Глава пятая

Подготовка к войне

     Лорд Радолин вернулся только через три недели после того дня, как Андрей показал барону Лайтену свой магический глаз, хотя, на его взгляд, мог бы так не торопиться. А ведь в планах лорда было торчать в Кленовом княжестве эльфов хоть до холодов, лишь бы не возвращаться домой без их лучников. Так бы оно и было, но барон Ридс Лайтен, совсем ещё юнец по местным меркам, ему было всего сорок семь лет, послал гонца к лорду и тот доставил ему несколько магических устройства связи. Удивлению лорда не было предела, когда, взяв руки позолоченную плоскую шкатулку размером с пачку сигарет, которая раскрывалась, как книжка, увидел радостную физиономию друга детства и тот завопил:   - Кайрен, бросай всё и мчись домой!

Все наши проблемы решит один единственный Верховный маг, и стоить это будет недорого. Он всего-то и хочет, что поселиться в Теверии, сделать её главным королевством Парианта, тебя королём, а сам намерен построить в самом красивом месте нашего края какую-то академию и начать учить людей истинной магии, а не тем глупостям, какими занимаются наши маги. Один коммуникатор отдай князю Эолану, а второй его братцу-магу. Так вы сможете болтать друг с другом хоть сто раз в день.   Естественно, что упрашивать старых друзей отца помочь Теверии после этого уже не имело никакого смысла и лорд Радолин, вручив им коммуникаторы, быстро собрался и отправился в дорогу на ночь глядя, а она была довольно долгой, скакать верхом ему пришлось целых одиннадцать дней. Андрей за эти три недели успел сделать немало полезного и нужного. Занести в магическую мастерскую письменный стол, массивный дубовый рабочий стол и несколько шкафов для материалов, не составило особого труда.   Сотня коммуникаторов, переданная барону Лайтену, и на Земле бы была настоящим чудом техномагии, хотя и про его простейшие магические радиостанции даже на Земле, а может быть особенно на Земле, никто не сказал бы плохого слова. На людей же Парианта армейские коммуникаторы и вовсе оказали неизгладимое впечатление, и барон немедленно приказал своим самым опытным разведчикам собираться в путь. Фурнитуру, надевающуюся на голову, было легко спрятать хоть под шляпой или шапкой, хоть под париком, а опускающийся на глаз миниэкран и вовсе без каких-либо проблем замаскировать большими париантскими очками. Это давало возможность незаметно следить за врагами и мгновенно передавать все разведданные барону.   Между делом Андрей узнал, что маги Парианта были на редкость ушлыми ребятами. Прекрасно разбираясь в классической магии, они ловко профанировали её и для простого народа мастерили не магические книги, а какие-то тряпочные дурилки, сплошной лохотрон, но, тем не менее, успешно работающий. Маги строго ограничивали численность в своих рядах и во время затяжных войн несли наименьшие потери. При этом они призывали людей не плодиться без счёта, но это не помогало в виду отсутствия хоть какой-то контрацепции. Усугублялось всё тем, что Парианар был размером чуть больше Африки, только полностью лежал в Северном полушарии, но был окружен настолько опасными рифами, что о мореплавании не могло идти и речи. От всех морей его обитателям только и оставалась, что полоска воды шириной десять, пятнадцать километров, очень богатая рыбой и прочими дарами моря.   Маги ордена Синей Звезды были отличными воинами, а как просто магов, их было практически невозможно отравить. Воинам-магам, облачённым в магические доспехи, не был страшен огонь, они не боялись утонуть, в рубке на мечах им было трудно найти равных и при всём этом они могли метать своими жезлами огненные шары на расстояние в триста метров, причём весьма метко. Любую силовую магическую защиту они также преодолевали играючи. Поэтому самым действенным оружием против них были стрелы, опять-таки магические, выпущенные из тяжелых, боевых эльфийских луков, бьющих на семьсот-восемьсот метров. Хотя ввиду категорического отказа Андрея оснащать защитников Теверии действительно мощным оружие ситуация и казалась безвыходной, он даже и не собирался отчаиваться.   После того, как Андрей сдал барону партию коммуникаторов, которые первыми получили его разведчики, он занялся изготовлением опытных образцов различного полезного магического инструмента и небольших станков. Электродрель, электрофуганок, циркулярная электропила, небольшие токарные станки по дереву и по металлу, копировально-фрезерный станок и паяльная лампа, а все они были магическими, пришлись местным мастерам по душе. Набив руку на мелочах с магическими электромоторами и источниками электроэнергии, подобными аккумуляторам, основанных на принципе холодного термоядерного синтеза, молодой техномаг взялся за действительно серьёзную работу. Целую неделю он конструировал небольшой, всего в мужскую ладонь размером, беспилотный конвертоплан с дистанционным управлением. Именно на БПЛА, только большие, он делал главную ставку. Параллельно Андрей искал способ, как остановить воинов-магов и запереть их на небольшом пятачке и вскоре ему на ум пришла отличная идея, применить против них останавливающее СВЧ-оружие, усилив им магическое силовое защитное поле, совмещенное с электромагнитным.   Ко дню возвращения лорда Радолина, маг-бауманец уже был готов изготовить телеуправляемый конвертоплан длиной в два с половиной метра, с четырьмя роторами метрового диаметра, способный поднять в воздух не менее полтонны груза, а вот над созданием ловушки ему ещё нужно было потрудиться. Самым главным за эти дни стало то, что изготовление всех его магических разработок можно было легко поставить на поток по той причине, что на последних страницах Книги Техномагии теперь стали появляться небольшие иконки с изображением его изобретений, и для того, чтобы запустить процесс магической трансформации, его меч уже не требовался. Ему вполне хватало своей собственной магической силы. Ещё одним важным событием этих трёх недель явилось то, что Стреллер всего за неделю изучил введении,е и его волосы теперь быстро белели.   Вчера вечером позвонил барон и сказал, что лорд Радолин прибудет в крепость завтра в полдень или чуть позже. Андрей и его ученик как раз испытывали два прототипа беспилотных конвертопланов и устроили настоящий воздушный бой, сидя на полу в гостиной. Бесполётная зона простиралась только над диваном Аякса, хотя оба беспилотника летали быстро. Чтобы ими было удобнее управлять, докучливый техномаг изготовил специальные очки, которые давали панорамный обзор с углом в сто двадцать градусов. Пилоты были максимально сосредоточены, так как в углу гостиной затаился на диване отличный зенитчик, для которого светло-серые негромко жужжащие винтокрылы были всего лишь игрушками. Правда, чертовски прочными и потому не боявшимися собачьих зубов. Наконец Андрей, преодолевая зевоту, скомандовал:   - Всё, Стрелли, заходим на посадку и спать. Завтра будем делать большую машину, такую же по конструкции.   Рано утром оба техномага, ученик и учитель, позавтракав тем, что осталось в буфете магической мастерской от вчерашнего обеда, приступили к работе. На этот раз Андрею предстояло превратить почти три центнера конструкционных материалов в боевой многофункциональный беспилотник с транспортным контейнером и четырьмя уже не просто очками, а шлемами, и четырьмя магическими экранами. Пилотировал конвертоплан, способный зависать в воздухе неподвижно, один пилот, а три остальных шлема предназначались наблюдателям наземной команды. Зона обзора составляла полную сферу. Главной сложностью сегодняшней работы являлось то, что эту машину они изготавливали впервые, и потому от Андрея требовалось расписать весь техпроцесс, переведя его на язык магических формул-заклинаний.   К половине двенадцатого всё было готово и он начал зачитывать вслух итоговое заклинание, на что ушло минут двенадцать, после чего раздался громовой рокот, засверкали молнии и сильно запахло озоном. Оба техномага лишь посмеивались, так как были одеты в защитные костюмы с шлемами, оснащёнными тёмными забралами и антифонами, но дом затрясся. Зато на столе вместо груды, похожий на улов старьёвщика на местной свалке, что было весьма близко к истине, появился большой, ребристый контейнер светло-серого цвета. Стреллер, подняв забрало, полез под стол и принялся энергично крутить рукоятку подъёмного механизма, а Андрей влез под контейнер, чтобы достать Книгу Техномагии и свой меч. Для этой работы магический меч был просто жизненно необходим, так как зарядил беспилотник магией чуть ли не на всю оставшуюся жизнь. Как раз в тот момент, когда оба техмага стояли под транспортировочным контейнером раком, входная дверь дома распахнулась настежь и знакомый голос сказал:   - Кай, вот так они и работают. Ты не поверишь, более шумных магов, я ещё никогда не видел, но оно и понятно, ведь в этом светопреставлении виноват не столько мастер Андрил, сколько его магический меч колоссальной силы. - после чего бодрым голосом поздоровался с техномагами - Привет, парни. Лорд Радолин как въехал в крепость, так сразу же приказал мне вести его к вам, а все его сопровождающие свалились с сёдел, как снопы.   