Глава восьмая

Строительство новой столицы и интриги магов

     На взгляд Феррета Ориора его новые друзья Андрил, Кайор, Ридс, Стреллер и очаровательная Дения, которая ничуть не уступала мужчинам в уме, в отличие от не менее очаровательной простушки Олии. Та даже хитрить толком не умела, да и не пыталась. Не смотря на всю важность момента, орден отчаянно нуждался в деньгах, Травус, показывая им свой волшебный сад, надёжно защищённый от чужих ушей, всё же попытался поставить новое королевство в зависимое от ордена положение. Эта девушка решительно шагнула вперёд, взяла рослого старика под локоток, отвела в сторону и минут десять пообщалась с ним в цветочной беседке. Из неё Верховный магистр вышел, как шелковый и больше не заикался ни о чём подобном.

Не стал он отправлять в Теверию лодырей, надоевших ему сверх всякой меры, предпочтя наладить с королём Кайреном дружеские отношения и даже предложил ему свои услуги по части коронации, которые тот благоразумно принял.   За каких-то полторы недели семьи учеников техномага Андрила были перевезены Теверию. Это стало возможным только по одной причине, женщинам было обещано, что вскоре они будут жить в таких замках, роскоши которых позавидуют короли. Это обещание настолько заинтриговало Травуса, что последним рейсом "Луартона" тот отправился в Теверию. Для начала ему показали сокровищницу лорда Радолина, опустошенную всего лишь на одну пятую часть. Старик было подумал, что сильно продешевил, но Дения и здесь оказалась на высоте, когда тихонько шепнула ему, что в таком случае он вообще остался бы ни с чем и что это золото ляжет в основу целого ряда новых королевств и она станет королевой первого. С этого момента Травус мигом сбросил с себя маску гордыни и сделался для этой красавицы добрым дядюшкой Травом, чего та и добивалась.   Феррет не переставал удивляться уму Дении, как и её воле к власти. Не смотря на то, что это лорд Радолин был другом правителя эльфов князя Эолана, девушка сразу после возвращения из Нирадана не слишком вежливо попросила того отойти в сторону, "отобрала" у лорда его летающий дворец, приняла на борт триста самых могучих и красивых хораванцев и полетела в Кленовое княжество. Даже без помощи своего супруга она так очаровала эльфов, что вздумай князь Эолан отказаться от её предложение создать королевство эльфов на одном из самых больших островов, а то и целом континенте, с вековыми девственными лесами, в котором станет королевой, те точно отказались бы от князя, но не от такой перспективы.   Кленовое княжество было зажато с двух сторон королевствами людей, а с третьей стороны на них давили сразу и орки, и гномы, мечтавшие порыться в недрах их холмов. В Теверию она вернулась не только с князем и его братом, но и тремя тысячами мужчин и женщин, мечтающими сначала стать техномагами, а затем создать далеко за морем, на огромном острове, поросшем величественными лесами, независимое королевство эльфов. По части убеждения Дения даже превзошла своего мужа.   Более того, Андрил, который "копил" силы для строительства новой столицы, после часового разговора с женой вышел к эльфам малость помятый, с заживающей царапиной на щеке, но, тем не менее, очень довольный и тут же, не сходя с места, посвятил всех эльфов и под горячую руку их князя в техномаги. По закону эльфов Эолан автоматически переставал быть князем, но Дения немедленно отменила древний закон, назвав его тупым и идиотским пережитком прошлого. Перечить ей никто не стал, так как эльфам стало ясно, что отныне все раздоры между их древними домами станут легендами былых времён.   Между делом маги ордена Синей Звезды, переселившиеся в Теверию столь неожиданным образом, снесли старую крепость, а вместе с ней и замок лорда Радолина, а если точнее, то полностью их перестроили. Вместо убогого замка-казармы был построен роскошный дворец, внутренним убранством которого занимался учитель Андрил, который, как он сказал, превратил его в настоящий пятизвёздочный отель с покоями, достойными королевы Великобритании и какого-то Римского Папы. Он же возвёл на месте крепостной стены очень красивое сооружение, названное им Триумфальной аркой, вот только огромных арок было пять, по количеству прежних ворот. Крепость же была превращена в огромный и куда более пологий, чем раньше, пандус и дорогу стометровой ширины до самого перекрёстка.   