые облака. На меня навалилась тьма, я впал в полное беспамятство, а моё тело превратилось в арену сражения между пиронами Гангрелов, Тореадоров и Малкавиан.   Хотя я и не дышал, сердце моё продолжало биться, да, и пироны двигались в моей крови, пожирая лейкоциты и эритроциты, пораженные химиотерапией и радиацией, с огромной скоростью, а потому вскоре встретились. Войной это всё же нельзя было назвать, но, тем не менее, пироны трёх разных видов, как бы бросились в рукопашную схватку, и только то, что все они уже успели вкусить моих красных и белых кровяных телец, по странной прихоти судьбы заставило их слиться воедино, но не уничтожить друг друга, а образовать пиронов совершенно нового вида. Они тут же начали с бешеной скоростью делиться и, поедая больные клетки в моём теле, одновременно преобразовывать его, но уже совсем не так, как это делалось раньше. Они каким-то образом сумели оценить обстановку и понять, что моему телу остро не хватает кислорода и сделали так, что мой мозг не погиб. Всё это произошло очень быстро, к тому же через несколько минут, благо я плыл подо льдом лицом кверху. Пироны подняли меня ко льду, и мне удалось несколько раз вдохнуть воздуха, ведь даже в реке подо льдом встречаются воздушные пузыри, их нужно лишь дождаться.   Вскоре пироны и вовсе стали получать кислород прямо из воды, через мою кожу, которую они сделали подобной коже лягушки, но я всё равно не очнулся. Наверное, мой мозг отключился намеренно, чтобы я не сошел с ума от такого страшного потрясения. Течение реки уносило меня всё дальше и дальше от проруби, пока не прибило к острову. Небо затянуло тучами, мороз всё крепчал и крепчал, но он уже не был мне страшен, ведь пироны продолжили свою работу, хотя я ничего не ощущал и не осознавал, продолжая пребывать в полном беспамятстве. Так прошел день, за ним ночь, а я всё лежал напротив строящейся Чернобыльской АЭС. Моё тело за это время вмёрзло в лёд. Генуар вызвал своих потомков, он оказался крупной шишкой в правительстве тогда ещё Украинской ССР, те прилетели на вертолёте и, пролетев над рекой несколько раз, вскоре обнаружили меня.   Вертолёт совершил посадку на острове, прямо над тем местом, где я лежал, вампиры поставили армейскую палатку и вскоре вырубили меня изо льда. Они даже не стали проверять, жив я или мёртв, но опасаясь того, что я мог превратиться в вампира, положили моё тело, вмёрзшее в лёд, вместе с большим куском льда в большой стальной контейнер, да, ещё зачем-то налили в него воды. Видимо для того, чтобы я не ожил и не попытался выбраться из контейнера, чтобы сбежать от них. Вампиры ждали, когда стемнеет и вскоре я оказался полностью вморожен в лёд. В таком виде они и погрузили меня в вертолёт. После этого они перевезли контейнер в котлован, где уже заканчивали монтировать арматуру, выгрузили его в специально выкопанную яму и присыпали землёй. На следующее утро котлован начали заливать бетоном. Так я, вдобавок к ледяному плену, оказался ещё и под шестиметровым слоем прочнейшего железобетона. Позднее, как раз на этом фундаменте и был установлен реактор четвёртого энергоблока, который впоследствии взорвался, но это случилось через восемь лет.   И снова произошло чудо. Правда, на этот раз вполне укладывающееся в понятия вампиров. А может быть, мне просто повезло, что я попал в лапы к молодым вампирам, которые в то время ещё не постигли всей вампирской грамоты, "читая" кровь. Сами того не подозревая, они сделали всё, чтобы я смог впасть в состояние долгого вампирского сна, обеспечили мне полную темноту, высокую влажность и прохладу, но самое главное, мой желудок и кишечник на тот момент оказались пустыми. Не хватало только одного, специальных консервантов, но мои пироны быстро произвели их, и как только вода растаяла, они выделились в неё. Вот так и получилось, что я, едва став вампиром, сразу же залёг в спячку, словно древний вампирский князь или лорд. Вампирский долгий сон это особое состояние в жизни вампира, потому что он является самой лучшей школой жизни.   