Часть первая

Становление Верховного мага

Глава первая

От Книги Начал до Книги Откровения

   Андрей удобно устроился в кресле и закрыл глаза. Три часа сорок минут, и он будет в Лондоне. Он уже предвкушал если не победу, та ведь обычно связана с триумфом, его-то как раз и быть не могло, то самое важное событие в своей жизни. Хотя нет, таким событием в его жизни всё-таки была встреча с риши Прадипом четырнадцать лет назад, которая полностью изменила его жизнь и задала ей новый вектор развития.

Ему тогда было четырнадцать, и он вместе с родителями отправился Индию. Его отец в то время увлекся йогой и потому решил посмотреть на мировую столицу йоги, врата Гималаев, город Ришикеш. Благодаря отцу, вся их семья, исключая разве что кота и собаку, занималась йогой, но для Андрея и его матери это была не более, чем гимнастика. Такой она осталась для него и впредь, а вот отец погрузился в йогу настолько глубоко, что даже прожил в Индии шесть лет, и, в конце концов, основал в Москве свой собственный ашрам.   Для Андрея эта поездка была ещё и наградой за то, что он в четырнадцать лет окончил среднюю школу и сдал вступительные экзамены Бауманку, на факультет фундаментальных наук. Не то что бы он грезил этой страной, но всё же хотел побывать в Индии, вот только сразу по приезду в Ришикеш отец, оставив их с матерью в отеле, как скрылся в одном из ашрамов, так и оставался в нём вплоть до того дня, когда нужно было отправляться домой. Поэтому им ничего не оставалось делать, как самим осматривать местные достопримечательности. Уже тогда Андрей знал два языка, английский и немецкий и хотя в Индии в ходу пиджин-инглиш, ему не составляло особого труда общаться с индусами. Однажды таксист сказал, что в Ришикеше нет ни одного настоящего садху, и если они хотят увидеть его, то смогут сделать это только в небольшом городке Мохар.   За поездку в Мохар и обратно нужно было выложить двадцать долларов, но со слов таксиста она того стоила, ведь если садху-баба сочтет их достойными, то всего лишь одним только прикосновением своей ступни к голове исцелит от всех болезней и дарует успех в делах и достаток на всю оставшуюся жизнь. Андрею было всё равно, но его мать загорелась и на следующий день рано утром, буквально чуть свет, они поехали в Мохар. Городок был так себе, ничего особенного, но чем ближе они подъезжали к пустырю на окраине, тем больше народа попадалось им на глаза. По словам таксиста, людей в это утро было ещё мало.   Таксиста, однако, не смущали толпы народа. Постоянно сигналя, он продолжал ехать вперёд, но вскоре остановился, и им пришлось выйти из машины. Одни люди шли куда-то вперёд, другие же наоборот, возвращались, и Андрей, было, решил, что на этом всё и закончится, но таксист велел ему крепко держать мать за руку, взял его за вторую и, словно носорог, хотя и не вышел ростом, стал, громко крича, буквально проламываться сквозь толпу. Та расступалась перед его энергичным натиском. Уже тогда Андрей был довольно высоким парнем, метр восемьдесят два, а потому вскоре увидел толстый, отполированный руками многих тысяч паломников столб из красного дерева и сидящего на нём садху, похожего на светло-серую мумию с длинной седой косматой бородой и копной всклокоченных волос.   Это был риши Прадип, мудрец и маг, круто изменивший его жизнь и направивший юного москвича по совсем другому пути. Вокруг столба, на котором сидел почти голый старик, на котором из одежды была только одна набедренная повязка, непонятно как образовалось пустое пространство диаметром метров в пятьдесят. Таксист довел их до той невидимой черты, переступить которую люди почему-то не решались, и стал тихо рассказывать:   - Садху-баба риши Прадип сидит на этом столбе уже семьдесят три года и никогда с него не слезает. Когда-то он сам принёс сюда это бревно, воткнул его в землю, воспарил над землёй и сел наверху. Когда дует сильный ветер, даже ураган, то он может вырвать с корнем любое дерево, снести с дома крышу, но не в силах поколебать ни один волосок на его голове, а в самый сильный ливень садху-баба остаётся сухим. В сутки он съедает всего семь фиников и пять ядрышек миндаля, запивая их чашкой воды, но ему этого хватает. Постоять несколько минут глядя на