На вершинах двух гор Андреем были построены наблюдательные башни, подняться на которые можно было сидя в удобном кресле большого экипажа, называющегося фуникулёром. Теперь единственный вход в долину был перегорожен магической стеной, чрез которую не могло пройти ничто живое, но при этом она могла отбросить любой метательный снаряд. Пять арок также закрывались на ночь малиновой преградой. Маги осушили болото и покончили с комарами навсегда. Два водопада, как и прежде низвергали свои воды и река Теверия текла по своему старому руслу, как ни в чем не бывало. Все работы были произведены всего за шесть дней и всё благодаря тому, что магических сил у магов здорово прибавилось, как и понимания того, что они делают, и это было самое поразительное.   Как только из Нирадана прибыл последний летающий корабль с переселенцами, все ученики мага Андрила, умудрённые жизненным опытом и уже много знающие маги, а также полные новички в этом деле, перебрались к Страж-горе и разбили в степи близ предгорий большой лагерь. Это было одно из красивейших мест во всей Теверии, которая являлась удивительным геологическим образованием и представляла собой холмистое плато, окруженное идеально круглым горным хребтом. Слегка наклонное плато плавно понижалось с запада на восток. Водная гладь Горячего озера, овального в плане, имела в большом поперечнике сто сорок километров, в малом сто два. Озеро возвышалась над уровнем моря почти на полтора километра. Температура воды в нём была тридцать два градуса по Цельсию.   Планета Париант, как удалось выяснить Андрею, когда он поднялся на высоту в двенадцать километров, была на треть больше, чем Земля, но при этом сила тяжести на ней превышала земную всего лишь на семь процентов. Сутки равнялись земным, а вот год был короче, триста шестьдесят дней и, как земной, делился на осень, зиму, весну и лето при двенадцати одинаковых месяцах. Во всём остальном, особенно своей флорой и фауной, Париант был похож на Землю ещё больше, но в этом мире всё же имелись такие растения и животные, каких на родной планете он не смог бы встретить даже в глубокой древности.   Обо всём этом Андрей узнал сразу же, как только поднялся в небо на своём летающем мотоцикле, который он назвал авиеткой, но это название ещё не успело прижиться в Теверии, да их и было пока что всего две, почти точных копий большой дорожной "Хонды Голд Винг", только немного изменённой по форме и одноместной. Его авиетки уже вызвали огромный интерес, но в основном у эльфов, да и то лишь потому, что на них можно было практически бесшумно летать по лесам с вековыми деревьями. Большинство людей, гномов и орков посматривали на них кто с опаской, а кто и вовсе неодобрительно.   Сидя верхом на своей чёрной с полированным серебром авиетке, Андрей несколько дней подряд летал над Страж-горой и ему очень понравилось это место, выбранное Кайреном для строительства будущей столицы, главной достопримечательностью которой будет огромный кампус. Как выяснилось во время первого полёта, Кольцевой хребет имел вовсе не вулканическое происхождение. Да, это был кратер, только не вулканический, а ударный, образовавшийся на заре этого мира. Огромное небесное тело столкнулось с планетой, и энергия удара сначала вмяла круглый фрагмент гранитного щита в её твердь, но потом произошла отдача, и он поднялся вверх, окруженный фестонами высоких гор.   В самом центре гигантского кратера-цирка образовалась глубокая воронка, дно которой пронизали фурмаролы, по которым стали подниматься вверх вулканические газы. У Андрея не было никаких сомнений в том, что в Париант два миллиарда триста двадцать миллионов лет назад врезался каменно-ледяной шар диаметром в сто восемьдесят шесть километров. Скорость столкновения при этом была не очень велика, а потому только некоторые глыб вылетело за пределы гигантского кратера.   Все остальные камни, большие и малые, разметало по кратеру, а потом начались геологические процессы. Долгое время Теверия была громадным тёплым озером, кишевшим доисторической живностью. Озеро постепенно высыхало и уменьшалось в размерах. В конечном итоге на поверхности кратера образовался толстый слой осадочных пород, покрытых сверху плодородной почвой. Вокруг озера на глубине в четыреста метров образовались в слое плотного мрамора длинные, извилистые складки-карманы и наполненные белой нефтью с высоким содержанием парафина и ароматических углеводородов.   