Глава седьмая

Неожиданная развязка

     Маги совещались три дня и две ночи, и совещание это было отнюдь не мирным. Крика и ругани было столько, что их отголоски доносились даже до крепостной стены. В течении часа пятистам сорока воинам-магам был показан фильм, от просмотра которого у южан мурашки побежали по коже. Чтобы наглядно продемонстрировать, что представляет собой этот проклятый, продуваемый всеми ветрами остров, маги пустили в ход своё мастерство создавать очень яркие и наглядные иллюзии, благо каждому, кто был пойман ловчей сетью, был поднесён к самому носу большой плазменный экран.  

Генерал-магистр Ориор связался с Верховным магистром и подробно рассказал ему, что они попали в ловушку и теперь им предстоит сделать выбор, стать учениками Верховного техномага или отправится в ссылку на остров со столь скудной растительностью, что им там придётся есть сырую тюленью печень, чтобы у них не началась цинга. Верховный магистр сокрушенно сказал, что, видно, такова их судьба и тогда весь штаб и большинство командиров, обрушили на его голову такую бурю проклятий, что он предпочёл встать и уйти.   Некоторые воины-маги упрямо стояли на своём и даже пытались, окружив себя магической защитой, проломить малиновую стену, но больше трёх метров никто пройти не смог и все они с проклятьями вернулись в лагерь. Да это было и бесполезно, так как все беспилотники неподвижно зависли в воздухе на высоте в триста метров и их операторы были начеку. К тому же над ними то и дело пролетали огромные летательные аппараты, поднимавшие на земле очень сильный ветер. Вторая ночь и вовсе принесла весьма неприятное открытие. Теверийцы два дня сооружали на стене какую-то странную конструкцию, а ровно в полночь раздался сильнейший грохот, засверкали молнии, через несколько минут вспыхнул ярчайший свет и со стены поднялся в небо настоящий летающий дворец, который имел в длину сто сорок метров и сто тридцать в ширину. Он полетел в сторону лагеря, и воины-маги пришли в ужас.   Наутро они увидели, что летающий дворец сверкает позолотой и, вообще, очень красив и изящен. В борту открылся большой люк и из него вылетел на небольшом, ярко-красном с золотом летательном аппарате лорд Радолин. Летающий лорд пролетел несколько раз над ловушкой, в которую угодили маги и практически все они завидовали ему. Им сейчас больше всего хотелось иметь такой летательный аппарат, чтобы улететь на нём домой и больше никогда сюда не возвращаться. После этого армия магов ордена Синей Звезды разделилась на две неравные части. Большинство решило стать учениками юного техномага не смотря на то, что Верховный магистр сказал, что их судьба - отправиться в ссылку на далёкий холодный остров.   Положение резко переменилось в лучшую сторону после того, как Верховный магистр снова вышел на связь и печальным голосом сказал, что каждый должен будет сам сделать свой выбор, хранить преданность ордену, или стать учениками какого-то юнца, пусть даже и рождённого Верховным магом. Вот тут-то и произошло нечто неожиданное. Из крепости вылетел ещё один маленький летательный аппарат, но уже чёрного с серебром цвета, который полетел к лагерю магов-южан. Сразу несколько летающих охотников попытались перехватить его и даже выстрелили по нему ловчими сетями, но тот ловко от них уклонился, после чего охотники вернулись назад, а молодой техномаг, белые волосы которого светились и развевались на ветру, подлетел прямо к шатру генерал-магистра. Тот вышел из шатра немедленно и громко спросил:   - Ты с ума сошел, мальчишка? Ищешь смерти?   - Ну, и кто меня тут сможет убить, хотелось бы мне знать? - нахально спросил Андрей и поинтересовался - Хоть кто-то из вас может оценить силу моей магии?   - А это неважно, мастер Андрил, - громко сказал кто-то за его спиной, - нас здесь тысячи, а ты один.   