Оказавшись в стальном гробу, я не очнулся даже тогда, когда вода полностью растаяла, но вместе с тем всё же пришел в себя и, словно бы погрузился в долгий сон, ушел в мир грёз, но это были очень странные грёзы. Ничего не зная о существовании вампиров, меня ведь никто не посвящал в эту тайну, я сразу начал читать кровь, а если выражаться точнее, пироны трёх кланов, трёх линий крови, принялись передавать мне знания, но на первоначальном этапе это происходило странным образом. Не знаю почему, но я превратился в бесплотного духа, летающего над Землёй. Правда, летал я не по собственной прихоти, а переносясь туда, где обитали Гангрелы, Тореадоры и Малкавиане, которые тогда ещё не называли себя так. В те времена и человеческой речи, как таковой, ещё не существовало. Людям той далёкой эпохи только начали её создать, но вампиры уже разговаривали на языке, созданном Патриархами.   Моё путешествие по миру вампиров началось с появления на свет вампиров четвёртого поколения, после убийства Патриархов и вампиров второго поколения. Тем не менее, я каким-то образом знал, что до той поры, пока Патриархи не уничтожили всех конкурентов человека - неандертальцев, они не породили ни одного отпрыска. Почему они не торопились, я не знаю, но всё же имею одну догадку. Мне кажется, что Бруджи, Гангрелы, Тореадоры, Вентру, Носферату, Тремеры и Малкавиане, это инопланетяне, посетившие нашу планету. Из двух имеющихся видов тогда ещё полуразумных существ, неандертальца и кроманьонского человека, они выбрали вид, который сейчас называется Homo Sapiens. В сознание первых вампиров они вложили приказ, не создавать потомков до тех пор, пока те не уничтожат полностью всех неандертальцев, кровь которых вполне годилась в пищу пиронам. В итоге произошло примерно то же самое, что сделал мифический герой Ветхого Завета Моисей, сорок лет водивший евреев по пустыне вокруг страны обетованной, вытравляя из них раба и в итоге пироны Патриархов попросту забыли всё, что они знали о тех, кто их породил. Однако, как выяснилось намного позднее, не полностью, а точнее самые древние и могущественные вампиры попросту придерживали кое-какие знания для себя и ни с кем ими не делились.   Не думаю, что это произошло случайно и мне видится здесь тонкий расчёт инопланетян, посетивших Землю от шестидесяти, до семидесяти тысяч лет назад. Моя вампирская память уносит меня в древние времена только в тот период, когда появилось на свет четвёртое поколение вампиров, предки которых убили большую часть Патриархов, хотя я и знаю, что происходило раньше, но только со слов творцов и их творцов. Зато я, словно бы являюсь свидетелем восстания Древних против Патриархов. Ещё перед моим мысленным взором прошла вся история вампирского племени, начиная с того момента, когда были созданы первые кланы. Увы, но историю людей я знаю намного хуже, да, и та представлена мне с точки зрения вампиров. Впрочем, читая линию крови Гангрелов, Тореадоров и Малкавиан, пироны не слишком-то злоупотребляли моим терпением и не вдавались в особые подробности, я узнал кое-что и о том, как в действительности жили люди в те древние времена, о которых мало кто знает. Уже много позднее я в деталях изучил по линиям крови историю всех семи кланов. Естественно, что первыми были три названных мною клана.   Когда ко мне пришло осознание того факта, в какой переплёт я угодил, мой возмёщённый разум негодовал. Я чуть ли не рыдал, когда перед моим мысленным взором появлялись различные сцены из жизни вампиров и вампирских кланов. Честное слово, так сильно, как я ненавидел, да, и ненавижу, вампиров, я не ненавидел даже фашистов, когда воевал с ними. Возненавидел я, поначалу, и пиронов за то, что они питаются кровью других людей. Спешу сразу же предупредить всех, ни в какой прямой диалог с этими разумными вирусами я не вступал, всё происходило и проще, и сложнее. Как это ни странно, но уже довольно скоро я выяснил, что пироны реагируют на эмоции, а они у меня, как вы понимаете, в то время были очень сильными. Выяснив это, я сделал одно важное открытие. Даже больше, чем в пище, пироны нуждаются в благожелательном эмоциональном климате и их можно уничтожить в себе элементарной лютой ненавистью к ним. Мне (ко мне довольно быстро вернулась способность рассуждать, причём рассуждать вполне здраво) вскоре стало понятно, что ненавидеть их, как вид живых и разумных существ, с моей стороны будет просто глупо.   