Внешние склоны Кольцевого хребта, очень крутые и целиком состояли из голубовато-серого гранита и коричневатого базальта, зато внутренние были пологими из-за вала каменных обломков. Взрыва при столкновении не было, был просто сильный удар, в результате которого лёд, превратившись в быстро растаявшее крошево, погнал вал каменных обломков во все стороны, но он был остановлен взметнувшимися вверх зубцами гранитной короны, образовавшейся в результате отдачи, которые были спаяны между собой очень густой магмой. Сплошь покрытые осадочными породами, на редкость живописные пологие внутренние склоны почти сплошь покрыты лесами.   Страж-гора имела форму высокого и массивного, рифлёного каменного обелиска конической формы. По сути, это была огромная скала. Страж-гора целиком состояла из темно-зеленого, мелкокристаллического, очень плотного и твердого диорита сложного состава с длинными и затейливыми разводами и полосами кварца. Совсем уж в глубокой древности, на какой-то другой планете Страж-гора была мощным батолитовым образованием. От нее к Кольцевому хребту шел мощный, расширяющийся отрог с весьма крутыми склонами, плоский поверху и плавно поднимающийся к самой высокой горе хребта, Двуглавой, точнее к её седловине, накрытой полукилометровой толщины ледовым панцирем. По широкому, вогнутому лотку вершины отрога спускалась вниз до вершины Страж-горы, отполированной ветрами, образуя по пути семь озёр, полноводная горная река. Она падала вниз красивейшим водопадом Девичьи Косы в небольшое круглое Девичьему озеру с берегами белого мрамора и текла дальше, к Материнскому озеру, из которого вытекала Лосиная река. К ней действительно приходили на водопой лоси.   Вокруг Страж-горы возвышалось двадцать больших холмов самой причудливой формы, и все они были украшены скальными образованиями самой разной расцветки. Это были, как и сама Страж-гора, каменные глыбы, прилетевшие на Париант из космоса. Ещё дед Кайрена мечтал построить здесь столицу Теверии, но его внук и помыслить о том не мог, чтобы его дворец был построен на вершине Страж-горы, имевшей высоту семьсот двадцать метров, если считать от поверхности Девичьего озера, хотя на ней и находились фрагменты фундамента древней крепости. Из-за них гору и назвали Страж-горой. Судя по всему она была построена ещё во времена Первой Эпохи.   У Андрея на счёт строительства имелись грандиозные планы ещё с того дня, как он узнал о грядущем нападении на Теверию магов с Юга. Едва он понял, что представляет собой эта горная страна, то сразу решил, что именно здесь он приступит к выполнению задания своего учителя. Население Теверии составляло всего тридцать семь миллионов человек и в ней вместе с людьми, селившимися по берегам рек и озёр, жили в горных лесах эльфы, в предгорьях гномы, а в степях орки-скотоводы. Жили мирно, не ссорясь и даже более того, многие из них давно уже породнились друг с другом и потому среди стражей Теверии были такие, в чьих жилах текла кровь всех четырёх народов и для полной гармонии теверийцам осталось породниться только с демонами и ангелами. Заявись они в эту горную страну, так бы и было, настолько в ней перемешались обычаи и нравы.   Поначалу техномаг-бауманец хотел посетить пару десятков городов Теверии и набрать себе в ученики помимо людей эльфов, гномов и орков, но их было почти половина в рядах воинов-магов, да тут ещё Дения привезла из Кленового княжества три тысячи остроухих жителей леса. Вместе с двумя с половиной тысячами жителей Теверальда, а это были в основном солдаты и офицеры небольшой армии лорда Радолина, у него было теперь двадцать пять тысяч пятьсот пять учеников. На этом он решил остановиться, так как понял, что на Парианте он уже почти достиг предела. Всего он мог посвятить в техномаги и сделать своими учениками двадцать восемь тысяч человек. Всё остальное теперь должны будут сделать уже париантские техномаги, но сначала они должны достичь определённых высот в ней.   Проще всего это было сделать во время строительства столицы, объединив их и создав на пару месяцев единую духовную и интеллектуальную сущность. Для того, чтобы подготовиться к этому, Андрей изготовил каждому по магическому ноутбуку. Три дня назад последний ноутбук был вручён кому-то из начинающих техномагов, а сегодня рано утром он поднялся на авиетке в небо и завис над Страж-горой на высоте в два километра. Все его ученики находились внизу и расположились вокруг Девичьего озера. Как только они включили свои ноутбуки, Андрей принялся создавать огромную группу пользователей наподобие тех, которые можно создавать в Скайпе. Через полтора часа всё было готово и он, положив ноутбук на приборную панель, приступил к работе над общим эскизом иллюзии.   