него, уже счастье, но иногда он беззвучно подзывает к себе кого-то и тогда человек может подойти к нему. Садху-баба прикасается к его голове ступнёй и если ты слепой, то прозреешь, а если болен даже проказой, то тут же исцелишься. За день садху-баба подзывает к себе человек тридцать, тридцать пять, не больше, но некоторым людям не дано подойти к нему из-за их грехов. Вы смогли подойти, так что стойте, но не дольше четверти часа... - внезапно Андрей почувствовал или услышал властный призыв и в ту же секунду индус сказал уже намного громче - Чудо, садху-баба риши Прадип зовёт к себе нас всех троих. Видно не зря я вчера подумал здесь о вас, русси. Идёмте скорее, он не любит ждать.   Не отрывая взгляда от святого, крепко держа мать за руку, Андрей пошел вслед за таксистом, но они не преодолели и половины пути, как тот неуловимым взгляду движением встал на ноги сделал руками несколько широких жестов. Люди молча, повернулись и стали быстро покидать пустырь, после чего очень уж плавно, можно сказать вопреки всем законам физики, спустился со столба на землю. Положив таксисту руку на голову, он сказал на хинди:   - Подгони машину. Отвезёшь меня с этими людьми в отель и будешь вознаграждён за это сверх всякой меры.   Таксист упал на колени перед садху-бабой, благоговейно поцеловал его правую ногу, вскочил и бегом бросился к машине, стоящей в полукилометре. Только теперь Андрей увидел, что лицо у садху-бабы риши Прадипа не такое и старое, глаза блестят, как у молодого, а тело вовсе не напоминает мумию. Просто он имел худощавое, но при этом очень крепкое, телосложение, которое скрадывала серая краска. Да и запах от него исходил совсем не такой, как от большинства индусов. Его тело источало какие-то тонкие, терпкие и очень приятные благовония, но больше всего Андрея поразил цвет волос садху-бабы, они были не седые, а платиново-белые, отчего у юного москвича ёкнуло сердце. У него самого с правой стороны была большая белая прядь, которая появилась в семилетнем возрасте и увеличивалась с каждым годом. В четырнадцать лет она была уже шириной в ладонь, что многие девочки считали прикольным. Положив ладонь на голову матери, индус сказал по-русски без акцента:   - Благословенна та, которая выносила в своём чреве и родила надежду многих народов. Теперь тебе не о чем беспокоиться и ты, и твой супруг, а также все, кто вам близок, будут под моей защитой. Мне нужно поговорить с твоим сыном, Анна, и ты не должна мешать нашему разговору. Поэтому сядь впереди.   Андрею стало немного не по себе от этих слов, но страха он не испытывал. Может быть поэтому садху-баба улыбнулся ему, после чего стукнул кулаком по бревну и из того выпала в его руки книга с обложкой тёмно-коричневой кожи с потемневшим от времени серебряным, узорчатым окладом с массивной широкой застёжкой. Зажав книгу подмышкой левой рукой, садху-баба положил правую руку Андрею на плечо и с нажимом в голосе сказал:   - Называй меня риши Прадип. Это больше соответствует истине. Садху-бабой я был для людей, приходивших ко мне с мольбами о помощи. Да, Прадип... - повторил он и с улыбкой добавил, - потому что это, в общем-то, так и есть. Для этого мира я и есть прадип, хотя он нуждается в куда большем чем то, что я смог ему дать.   Скоро Андрей узнал, что прадип на санскрите означает светоч, а тогда просто почувствовал доверие к риши Прадипу. Через несколько минут таксист подъехал к ним, выбежал из машины и открыл переднюю дверь. Не говоря ни слова, что уже было удивительно, мать села на переднее сиденье, а он открыл дверь перед индусом, просидевшим семьдесят три года на столбе. Тот прытко забрался в машину и похлопал по сиденью рядом с собой. На обратном пути они всю дорогу молчали. Риши Прадип явно не хотел, чтобы таксист начал распространять какие-то слухи о нем. В отель йог-мудрец вошел гордой и независимой походкой, бросив на ходу менеджеру:   - Пойди в лучший магазин и принеси мне из него самую дорогую европейскую одежду, я расплачусь за неё в номере. Люкс свободен, насколько мне это известно. Отправь слуг в номер этих господ, пусть перенесут туда все их вещи, я задержусь ненадолго. И ещё, пусть в номер принесут обед. Ваш повар знает, чем он может мне угодить после того, как я семьдесят три года питался одними финиками и миндалём, пока находился в ваших краях.   