Андрей и Стреллер одновременно вылезли из-под контейнера и настороженно посмотрели на здоровенного, выше двух метров, верзилу с красными от бессонницы, но живо блестящими, глазами, одетого в покрытый пылью и грязью живописный дворянский наряд. От лорда сильно пахло костром и конским потом, но запаха немытого тела техномаг, нюх которого за минувшие три недели стал просто собачьим, не уловил. Лорд глядел на него также насторожено и слегка с опаской, как и он. Андрей бросил меч к себе за спину, отдав вслух магическому оружию несколько несерьёзный, даже насмешливый, приказ:   - Дрюня, в будку, - после чего слегка поклонился, отчего забрало защитного шлема с громким стуком захлопнулось, снова выпрямился, снял с шлем, помотал головой, чтобы расправить взлохмаченные волосы, и смущённо сказал - приветствую вас, ваша светлость, в нашей временной мастерской, которой, похоже, скоро придут полные кранты. Во всяком случае, сегодня крыша трещала слишком уж сильно. Точно начнёт протекать.   Лорд Радолин, проследив взглядом за тем, как магический меч, сделав в воздухе несколько атакующих движений за спиной техномага, который не были направлены в их сторону, шустро влетел в ножны, с откровенным сожалением в голосе сказал:   - Какая жалость, а я так хотел взглянуть на магический меч Андрил... - смутившись даже больше, чем Андрей, громко продекламировал заученные в дороге слова - Верховный маг Андрил Орлос, ученик великого Верховного мага Адориана Лодосса Стройного, приветствую вас в нашей благословенной Теверии.   Барон скуксился от этих слов и взмолился:   - Парни, может быть вы не будете занудствовать? Мы ведь здесь все в одной лодке, если мне память не изменяет.   Андрей заулыбался, поднял руку и позвал:   - Дрюня, ко мне. - Меч со свистом вылетел из ножен, техномаг перехватил его и протянул лорду рукояткой вперёд - Это Андрил или просто Дрюня. Мы с ним тёзки и у нас одна судьба, которая выражена в девизе, написанном на нём. Меня можно звать просто Анди, это Стрелли и мы оба техномаги, а это ва...   Первый дипломированный техномаг замялся и лорд, который восхищённо разглядывал меч, встрепенулся:   - Анди, Стрелли, парни, для вас я просто Кай, без всяких светлостей и глубоких поклонов. - потрясённым голосом он сказал - Андрил, ты само совершенство, лёгкий, как пёрышко и мощный, как удар судьбы. Я восхищён твоей бесподобной красотой и изяществом.   Хозяин меча радостно заулыбался:   - Андрил похож на шотландский клеймор, но немного меньше. Зато он красивее и изящнее самого лучшего из прямых мечей. Он действительно лёгкий, как пёрышко, потому, что выкован из сверхпрочного сплава бериллия, титана и магии самого наивысшего накала. Больше всего мой Дрюня не любит спать в своих ножнах. Когда Андрил старший породил его по просьбе моего учителя, то Адориан, которого вообще-то следовало прозвать Тощим, такой он худой, сотворил душу и вложил её в этот меч. По-моему, за основу он взял мою, ведь Дрюня такой же любопытный...   - Я бы сказал пытливый, - заметил Стреллер.   - Как и я, - рассмеялся Андрей, - поэтому я редко вкладываю его в ножны. Особенно тогда, когда мы работаем в мастерской. Дрюня обожает, когда я им фехтую. Его рукоять, яблоко и особенно крестовина, сделаны так, что он способен буквально обвивать мою ладонь и действительно порхает в воздухе, как мотылёк. Дрюня мечтает, чтобы я сразился с каким-нибудь мастером меча, но я боюсь. Нет, он никогда не прольёт чьей-то крови без моего приказа, но способен разрубить всё, что угодно. Для нас он рубит сталь и чугун, дерево и кость, а вот чтобы нарезать мне и Стрелли колбасы или окорока, то тут дудки, но мы ведь не идиоты и потому не требуем, чтобы такой благородный меч, как Андрил, занимался всякой ерундой. А ещё он очень любит играть с Айкой, и не прочь похулиганить. Вчера даже пытался вылезти из ножен и погоняться за нашими летающими разведчиками, за что и схлопотал по шапке. Ой, ребята, вы, уж, простите, что я так разговорился, но если честно, Дрюня стоит десятка восторженных поэм.   Меч Андрил даже засветился от удовольствия и тихонько запел, а лорд Радолин мечтательно сказал, отдавая меч:   - Сдаётся мне, что только маг, влюблённый в мечи, способен выковать такой меч и сотворить для него душу. Что же, раз так, Анди, то я прошу тебя об услуге. Проверь, есть ли во мне хоть крупинка таланта к магии, а всё остальное я сделаю сам, став твоим самым преданным учеником.   Барон нервно вздрогнул и молча ткнул себя пальцем в грудь, а Андрей, посмотрев на Андрила, пожал плечами:   - Проще всего это проверить следующим образом. Если моя Книга Техномагии почувствует, что вы её достойны, то поверьте, она не станет устраивать вам никаких вступительных экзаменов.   Магическая книга без каких-либо раздумий породила на свет две точные копии, но оно и понятно, талант к магии есть в очень многих людях, а вот страстное желание стать не просто магом, а техномагом, имеется далеко не у каждого. Через четверть часа, поговорив немного о том, что должны теперь делать в первую очередь новые ученики Андрея, все четверо стали выносить контейнер из мастерской, стоящей в дальнем углу большого, цветущего сада, по которому носился Аякс. Ещё в саду развалились под деревьями полтора десятка стражников, которые сразу же вскочили на ноги и хотели помочь, но их помощь не потребовалась. Меч Андрил, который принял на себя основную тяжесть контейнера, вылетел из-под него, моментально прилип к нижней части и принялся нетерпеливо по ней постукивать.   Трое сильных и уверенных в своей силе мужчин, а с ними такой же крепкий молодой парень перевернули контейнер и Андрил сделал пару кругов, показывая, что ему под силу отнести его на себе в замок лорда, стоявший справа от крепостной стены на широченной террасе с большим парком. Барон приказал стражам забрать из магической мастерской всё до последнего листика и четверо техномагов вместе с половиной стражников и Аяксом пошли к выходу. Андрей и Стреллер забрали свои вещи, лорд пожал руку хозяину постоялого двора и поблагодарил того за услугу, оказанную Теверии, наградил парой золотых монет и техномаг-землянин впервые сел верхом на лошадь.   Конвертопланом было управлять намного проще, но он всё же доехал до замка, не упав ни разу. В самом замке, простом, если не и вовсе не аскетичном, так как он был частью оборонительного сооружения при въезде в Теверию, подходящего для большой магической мастерской помещения не было. Зато оно имелось в правом притворе большой Главной башни, через которую люди въезжали и выезжали из города. Вот там можно было заниматься чем угодно, таким прочным оно было, а заодно и очень большим. Помимо небольшого манежа в правом притворе имелось ещё две дюжины комнат, и там уже всё было готово к тому, чтобы Андрей мог заселиться туда. Для него и Стреллера были также приготовлены покои, а дети лорда Радолина и его приближенных, считали часы дожидаясь того момента, когда смогут поиграть с огромной чёрной собакой, которая очень любила детей. Аякс уже успел прославиться в городе.   Отпустив пса в парк играть с детьми, Андрей оглядел просторный, закрытый со всех сторон внутренний двор замка и решил, что его вполне можно использовать, как стартовую площадку. Под контейнер поставили четыре крепких дубовых табурета и Андрил вылетел из-под него весело звеня. Приказав принести из замка столы, кресла и стулья, техномаг принялся искать среди офицеров отважного добровольца, который не побоится сразиться даже с крылатым демоном, причём в воздухе. Такой нашелся и он попросил его сесть на коня, отъехать подальше от города на какой-нибудь большой луг, спешиться и ждать, когда его пригласят отобедать в замке, но перед тем отправить своего коня с напарником обратно в замок. Только после этого он открыл контейнер и лорд, озадаченно клацнув зубами, спросил:   - Анди, что это за штуковина?   - Летающая маголовка, Кай, - ответил техномаг, - она сможет догнать мага где угодно, даже в лесу, но мы не позволим им разбегаться. Поверь, я смогу собрать этих господ и заставить терпеливо ждать, когда летающие стражи Теверии повяжут их одного за другим и доставят в крепость. После этого ты заставишь их стать моими учениками и поверь, они, как и мы, после этого будут свято придерживаться девиза "Творю добро - искореняю зло". А если свернут с пути и начнут творить зло, то пусть пеняют на себя, бледная, но неотразимая и ужасная тень Андрила настигнет техномага, вставшего на сторону зла, где угодно.   - Кажется, я всё понял, Анди, - улыбнулся лорд, - эта штука умеет летать, а я и мои люди сможем видеть через её магический глаз всё, что происходит внизу. Да, не завидую я Джеттеру, ведь она уже очень скоро выследит его, каким-то образом поймает и доставит сюда. Хотя это ещё как сказать, ведь Джет таким образом станет первым теверийцем поднявшимся в небо. Анди, скажи, а ты сможешь изготовить такую железную птицу, сидя верхом на которой человек сможет взлететь в небо?   Глаза лорда Радолина лихорадочно заблестели, а Андрей, весело рассмеявшись, ответил:   - Запросто, Кай. Куда сложнее построить беспилотный летательный аппарат, чем то, о чём ты говоришь. Конечно, построю, но это будут такие машины, которые понесут на себе не одного, а от четырёх-шести до нескольких сотен человек и не снаружи, а внутри, в тепле и уюте. Поверь, сидеть в мягком кресле и попивая пиво, смотреть вниз намного приятнее, хотя согласен, некоторые люди будут счастливы, если смогут летать также, как птицы, и чтобы ветер бил им в лицо. Если ты говоришь о таком летательном аппарате, то он у тебя будет.   Лорд честно признался:   - Значит мне всё-таки не зря снились сны, в которых я летал по небу и был свободен, как птица.   Из замка принесли столы и техномаги принялись устанавливать на них экраны. Стреллер управлялся с малым конвертопланом гораздо лучше, чем Андрей и потому надел на голову пилотский шлем. Трём офицерам он выдал шлемы наблюдателей и всех четверых усадил в удобные мягкие кресла, к подлокотникам которых прикрепил пульты управления, но только один предназначался оператору-пилоту. Семеро самых сильных мужчин во главе со своим лордом достали беспилотник из контейнера, тот автоматически выпустил шасси, и они поставили его на каменные плиты. Как только лорд Радолин сел на своё место перед двумя столами, на которых уже зажглись экраны мониторов и на них был виден двор замка, Стреллер включил двигатели и конвертоплан практически бесшумно взлетел.   Сначала ученик техномага сделал несколько кругов над парком, но конвертоплан летал так тихо, что дети, игравшие с Аяксом, его не заметили. Потом он сделал несколько кругов над городом, поднимаясь всё выше и выше, а когда достиг высоты в пять километров, на огромной скорости полетел к Горячему озеру, создававшему в Теверии свой собственный субтропический микроклимат на огромной территории. Зрители так и ахнули, когда всего через четверть часа увидели знакомые им с детства белые пляжи. Сделав круг над озером, Стреллер полетел обратно к предместьям крепостного города, и наблюдатели быстро засекли прогуливающемуся с букетом цветов в руках капитана Джеттера Славгорда. Он быстро снизился, но капитан не услышал ничего даже тогда, когда до земли оставалось всего пятьдесят метров, и Стреллер окликнул его:   - Джет, побегай что ли? Дай мне возможность показать лорду Радолину, на что способна наша птичка.   Капитан вздрогнул, поднял голову вверх и, увидев конвертоплан над собой и нацеленный на него магический глаз, широко заулыбался, после чего аккуратно прижал букет к своей широченной груди, затянутой в дорогое зелёное сукно, и добродушным голосом отозвался:   - Делать мне больше нечего, чем пытаться сбежать от магической птицы мастера Андрила. Давай, Стрелли, хватай меня своими стальными лапами, чего церемониться, я ведь понял, о чём идёт речь.   - Не волнуйся, Джет, это не будет больно, - успокоил верзилу Стрелтер, - магическая ловчая сеть мягкая, но чертовски прочная. Её даже нож не возьмёт, но держать она тебя будет мёртвой хваткой, поэтому лучше расслабься и слегка наклонись вперёд, тогда ты сможешь видеть всё, что творится внизу. Я не стану подниматься высоко.   Как только капитан Джеттер наклонил корпус вперёд, оператор-пилот тщательно прицелился и выстрелил в него из специальной пушки ловчей сетью, изготовленной из кевларовых нитей, оплетённых шерстяной нитью. Ловчая сеть спеленала мужчину ростом под метр девяносто, как младенца, и конвертоплан стал быстро подниматься вверх. Все трое наблюдателей нацелились объективами на капитана, и по нему не было видно, что он испытывает в полёте какие-то неудобства. Через восемь минут Стрелтер аккуратно опустил его на каменные плиты и освободил от ловчей сети. Капитан восторженно завопил:   - Парни, я летал по небу, как птица! Вы не представляете себе, какое это волшебное ощущение. Смотрите, ловчая сеть даже не помяла моих цветов, которые я сорвал для Дории.   Стреллер бережно опустил конвертоплан на каменные плиты и заглушил двигатели. Его подняли и снова погрузили в контейнер, чтобы под охраной доставить в одно из помещений главного цейхгауза. Лорд Радолин пригласил техномагов и своих приближенных на обед, где и представил двух Андрилов, Стреллера и Аякса своей жене Олии, её фрейлинам, женам офицеров, и их детям. Впрочем, как раз им-то Аякса представлять не требовалось. За большим, праздничным столом Аякс сидел в роскошном кресле слева от Андрея, а справа восседал оператор-пилот, переполненный счастьем от того, что увидел Теверию с высоты полёта орла. Напротив сидели лорд Радолин и барон Лайтен с женами. Эфес меча Андрила, смотрел на них из-за плеча техномага. Радостно улыбаясь, лорд сказал:   - Мой дед Алвиад был провидцем, когда сказал, что рано или поздно Теверия станет свободной страной. Три четверти жизни он потратил на то, чтобы разыскать в катакомбах Дариата сокровищницу наших предков и большая часть фамильного достояния ушла на то, чтобы сделать этот вечнозелёный край таким прекрасным. Сегодня мы убедились, что всё будет именно так, как он предсказал и мне очень жаль, что мой отец не дожил до этого счастливого дня.   Как только лорд умолк, Андрей решил, что ему самое время сказать всё, что он думает о крепости:   - Спасибо за доверие, Кай. Поверь, мы со Стрелли его оправдаем, и ты не будешь ни в чём раскаиваться, а королевство Теверия станет самым лучшим памятником всему вашему древнему роду. Однако, я должен заметить, что маги, подложившие свинью первому лорду Радолину, тоже были очень прозорливыми людьми и подстроили вам чертовски хитрую ловушку, построив крепость, кажущуюся неприступной. Хотя всего полтора месяца в году, когда заболоченная долина перед крепостной стеной, этот комариный рай, магическим образом сам собой осушается, они могут подойти к её стенам не по дороге, которая просто сбросит их в непролазную топь, а по живописной и совершенно сухой лужайке. Крепостная стена в свою очередь построена таким образом, что лучники не могут стрелять под неё и сбрасывать на голову магов камни, а потому им ничего не стоит приблизиться к ней, укрывшись под большими и толстыми щитами, поставленными на колёса. В этой связи, Кай, у меня возник такой вопрос, на кой чёрт тебе такая крепость? Давай я лучше снесу её и построю для Теверии, в которой надеюсь прожить сотни полторы, а то и все две лет, намного более надёжное фортификационное сооружение. А каменные блоки, из которых она построена, я пущу на что-нибудь куда более полезное для твоего королевства. Так мы с тобой компенсируем хотя бы часть потерянных навсегда денег твоего древнего рода.   Барон со вздохом признался:   - Кай, извини, что я не сказал тебе об этом раньше, но Анди буквально на пальцах объяснил мне, что всё так и есть. Маги просто надули твоего деда, обвели его вокруг пальца и теперь, когда Теверия стала всерьёз угрожать их финансовому могуществу, наконец-то решили покончить с нами раз и навсегда.   - А вот из этого у них ничего не выйдет, - насмешливо фыркнул Андрей, - когда воин-маг будет пойман ловчей сетью и, зависнет над пропастью, как ты думаешь, что он выберет, смерть или несколько лет учёбы в моей академии и присягу Дрюне? Учти, это будут не юноши, готовые отдать жизнь за родной орден, а люди зрелого возраста, которые ценят свою жизнь намного дороже.   Помрачневший лорд со вздохом сказал:   - Анди, ты ведь не убьёшь ни одного мага, и они это быстро поймут. Так что извини, но твоя затея заранее обречена на провал.   Ушлый техномаг громко рассмеялся:   - Кай, когда маг будет висеть над пропастью, твоя угроза будет намного страшнее, чем быстрая смерть, которая всего лишь переход на новый уровень бытия. Нет, друг мой, самых упёртых магов будет ждать куда более жуткое наказание. Не освобождая от ловчей сети, мы подцепим их под днище больших беспилотников и отправим в ссылку на какой-нибудь далёкий остров, не слишком большой и уютный, но такой, на котором сможет выжить даже обычный человек, а не то что маг, у которого будет при себе его магическая книга. Вот и скажи мне теперь, устроит ли кого из них перспектива провести на этом острове лет сто, пока все маги Парианта не присягнут на верность даже не мне в конечном итоге, а силам добра и Дрюне? А это, как ты понимаешь, две очень большие разницы. Учителю ведь и в глаз можно засветить, а с мечом Андрилом не поспоришь. Он сам кому угодно и в глаз даст и по башке настучит, а точнее отрубит её без малейшего промедления.   - Думаю, что не устроит, - согласился лорд, - но когда мы отыщем этот остров? На это ведь может уйти очень много времени, и мы просто не будем готовы к нужному времени. Что мы будем делать тогда? Держать их в тюрьме, так они обязательно поднимут восстание.   