Этот эскиз появлялся одновременно вокруг его учеников и на двадцатипятидюймовых экранах ноутбуков. В центре экрана также появился транспрант, гласящий: - "Выбери себе точку, где ты хочешь положить свою Книгу Техномагии". После этого он спустился вниз и поднял из земли небольшой каменный пьедестал в том месте, где на его взгляд должен был находиться центр Академии Техномагии Парианта. Лорд Радолин наоборот, взлетел на своей авиетке, на которую вскарабкалось ещё шестеро его друзей детства, в воздух и направился к вершине Страж-горы. На том пьедестале, который создал Андрей, могло поместиться семь Книг Техномагии, если образовать из них круг. Как это и было оговорено, первой к нему подошла и положила свою магическую книгу Дения, затем Среллерт и Феррет, потом князь Элоан и вслед за ним Аклест и Роушад, гном и орк из числа самых близких друзей генерал-магистра Ориора. Так была образована семилучевая звезда в основании полупрозрачной башни.   Кто-то начал изучать примерный план города раньше, кто-то приступил к этому позднее, но не смотря на это, все ученики Андрея уже знали где они встанут, чтобы поднять из земли пьедестал, самостоятельно или с помощью друзей, а то и самого учителя, и положить на него свою магическую книгу, обращённую верхним краем к башне Академии Техномагии. Уже через час все двадцать пять тысяч пятьсот пять магических книг были открыты на последних, чистых страницах, на которых можно было делать записи и тем самым увеличивать число трактатов, но к этому никто кроме их учителя не был готов.   Так началось создание гигантской иллюзии, которую Андрей был склонен называть мыслеформой. В первые часы она ещё была расплывчатой и размытой, не имела чёткого рисунка, но уже к полудню, после того, как над ней "поработало" столько народа, как бы сбросила с себя толстую, ноздреватую кожуру, заострилась и засверкала гранями. Её формы и линии стали ещё смелее, красивее и выразительнее, а благодаря эльфам, она обрела особенную одухотворённость, грацию и поэтичность. Взметнувшаяся ввысь башня Академии, возвышающийся над ней королевский дворец, все остальные дворцы и замки огромного города, а также разбросанные, словно цветы по поляне, среди холмов виллы, наконец, обрели свой внешний облик, но пока что иллюзия была подобна светящемуся туману.   В час пополудни к проектируемому городу направилось множество двуколок, это жены, отцы и матери, братья и сёстры учеников мастера Андрила вспомнили о том, что им было вменено в обязанность кормить их, так как далеко отходить от своих магических книг те не могли. Одна из двуколок упрямо пробиралась вперёд, к гигантской полупрозрачной синей башне, отчасти похожей на небоскрёб "Бурж аль Халиф", только имеющую в плане форму семилучевой звезды-цветка с вытянутыми лепестками-лучами, похожими на лист рябины с его характерными зубчиками. В ней сидели нарядно одетый мужчина очень импозантной внешности, а рядом с ним красивая, моложавая женщина, на чей-то громкий и изрядно возмущённый вопрос:   - Куда, прёшь? Дальше ехать нельзя.   Мужчина насмешливо крикнул:   - Это тебе нельзя, бездельник, а мне можно! Уж ты поверь, меня мастер Андрил точно не прогонит прочь.   С такими словами он громко щелкнул кнутом, и кони понеслись ещё быстрее прямо в синеву одного из семи огромных перспективных порталов со стрельчатой аркой огромной высоты. За ней, в самом центре зала гигантского диаметра, сидели за большим обеденным столом семеро техномагов во главе с мастером Андрилом. Аякс лежал неподалёку, на треть погрузившись в мыслеформу, изображашую лазуритовые плиты пола. Как только повозка приблизилась метров на сто пятьдесят, пёс вскочил и помчался к ней с весёлым лаем, чем заставил всех очень сильно удивиться. Стреллер спросил:   - Что это с ним?   - Понятия не имею, - пожав плечами, ответил Андрей и тут его губы расплылись в широчайшей улыбке, - папаша Сейд из Онагарта?   Молодой Верховный маг встал и пошел навстречу старому знакомому, первому человеку, которого он встретил на Парианте. Папаша Сейд в свою очередь, привстав на козлах, сказал своей спутнице:   - Вот видишь, мамочка, а ты волновалась.   