Техномаг насмешливо ответил, поворачиваясь в ту сторону, откуда до него донёсся голос:   - И ты знаешь силу меча Андрила? Друг мой, не надо недооценивать своего противника, к тому же я прилетел сказать вам, что никто даже не собирается принуждать вас к тому, чтобы вы предали свой орден. Вы как были магами ордена Синей Звезды, так ими и останетесь, и я надеюсь, что со временем Верховный магистр Золлерт последует за вами, и кто-то из вас станет его учителем. Поэтому выслушайте мой добрый совет, хватит маяться дурью и лучше подумайте о тех силах, которые направили вас сюда. Поверьте, ничто не происходит в мирах Семи сфер случайно. Шансы на то, что однажды в том мире, где магии вообще нет, и никогда не было, но были рассеяны крупицы магических знаний, родится мальчик, который, ничего не зная о магии, так сильно захочет стать магом, что в его волосах появится белая прядь, были один к ста миллиардам. В четырнадцать лет этот мальчик встретился со своим учителем и тот велел ему собрать все крупинки магических знаний. И я сделал это, хотя мне пришлось изучить почти две сотни языков. В шестнадцать лет я уже стал магом, и хотя мои знания были ещё совсем невелики, волосы к тому времени у меня сделались платиново-белыми. В двадцать восемь лет я собрал все детали головоломки, состоящей из семи тысяч семисот семидесяти семи магических формул и мне была дана Книга Откровения. Четырнадцать месяцев спустя я создал семь Книг Техномагии и они были написаны на семи языках моего мира, но помимо этого я перевёл свою магическую книгу на древний язык сан-накри и создал ещё четыре Книги Техномагии, чтобы три вручить моим ученикам, а одну оставить себе и при этом даже не был посвящён кем-либо в маги. Почему? Да только потому, что мне было суждено родиться Верховным магом. Мой учитель только и сделал, что написал для меня Книгу Начал, из которой я всего-то и узнал, что именно мне следует искать и где. Так что магию я изучал самостоятельно и делал это только для того, чтобы создать Книгу Техномагии. А теперь, уважаемые маги, задумайтесь, могло ли такое случиться, без ведома высших сил? Вот вам ещё одно доказательство этого. Снимите ваши шлемы и посмотрите на волосы друг друга. Светятся ли они таким же ясным и ярким лунным светом, как мои? Когда моя жена заметила это, я сразу понял, что должен лететь к вам. Нет, вовсе не для того, чтобы бахвалиться, а лишь по той причине, что вы должны увидеть этот свет истины.   Без особых усилий Андрей распростёр руки и стал медленно подниматься вверх, одновременно поворачиваясь вокруг своей оси, и теперь светились не только его волосы, но и руки. Он взял в левую руку Книгу Техномагии, а в другую меч Андрил и негромко сказал, но его, как и до этой минуты, услышали все:   - Если вы хотите приобщиться к свету истины, который озарит ваш дальнейший путь, протяните руки и примите Книгу Техномагии. Она создана именно для этого, а потом мы все вместе построим нашу Академию Техномагии. В процессе строительства вы узнаете больше, чем за всю вашу предыдущую жизнь. Техномагия не отвергает и не опровергает ваших прежних магических знаний, она всего лишь соединяет их с фундаментальной наукой, а потому вы ничего и никого не предадите, став моими учениками.   Даже самые упёртые скептики и рьяные приверженцы ордена Синей Звезды протянули руки вперёд, хотя потом сами удивлялись тому, что сделали это, но было поздно. Книга Техномагии появилась одновременно в руках у всех, и вслед за этим меч Андрил создал тысячи своих копий и привёл магов к присяге, а вот это было уже очень серьёзно, и кое у кого холодок пробежал по спине. Знать, что отныне ты должен служить добру и искоренять зло, было для многих весьма тяжкой ношей и что самое неприятное, вовсе не техномаг Андрил взвалил её им на плечи, а действительно высшие силы. Когда всё закончилось, генерал-магистр Ориор схватил Андрея за руку, затащил его в походный магический шатёр, быстро запечатал вход в него, привёл в полную боевую готовность и встревожено спросил:   - Учитель, ты, случайно, не намерен проделать то же самое в каждом ордене? Учти, тем самым ты навлечёшь и на себя, и на наш несчастный мир великие беды. По сравнению с общим числом магов на этом континенте, моя армия это капля в море. Если начнётся массовое брожение в умах десятков миллионов магов и они возмутятся твоим произволом, то даже твоего меча не хватит на все шеи. Поэтому прошу тебя, учитель, не торопись.   