Андрей уже хотел было пошутить, но тут его взгляд скользнул левее барона, по левую руку от него сидела жена, редкой красоты женщина по имени Джуинна, ещё левее, сидел старший из сыновей барона, мальчишка лет пятнадцати. За ним-то сидела и с лёгкой улыбкой на лице смотрела на него девушка такой невообразимой красоты, что техномаг побледнел. У неё были длинные, иссиня чёрные волосы, спускающиеся на спину, длинная чёлка, чёрные брови, а кожа матовая и сияющая, была белее снежных вершин, но вместе с тем имела розовато-кремовый, тёплый, живой оттенок, а не походила на мел, как физиономия Андрея в тот момент.   Девушка была одета в простое тёмно-зелёное платье тонкого сукна, с длинными рукавами, отложным белым воротничком, заколотом скромной серебряной брошкой, и белыми манжетами. Она была просто восхитительно красива, божественно сложена и скромна, вот только чёлка у неё была очаровательно дерзкой, а большие, карие глаза с длинными, пушистыми ресницами, сверкали и были наполнены мечтой. Андрей, памятуя о словах своего учителя, сказанных ему в детстве, повзрослев, сделался завзятым ловеласом, но таким, душа, сердце и голова которого заполняла одна только магия, а потому никогда не имел сердечных привязанностей. И вот, злодейка-любовь дождалась своего часа и наслала на него целый отряд Амуров эльфийской выучки и те быстро разрядили из своих луков колчаны, а все их стрелы угодили молодому техномагу прямо в сердце.   Голова техномага-бауманца, можно сказать потомственного учёного, и раньше работала, как суперкомпьютер, с недавних пор он обрёл новые способности, а тут и вовсе произошло нечто удивительное. Бледный, как мел, с испариной на лбу и сердцем, стучащем в ритме отбойного молотка, он с молниеносной скоростью измерил рост девушки, сто семьдесят три сантиметра, вес, пятьдесят семь килограммов, объём талии, груди и бёдер, исчислил возраст, девятнадцать лет, три месяца и шесть дней. Магическая книга, лежащая в его внутреннем кармане, сделалась нестерпимо горячей и пульсировала в ритм с сердцем. Дрожащим голосом он негромко сказал:   - Андрил, братишка, приготовься...   Магический меч с торжествующим звоном вылетел у него из-за спины, сделал несколько кувырков в воздухе, и замер над его правым плечом выше головы также вибрируя от волнения и излучая потоки дивного серебристого света. В ту же секунду магические формулы стали в голове Андрея складываться в сложнейшие конструкции и большой, но весьма просто обставленный обеденный зал на самом верхнем этаже, повинуясь его магическим приказам, стал преображаться. За спиной техномага-бауманца, а он сидел спиной к окнам, из-за того, что зал стал из прямоугольного квадратным, сразу появилось намного больше свободного пространства, но на этом он не остановился, ведь зал придавило низковатым и мрачным потолком.   Прямо по центру зала, позади внезапно впервые влюбившегося молодого парня выдвинулся ещё дальше и навис над двором замка полукруглый эркер шириной в тридцать и глубиной в пятнадцать метров, а потолки стали втрое выше. Над головой лорда Радолина, на десятиметровой высоте образовался большой полукруглый балкон и на нём появился целый оркестр, состоящий из механических музыкантов в красных с золотом ливреях и дирижером в белом. Стены зала украсили пилястры, резные, фигурные галтели и карнизы белого мрамора, потолок, раньше какого-то серо-смурного цвета, тоже преобразился, его разбили на части мраморные резные кессоны, а медальоны в них покрыли росписи, изображающие синее небо, белые облака и порхающих под ними розовощёких амурчиков с золотыми луками и наложенными на тетивы стрелами.   Простенки между пилястрами заполнились чудными гобеленами, изображающими прекрасные, мирные пасторали, на которых очаровательные пастушки целовались с парнями героической внешности, а дворяне ухаживали за своими возлюбленными. Их можно было назвать вполне целомудренными. Мебель Андрей не тронул, а лишь только установил в эркере роскошные диваны, обитые красным велюром, между которыми поставил пьедесталы в виде мраморных колонн для больших ваз с вечно живыми цветами. Пол в зале покрылся флорентийской мозаикой из яшмы, лазурита, розового мрамора, амазонита и чароита, но это была лишь прелюдия, которая заставила всех присутствующих сначала притихнуть, а потом начать восторженно шептаться и переглядываться между собой, так как всё казалось им всего лишь невообразимо прекрасной и совершенно несбыточной иллюзией.   Дения, Андрей наконец вспомнил имя девушки, но тогда её голова была покрыта белой накидкой, а лицо она скромно опустила и не смела взглянуть ему в глаза и потому он не обратил на девушку внимания, смотрела на всё с восхищением, вот только глаза красавицы были готовы наполниться слезами. И тут произошло вовсе нечто невообразимое, зелёное платье девушки превратилось в роскошное бальное платье алого муарового шелка, полностью оставившего плечи открытыми. Широкий пояс с мыском, украшенные по низу бриллиантами, сделал Дению ещё стройнее, а алая, складчатая горжетка, соединённая золотой вертикальной заколкой с пятью крупными рубиновыми кабошонами, окаймлёнными бриллиантами, спускавшаяся на грудь и руки девушки ниже плеч, сделали её таинственной и загадочной, чуть ли не роковой красавицей.   И вот настал черёд главных украшений. Белую шейку Дении украсило роскошное монисто из нескольких дюжин крупных рубинов, окруженных россыпями бриллиантов, образующих сетку, такие же браслеты появились на руках девушки, а на её голове засверкала золотом, крупными рубинами и россыпями бриллиантов диадема, а на очаровательных ушках серьги с крупными рубинами. Чёлка, ниспадающая из-под диадемы на лоб девушки, сделалась ещё более дерзкой и выразительной. Увы, но это была пока что хотя и очень яркая, но всего лишь иллюзия, но и её Андрей ещё не завершил полностью. Последним он сотворил иллюзию кольца с большим рубином, огранённым в виде сердца и, затаив дыхание, буквально взмолился:   - Андрил, брат мой, действуй, но без грома и молний.   Меч торжествующе зазвенел и рванулся вперёд. Сначала он коснулся остриём кольца и то стало ощутимо тяжелым, материализовавшись благодаря соединения магических сил, идущих сразу из трёх источников: магического меча, магической книги и сердца влюблённого техномага. После этого меч перекувыркнулся и замер, нацелившись на Дению, отчего девушка громко ахнула, а её глаза засверкали ещё ярче и Андрил нежно коснулся сначала диадемы, потом серёг, бального платья и затем широких рубиновых браслетов, после чего с весёлым перезвоном принялся метаться по всему залу. Аякс не выдержал, соскочил с кресла и с громким лаем помчался за Андрилом, но не для того, чтобы цапнуть его за эфес. Он просто не мог усидеть на месте в такой ответственный момент. Андрей встал, быстро подошел к семейству Лайтенов и с глубоким поклоном сказал:   - Барон, баронесса и вы, юный баронет, я прошу у вас разрешения на тур вальса с вашей прекрасной дочерью, а также разрешения признаться ей в своей любви.   - Папа, прошу тебя, умоляю, разреши... - взволнованно промолвила девушка.   - Анди, я... мы... ничего не имеем против, - ответил барон, - танцуйте столько, сколько вам будет угодно.   Андрей подошел к девушке, поклонился и прошептал:   - Дения, умоляю, всего лишь один тур вальса.   - Но я не умею танцевать этот танец, - смутилась девушка и опустила глаза.   Повернувшись к механическим музыкантам, техномаг громко попросил:   - Маэстро, пожалуйста, вальс "Сказки венского леса".   Дирижер повернулся, он был похож на Иоганна Штрауса в молодости, и с поклоном ответил сочным, густым и красивым баритоном:   - С огромным удовольствием, мастер Андрил.   Только тогда, когда механический дирижер произнес эти слова, все присутствующие поняли, что этот зал не иллюзия и восторженно ахнули. Король вальсов повернулся к оркестру, взмахнул палочкой и зал наполнился чарующими звуками вальса. Андрей повёл изумлённую девушку в танцевальному кругу. Он был одет весьма просто и непрезентабельно для этого зала, но за пять метров до тёмно-синего круга, прихотливо украшенного узором из родонита и чароита, его наряд превратился в чёрный фрак, а меч Андрил, коснувшийся его плеча, превратил иллюзию в сукно наилучшей выделки.   В числе прочих костюмов в том замке, в котором молодой маг корпел над Книгой Техномагии, имелся прекрасный фрак, пошитый одним из лучших портных Лондона, вот только этот сидел на нём гораздо лучше. Мелодия вальса уже увлекла Дению в его волшебный круговорот и девушка внезапно поняла, что ей не составит никакого труда двигаться в этом магическом круге легко и изящно. Андрей поклонился ей, взял за правую руку и повёл девушку так, словно это был не первый, а тысячный его вальс ничего не боясь. Ноги сами несли его в танце, а меч Андрил, испуская потоки света, кружился вокруг них.  