Ещё раз предупреждаю, ни тогда, ни в последствии, я не вступал с пиронами в прямой диалог и не задавал им никаких конкретных вопросов, но если начинал о чём-то думать, то в моём сознании иногда появлялись очень яркие образы, объясняющие мне тот или иной аспект жизни пиронов и вампиров. Моя ненависть к вампирам заставила пиронов искать выход из сложившейся ситуации, тем более, что жрать нам в стальном контейнере размером два с половиной метра в длину, полтора в ширину и метр двадцать в высоту, почти доверху заполненном водой, насыщенной мощным антисептиком, было нечего. Вот тут-то мне и пригодились знания, полученные в университете, а затем в конструкторском бюро. В итоге я предложил пиронам таким образом сбалансировать все биохимические процессы в моём организме, чтобы он смог использовать в качестве пищи то, в чём я вышел минувшей зимой из дома и они приступили к работе. В это время я лежал на дне контейнера недвижимый, сердце моё совершало десять ударов в минуту, и наблюдал внутренним зрением за тем, как из клеток моего тела то в одном, то в другом месте вырастает маленькое щупальце с крохотным ртом и ест одежду.   Так прошло несколько лет, и всё это время я думал, как выбраться из своего железного склепа. Разговаривая с Иваном, так звали моего фронтового друга, я узнал, какой будет строящаяся атомная электростанция и даже её примерную планировку. Когда атомный реактор начал работать и через фундамент от него пошел пусть слабый, но всё же довольно чувствительный поток нейтронов, я сразу понял, что меня погребли прямо под ним. Вот ту-то мне повезло, не знаю, в какой уже раз. Любое ионизирующее излучение достаточной мощности, начиная с ультрафиолетового, смертельно губительно для пиронов, но мои-то спасители к этому времени давно уже переродились. Случилось так, что слабый поток нейтронов подействовал на них весьма благотворно, и в первую очередь это выразилось в том, что они резко сократили потребление моих, а не чужих, лейкоцитов и эритроцитов. Заодно они, в который уже раз, принялись преобразовывать мой организм, так и не ставший до конца вампирским, но зато сделавшийся чрезвычайно живучим и выносливым.   Наблюдая за их работой, не знаю как, но я научился, словно бы видеть не то что каждый внутренний орган своего тела, но и чуть ли не отдельные клетки. Более того, я научился его видоизменять. Не сам, конечно, но отдавая чёткий мысленный приказ пиронам, заодно объясняя, зачем это нужно сделать. Так мне пришла в голову мысль превратиться в крота и выбраться наружу, ведь что ни говори, но в почве, даже в самой плотной, есть воздух, а также вода и поэтому не всё так плохо, как мне уже стало казаться. Однако, наступил одна тысяча девятьсот восемьдесят шестой год и тот печальный день двадцать шестого апреля, когда в один час двадцать три минуты взорвался реактор четвёртого энергоблока. Лично я ничего, кроме весьма ощутимого толчка, не ощутил. Правда, поток нейтронов в момент взрыва увеличился, но не смертельно для пиронов, что я сразу же почувствовал. Даже наоборот, им понравился этот освежающий "душ", хотя я пришел в ужас, поняв, что в тот момент творилось снаружи. Ведь я даже в то время оставался, прежде всего, человеком.   Прекрасно зная, что там происходит, я сразу же раздумал превращаться в крота и решил подождать. От моей одежды к тому времени мало что осталось, и я лежал в своём склепе, заполненном водой, в одном тёплом егерском белье, пробитом множеством дырок, и доедал воротник дублёнки и свои бурки. В правой руке я сжимал своё единственное оружие, тяжелый, стальной портсигар, прогнутый пулей, выпущенной из "Макарова". Вскоре я стал слышать шум и вибрацию, где-то совсем неподалёку пробивали туннель под фундаментом, чтобы проникнуть в зал реактора. В тот момент я понял, что медлить нельзя и принялся за работу. Сталь контейнера оказалась не такой уж и толстой, а силы мои были уже совсем не те, что раньше. Поэтому я быстро прорезал в нём дыру, нацелившись туда, откуда доносился шум подземных работ, и, вскоре, зажав портсигар в зубах, стал копать землю руками, на которых вырастил когти, увеличив толщину пальцев, свой собственный тоннель.   