Менеджер отвесил риши Прадипу глубокий, подобострастный поклон и ответил скороговоркой:   - Не извольте беспокоиться, садху-баба, всё будет сделано за счёт заведения. Это огромная честь для нас.   Как только они поднялись в номер, индус сразу же отправился в ванную, мать Андрея пошла в большую спальную, а сам он сел в кресло и стал наблюдать за всем, что происходило дальше. Минут через тридцать прибежало трое служащих отеля. Они принесли несколько коробок, и он направил их в ванную комнату. Ещё через десять минут из ванной вышел довольно светлый для индуса моложавый мужчина с аккуратной бородой клинышком и длинными, волнистыми локонами, одетый в кипельно белый костюм-тройку с бордовой шелковой рубахой, галстуком золотой парчи и таким же платком в нагрудном кармане. Он жестом поманил за собой Андрея в большую столовую. Одновременно с ними в неё вошла через другую дверь мать.   Ещё через пару минут появилось полдюжины официантов, которые прикатили сервировочные столики с роскошным обедом. Во время обеда они опять молчали, а официанты прислуживали им так, словно за столом сидели особы королевской крови. Не спеша, пообедав, и съев не так уж много, но попробовав всего, риши Прадип с улыбкой посмотрел на официантов и те чуть в обморок не упали, после чего сказал вполголоса:   - Анна, мне нужно поговорить с твоим сыном, а ты, если хочешь, можешь пройтись по магазинам этого города. Тебе везде будут угождать так, словно ты английская королева, и ты можешь даже не думать о деньгах. Думаю, что тебе будет приятно такое внимание. Наслаждайся же им, пока вы будете находиться в Ришикеше. Никто в нём не обеднеет, скорее даже наоборот. Эти люди обо всём позаботятся, ведь я благословил их.   Через пять минут Андрей сидел в просторном кабинете, двери и окна которого были распахнуты настежь, но не возле письменного стола, а в углу, ближе к выходу на лоджию, перед фантастически красивым журнальным столиком, явно старинным. Риши Прадип, куря длинную сигару, прогуливался по кабинету и посматривал на него со странным блеском в глазах и улыбкой на лице. Сев в кресло напротив, он положил свою старинную книгу на столик и спросил с загадочной улыбкой на лице:   - Андрей, о чём ты мечтал больше всего, когда тебе было семь лет? Напомню тебе этот день, наступило лето, дело было после твоего дня рождения, а ты съел три мороженных подряд и заболел ангиной. Ты уже тогда умел читать и писать, насколько мне помнится, и в тот день ты впервые прочитал книгу о великом маге. Ты припоминаешь, о чём ты тогда мечтал?   Вспомнив по этот разговор, Андрей улыбнулся. Тогда он дрогнувшим голосом ответил:   - В детстве я мечтал стать магом, таким, как Гед Перепелятник или Гендальф Серый, риши Прадип.   - А о чём ты мечтаешь сейчас, Андрей? - уже строгим голосом спросил человек мало похожий на индуса, так как у него всё-таки были тонкие черты лица, не очень свойственные им.   Он тогда печально вздохнул и ответил:   - Магом я стать уже не мечтаю, риши Прадип. Маги и магия бывают только в книгах и кинофильмах. Теперь я мечтаю, стать учёным и даже сдал экзамены в Бауманку.   - Я знаю об этом, юноша. - всё так же строго сказал риши Прадип и снова спросил - Неужели ты действительно больше не мечтаешь стать магом, Андрей? - с этими словами от протянул над столиком руку, сжатую в кулак, разжал её и на ней появилось большое красное яблоко, бросив его ему в руки, он насмешливо пояснил - Хотя это как раз и есть магия чистой воды, ты можешь съесть яблоко, но только в том случае, если по-прежнему хочешь стать магом. Не сомневайся, мой юный ученик, именно ради этого разговора я сидел на том чёртовом столбе семьдесят три года и изо дня в день наблюдал за всеми людьми на этой планете и не зря. На моих глазах сплелись сначала по двое четыре удивительных нити, а потом ещё две нити сплелись в одну, и это произошло около пятнадцати лет назад. Так что я не зря отложил в сторону все свои дела. Ты действительно можешь стать магом, Андрей, и я открою тебе самую большую тайну вашего мира, но для этого ты должен поверить в себя и съесть это яблоко. Если ты будешь сомневаться, то та платиновая нить, свидетелем появления которой я был, превратится в никчёмную серую ниточку, а мне придётся снова отправиться в путь.   