Глава шестая

Ловушка для воинственно настроенных магов

     Первоначально, чтобы внушить жителям Теверии уверенность в завтрашнем дне и своей счастливой судьбе, Андрей хотел построить на крепостной стене, а та имела в толщину поверху целых шестьдесят метров, четыре громадные пушки или пусковые установки ракет, но этого ему так и не понадобилось делать. Уже только одно то, что техномаг за каких-то несколько минут превратил унылый обеденный зал замка лорда Радолина в зал невиданной красоты и роскоши, в котором на балконе сидели механические музыканты, умеющие играть огромное количество мелодий и даже петь множество песен, решило все проблемы, связанные с начавшимся бегством людей из Теверии.   Новость об этом чуде быстро разнеслась не только по Теверии, но и по всему Западному Парианару. Вместе с рассказами об этом немыслимо красивом зале, разошлась новость и о том, что Верховный техномаг Андрил Орлос взял в жены дочь лучшего друга лорда Радолина, барона Лайтена. Досужий люд на все лады обсуждал, как красавица Дения пронзила своим взглядом сердце молодого мага и зажгла в нём такой огонь любви, что тот немедленно показал, что лучше него в магии творения не разбирается никто. О таком магическом мастерстве на Парианте ещё не слышали. Правда, никто не знал, что во время танца техномаг не просто признался девушке в любви, а сказал так:   - Дения, ты моя королева и я просто безумно влюблён в тебя. Дай мне хотя бы тень надежды, любимая, и я ради твоей любви сотворю не такие чудеса.   - Андрил, вы мне тоже очень нравитесь и я, кажется, нет, мне это вовсе не кажется, я действительно влюблена в вас. Вы понравились мне с первой же минуты, как я вас увидела. - ответила девушка и техномаг, кружа её в танце, сказал взволнованным голосом:   - Дения, ты будешь самой прекрасной королевой на всём Парианте, - надел девушке на палец кольцо с рубином и, задыхаясь от радости, добавил, - как только закончится этот танец, я попрошу твоей руки у барона Лайтена и хотя он уже мой друг, без малейшего колебания стану перед ним на колени, моя прекрасная королева Дения.   Хотя глаза девушки восторженно сияли, он всё же набралась смелости и выразила кое-какие свои сомнения:   - Но, Андрил, у Теверии уже есть король.   Негромко рассмеявшись, влюблённый маг не удержался и немедленно съехидничал:   - Дени, разве кто-то тут говорил, что ты станешь королевой Теверии? Нет, ты будешь королевой нового королевства, и оно будет построено мною для тебя далеко за Западным или Восточным морем, а ты выберешь тот народ себе в подданные, который нравится тебе больше всего. Поверь, моя девочка, он пойдёт за тобой не только на край света, но и куда угодно, ведь ты так прекрасна, что тебя должны полюбить самые суровые люди на свете.   Девушка счастливо засмеялась и спросила:   - Андрил, неужели ты сможешь даже эльфов заставить полюбить меня? Не знаю, обидит тебя это или нет, но моя бабушка наполовину эльфийка, но это никак не отразилось на моих ушах, да, и у моей мамы тоже нормальные уши.   От восторга Андрей закружил девушку так, что та несколько кругов не касалась ногами пола. Вальса он танцевать никогда не умел, как и Дения, но в этом магическом танцевальном круге под музыку Штрауса или любой другой вальс стал бы вальсировать даже полярный медведь. Впрочем, все другие танцы, мелодии которых были вложены в механических музыкантов, в нём тоже были в ходу. По этой простой причине они вальсировали так грациозно, что все встали, вышли из-за стола и смотрели на вальс влюблённых стоя, а когда музыка затихла, разразились аплодисментами и стадии весело кричать.   Держа Дению за руку, Андрей опустился на колени и попросил у своего нового ученика и друга руку дочери. Девушка, которая по своему поняла секундную заминку, тоже бросилась на колени и влюблённая пара получила благословение на брак, ко всеобщей радости. Свадьбу сыграли в этом же зале ровно через десять дней, чтобы она совпала с местным великим праздником, Днём Мира. За это время в волосах барона появилась белая, пока что узкая, прядь и он даже стал отпускать бороду. Андрей и Дения все эти дни были вместе и проводили их в основном в новой магической мастерской, но ночевать им приходилось врозь из-за строгих правил в среде местных дворян. Впрочем, на поцелуи и объятья они не распространялись.   В один из дней, когда влюблённые уединились чтобы побыть наедине с полчаса, Андрей спросил возлюбленную:   - Дени, почему бы тебе не стать моей ученицей?   Девушка в ответ насмешливо фыркнула:   - Нет, уж, спасибо, мне мой цвет волос нравится куда больше, а потому лучше я не буду ничего знать о магии, чем мои волосы станут белыми, как мука.   - Да? - ехидно удивился техномаг - А ты когда-нибудь видела хоть одну магессу с такими же волосами, как у меня? Ты у меня просто маленькая бестолочь...   - Это я-то маленькая? Да я ниже тебя ростом всего на какой-то дюйм. - возмутилась Дения и вслед за этим уже куда более требовательным голосом спросила - Ты что же, хочешь сказать, что жены магов, та же госпожа Милианта, жена мастера Лоурина, который разрывается пополам между твоей новой магией и верностью ордену Белой Лилии, точно такой же маг, как и он?   - Несомненно, - улыбнулся Андрей, - только с рыжими волосами и без бороды. Будь в этом уверена, я специально проверял, и у меня на этот счёт нет никаких сомнений.   - И как же ты это проверял? - нахмурилась девушка - Надеюсь не лёжа с ней в постели?   Андрей молча сунул ей под нос кулак и после недолгой паузы весело сказал:   - Дения, у меня есть особые магические способности, такие, каких нет больше ни у одного мага. Я всегда знаю, сколько сейчас времени, сколько весит, к примеру, вон тот камень и многое другое. Знаю даже, что у тебя через двенадцать дней начнутся месячные, а потому мне было достаточно всего лишь приблизиться к этой рыжей мымре, чтобы понять - она магесса, куда более сильная и могущественная, чем её муженёк.   Дения поцеловала Андрея и ответила смеясь:   - Теперь мне понятно, почему он у неё под каблуком. Хорошо, Анди, раз так, то я согласна стать твоей ученицей. Магессы, как ты говоришь, у эльфов всегда намного слабее, чем их маги-мужчины и мне кажется, если я стану очень сильной магессой, то они примут меня, как свою королеву. В отличие от людей, эльфы боготворят женщин. А я буду сильной магессой?   - Ещё какой сильной, - радостно сказал Андрей, - лишь бы ты мечтала стать магессой, моя девочка.   - Сейчас я мечтаю только об одном, Анди, о том, чтобы стать твоей женой, а потом королевой эльфов, но для этого мне просто придётся стать очень сильной магессой. - со сладким вздохом ответила девушка, прижалась Андрею покрепче и они снова стали целоваться.   Через час техномаг-жених вручил своей невесте магическую книгу и посвятил её в маги, из-за чего свадьба была необычайно торжественной. Их венчали в Храме Мира, после чего вся Теверия праздновала это событие целую неделю. Зато Андрей и Дения после своей первой брачной ночи отправились не в свадебное путешествие, а в магическую мастерскую. Месяц спустя, когда у счастливого техномага было уже почти три дюжины учеников, он начал читать им лекции сугубо научного характера. В это время несколько сотен разведчиков разыскивали по всему Парианару учебники, привезённые магами в далёком прошлом из миров техномагии, и отправляли их в Теверию. Пока что их было немного и все они, после тщательной проверки на научную достоверность, заняли свои места в школе магии.   Наконец, в ней начались настоящие занятия, в ходе которых начинающим техномагам приходилось решать задачи по математике, физике и химии. На этом этапе они были для них самыми главными науками. К этому же времени Андрей создал и магический генератор шокового поля. Это был металлический цилиндр метрового диаметра, имевший высоту в три метра, который нужно было полностью вкопать в землю. При включении он "вырастал" и трансформировался в штангу высотой в пятнадцать метров. Со всех четырёх сторон на ней раскладывались плоскости антенн-излучателей, которые, при включении, образовывали малиновую, прозрачную, жужжащую и постреливающую голубыми искрами стену высотой в пятнадцать метров и шириной в десять, от которой отлетали в стороны и затем устремлялись вверх шаровые молнии размером с кулак.   