Менее, чем за сутки, к тому времени я уже научился довольно точно определять время, мне удалось прорыть лаз к тому тоннелю, который пробивали ликвидаторы, чертовски мужественные люди. Вот тут-то действительно стало "горячо", но мои пироны держались молодцом и даже не собирались вспыхивать. Вскоре я проделал отверстие и стал наблюдать, как идёт ход работ. На это у меня ушло почти двое суток. Увы, но я прекрасно понимал, что в том виде, в котором я вылезу, мне лучше никому не попадаться никому на глаза. В конце концов, улучив момент, когда в тоннеле никого не было, я выбрался из своей норы и бегом бросился туда, откуда в него приходили люди. Худой, лысый, грязный и, наверное, страшный, как чёрт, я всё же сумел незаметно выбраться из тоннеля и вскоре смог одеться в чей-то белый комбинезон и сапоги. Надев на шахтёрскую каску и респиратор, я вышел из опасной зоны поздней ночью и сразу же бросился к каналу, чтобы покинуть территорию АЭС под водой.   К счастью мне удалось сделать это незаметно и вскоре, переплыв под водой пруд-охладитель, я вынырнул, огляделся вокруг, мои глаза могли к тому времени видеть ночью ничуть не хуже, чем днём, и, вылетев из воды, перелетел через ограждение, нырнул в Припять и поплыл под водой вверх по течению, к городу. Пробегая по территории АЭС, я уже понял, каковы масштабы аварии и осознавал, что вся местность вокруг заражена продуктами распада. Лично мне радиация уже не могла ничем повредить, разве что очень сильная, ведь я мог довольно быстро очистить от неё организм, но мне в тот момент срочно требовалась одежда, о документах и говорить нечего, а так же еда. Впрочем, с едой дело как раз обстояло просто, она плавала в реке и уже очень скоро я, восстановив свой желудок и кишечный тракт, вволю наелся сырой рыбы, пусть и зараженной радиацией. Через несколько часов я добрался до города Припять и вскоре понял, что зря пробирался туда. По городу ездили патрули. Махнув на всё рукой, я снова нырнул в реку и поплыл вниз по течению.   Через неделю я добрался под водой до Киева и, пользуясь своими вампирскими способностями, раздобыл одежду и даже отобрал, пользуясь гипнозом, у одного приезжего парня паспорт. Так я стал, на некоторое время, Виктором Бойцовым, поселился на чердаке дома, стоящего на окраине Киева, и стал думать, как жить дальше. Позвонив домой, в Москву, я узнал, что моя жена умерла. Детей у нас не было, а родителей я похоронил ещё в своей прежней жизни. У меня к тому времени не осталось никого из родных, а являться к друзьям и рассказывать, что со мной произошло, мне не очень хотелось. В то время все мои мысли сводились только к одному - убивать вампиров. Сказать это легко, но трудно сделать. Хотя я и знал о жизни вампиров достаточно много, никакой конкретной, точной информации всё же не имел. К тому времени я выяснил, что не чувствую голоса крови, по которому все вампиры легко находят друг друга, да, оно и понятно, ведь в моём теле жила колония пиронов новой генерации.   Тем не менее, ни о чём другом, как об охоте на вампиров, я в те дни даже и не помышлял, вот только охотник из меня оказался паршивый. Поэтому я решил вернуться в Москву и чтобы заработать денег, пошел разгружать вагоны. В Советском Союзе в это время началась перестройка, но мне она была до лампочки. Все мои мысли занимали одни только вампиры. Можно сказать, я из-за них тронулся умом. Поработав на товарной станции несколько месяцев, я немного приоделся, купил самый дешевый билет, сел в общий вагон и поехал в свой родной город, даже не зная, как мне там закрепиться. Раньше в моей жизни всё было простым и ясным, я всегда знал, что со мной будет завтра, послезавтра и через год. Теперь же всё изменилось, я, словно бы выпал из жизни, и, право же, растерялся и не знал, что делать. Хотя если честно, мне было, отчего впасть в уныние.   