Через минуту повозка остановилась возле стола, но первым поприветствовал Сейда Рувела не Андрей, а Аякс. Пёс встал на задние лапы, положил на плечи передние и облизал его лицо, а папаша Сейд в ответ на это весело рассмеялся и воскликнул:   - Аякс, мальчишка, не забыл папашу Сейда. Сейчас, малыш, будет тебе угощенье от мамочки Неллии. - после чего мягко снял лапы Аякса со своих плеч, помог спуститься на полупрозрачные синие плиты жене и они оба повернулись к техномагам, дружно вставшим из-за стола - Мастер Андрил, благородная леди, господа маги, желаем вам здравствовать. А я к вам с просьбой, мастер Андрил.   Андрей также бесцеремонно, как Аякс, потряс папашу Сейда за плечи, пожал ему руку, затем поцеловал руку его жене, радостным голосом приветствуя их:   - И тебе доброго здравия, папаша Сейд, добро пожаловать к нам в гости, госпожа Рувел. Папаша Сейд, для тебя я что угодно сделаю потому, что считаю себя твоим должником. Ты же мой крестный в прекрасной стране Теверии и это с твоей лёгкой руки всё началось. Эх, не люблю обнимать мужиков, но один раз можно...   Сказав так, Андрей действительно обнял папашу Сейда на глазах у изумлённых учеников, Аякс уже и вовсе стал неиствовать, залившись оглушительным лаем, а подбежавший следом Стреллер вытащил круглолицего усача из объятий друга и учителя, заключил того в ещё более крепкие и радостно воскликнул:   - Седди, старая кочерыжка, куда же ты пропал так внезапно? Даже не дал мне отблагодарить тебя. Ладно, потом поговорим, так какое у тебя дело к мастеру Анди? Я за тебя буду не просто просить, а стоя на коленях умолять его.   - Вот видишь мамочка Неллия, а ты волновалась, что нас отсюда попрут с нашей невинной просьбой, - смеясь сказал папаша Сейд из Онагарта и обратился в Андрею с весьма неожиданной и даже странной просьбой - мастер Андрил, прими нас к себе на службу. Моя мамочка Неллия стряпуха, каких во всех мирах Семи сфер не сыскать, а я твоим хозяйством займусь. Говорят, что ты собираешься, чуть ли не малых ребят магии учить, а раз так, то им наша забота только в радость будет. Своих деток нам не было суждено завести, а поскольку люди мы уже немолодые, так хоть за чужими ухаживать станем, как за родными детишками.   - Стоп-стоп, папаша Сейд, так не пойдёт! - немедленно замахал руками Андрей - Неужели вы не захотите изучить магию хотя бы ради того, чтобы снова стать если не совсем юной парой, то людьми в самом расцвете сил? Так вы сможете нарожать много детишек, и будете потом радоваться, глядя на то, как они растут? А в твоей просьбе тебе отказа точно не будет.   Папаша Сейд скромно опустил взгляд:   - Да, мы бы рады, мастер Андрил, но ты вроде сказал, что больше никого не станешь посвящать в маги.   Нетерпеливо махнув рукой, Андрей успокоил их обоих:   - Ерунда, друзья мои. На Парианте я могу посвятить в маги только двадцать восемь тысяч человек, но тебя папаша Сейд, я собирался разыскать сразу после того, как построю столицу. Между прочим, я посылал людей в Онагарт, но там им сказали, что ты продал свой трактир и вы куда-то уехали. Ну, раз ты тут появился вместе с мамочкой Неллией, папаша Сейд, то я назначаю тебя главным комендантом Академии Техномагии и всего города за исключением королевского дворца. В дела короля Кайрена, мы вмешиваться не станем, но он и сам придёт к тебе на поклон, как только отведает курочку, приготовленную доброй мамочкой Неллией, которую я назначаю главным шеф-поваром. Чтобы вам было легче кормить столько народа, изготовлю целую армию механических поваров, официантов и слуг, которые будут полностью вам послушны и станут продолжением не только ваших рук, но и добрейших сердец. Тот человек, которого я посылал в Онагарт, многое мне о вас рассказал, а потому, друзья мои, я немедленно посвящу вас в маги, и всё оставшееся время вы будете находиться рядом со мной потому, что вас я стану обучать техномагии по отдельной, совершенно особой программе.   Мамочка Неллия невольно воскликнула:   - Мастер Андрил, а как же моя походная кухня и наши фургоны с отборной птицей и поросятами? Мы ведь с моим папашей Сейдом намеревались кормить вас, пока вы будете строить здесь город.   - Разберёмся и с этим, мамочка Неллия, - ответил Андрей с широкой улыбкой, - вам ведь в любом случае будет нужна армия механических помощников, так почему бы мне не изготовить какую-то её часть уже сегодня, сразу после обеда? Вот с их помощью вы и разберётесь и с походной кухней, птичниками и свинарниками на колёсах.   - Ой, мастер Андрил, тогда позволь мне немедленно накрыть на стол, но в первую очередь угостить твоего чёрного мальчишку гусиком, - заулыбалась Неллия, - он, бедняжка, уже слюной весь истёк, так ему хочется кушать.   Гусик, надо сказать, был размером с молодую индюшку, что не стало для Аякса проблемой. Маги помогли мамочке Неллии и папаше Сейду накрыть на стол и пиршество началось. Деликатесов на стол было выставлено немало, но всё же главным блюдом была простая отварная курятина, приготовленная каким-то настолько особым способом, что на всё остальное никто уже и смотреть не хотел. Утирая губы, Дения сытно вздохнула и промолвила:   - Бедный дядя Кай, теперь ему придётся решать очень сложную дилемму, отдать бразды правления своим дворцом и его кухнями в руки папаши Сейда и мамочки Неллии или тайком приходить в нашу башню завтракать, обедать и ужинать. Честно говоря, я ему не завидую, ведь ему предстоит сложный выбор.   Генерал-магистр, а в скором времени ректор Академии Техномагии, поглаживая живот и блаженно улыбаясь, сыто икнул и сказал:   - Дения, для его же блага лучше не упрямиться, и сразу смириться с неизбежным, как это сделали я и Травус. А вообще-то, мастер Андрил, назначив папашу Сайдера главным комендантом города, а мамочку Неллию главным шеф-поваром, ты решил две самые сложные задачи. Вместе со своими механическими помощниками они с одной стороны окружат студентов любовью и заботой, а с другой ни одно чадо высокородных дворян не посмеет шпынять механических слуг и кухарок. Ребята, вы только будьте в будущем с ними строже, а то эта публика способна устроить в стенах любого ордена магов такое, что хоть гони их всех прочь. Очень уж они высоко дерут носы.   Поговорив немногим менее часа, Андрей посвятил супружескую пару в маги, и ему даже не пришлось снимать свою магическую книгу с пьедестала. После этого он сотворил первые три с половиной дюжины механических помощников с такими же ливерпульскими усами, как у папаши Сайдера, и столько же помощниц для мамочки Неллии, также похожих на неё, но при одном единственном взгляде на них каждому становилось ясно, что это не живые люди, а механические существа. Когда было покончено и с этим, техномаг взялся за решение куда более сложной задачи и справился с ней блестяще, главные помощники ректора Ориора за полчаса помолодели так, что в это было трудно поверить, но юной эта пара всё-таки не стала.   Верховный магистр Травус Золлерт, посмотрев на гигантскую мыслеформу, принялся приводить в действие свой собственный план. По договоренности с лордом Радолином и магом Андрилом, он получил во временное пользование десять конвертопланов с экипажами, а также две с половиной сотни плазменных панелей с золотыми корпусами, усыпанными сапфирами, чтобы установить прямую связь со всеми нужными ему королями, герцогами, князьями и вождями племён, но в первую очередь с шестью Верховными магистрами. Первым он посылал письма, исполненные искреннего дружелюбия, даже слишком добрые и переполненные излишне лестными эпитетами, а вторым письма, переполненные ядовитым сарказмом. Однако, как в одних, так и в других он извещал всех о том, что слухи о несметных богатствах лорда Радолина были бесстыдно занижены.   На самом деле богатства будущего короля Кайрена превосходили чуть ли не все остальные вместе взятые и если раньше этот благородный муж не знал, как нужно ими распорядиться, то после того, как на Париант прибыл с особой миссией Верховный маг Андрил, сразу понял, что ему следует делать. Не желая возбуждать умы людей раньше времени, они решили специально раздуть случайную ссору до уровня открытых военных действий, поскольку никакого иного способа перебросить в Теверию двадцатитысячную армию у него не было. Если раньше на все его просьбы оказать ордену магов Синей Звезды он получал одни только вежливые отказы, исполненные презрения, то теперь посылает в знак примирения Верховным магистрам свои дары.   Каждое ювелирное изделие, ножны или рукоять клинка из кунага обязательно были украшены большими сапфирами, и расценить это можно было только как плевок в лицо, но очень уж дорогими были дары. Тайный смысл всех посланий заключался в том, чтобы отвадить сильных мира сего от торжеств в Теверии и заставить их отделаться только отправкой в новое королевство даже не десятых или двадцатых своих приближенных, а сотых. Травус не стал делать из этого тайны и сразу предупредил короля Кайрена, мастера Андрила и ректора Ориора, что так будет лучше всего и в дальнейшем, когда начнётся расселение людей по островам и континентам, им уже не придётся идти к ним на поклон. Исключение было сделано только для самых лучших друзей и приятелей лорда Радолина.   