Андрей удивлённо захлопал глазами и спросил:   - Ой, где это я? - маг отшатнулся, подумав, что молодой техномаг был всё это время марионеткой в чьих-то руках, но его учитель, волосы которого всё ещё светились, громко рассмеялся и насмешливым голосом ехидно воскликнул - Шучу-шучу, мастер Феррет, хотя если честно, то меня действительно что-то заставило бросить всё и ломануться в твой лагерь. Ну, а что касается массовой перековки магов, не волнуйся, этого не будет. Вместо этого я разрушу старую крепость, перегорожу вход малиновой стеной, которая будет втрое выше и сначала мы превратим в страну техномагии Теверию, а уже потом, лет через пятьдесят, если не все сто, займёмся остальными территориями. Но острова я всё равно начну заселять, как можно скорее, так как на новом месте как раз не грех завести новые порядки, а на счёт ваших семей договориться с этим вашим старым хрычом Травусом Золлертом будет не так уж и трудно. Монолит его гордыни и самомнения уже дал трещину, а у меня к таким людям имеется множество подходов.   Маг облегчённо вздохнул:   - Слава высшим силам, Андрил, ты меня успокоил. Ты даже не представляешь себе, какой силой внушения обладаешь, если хорошенько накрутишь сам себя, так что всё, больше ничего подобного не устраивай. Один раз это ещё можно списать на высшие силы, но потом ты так просто не отбрешешься. Ладно, раз мои воины теперь твои ученики, а я всегда останусь их командиром, то давай, освобождай нас и мы честь по чести въедем в Теверию, так как обратного пути для нас долго не будет, а ты начинай срочно думать, как ты сможешь вызволить наши семьи. Только так ты сможешь снискать уважением магов.   - А чего тут думать, - усмехнулся Андрей, - отвалю мастеру Травусу по пуду золота за семью каждого воина-мага, а за тебя и всех остальных командиров по десять, он на этом и успокоится, а там глядишь ещё кто-нибудь на дармовое золотишко позарится.   Генерал-магистр посмотрел на техномага настороженно и недоверчивым тоном спросил:   - Это где же ты найдёшь такую прорву золота? Если твоя плата будет столь щедра, то Травус мигом забудет про все обиды и не только отпустит наших родных и близких, но и спровадит в Теверию всех бездельников. Ты не врёшь ведь мне про золото, мой юный учитель?   - Вот была бы охота! - воскликнул Андрей, да у меня, между прочим, как войдём в крепость, так сразу налево, за углом, такие золотые копи, что золота в них, лопатами греби, никогда не закончится. А если без шуток, мастер Феррет, то мы с Дрюней можем иллюзию золота, бриллиантов и любых других драгоценных камней в один миг материализовать. Правда, ведь, Дрюнчик?   Меч со свистом вылетел из ножен и басовито загудел, а генерал-магистр, подумав минуту, твёрдым тоном сказал:   - От золота в слитках лучше сразу откажись. Наделай как можно больше золотых украшений, желательно по образцам древних эпох. Полагаю, что у лорда Радолина имеются такие, а если нет, то вспомни древние украшения своего мира. Надеюсь, ты не откажешь мне в удовольствии посмотреть на это чудо? Честно говоря, я как мог отговаривал Травуса от этой глупой затеи, но орден сейчас, как никогда нуждается в золоте и мы, если честно, намеревались просто осадить вас и заставить лорда Радолина расщедриться на большой выкуп, ведь он несметно богат.   В голове у мага с Земли всё сразу же встало на свои места, так как он, наконец, понял, каковы были истинные причины похода магов. Генерал-магистр Ориор первым вышел из шатра и принялся командовать парадом, а лорд Радолин, круживший над шатром, увидев выходящего следом Андрея, нажал на кнопку дистанционного управления и малиновая преграда исчезла. Вслед за этим стали сворачиваться генераторы. Хотя маги и ошалели от того, что все в одночасье стали учениками техномага Андрила, армия была прекрасно управляема и конные полки стали выезжать на дорогу. Генерал-магистр поскакал впереди, а Андрей и лорд Радолин поехали рядом с ним, справа и слева на мотоциклах, копиях классики японского автопрома "Хонда Голд Винг", только с более широкими колёсами и глушителями, превращёнными в реактивные двигатели, которым не требовалось топливо.   