Яблоко было таким осязаемым, что у Андрея и мысли не возникло, что оно может быть иллюзией. Он поднёс его ко рту и буквально вонзил в него свои зубы. Его рот наполнился ароматной, сочной, сахаристой и в то же время хрустящей на зубах мякотью и он, забыв обо всём, с наслаждением съел большое яблоко, причём целиком, оставив только хвостик. Облизав его, юный москвич всё же не преминул заметить весёлым голосом:   - Не знаю, каким это было яблоко, магическим или нет, но таких вкусных яблок я никогда ещё не ел, риши Прадип. Простите, мне не ясно только одно, как можно стать тем, о ком в нашем мире рассказывается только в сказках? Я прочитал о магии и сверхъестественных явлениях немало книг, но все они просто бред больного воображения и не более. Правды в них нет ни на грош.   - Всё правильно, мой юный друг, - согласился с ним индус и широко улыбнулся, - все эти книги написаны под влиянием рассказов о тех книгах, в которых рассказывалось о людях, державших в руках книги, содержавшие обрывки магических знаний. В общем, ты просто не те книги читал, Андрей. А сейчас я открою тебе самую большую тайну вашей планете. На Земле имеется достаточно много магических знаний, но они очень хитроумно спрятаны среди древних и даже древнейших текстов. Все они прекрасно сохранились потому, что их невозможно уничтожить, ведь они имеют магическую силу. Некоторые из этих знаний стали известны людям, отсюда и рассказы о магах древности, таких, как Пифагор и Аристотель, но они владели магией лишь в очень малой степени. Собрать все магические знания не так уж и сложно, нужно просто знать с чего начать и затем двигаться в правильном направлении, а для этого имеется древняя книга, в которой записаны практически все подсказки, но некоторые тайны тебе придётся раскрыть самому. Правда, ответы на эти вопросы довольно просты, а иногда даже банальны. А теперь скажи мне, Андрей, о чём ты мечтаешь сейчас, в данную минуту?   - Я мечтаю стать магом. - дрогнувшим голосом ответил он тогда риши Прадипу не веря собственным словам, но именно так оно и было потому, что больше ни о чём Андрей так сильно не мечтал.   Риши Прадип строго спросил:   - Для чего ты хочешь стать магом?   - Чтобы творить добро и бороться со злом! - твёрдо сказал, почти выкрикнул он тогда и умолк сердито сопя.   - Вот и славно, мой юный ученик, - улыбнулся маг, - тогда возьми и открой эту книгу. Она называется Книга Начал и именно эта книга поведёт тебя к магическим знаниям. Увы, но в этом мире получить их не так просто, как в других мирах. Это хорошо, что ты поступил на факультет фундаментальных наук, Андрей, но всё же тебе было бы куда лучше поступить на лингвистический факультет, так как очень многие магические знания, а точнее просто формулы магии, записаны на мёртвых языках твоего мира.   Андрей взял в руки книгу и, пожав плечами, ответил:   - Ничего страшного в этом нет, риши Прадип, я смогу одновременно учиться на обоих факультетах. Мне это не будет в тягость. Учиться ведь совсем не сложно, нужно всего лишь понять, в чём заключается суть тех или иных процессов, вот и всё, а для этого нужно взять и немного подумать.   Маг, выдававший себя за индуса, покрутил головой:   - Как раз именно это самое сложное, юноша.   Снова пожав плечами, Андрей вежливо промолчал, но про себя подумал: - "Это, каким же нужно быть идиотом, чтобы не понять простейших вещей? Нет, можно, конечно, так о чём-нибудь написать, что точно никто не сможет врубиться, но так это ведь будет уже не наука, а какая-то фигня". Внимательно осмотрев книгу, на кожаном переплёте которой не было ничего написано, он усмехнулся. Для того, чтобы открыть застёжку, книгу нужно было взять в левую руку так, чтобы можно было нажать пальцами на завитки её серебряного украшения на корешке, тыльной и лицевой стороне переплёта, после чего надавить ещё на два завитка защёлки. Едва Андрей так сделал, защёлка с мелодичным перезвоном откинулась, и он открыл книгу.   