Когда стало ясно, что новый город затмит собой все легенды о великих городах древности, то есть в полдень первого же дня, мастер Травус, наблюдавший за всем с борта летающего дворца короля Кайера, приказал своим послам срочно отправляться в путь и как можно скорее вручить адресатам письма и плазменные экраны. При этом он громко хохотал и хлопал в ладоши, как ребёнок. Вот только со сроками он малость ошибся, так как проектные работы продлились на два месяца меньше. Это было связано с тем, что в их процессе ученики техномага-бауманца усваивали новые знания на порядок быстрее и Травусу, которого Андрей немедленно известил об этом, оставалось только сожалеть, что он не стал его учеником вместе со всеми.   На восемьдесят третий день иллюзия и без магического меча Андрила обрела прочность. Люди, приглашенные посмотреть на будущий город, а также члены семей магов, которые должны были вскоре стать профессорами академии, могли подниматься на лифтах и даже летать на авиетках различных моделей о двух, трёх, четырёх и восьми колёсах, в Теверию потянулись посольство за посольством. Свою положительную роль сыграло то, что все слуги и служанки в городе и даже королевском дворце были механическими и поэтому совершенно неподкупными. Как и хотел того Верховный магистр, послами были назначены чуть ли не помощники конюхов и лакеев. Андрей в этом вопросе занял нейтральную позицию и ни во что не вмешивался.   На девяносто первый день проектировщики встали возле пьедесталов, на которых лежали их магические книги. Меч Андрил, получив приказ Андрея, вылетел из башни Академии Магии и стрелой помчался ввысь. Он поднялся над высоченным шпилем, с ним высота башни была семьсот семьдесят семь метров при семидесяти семи этажах, и с его острия сорвалась бело-голубая, ярчайшая молния. Вслед за ней мыслеформа испустила серебристо-белые лучи, прозвучал торжествующий басовый аккорд гигантского контрабаса и город стал реальностью. В него тотчас стали въезжать первые жители, члены семей профессоров Академии Техномагии, а Травус, облегчённо вздохнув, сел прямо на борту летающего дворца в присланный за ним открытый лимузин и полетел в новый дворец, где его уже ждали.   К дворцу будущего короля-мага Кайрена, который возвышался над Башней Техномагии огромным кораблём с хрустальным, словно надутым ветром парусом-спинакером, позади которого стоял золотой конус-башня мачты, а за ней располагался хрустальный грот. Целиком же дворец походил на яхту, из-под которой падал вниз водопад, а её огромная палуба была садом, за кормой которой шумел вековой лес, превращённый в парк с множеством павильонов и шале. Горная река текла теперь в облицованных гранитом берегах с красивыми набережными, украшенными скульптурами. Каждое горное озеро, как аквамарин небесной голубизны, было заключено в затейливый, фигурный каст розового мрамора редкостной красоты. Так продолжалось до самого ледника, упиравшегося раньше в три скалы, которые теперь были превращены в более надёжную подпорную стену, чтобы ледник не наделал бед, как когда-то в далёком прошлом. Тогда с него сорвалось несколько огромных торосов. Они снёсли крепость на Страж-горе и сделали на вершине ложбину.   На огромной площади, находящейся под спинакером на носу дворца-яхты, с которого по длинному подвесному, наклонному мосту можно было доехать в вагончике фуникулёра до верхнего этажа Башни Техномагии, собралось несколько три десятка тысяч человек, а на семи огромных балконах над ней и того больше. После почти трёхчасовой церемонии, процедура которой была заложена ещё во времена Первой Эпохи Мира и Процветания, Верховный магистр Травус возложил на голову короля Кайрена магическую корону, которую изготовил вместе с шестью магами, вручил ему скипетр и круглую державу, нарёк королём, после чего, выждав несколько минут, пока не стихнут овации, сказал:   - Сир, теперь вам надлежит дать имя этому городу.   Король Кайрен отдал скипетр и державу премьер-министру, повернулся лицом к городу, распростёр руки и громко крикнул:   - Нарекаю сей магический город Травусардом, а великого Верховного магистра Травуса Золлерта назначаю его градоначальником.   