Приехав на Киевский вокзал, я целый час бродил по нему, как неприкаянный. Войдя в метро, я машинально поехал к себе домой, и лишь выйдя на "Павелецкой", понял, что у меня больше нет дома, хотя ноги и понесли меня к нему. Эта мысль, а ещё то, что я, вдруг, остро осознал своё одиночество, повергла меня, чуть ли не в ужас. Как жить дальше? А ещё в моей памяти всплыли лица, а точнее, холёные рожи Изоиллы, Сервена и Генуара, отчего моё собственное лицо так исказила гримаса ненависти, что от меня стали шарахаться люди. Нужно сказать, что к тому времени лицо моё довольно сильно изменилось, ведь я подогнал его к фотографии, вклеенной в паспорт, выданный в далёкой Инте Виктору Бойцову. Опять-таки ради придания паспорту вящей подлинности, на вид мне было не более тридцати двух лет, вот только ростом я был на полголовы выше реального Виктора Бойцова, отработавшего два месяца на ликвидации последствий аварии и возвращавшегося домой.   Вспомнив про эту троицу, я жутко разозлился, дошел до ближайшей столовой, в Москву мой поезд приехал утром, заставил весь поднос общепитовской стряпнёй, сел за столик в самом дальнем углу, и принялся с мрачным видом поглощать пищу. К тому времени мне давно уже было всё равно, что я ем. Лишь бы еда оказалась хотя бы минимально пригодной для желудка. Всё равно он мог переварить всё, что угодно, и никакие яды мне теперь стали не страшны. Вскоре ко мне подсел какой-то мужчина, как-то странно улыбнулся и спросил:   - Что, недавно откинулся?   Бросив на него быстрый взгляд, я сразу же почувствовал, что передо мной вор. Вспомнив, что вампиры контролируют криминальные элементы, я слегка улыбнулся и ответил:   - Дядя, откинулся я уже давно, ещё пять лет назад, а сейчас еду домой из Чернобыля. - вор, услышав это, отшатнулся, а я коротко хохотнул и спросил - Что, боишься заразиться? Не бойся, дядя, радиация это тебе не сифон и не грипп, ею нельзя заразиться вот так, запросто, через рукопожатие. Да, и дозу я хватил так себе, детскую, не то, что некоторые идиоты.   Вор от моих слов, подкреплённых пристальным взглядом, быстро успокоился и спросил:   - Ну, и откуда ты откинулся, брателла? Хаза, башли нужны?   - С башлями у меня всё нормально, дядя, - ответил я вору с насмешливой улыбкой, - а вот перекинуться пару деньков не помешало бы, но ты учти, я завязал. Нет перспектив. Так что я посмотрю на столицу и домой, в Инту, подамся.   Вор цыкнул зубом и заметил осклабившись:   - Это ты зря говоришь, если голова работает, перспективы есть всегда. Особенно сейчас, когда Горбач перестройку затеял. Если хочешь, могу тебе их обрисовать. Мне сейчас как раз нужен надёжный парень, которого муровцы не знают. Можно сорвать хороший куш, причём чисто, без мокрухи. Что скажешь?   Несколько минут я молча ел тройную порцию свиной поджарки с картофельным пюре, словно обдумывая его слова, не забывая про двойной салат "Столичный", после чего спросил:   - Что нужно будет сделать?   Вор наклонился и с улыбкой сказал:   - Я тебя уже почти час пасу, ещё с Киевского вокзала за тобой иду. Парень ты, как я погляжу, на вид ловкий, и, главное худой. Силой, похоже, тебя бог тоже не обидел.   Ещё на фронте, в сорок четвёртом, я познакомился с несколькими уголовниками, а потому немного разбирался в воровских делах. Усмехнувшись, я спросил:   - Что, в Москве форточники перевелись? Вот уж никогда бы не подумал. Такой знатный город и остался без форточников.   Вор кивнул и с готовностью пояснил:   - Нет, их в первопрестольной хватает. Просто та фатера, которую я присмотрел, принадлежит одному подпольному ювелиру и чёрт его знает, кто он такой, но только рыжья и брюликов у него, хоть завались. Ювелир этот имеет мохнатую лапу на белом телефоне, а потому сразу же к ментам помчится и те всю Москву на уши поставят, а лезть нужно именно через окно, так что всех московских форточников они первым делом и заметут.   Вы спросите, почему это вор, подсевший ко мне в столовой на Садовом кольце, так разговорился? Я вам так отвечу. Даже перед новорожденным вампиром, ещё не умеющим читать кровь, разговорится любой супершпион. В том числе и такой, который способен обмануть любой детектор лжи, и противостоять самой современной сыворотке правды. Вот потому-то вор, положивший на меня глаз, сразу же выложил всё. Я ему просто приказал это сделать. Пристально посмотрев на него, я спросил вполголоса:   - Сигнализация есть?   