В полдень вся двадцатитысячная армия въехала в крепость, и даже успела частично расквартироваться в многоэтажных казармах крепостной стены. Табуны лошадей харованской породы сотни орков-скотоводов, живших в Теверии, один за другим уносились в степь, на специально подготовленные пастбища. Андрей думал, что ему придётся наглядеться на душещипательные сцены прощания с боевыми конями, но маги относились к ним, как к телегам и лишь сняли седельные сумки. Зато орки, их землянин увидел впервые, похожие на очень рослых североамериканских индейцев, только с более раскосыми глазами, с хорованцами чуть ли не сюсюкали, но у них были свои кони, о которых эти краснокожие громилы заботились, как о малых детях. Андрею стало ясно, что подарки эльфам подготовлены.   Поручив барону Лайтену обеспечить новых учеников всем необходимым, лорд Радолин, Андрей и генерал-магистр скрылись в магической мастерской, чтобы провести совещание. У лорда имелось в хранилище ещё пятьсот тридцать бочонков с древними золотыми украшениями и драгоценными камнями, так что с образцами никаких трудностей не должно было возникнуть. Зная, на что способны мастер Андрил и его магический меч, он предложил немедленно связаться с Верховным магистром и устроить торжище в прямом эфире, но потребовал, чтобы оба мага помалкивали. Переговоры с магистром он начал в агрессивной форме:   - Травус, после того, как ты отрёкся от своих воинов, все они решили стать учениками мастера Андрила, но ты никогда не сможешь изгнать их из ордена. Они как были магами Синей Звезды, так ими и останутся, поэтому давай договариваться по-хорошему, старый аферист. Чтобы всё было по-честному, я тебе выплачиваю за каждого ученика и всех членов его семьи четверть фунта золотом и драгоценными камнями, и мы становимся с тобой заклятыми друзьями. Или лучшими врагами? В-общем давай разойдёмся по-хорошему. Ты никогда не будешь совать нос в мои дела, а я в твои. Теверия, отныне становится независимым королевством. Поверь, для тебя это единственный способ сохранить лицо.   Верховный магистр расхохотался и крикнул:   - Ты что, юноша, смеёшься? Пятьдесят фунтов за каждого вместе с семьёй и всем скарбом, и они твои, а ты становишься королём, Кайрен. Твой дед, насколько мне помнится, выгреб все сокровища из хранилищ людей, живших в первую эпоху, а тогда золото валялось под ногами, как грязь.   - Да ты совсем сдурел, старый ворюга! - возмущённо завопил лорд - Два фунта и ни грана больше, вот моя цена. Перемножь это на двадцать тысяч громил, которые только и умеют, что воевать, и ты получишь тысячу пудов золота. Это добрая четверть всего наличного золота на континенте. К тому же учти, это старые золотые монеты, а ещё бриллианты, рубины, сапфиры и изумруды. Имей совесть, Травус.   - Одной совестью сыт не будешь, Кайрен, - огрызнулся Верховный магистр, - к тому же за это золото ты получишь от меня не двадцать, а все шестьдесят тысяч магов и в придачу к ним корону короля Теверии, так что не скупись.   - Да, это же самый настоящий грабёж, Травус! - возмутился лорд Радолин - Если я сделаю так, то корону мне придётся изготовить из еловых шишек. Сойдёмся на пяти фунтах и я лично доставлю тебе это золото уже через три дня, старый разбойник.   - Двадцать! - рявкнул Верховный магистр - И все маги забудут о том, что ты потомок разорителя могил.   На этот раз лорд разозлился не на шутку:   - Что ты несёшь, старый брехун? Мой дед не тронул ни одной могилы. Он вёл поиски только в катакомбах, где они и увенчались успехом. Моя последняя цена восемь фунтов, Травус, и ты воздашь воинам-магам своего ордена, ставшими учениками моего учителя, такие почести, словно они вышли победителями в войне с древним злом Семи сфер. Это моё последнее слово!   В конце концов, лорд и Верховный магистр сошлись на двенадцати с половиной фунтов за каждого воина-мага и всё его семейство. При этом в новом королевстве было разрешено создать филиал ордена Синей Звезды с гербом и своей печатью. Доставка семей в Теверию возлагалась на лорда Радолина. Как только с торгами было покончено, лорд настороженно спросил:   - Анди, ты сможешь изготовить шесть тысяч двести пятьдесят пудов драгоценностей древних? Это же тысяча двести пятьдесят бочонков. С ума сойти можно. На счёт пустых бочонков можешь не беспокоиться, как раз этого добра у нас навалом.   