Это был трактат, написанный на санскрите, многие слова на котором он уже стал невольно понимать. Риши Прадип заулыбался и обрадовано сказал:   - Вот ты и стал на путь истины, мой юный ученик. Теперь тебе нужно будет идти по нему, никуда не сворачивая, но не надейся, что я буду стоять у тебя за спиной и подсказывать, куда тебе следует идти, а куда нет. Не поленюсь повторить ещё раз, если в другом мире у юных магов есть наставники, то на твоей планете их время ещё не пришло. Люди в твоём мире смогут обрести магические знания только после того, как ты их все откроешь, а некоторые зарыты весьма глубоко. Ты держишь в руках Книгу Начал, Андрей, но есть ещё и вторая книга, которая называется Книга Откровения. Она будет надёжно скрыта от тебя до тех пор, пока ты не соберёшь все магические формулы воедино. Некоторые их них тебе дано понять и ты даже сможешь их использовать, но полностью постигнешь магические знания, а точнее некоторую их часть, только тогда, когда сумеешь разгадать тайну того древнего языка, на котором написана Книга Откровения и прочитаешь её. Только тогда ты станешь магом первой ступени, и одно только это уже будет огромным достижением. А теперь я покину тебя, мой юный ученик. Удачи тебе и терпения.   Андрей коснулся рукой пряди белых волос и спросил:   - Риши Прадип, это вы посвятили меня в маги в детстве?   Маг усмехнулся и ворчливо ответил:   - Юноша, если бы такое было в моих силах, то я не сидел бы на том чёртовом столбе целых семьдесят три года. Ладно, ты начинай готовиться к новому учебному году, а я пойду, и как следует разомнусь для начала, а потом... Мы ещё встретимся, мой юный ученик и при следующей встрече я дам тебе следующее задание. В магии, мой юный друг, существует семьдесят семь ступеней и чтобы подняться на самый верх, тебе придётся очень долго учиться, но такова судьба каждого мага. Твоё изучение магии будет усложнено ещё тем, что об этом никто не должен знать. Да, вот ещё что, Андрей, запомни три главных правила. Правило первое, ты должен быть физически сильным человеком, а потому продолжай заниматься йогой, а вместе с ней теми физическими упражнениями, которые увеличивают силу. Поверь, толстый, неповоротливый маг это очень смешное зрелище, да к тому же ещё и жалкое. Правило второе, ты должен научиться сражаться с врагами с холодным оружием в руках и без него, а потому начни посещать какую-нибудь секцию восточных единоборств. Маг не должен пускать в ход свою магическую силу в тех случаях, когда можно просто набить какому-нибудь наглецу морду. И, третье правило, никогда не забывай о земных радостях. Маг не монах, а занятия магией хотя и увлекательные сами по себе, не должны становиться твоей единственной целью.   Сделав такое напутствие, риши Прадип поднялся из кресла и исчез, оставив юного москвича наедине с Книгой Начал. Хотя всё произошло так неожиданно, не смотря на свой юный возраст, он в тот день всё же не потерял голову и тем более не впал в панику, как, впрочем, и не стал носиться по номеру люкс от восторга. Вместо этого Андрей, положив книгу в сумку, вышел из номера, закрыл его на ключ и отправился в город на поиски книжного магазина. В нём он купил самый толстый учебник санскрита, а также санскритско-русский словарь. Вообще-то не купил, так как его ему индусы подарили и так кланялись при этом, что он даже смутился. В Москву они должны были лететь только через две с половиной недели, а раз так, то к изучению магии можно было приступить немедленно.   Языки, как и любые другие науки, давались Андрею очень легко. Он окончил обычную московскую школу, ту самую, в которой учились его родители, а не какой-нибудь лицей, на три года раньше остальных сверстников не прилагая к этому никаких усилий. Схватывая всё на лету, он никогда не делал домашних заданий, для этого ему хватало переменок. Любимых предметов у него не было, так как он всецело полагался на мнение отца, который говорил - любые знания бесценны и самое главное, это уметь ими пользоваться, а вот пробелы в знаниях это самая большая беда каждого учёного. Поэтому по всем предметам у Андрея была оценка отлично. Зато ко всяким олимпиадам он относился снисходительно, так как его отец, доктор физико-математических наук, считал их пустой тратой времени и погоней за дешевой славой. Знания, любил повторять он, должны быть монолитным фундаментом и в нём не должно быть трещин.   