А вот этого мастер Травус даже и не ожидал от короля Теверии и когда в огромном, круглом парадном кабинете, расположенном на самом верху золотой башни-мачты собралось всего три с половиной дюжины людей из самого ближнего круга короля Кайрена и мастера Андрила, Верховный магистр не преминул ехидно вставить его величеству шпильку:   - Кай, назвав столицу своего королевства в мою честь, ты что, решил таким образом отомстить мне за то, что я так яростно торговался с тобой за всех тех магов, которые теперь радуются, глядя на тебя? Похоже, я продешевил. Надо было слупить с тебя больше золота.   - Травус, старина, сейчас я это и сам понимаю, что зря торговался с тобой, - с улыбкой согласился король, - мне нужно было не скупердяйничать, а честь по чести заплатить тебе по пятьдесят фунтов за каждого из этих славных парней, любого из которых я готов обнять, как брата. Впрочем, я ведь могу и доплатить.   Князь Элоан вздрогнул и почему-то испуганно спросил:   - Кай, неужели ты настолько богат? Тогда почему ты приезжал ко мне и умолял меня дать тебе отряд лучников?   Травус глумливо хихикнул и ответил вместо короля:   - Элоан, мальчик мой, это была всего лишь хитрая уловка, о которой ты ничего не знал.   Король кивнул и с глубокомысленным видом пояснил:   - Элли, во все эпохи мои благородные предки разыскивали сокровища предыдущих времён и складывали их в одном месте, причём не где-то, а именно в этой горной стране. Они знали, что рано или поздно в наш мир придёт такой Верховный маг, который сумеет полностью изменить его и покончит с войнами. Вот тогда-то древнее золото и будет востребовано, а их потомок станет королём. Когда я прошлой осенью был у тебя, мне уже было известно, что этот день вот-вот настанет, и мы с мастером Травусом заранее решили устроить этот скандальчик. Правда, я даже и не думал, что финансовые дела ордена магов Синей Звезды находятся в таком плачевном состоянии. Зато теперь, когда все остальные Верховные магистры и большинство королей и прочих повелителей повернулись к нам задом, нам уже ничто не помешает без малейшего зазрения совести подбивать их подданных перебраться на новые земли. Так ведь, друг мой?   Последний вопрос был обращен к Травусу и тот сказал:   - Так мой мальчик, так, король Кайрен. Анди, надеюсь, ты не станешь возражать, если мы сами займёмся этим?   - Я? Возражать? - искренне изумился Андрей - Да я только и мечтаю о том, чтобы моё имя никак с этим не было связано. Ребята, мне от вас даже не требуется никаких должностей. Запомни на будущее, Элли, поскольку у каждого эльфа в голове застряло минимум по десять бронебойных стрел, вы ведь хотя и мудрые, всё же на редкость твердолобые ребята, то править вами мудро и справедливо сможет только баба. Причём баба с большими стальными яйцами, которая не станет спрашивать у мужа, что ей делать. И такая баба, то есть королева, у вас уже есть и это Дения.   Князь эльфов, и без магии платиновый блондин с длинными, прямыми волосами, кивнул Андрею, галантно поклонился и сказал:   - Моя королева...   - Но-но, парень, - перебил его Андрей, - Дения моя королева и это я подаю ей утром кофе в постель, а потому будь добр обращайся к ней либо ваше величество, либо просто мадам, если вы будете говорить с глазу на глаз, против чего я не стану возражать.   Глубоко поклонившись Андрею, эльф снова обратился в Дении:   - Ваше величество, я намерен отправить небольшой отряд самых опытных разведчиков вместе с королём Кайреном, чтобы они выбрали лучший из островов из тех, которые он откроет. Но я всё же вынужден предупредить вас, далеко не все эльфы Кленового княжества хотят отправиться туда, не говоря уже про эльфов Теверии.   Девушка вздохнула и с улыбкой сказала:   - Я знаю об этом, князь Элоан, но не намерена отступать, а потому предлагаю такой вариант, вместе с эльфами на тот остров отправятся люди и гномы, а также племена лесных орков, но лишь те, кто захочет этого. Только так мы сможем добиться гармонии в королевстве эльфов, но всё равно не станем спешить. Оно, скорее всего, появится на свет даже не в этом десятилетии. Вспомните, как неохотно люди перебирались в Теверию и только то, что дед нашего короля был необычайно щедр, решило всё.   Андрей пожал плечами и вставил своё слово:   - Ребята, действительно, давайте пустим это дело на самотёк. Поверьте, нам лучше всего никого не подгонять, не тащить эльфов на их остров за уши, но и включать тормоза мы тоже не станем. Всё само как-нибудь образуется к нашему всеобщему удовлетворению.