Воздействие оказывалось на любое живое существо сразу на четырёх уровнях и тому, кто оказывался внутри малиновой преграды, били по ушам одновременно ультразвук и инфразвук, кожу обжигало СВЧ-излучение, да ещё его начинали истязать болезненные электрические разряды. Магическую ловушку испытывали в обстановке строжайшей тайны в большом кавалерийском манеже. Преодолеть шоковую стену на полном скаку было невозможно, лошади останавливались, как вкопанные, ещё в двадцати метрах от неё, вставая на дыбы, разворачивались и мчались назад. Рыцарь, закованный от пяток до макушки в магические доспехи, тело которого было обильно намазано заговоренным гусиным жиром, такая мазь надёжно защищала человека от огня, не мог пройти и трёх метров, а возле стены только самые стойкие и мужественные могли продержаться максимум семь секунд, после чего с криками отбегали.   Даже Стреллер, много чего повидавший за время своих долгих странствий, сказал, что на Парианте не сыскать такого существа, которое сможет пройти сквозь эту преграду. У Андрея уже был разработан такой герметический скафандр, который полностью экранировал человека от воздействия его вредоносного, но всё же не смертельного изобретения, но изготавливать его он даже не собирался. Посмотрев на малиновую стену и на то, как стражи Теверии пытаются её преодолеть, лорд Радолин с нервным смешком насмешливо сказал, заговорив, как его учитель:   - Всё, теперь синезвёздным магам придёт трындец.   - Кай, как только снесём стену, надо будет установить на входе такую защиту и показать всем, что нам больше не страшны козни врагов. - внёс предложение барон Лайтен.   Лорд Радолин в знак согласия кивнул:   - Только сделать её высотой метров в сто.   - Как пожелаете, ваше бессердечие, - ухмыльнулся Андрей и добавил со вздохом, - я сделаю новую защитную стену точно такой же толщины, как у прежней, Кай, только двухсотметровой высоты и оснащу её проходами, но они будут шире и выше, чем прежние. Новой магической стене придётся служить тебе не один десяток лет. Ты ведь в курсе, что магам мои затеи не по нраву. Маги Запада помалкивают, но, тем не менее, явно затевают что-то нехорошее. Им же всем техномагия серпом по горлу.   Дения отрицательно помотала головой:   - Не техномагия, Анди, а то, что присягая добру и свету, маг полностью исключает для себя возможность стать чёрным магом и именно это им не нравится больше всего.   А ещё через три дня в воздух поднялся первый большой конвертоплан. Он имел в длину сорок шесть метров, в ширину тридцать шесть, при ширине фюзеляжа в восемь метров и высоте в четыре с половиной. Четыре ротора диаметром в десять метров, позволяли поднять в воздух до ста двадцати тонн груза. Андрей построил грузопассажирскую машину, способную принять на борт сорок шесть человек, грузовой отсек которой имел объём четыреста пятьдесят кубических метров. В него разрешалось поместить всего восемнадцать тонн грузов, но только потому, что нельзя было нарушать центровку.   Самой главной отличительной чертой нового конвертоплана было то, что у него была магическая пилотская рубка, войдя в которую, любой человек, даже самый безграмотный, мог поднять его в воздух. Тут была задействована та же самая магия, что и в круге танца. Поэтому, после того, как лорд Радолин три ночи подряд облетал свои владения, сорок шесть его самых преданных воинов поднялись на борт, взяв с собой припасов на три месяца, и отправились на запад, чтобы найти на западе, за морем, новые земли и исследовать их. Крейсерская скорость у конвертоплана была девятьсот пятьдесят километров в час, он мог находиться в воздухе вечность, а потому экспедиция обещала увенчаться успехом уже очень скоро.   Так оно и случилось. Через тридцать шесть часов был обнаружен первый остров, причём такой большой, что его поначалу приняли за континент, но это оказалось не так. Через пару дней в тысяче семистах лигах к северу от него команда воздушных географов обнаружила второй остров и именно его решили использовать в качестве устрашения. Его исследовали две с лишним недели, и вскоре выяснилось, что жить там можно, хотя тем магам, которые на него загремят, жизнь мёдом точно не покажется. У всех окончательно отлегло от сердца. Вот теперь уже никто не сомневался, что война с магами не сулит Теверии никаких неприятностей. Зато магам очень сильно не поздоровится.   Стрелтер устроил краш-тест первому беспилотнику. В ходе испытаний выяснилось, что эта машина практически неубиваемая не смотря на то, что была всего лишь прототипом. Однако, этот изверг в конце концов угробил конвертоплан, но лишь направив его на крепостную стену на скорости в пятьсот десять километров в час, отчего тот просто взорвался. Даже прототип мог поднять на пределе мощности двигателей в воздух груз весом в две с половиной тонны. Вторая модель воздушного охотника имела в длину уже четыре метра, а в ширину три с половиной. Её Андрей построил с применением магических нанотехнологий и конвертопланы второго поколения, которых было изготовлено пятьсот сорок штук, играючи поднимали в воздух груз весом в три с половиной тонны.   К весне было построено ещё двадцать больших конвертопланов, точно таких же, как тот, который открыл материк, его команда географов даже не смогла облететь полностью, восемь больших островов и двести семнадцать маленьких. Островами мировой океан Парианта кишел, как суп клёцками и это были острова на любой вкус, размером от маленьких всего трёх, пяти километров в поперечнике, до малых, пятнадцать-двадцать километров и до островов размером в шестьдесят, семьдесят километров, это был средний размер, а также таких, размеры которых были почти как у Гренландии. А уж какими красивыми они были, так и вовсе просто загляденье и это при том, что население Парианара уже превысило полтора миллиарда человек.   И ведь исследовано-то было с воздуха всего ничего поверхности Парианта, не более десяти процентов. В одном из залов замка установили огромный белый глобус, на котором была нарисована не отличающаяся большой точностью карта Парианара с узким уточнённым маршрутом полёта "Воэз ноарта", то есть "Воздушного путешественника". Лорд Радолин часто стоял возле неё и буквально пожирал глазами пустое пространство Парианта. Больше всего он мечтал, чтобы маги напали на Теверию как можно скорее, ведь тогда он сможет подняться на борт шестироторного гиганта, уже спроектированного его другом и учителем Андрилом, и отправиться в путешествие продолжительностью два, три года, чтобы стать первооткрывателем множества новых, никем невиданных и неисследованных земель.   Правда, сначала ему предстояло стать королём Теверии, а уже потом отправляться в заслуженный отпуск, поручив все дела своему премьер-министру барону Лайтену. Тому в его отсутствие нужно будет ввести в стране конституционную монархию и сделать стремительный рывок в эру техномагии, о которой его подданные пока что знали крайне мало. Они даже не догадывались, что война с магами выльется в самое настоящее посмешище для последних. Все приготовления велись в строжайшей тайне и люди просто не знали, что уже скоро летать по небу будет так же просто, как скакать верхом и что поля будут пахать не запрягая в плуги волов, а с помощью тракторов.   За своё королевство и корону король Кайрен не волновался, как и за всё остальное. Его волновало только одно, смогут ли они всего за два месяца построить новую столицу в одном из самых красивых уголков Теверии, расположенном в трёхстах лигах от единственного входа в королевство. Андрил убеждал его, что легко, если они будут строить её всю целиком, но в основание положат все магические книги. Тогда большая часть времени уйдёт на проектирование. А ещё будущего короля волновал вопрос, не слишком ли это много, полмиллиона жителей. Впрочем, если они разгромят магов, то в Теверию было кому приехать.   