Поэтому и санскрит Андрей стал изучать самым обстоятельным образом, но, не смотря на это, быстро продвигался вперёд, и вскоре одного учебника ему стало не хватать. Попутно он приступил к чтению Книги Начал и в числе первых же наставлений с удивлением обнаружил, что одно из них чуть ли не слово в слово повторяло то, что говорил о полноте знаний его отец. Но это было только введение, так как дальше речь шла исключительно о сокрытых от посторонних глаз магических знаниях и о том, что постичь их сможет только тот человек, который изучит древние языки. Поэтому, вернувшись в Москву, он первым делом пошел на факультет лингвистики и сказал, что хочет изучать ещё и эти предметы. На него посмотрели с удивлением и спросили, какие языки он уже знает хотя бы в начальном объёме.   Андрей, не сходя с места, перевёл газетный текст с немецкого на английский язык. Затем с английского на санскрит, и снова на немецкий язык. Все вопросы отпали сами собой, и он был зачислен сразу на два факультета. По настоящему же преподаватели были удивлены тогда, когда во время своей первой в жизни сессии он сдал экзамены не за один, а за три семестра сразу, причём без подготовки, ответив на куда большее число вопросов, чем при обычной сдаче экзаменов. В Бауманке, как и в школе, он не стремился выделиться своими знаниями и держался немного в стороне от остальных студентов, что было делать сложно. Несмотря на свой высокий рост, он был значительно моложе всех остальных студентов.   Когда Андрею исполнилось семнадцать, у него уже лежало в кармане два диплома, и он поступил в аспирантуру факультета лингвистики. Так началось его углублённое изучение древних языков. В девятнадцать он защитил кандидатскую диссертацию, а в двадцать один докторскую, вот только профессиональным лингвистом так и не стал. Ему просто негде было работать. Правда, он не рвался получить должность в каком-нибудь государственном учреждении. Компания отца, после поездки в Ришикеш, процветала, и к тому же Андрей довольно часто получал неплохие гонорары за свои статьи, опубликованные в зарубежных научных журналах. Его даже стали называть восходящей звездой лингвистики, хотя о нём было мало что известно.   Четырнадцать лет спустя, объехав практически весь мир, Андрей собрал все магические формулы. Иногда они были разбиты на части и хитроумно вставлены в тексты подобные розетскому камню или шумерским глиняным, клинописным табличкам. По мере продвижения вперёд, он стал осваивать азы магии, а вместе с тем белая прядь в его тёмно-русых волосах становилась всё больше и к двадцати шести годам не только волосы на его голове, но и аккуратная бородка клинышком сделались совершенно белыми. Весь последний год, Андрей провёл в своём доме в ближнем Подмосковье. Он тщательно анализировал все собранные им магические формулы, которых насчитывалось семь тысяч семьсот семьдесят семь. Из них можно было сложить, комбинируя, сотни тысяч, если не многие миллионы ещё более сложных магических заклинаний, с помощью которых можно было творить настоящие чудеса, управляя всеми четырьмя основными стихиями.   Три дня назад ему пришло по электронной почте письмо от хранителя отдела печатных книг Британского музея. К письму была приложена фотография точно такой же книги, какую ему передал однажды риши Прадип. В самом же письме говорилось, что Ричард Пайпер, автор письма, получил совет относительно этой книги от некоего господина, который сказал, что её секрет известен только молодому русскому лингвисту Андрею Орлову и что больше никто не сможет открыть эту книгу. Хранитель британского музея приглашал его в Лондон для консультаций, а сам Британский музей брал на себя все расходы по перелёту из Москвы и проживание в отеле. Виза у него была ещё не просрочена, билет на самолёт англичане уже оплатили, не поскупившись на первый класс, так что Андрею только и оставалось, что договориться с соседкой, чтобы та кормила его собаку и собраться в дорогу, но это было бы громко сказано. Он всегда был лёгок на подъём и держал всё необходимое наготове.   