Андрей небрежно махнул рукой:   - Никаких проблем, Кай, но куда проще мне было бы изготовить двадцать тысяч пудовых слитков. Парни, я так понял, что найти золото речках или недрах гор ещё труднее, чем уговорить старого Травуса предоставить скидку. Здорово же поработали ваши предки. Не завидую я гномам.   Генерал-магистр поспешил предупредить:   - Нет, только не слитки, Анди, - он уже понял, что обрёл здесь настоящих друзей, - тогда тебя могут заподозрить в том, что ты превращаешь в золото свинец, а за это полагается смертная казнь и такому магу придётся помучиться перед смертью.   - Угу, если он сумеет дожить до казни, - усмехнулся Андрей и пояснил, - такое золото, мастер Феррет, убивает людей надёжнее любого яда, поскольку его радиоактивное излучение будет намного выше, чем у большинства изотопов. Нет, я такими глупостями не намерен заниматься, моё золото будет точно таким же, как обычное самородное золото, а оно у вас примерно семьсот тридцатой пробы, то есть содержит семьдесят три части чистого золота и двадцать семь частей примесей, в основном меди и серебра, но их содержание может меняться. Чтобы нас ни в чём не заподозрили, мы будем варьировать пробу от шестьсот восьмидесятой до восемьсот сороковой. Поэтому ни один маг, даже самый опытный в этом деле, ни о чём не догадается.   Генерал-магистр, а это был очень импозантный мужчина лет сорока на вид, высокого роста и широкоплечий, пристально посмотрел на Андрея и удивлённо спросил:   - Мастер Андрил, откуда тебе известны такие тайны? Особенно то, что превращённое золото способно убивать людей каким-то совершенно непостижимым образом.   - Тоже мне, нашел тайну, - насмешливо фыркнул лорд Радолин и пояснил, - это же и ребёнку понятно, что маг, превращая свинец в золото, получает не стабильный химический элемент, а его радиоактивный изотоп, испускающий мощнейший поток нейтронов. Ничего, Ферри, через пару месяцев ты уже ничему не будешь удивляться, кроме одного, как Анди умудряется, бросив всего лишь один взгляд на любую вещь, узнать о ней буквально всё - точный размер, объём, вес, химический состав и даже, страшно подумать, возраст. Любые заболевания он определяет, едва лишь взглянув на человека и тут же, мысленно прочитав несколько заклинаний, исцеляет его. Представь себе, Дейна сказала, что он делает это автоматически, даже не задумываясь ни о чём, так, походя. Ладно, парни, пойдёмте, объявим всем, что орден Синей Звезды завоевал Теверию, маги Юга могут теперь чувствовать себе победителями. Хотя Верховный магистр слупил с меня огромную контрибуцию, я не прогадал, так как отныне в моём королевстве будет стоять второй замок ордена, он же Академия Техномагии и на его шпиле будут красоваться два герба, ордена и моего древнего рода. Анди, ты не против?   - Кай, мне как-то фиолетово, - ответил Андрей, - главное, чтобы в ней преподавали техномагию всем, кто хочет её изучать, а поэтому, старина, твоя столица будет самой странной на планете, так как в ней будут жить одни студенты, но твой дворец вознесётся ещё выше, чем башня Академии. Думаю, что нам надо закатить пир, под шумок смыться с него, прихватив самых надёжных наших парней и мастера Феррета, и пока народ будет пьянствовать, я буду изображать из себя ювелирный завод, а вы сгребать золото и драгоценные камни лопатами и ссыпать в бочонки. Ты только предоставь мне несколько бочонков дедовского золота, чтобы я мог сверяться с подлинными образцами. Попутно я наделаю таких, каких в вашем мире ещё никто не видел.   Воины-маги ордена Синей Звезды поначалу не поверили, узнав, что лорд Радолин уплатил за их семьи Верховному магистру такую цену. Их орден автоматически становился самым богатым на планете и тут уже самые упёртые скептики поняли, что они оказались в выигрыше. В шесть часов вечера во дворце и в казармах начался праздничный ужин по этому поводу. Генерал-магистр со своим штабом были приглашены на этот ужин вместе с некоторыми командирами.   