Мысли о том, чем будет заниматься в его отсутствие друг детства, не очень-то занимали лорда Радолина, по-настоящему он грезил даже не самим путешествием, а возможностью летать на совершенно удивительном изобретении мастера Андрила, который тот назвал летающими мотоциклом. На этой двухколёсной машине можно было ездить даже по бездорожью, такими широкими были её колёса, но они же, откидываясь вверх, превращались в четыре ротора и тогда мотоцикл превращался в конвертоплан, причём очень быстрый и удивительно манёвренный. Правитель Теверии уже совершил на нём пару десятков ночных полётов и теперь мечтал о том дне, когда сможет летать днём, а это могло произойти только после окончательной победы над магами Юга.   Если лорд Радолин готовился к войне с ними в обстановке строжайшей тайны, то маги ордена Синей Звезды выставляли свою силу напоказ. Прослышав о том, что в Теверии объявился какой-то техномаг, они во всеуслышание заявили, что отправят туда двадцатитысячную армию, чтобы та уничтожила всё, что создал этот проходимец. В конце зимы их армия тронулась в путь, чтобы через полтора месяца добраться до крепости своего лютого врага. Об истинных причинах своей вражды маги не говорили ни слова, но грозили лорду Радолину и жителям Теверии всеми смертными карами, называя их проклятыми нечестивцами, смутьянами и врагами всего Парианара.   А ещё они похвалялись тем, что разнесут крепость по камешку, что было нетрудно сделать, и разгромят армию нечестивого лорда в считанные часы. Не ясно было только одно, почему они так торопились? Ведь в середине весны топь только начинала подсыхать, правда вода уходила под землю так быстро, что уже через три дня почва была совершенно сухой, и по вчерашнему болоту можно было ехать верхом. Не трудно было догадаться, что маги ордена Синей Звезды не просто побаиваются, а откровенно боятся Верховного мага Андрила Орлоса. Именно поэтому они отправили в поход своих самых сильных воинов-магов. Их армия была сплошь конной, и маги восседали на конях харованской породы, рослых и мощных, вороной масти, исключительно быстрых и выносливых. Эту породу лошадей очень любили эльфы и лорд Радолин уже потирал руки, предвкушая, каким богатым будет его подарок друзьям из Кленового княжества.   Будущий король разослал соседям множество приглашений, чтобы те прибыли в крепость и посмотрели, как он разгромит армию магов, но, как того и следовало ожидать, никто не приехал. Однако, гонцы, посланные к тем правителям, с которыми лорд Радолин был дружен, не спешили возвращаться назад, говоря, что имеют ещё один приказ. Наконец-то армия магов добралась до свиурского перекрёстка и разделилась, конные полки поскакали справа и слева от магической дороги. Скорость сразу же снизилась, так как колёса больших фургонов, запряженных восьмёрками лошадей, вязли в земле, но армия всё равно неумолимо двигалась вперёд и остановилась лишь тогда, когда до крепости осталось тридцать километров.   Маги выжидали пять дней и на шестой, дождавшись, когда солнце поднимется повыше, двинулись в путь. Западня для них уже была готова. Не доходя семи километров до крепости, армия магов остановилась снова как раз в том месте, где дамба имела в высоту всего три метра, и стала готовиться к штурму. Как об этом и говорил Андрей, маги привезли с собой множество щитов, разобранных на части остовов и колёс, чтобы по прибытию на место превратить их в "черепах". Они ещё не приступили к работе, как оказались в огромных прямоугольных ловушках и всё это видели те друзья лорда Радолина, которые, не смотря на то, что сочувствовали ему, ничем не могли помочь. Гонцы лорда, доставившие им большие магические телевизоры, предупредили их ещё вчера вечером, что скоро все они станут свидетелями полного разгрома армии магов и их безоговорочной капитуляции после того, как будут захвачены в плен.   Сверху через два десятка магических глаз, а некоторые были подняты даже на вершины гор, не говоря уже о том, что картинку давали ещё и конвертопланы-разведчики, было прекрасно видно, что лошади бросились прочь от стен малиновой клетки. Маги, быстро поняв, что оказались в западне, попытались было проломиться сквозь магическую преграду, но все до одного бросились от неё, как кипятком ошпаренные. Вот тут-то и было брошено в бой тайное оружие, "выкованное" Верховным техномагом Арендилом Орлосом. Сотни конвертопланов закружили над ловушками, а из динамиков послышался оскорбительно дерзкий смех. Маги стали стрелять по "железным птицам", не машущим крыльями, огненными шарами, способными испепелить человека, но толку от стрельбы не было никакого. Силовые экраны легко отражали магический огонь.   С точно таким же успехом они могли просто плевать в них или бросаться комьями земли. Поначалу маги не поняли, что задумали их враги, но операторы направили беспилотники вниз и с высоты в пятьдесят метров стали стрелять по ним ловчими сетями, увернуться от которых не было никакой возможности. Одного за другим ловчие сети оплетали по пояс, а как только мага выдёргивали из седла, то заплетали ему и ноги. На их беду разведчики барона Лайтена давно уже сфотографировали их главнокомандующего со всем его штабом и прочим комсоставом, а потому операторы отловили их первыми и армия магов, которая и так ничего не могла предпринять для своего хотя бы бегства во имя спасения, оказалась обезглавленной.   После этого наступило временное затишье, но лишь потому, что с плененными магами ещё предстояло хорошенько "поработать". Первые пятьсот сорок магов уже пролетели пред светлыми очами лорда Радолина, стоящего на стене вместе с несколькими тысячами стражей Теверии и её самыми почтенными и авторитетными гражданами, которым отвели место слева от Главной башни. Магов доставили к другому концу стены, после чего первым перед лордом предстал генерал-магистр ордена, командующий ударной огненной армией. Он ошалело хлопал глазами и ничего не мог понять. Широко улыбаясь, лорд Радолин обратился к нему с таким заявлением:   - Генерал-магистр Ореонир, вы мой пленник, но при этом вы ещё и маг, обладающий огромной магической силой и большими познаниями в истинной магии, а потому маг очень могущественный, которого мне не удержать ни в одной темнице. Вы можете выбрать одно из двух моих предложений. Первое предложение таково, вы становитесь учеником Верховного техномага Андрила Орлоса, он посвящает вас в маги и вы приносите присягу его магическому мечу Андрилу, чтобы в дальнейшем всегда и везде следовать по пути, определённому таким девизом - "Служу добру - искореняю зло". Если вас это не устраивает, то вы отправитесь в ссылку, далеко на северо-запад, где мы нашли довольно большой, но весьма неуютный остров в океане. Растительность там скудная, холодно, но рыбу вы ловить сможете, а ещё там много птиц и тюленей, больших и жирных, так что вам будет не трудно приспособиться, вот только корабль построить у вас не получится, так как деревьев там нет. Поэтому вам придётся там ждать, пока на всём Парианте не воцарится техномагия.   Маг выслушал эти слова с каменным лицом и поинтересовался, но не у лорда Радолина, а у техномага из Бауманки, стоящего рядом:   - Мастер Андрил, вы хотите, чтобы я отрёкся от своего учителя, даровавшего мне Книгу Магии, и от неё?   - Это с какого ещё перепугу? - искренне удивился Андрей и отрицательно замотал головой - Мой учитель, который нацелил меня на то, чтобы я создал для него Книгу Техномагии, не отрекался ни от своего учителя, ни от своей старой Книги Магии, хотя и сказал, что она безнадёжно устарела. Он вместо этого вручил мне вот этот меч, - техномаг поднял руку и весёлым голосом позвал магический меч, - Дрюня, в руку, - после чего пояснил с широкой улыбкой, - вообще-то имя этого меча Андрил, мы с ним тёзки и вместе с моей Книгой Техномагии работаем в одной команде.   - И ещё как хорошо работают, - немедленно вставила своё слово Дения, - мой супруг и учитель способен создать иллюзию огромного размера и превратить её в реальность. Не думаю, что хотя бы один из магов Парианара на это способен. Во всяком случае, про такие чудеса в нашем мире даже легенд не сложено, а для меня Анди каждый день делает из ничего просто невероятно вкусное мороженое и ему для этого не нужен его магический меч Андрил.   Маг вперил суровый взгляд в Андрея и спросил:   - Это правда, мастер Андрил? Ты действительно умеешь делать то, на что способны одни только Верховные маги? Тогда сотвори прямо здесь орла и пусть он немедленно взлетит в небо.   - Издеваетесь? - усмехнулся Андрей - За дурака меня держите? Извините, но я демоническими штучками не интересуюсь, как и чёрной магией, а потому всякую опасную нежить создавать не стану. Да, я Верховный маг, но по рождению и знаниям, а не могуществу и потому ещё не умею создавать души и вкладывать их в живые создания, созданные мною. Хотя знаете, если вы того пожелаете, то я попрошу кого-нибудь снести вам голову мечом, а потом оживлю вас. С этим я справлюсь легко и, поверьте, у вас даже шрама на шее не останется, но боюсь, что за вами после этого закрепится прозвище Безголовый Феррет. Не думаю, что вам нужна такая слава.   Феррет Ориор громко рассмеялся:   - А ты умён, юный Верховный маг. Хотя я в своей жизни повидал не так уж многих Верховных магов, ты, несомненно, из их породы. Вот только они ими стали спустя тысячелетия, а ты таким родился, что меня одновременно и пугает, и восхищает. Твои мысли для меня тайна, а вот мысли твоей благородной супруги я прочитал очень легко. Скажи, ты действительно способен силой своей техномагии создать город, в котором сможет жить полмиллиона человек? Это ведь не под силу большинству тех Верховных магов, с которыми мне посчастливилось говорить.   Отпустив меч в свободный полёт, Андрей принялся подробно объяснять:   - Мастер Феррет, размер тут особого значения не имеет, я могу построить город и втрое большего размера, только при этом будет безнадёжно испорчен прекрасный пейзаж. Главное заключается в том, что в строительстве города будут участвовать все мои ученики и не только они. Нам понадобятся советы архитекторов, скульпторов, художников и все вместе мы за два месяца создадим сначала иллюзию города, а уже потом я вместе с Дрюней и моей Книгой Техномагии сделаю её материальной, но даже тогда, когда город будет иллюзией, люди смогут подниматься на любой этаж в его зданиях. Для меня во всей этой затее самым важным является даже не строительство города, как таковое, а то, что только таким образом мои ученики смогут за эти два месяца изучить то, на что в обычных условиях у них уйдут многие годы и десятилетия. После этого они станут преподавать техномагию в стенах Академии Техномагии, а это будет башня в семьдесят семь этажей. Поэтому я вас всех рассматривал не как врагов, а как своих будущих учеников, коллег и товарищей. Испытывай я к вам лютую ненависть или заслуживай вы смерти, поверьте, уничтожить вас ещё на перекрёстке мне не составило бы особого труда. Хватило бы трёх, четырёх термобарических бомб, которые мгновенно выжигают у человека лёгкие и разрывают ему грудь. Очень мучительная смерть.   Генерал-магистр слегка побледнел и нахмурился:   - Я знаю, что в мирах техномагии есть оружие чудовищной мощности, но о таком мне слышать не доводилось. Неужели есть такое оружие, которое может уничтожить армию магов?   - Мастер Феррет, в том мире, из которого я родом, есть такие бомбы, что взорвись одна в Горячем озере, то больше половины воды в нём обратилось бы в огонь и всё живое вокруг него сгорело бы. Так что давайте не будем говорить о таком варварстве. Поверьте, моя задача заключается в том, чтобы дать вам всё самое лучшее, что есть в нашем мире, а если мои ученики будут следовать девизу моего учителя - "Творю добро - искореняю зло", то они никогда не станут создавать оружия массового уничтожения. Я уже принёс в ваш мир летательные аппараты, с помощью которых люди, эльфы, гномы и орки смогут переселиться на множество других островов, больших и малых. Мы нашли такой континент больше Парианара, и по прямой лететь до него, всего восемнадцать часов. Подумайте, мастер Феррет, разве не об этом вы мечтаете? А ведь я открою вам двери в соседние миры, в которых париартцы смогут поселиться, точно так же, как и на других континентах и добираться до них будет ещё ближе, один шаг в портал прохода и ты уже в другом мире, огромном и неизведанном.   Генерал-магистр Ориор неожиданно для всех сказал:   - Лорд Радолин, мастер Андрил, давайте договоримся так, вы отправите нас обратно, и я поговорю со своими друзьями, расскажу им о том, о чём вы мне рассказали, а потом мы все вместе примем решение, держаться изо всех сил за старое или сделать смелый шаг навстречу новому. Мы ведь всё равно в ловушке и у меня нет даже малейшего представления о том, как она устроена, чтобы её обезвредить. Думаю, что это одно из самых мощных творений техномагии, мастер Андрил.   - Это точно, мастер Феррет, - согласился Андрей, - от этой жгучей заразы нет никакого спасения и тот человек, который дойдёт до середины, сварится заживо. Увы, но я переборщил с мощностью, хотя барьер сейчас включён всего лишь на четверть. Мы сделаем так, как вы хотите и даже более того, организуем вам постоянный канал связи с Верховным магистром Золлертом. Ещё зимой мы доставили в ваши края один беспилотник, в транспортном отсеке которого находится магический аппарат дальней связи. Второй такой мы отправим с вами, но учтите, для вашего удобства максимум, что мы можем сделать, это объединить две ловушки в одну, так что на дорогу вы сможете выходить. Мы даже не станем включать магическую систему обороны. Что же касается вашего штаба и всех остальных командиров, то они и так всё слышали и видели. Именно поэтому мы начали вести переговоры в первую очередь с вами, мастер Феррет.   - Ох, и до чего же ты хитёр, чёртов сын! - невольно вырвалось у генерал-магистра - И, разумеется, каждого, кто откажется стать твоим учеником, ты без малейшего сожаления отправишь на какой-то насквозь промороженный, продуваемый всеми ветрами остров. Но это же бесчеловечно, мастер Андрил! У каждого из этих воинов-магов есть семьи. Ты подумал о том, как они будет жить без кормильцев? Неужели в тебе нет ни капли сострадания? Как вообще можно быть таким бессердечным?   Вообще-то генерал-магистр переигрывал, но Андрей быстро всё понял, ощерился и чуть ли не завопил:   - А идти войной на Теверию только потому, что теверийское земляное масло освещает дома лучше, чем ваши доисторические, вечно мигающие и невпопад гаснущие магические светильники, да, и стоит оно в десять раз дешевле, не бесчеловечно. Вы так и не нашли способ, как сделать так, чтобы ваши женщины не рожали каждый год, а у меня есть для этого простейшее заклинание, которое должны произнести вслух оба супруга и тогда в семьях будет столько детей, сколько они смогут воспитать и прокормить. Идти против этого, как раз и есть проявление бессердечие, так ведь и это ещё не всё, что может дать техномагия. Дешевые, удобные, умные дома, достаток в каждую семью, возможность создавать такие вещи, которые будут служить десятилетиями, после чего их можно будет переделать в более новые, безопасный транспорт, который сократит расстояния в сотни раз, жизнь без риска погибнуть от какой-то нелепой случайности и многое другое. Всё это вам даст техномагия, а потому не обижайтесь, но не в моих правилах отпускать врагов. Я миролюбивый человек и стою на том, что самый лучший способ победить врага, это сделать его своим другом. Поэтому знайте, мастер Феррет, каждый воин-маг, который откажется стать моим учеником, будет схвачен ловчей сетью и отправлен на тот остров, который вы все, прежде чем вас отпустят, сможете хорошенько рассмотреть. Наши люди были там и говорят, что это очень неуютное место. Всё, а теперь отправляйтесь к своим людям и думайте столько, сколько вам будет угодно, мы очень терпеливы. Мы хотим только одного - мира.   Андрей напоследок слегка подмигнул генерал-магистру, а тот молча улыбнулся и кивнул ему в ответ.