Вор со вздохом признался:   - Есть, но если изловчиться и пролезть через форточку на кухне, то в фатеру можно войти без лишнего шума. Надо только дождаться, когда ювелир поедет в Питер за золотым песком и самородками.   Честно говоря, идея ограбить подпольного миллионера, тем более ювелира, мне сразу понравилась, но меня интересовало, что из этого выйдет в денежном выражении и я спросил:   - Ладно, допустим, я выгреб рыжьё и брюлики из хаты твоего ювелира. А дальше что? Куда мы добро сбагрим?   Вор усмехнулся и ответил:   - С этим проблем не будет. Есть у меня подход к одному барыге. Он готов купить всё, что я ему принесу и заплатить этими, как их, баксами. - увидев удивление на моё лицо, он с улыбкой объяснил, понижая голос с просто тихого, до шепота - Ну, долларами. Хотя валютную статью не отменили, сейчас за них уже не сажают и один надёжный человечек мне говорил, что их и у нас будут тоже продавать. Перестройка. Зато с баксами можно и за кордон майнуть, но мне и здесь хорошо. Так что ты мне скажешь, брателла? Войдёшь в дело?   От таких слов у меня, честно говоря, внутри похолодело. Для меня жизнь остановилась в начале семьдесят четвёртого, и я даже слышать о том, что в Советском Союзе скоро появятся доллары, не хотел потому, что был коммунистом, фронтовиком. Правда, вместе с тем я к тому времени уже почти девять лет, как перестал быть человеком и стал вампиром, хотя и не высасывал из людей кровь, но это всё равно ничего не меняло. Благоразумие взяло верх над эмоциями и потому я молча кивнул, протянул через стол руку и сказал:   - Ты меня уболтал. Виктор.   Мой собеседник меня немного не понял и ответил, машинально пожимая мне руку:   - Вообще-то я Николай, брателла. - потом стукнул себя по лбу и воскликнул - А, понял! Виктор это ты? Ну, раз так, тогда поехали в одно место, я хочу проверить, чего ты стоишь. Работать тебе придётся на большой высоте и без страховки.   В принципе, я мог бы и не позволять Николаю выступить с таким заявлением, но, подумав, дал ему возможность сказать то, что он хотел. Молча кивнув в знак согласия, я съел сочень с компотом и мы вышли из столовой. Мой будущий подельник, взявший себе шницель с гречкой и стакан компота, лишь поковырял его вилкой, но есть не стал. Это был плотный, коренастый парень лет тридцати пяти, с воровскими наколками на руках, но я в них так и не удосужился разобраться в те далёкие уже времена, а сейчас эта братия украшает свои тела совсем по-другому.   Николай поймал такси и мы поехали за город, на полигон для обучения и тренировки строителей-монтажников. Мой подельник был одет франтовато, в новенькие джинсы, спортивные туфли и кожаную куртку. Рядом с ним я в своем простеньком, ношеном демисезонном пальто, купленном в киевской комиссионке, и дешевом, неказистом костюме, также с чужого плеча, выглядел неказисто, хотя и привык в прежней жизни к добротным, дорогим вещам и костюмам, пошитым на заказ. Увы, но от моей прежней жизни у меня остался один только портсигар, да, сильно пострадавшая от воды фотография, на которой я был сфотографирован с женой. Чуть ли не прочитав мысли Николая, я, как только мы въехали на полигон, вышел из машины, снял с себя пальто и пиджак, хотя погода стояла холодная, заканчивался октябрь месяц, и подошел к опоре ЛЭП. Закатав рукава рубашки, я сбросил туфли, высоко выпрыгнул и, ухватившись руками за холодный металл, стал подниматься по опоре с такой скоростью, что и сам удивился.   Минут двадцать я показывал онемевшему от удивления Николаю, его знакомому сторожу и таксисту, чудеса ловкости, граничащие с фантастикой. То что я делал, с точно такой же лёгкостью вам покажет любой вампир, если не того больше. Впрочем, я тоже не стал показывать всего, на что способен, но не отказал себе в удовольствии пробежаться по толстенному электрическому проводу от одной опоры до другой, вернулся обратно и быстро, чуть ли не свалившись камнем вниз, спустился на траву, обулся и подошел к Николаю. Тот, глядя на меня с изумлением, покрутил головой и спросил, обалдело моргая:   - Ты что, циркач?   Надев пиджак и пальто, я буркнул в ответ:   - Ну, что, поехали на хазу?   Николай хохотнул и воскликнул:   - Не, Циркач, сначала метнёмся на одну точку, я тебя приодену. Тебе же клифт нужен новый, прохаря, котлы и всё такое.