Главный обеденный зал с танцполом всё же мог вместить не больше четырёхсот человек. Маги-южане пришли на ужин одетые в парадные мундиры, но в интерьере роскошного зала они выглядели весьма серенько. Больше всего их поразил оркестр механических музыкантов, но генерал-магистр не отрывал взгляда не от него, а от драгоценностей супруги своего учителя и её нового бального платья синего цвета. Очень крупные звездчатые, тёмно-синие сапфиры с россыпями бриллиантов и диадема из платины, убили его наповал и он, не выдержав, сказал:   - Мастер Андрил, если ты изготовишь несколько бочонков таких сапфиров, то Травус будет вне себя от радости.   Посидев за столом пару часов, Андрей с женой, лорд Радолин, магистр Феррет и два десятка лучших учеников техномага-землянина незаметно покинули зал, в котором начались танцы, барону Лайтену пришлось отдуваться за них. По винтовой лестнице они спустились в сокровищницу, ярко освещённую масляными лампами оригинальной конструкции. Это был высеченный в граните зал с парусным сводом размером сто на сто двадцать метро с несколькими десятками узких, но длинных, три метра на пятнадцать, кладовых с массивными стальными, сейфовыми дверями. Наполовину заполнена дубовыми бочонками с золотом была только одна кладовая и лорд Родолин, смущённо развёл руками, показывая, что слухи о его богатстве очень сильно преувеличены, но это никого не волновало.   Свою трудовую вахту Андрей начал с того, что изготовил себе и магистру удобные кресла, большую наклонную "витрину" для образцов и длинный стол с транспортёрной лентой чёрного цвета, необходимые средства защиты, комбинезоны, а также несколько столов и пару десятков стульев. Сначала это была иллюзия, причём почти материальная, но как только меч Андрил коснулся её, она моментально превратилась в самую настоящую реальность.   Переодевшись в тёплые комбинезоны с подкладкой из меха норки, в сокровищнице было прохладно, они приступили к работе. Задача помощников техномага была предельно проста, выкладывать на чёрный бархат витрины образцы, а потом смотреть, как бочонки будут заполнятся золотом, закрывать их крышками, быстро откатывать в сторону и составлять в штабели рядом с подъёмным механизмом. Бочонки были не обычными, а специальными, для хранения и транспортировки золота и других особо ценных вещей и материалов. Дубовые, они имели в диаметре сорок сантиметров при высоте в семьдесят пять и поднимались наверх, как снаряды из артиллерийского погреба, так что хранилище было очень надёжным.   Как только первая партия драгоценностей была предоставлена на обозрение Андрею, он создал идеальную иллюзию цилиндрического бочонка, поставленного на транспортёрную ленту вверх дном, и включил установку. Бочонок доехал до конца подающего стола, летающий магический меч легонько коснулся его и он аккуратно стал на своё законное место, а на транспортёрную ленту тем временем уже сыпались иллюзорные драгоценности. Меч Андрил был парень не промах, он не стал гоняться за каждым кольцом или серёжкой, а просто выпустил из клинка широкий луч осязаемо-плотного серебристо-белого света, похожего на щётку, и процесс материализации иллюзий сделался очень быстрым и простым. Когда транспортёрная лента подвозила пустой бочонок, меч просто поднимался выше.   Правда, при этом в гранитный потолок постоянно били молнии, а главный зал подземной сокровищницы наполнился громким рокотом, но на головах техномагов были надеты шлемы с антифонами и переговорными устройствами. Старинные золотые монеты, подсвечники и шкатулки, другие поделки из золота, а также самые различные ювелирные изделия с драгоценными камнями и без и вместе с ними просто драгоценные камни, сыпались в бочонок, словно щебень в кузов самосвала на карьере. Дения занималась предварительным отбором драгоценностей, пять человек укладывали их перед Андреем и через несколько секунд заменяли на новые, техномаг-бауманец творил иллюзии, меч Андрил занимался материализацией, магистр Феррет изображал из себя ОТК и госприёмку в одном довольном, радостно улыбающемся лице, а остальные ученики заколачивали дубовые крышки и откатывали бочонки в сторону.   Время от времени магистр выхватывал какое-нибудь изделие и бросал его в большой деревянный сундук, несколько таких сундуков нашлось в одной из кладовых, поставленный справа от кресла. Поначалу Андрей не обращал на это внимания, но когда ящик заполнился наполовину, встревожился:   - Мастер Феррет, я что, начал гнать брак? Извини, сейчас исправлюсь, ты только скажи, где я накосячил.   - Нет, - ответил маг, - у меня просто рука не поднимается отдавать Таврусу такие красивые ювелирные изделия. Я так понимаю, что иногда ты разбавляешь это древнее убожество самыми лучшими творениями ваших ювелиров. Что же, мастер Анди, в твоём мире ювелиры умеют создавать настоящие шедевры, поэтому я лучше приберегу их для сокровищницы Кая.   - Ой, только не надо меня перехваливать, мастер Ферри, - посмеиваясь, сказал техномаг-ювелир, - а то я ещё загоржусь чего доброго. Это всё моя фантазия, а теперь держись, старина. Мне довелось побывать в самых лучших музеях и сокровищницах моего мира. Вот там хранятся настоящие шедевры, так что следующие две сотни бочонков будут заполнены наполовину ими, наполовину вашими древними золотыми монетами.   Когда генерал-магистр увидел драгоценности из коллекции Эрмитажа и Алмазного фонда, то схватился за голову. Увидев же скипетр, украшенный алмазом граф Орлов, маг и вовсе закричал во весь голос, возмущённый тем, что этот символ власти, скорее всего, будет продан какому-нибудь королю. Королевские короны и скипетры, державы и золотые цепи, а вместе с ними золотые лягушки, жуки, стрекозы и прочие изделия ацтеков, скифское золото, древнеримские перстни-печатки хотя и привели генерал-магистра в изумление, всё же не вызвали у него желания отложить хоть что-то в сундук. Однако, самым большим потрясением для него стало оружие из дамасской стали, с золотыми рукоятями и ножнами, богато украшенными драгоценными камнями и маг воскликнул не своим голосом:   - Мастер Анди, это же настоящий гномий кунанг! Такую сталь умели ковать только гномы Кунангских гор, в Первую Эпоху, во времена её расцвета. Эти кинжалы стоят по весу в двадцать раз дороже золотых изделий того времени. Нет, я этого точно не перенесу.   - Ничего, лишь бы старину Травуса Кондрашка не хватил, а ты это как-нибудь переживёшь, - рассмеялся Андрей, - парни, на этих бочонках обязательно напишите, что в них лежит настоящий гномий кунанг. У нас такую сталь называют дамасской и я, пожалуй, помимо кинжалов изготовлю ещё и сотни полторы дамасских сабель, а к ним десятка два исфаханских ковров, чтобы было, во что их завернуть.   Когда Андрей исполнил свою угрозу, ему пришлось на полчаса прервать работу по той причине, что старинные исфаханские ковры, как оказалось, тоже были в цене. Хотя их и сочли прекрасным довеском, сабли из дамасской стали с самым разным рисунком всё же вызвали куда больший интерес у его учеников, тем более, что это были не реплики, а дубликаты и когда ему задали вопрос, насколько точно он воссоздал то, что когда-то видел в разных музеях на всех пяти континентах Земли, техномаг, широко улыбаясь, постарался развеять сомнения париантских магов:   - Парни, поверьте, это всё никакие не копии. Каждое изделие является дубликатом тех музейных ценностей, которые хранятся в музеях моего мира. Мастер Феррет, ты, возможно, не поверишь мне, но когда мы будем строить замок-академию, а точнее это будет высоченная башня, то особое место в ней будет отведено научной библиотеке и её хранилища будут заполнены научными трудами величайших учёных Земли. Некоторые из них я читал, многие видел, о каких-то просто слышал, а о некоторых так и вовсе ничего не знаю, но все они обязательно будут стоять на полках уже переведённые на язык сан-накри.   - Но как такое возможно, учитель? - потрясённый такими словами спросил дрогнувшим голосом маг-южанин.   Андрей вынул из ножен кавказскую шашку дамасской стали, и та стала порхать в его руке, крутиться вокруг ладони и вообще вести себя так, словно ожила или превратилась в магическое оружие, подобное мечу Андрилу. Тот быстро подлетел, повис в воздухе слегка раскачиваясь, но в бой не вступал. Немного размявшись, техномаг вложил шашку в ножны и ответил:   - Эта шашка с точностью до молекулы повторяет ту, которую я видел однажды в Оружейной палате. Спрашивается, почему? В первую очередь потому, что я хотя и начинающий маг, всё-таки маг Верховный, маг чувствующий душой, умом и сердцем тончайшие колебания в Семи сферах. А это, господа, прежде всего единое информационное поле и потому при особых условиях я могу воспользоваться очень многими вещами, в том числе и книгами, созданными на Земле, ведь это мой родной мир. Ладно, вы скоро это постигнете и осознание, а теперь давайте продолжим работу. Долг платежом красен.   К утру тысяча двести пятьдесят бочонков были заполнены золотом и драгоценными камнями и поставлены перед подъёмным механизмом. Ещё семьсот пятьдесят бочонков, заполненными исключительно старинными золотыми монетами, ученики техномага закатили в кладовые и заштабелевали там. Когда с этой работой было покончено, Андрей превратил свой агрегат и оба кресла в двух механических грузчиков на колёсном ходу, оснащённых системой дистанционного управления и два шлема для операторов. После этого они вышли из главного зала. Андрей превратил обычную стальную дверь в куда более мощную, метровой толщины и вручил лорду Радолину сумку с двумя шлемами, после чего велел ему приложить ладонь к сканеру и тем самым запечатать сокровищницу. Механизм подачи бочонков, изготовленный гномами, в замене не нуждался.   Хотя никто в эту ночь не прикорнул ни на минуту, спать никому не хотелось. Это объяснялось всего лишь тем, что они всё-таки были магами, а одна бессонная ночь для мага это такая мелочь, что об этом никто даже и не вспомнил. Лорд Радолин повёл генерал-магистра в его покои, Андрей с Денией отправились к себе, а Стреллер и остальные ученики помчались в казармы к магам-южанам на разведку. В полдень, предварительно связавшись с Верховным магистром, будущий король, который уже не сомневался, что корона ему обеспечена, спустился вместе с полусотней офицеров в сокровищницу и вскоре они поднялись наверх со скатанными коврами, хотя и древними, но прекрасно сохранившимися. Увидев, какая у них была начинка, самые рослые и физически крепкие воины-маги восторженно ахнули, в своём большинстве они только слышали о кунанге, но никогда в жизни не видели этой узорчатой стали.   Летающий королевский дворец мог приземлиться только в одном месте в крепостном городе, на площади перед Главной башней. Именно туда и отправились воины-маги, каждый из которых нёс на плече бочонок весом в восемьдесят пять килограммов. Они по очереди поднимались на борт громадного трёхпалубного конвертоплана и аккуратно ставили бочонки в его трюме. В три часа пополудни все конвертопланы полетели на юг. Оставив на хозяйстве барона Лайтена, чуть живого от того, что им, наконец, удалось решить все финансовые проблемы, лорд Радолин вместе с Андреем, Денией, Ферретом и Стреллером полетел в Нирадан, город-крепость ордена магов Синей Звезды. Их ждали там с огромным нетерпением. Воздушный крейсер "Луартон" летел во главе целого крыла из тридцати шести пассажирских конвертопланов всего на высоте трёх километров и потому их увидели очень многие париантцы.   В Нирадане для них подготовили такую встречу, словно в этот красивый город-крепость, построенный на полуострове, высоко поднимающемся над морем, съехались все короли Парианара. Жителям города было сказано, что Верховный магистр и лорд Радолин договорились обо всём полюбовно и орден получил за право создать новое королевство не только гигантские отступные, но и право построить в нём огромный замок, в котором будет размещена Академия Техномагии. Для того, чтобы проверить что это за зверь такой, в Теверию и было направлено двадцать тысяч самых лучших воинов-магов. Заодно они обеспечат мир и порядок в тамошних землях.   Лорд Радолин, едва сойдя с борта своего летающего дворца, вручил Верховному магистру древний магический жезл из золота, усыпанного бриллиантами с звёздчатым сапфиром в форме шестигранного кабошона размером с его кулак, а он у лорда был похож чуть ли не на боксёрскую перчатку. После этого ему преподнесли клинки из кунанга и древние хуразские ковры редкостной красоты, но не этому больше всего обрадовались маги Нирадана, а семидесяти бочонкам, доверху наполненным необработанными сапфирами. Это были очень крупные камни, обладавшие оптическим эффектом астеризма, то есть были звёздчатыми, а потому уже магическими, камнями. За основу Андрей взял сапфиры Голконды, Шри-Ланки, Мьянмы, Австралии и Южной Африки, а потому все они имели самые разные оттенки синего цвета, от голубого до чернильно-чёрного.