Взяв с собой только небольшой саквояж, положив Книгу Начал во внутренний карман ветровки, он отправился в аэропорт и вот уже подлетал на самолёте к Лондону, в котором бывал пару десятков раз. Ричард Пайпер встречал его в аэропорту с плакатом в руках, на котором было написано его имя. Вместе с этим пожилым господином, Андрея встречали ещё полторы дюжины человек. Никаких плакатов в руках они не держали, и если он ещё на подходе к залу для встречающих искал глазами хранителя Пайпера, то трое мужчин среднего возраста, также летевших вместе с ним первым классом, наоборот, старались быть не столь заметными. Их тоже встречали, хотя и без плакатов в руках. Через несколько минут Андрей сидел в машине на заднем сиденье, а сидящий рядом с ним хранитель, который весь извёлся за минувшие дни, чуть ли не умолял просветить его на счёт таинственной книги, как можно скорее:   - Мистер Орлов, неужели вам и действительно известен секрет этой странной и таинственной книги? Но как, ведь об этой находке, сделанной год назад, нигде не писалось.   Андрей молча кивнул в ответ, и принялся разглядывать пейзаж за окном. Разговаривать о таких вещах в присутствии водителя он счёл неуместным. Возле дверей Британского музея, под древнегреческим портиком их ждало ещё двое сотрудников музея, которые на таковых вовсе не походили. Для Андрея это было не в новинку. Ещё пять лет назад он стал замечать, что к нему стали проявлять пристальное внимание агенты спецслужб сразу нескольких стран, сначала США и Англии, затем во Франции и Германии, а потом и в России. Все вместе взятые они интересовались его исследованиями, которые велись весьма странным образом. В обмен на перевод или уточнение переводов древних текстов, он просил показать ему самые древние свитки, глиняные таблички, а иногда предметы искусства.   Хранителей музеев поражало то, с какой скоростью Человек Ста Языков, на самом деле он знал почти двести языков и диалектов, просматривает запрошенные материалы и потом либо фотографирует некоторые фрагменты, либо просто срисовывает их в свою записную книжку. ФСБ и ЦРУ даже пошли на то, что направили к нему в кровать своих спецагентов, но и те не смогли вытянуть из него никакой информации, как ни старались. Сегодня же американцы и англичане решили скооперироваться и, скорее всего, пойти ва-банк, но это его нисколько не смутило. Сухо поздоровавшись с мистером Джонсоном и мистером Брауном, Андрей вошел в здание и вскоре они сидели за одним столом в кабинете отдела печатных книг. Двое дюжих грузчиков внесли в кабинет небольшой, но тяжелый контейнер, поставили его на отдельный стол и мистер Браун, поигрывая ключом, спросил:   - Мистер Орлов, прежде чем я открою этот контейнер, скажите нам, откуда вы знаете о его содержимом?   - От верблюда, - насмешливо ответил Андрей и, внезапно для всех сделал такое заявление, - джентльмены, если вы хотите, чтобы я рассказал вам всё, что мне известно, давайте договоримся так. Вы приглашаете в этот или любой другой кабинет своих коллег из ФСБ, немецкой, французской и китайской разведки, благо они все уже собрались в Лондоне и находятся неподалёку от музея, и я расскажу вам об очень интересных вещах. Представьте себе, о таких, о которых вы даже не подозреваете. Уверен, что вы неоднократно пытались открыть Книгу Откровения, применяя силу и технические средства, но у вас из этого ничего не вышло. Впрочем, вы всё равно не смогли бы ничего прочитать. Что вы на это скажете?   Лица у обоих мистеров сразу сделались кислыми, а хранитель отдела печатных книг поднялся и громко сказал:   - Джентльмены, прошу меня простить, но я здесь, скорее всего, лишний. Поверьте, у меня просто нет никакого желания давать вам какие-то подписки, хотя очень хочется узнать, что же это за книга.   Пристально посмотрев на него, Андрей усмехнулся:   - Дик, я советую вам остаться. Вы явно относитесь к числу тех людей, которые смогут применить новые знания на практике.   - Да, Дик, останьтесь, - приказным тоном сказал мистер Джонсон и пристально посмотрел на молодого, но очень уж наглого и напористого русского лингвиста.   Мысленно проговорив заклинание телекинеза, Андрей поднял руки. Контейнер с Книгой Откровения взмыл в воздух и опустился в центре большого круглого стола, после чего спросил:   - Джентльмены, какие мысли пришли вам на ум, когда вы узнали, что при любой попытке силой сломать замок на этой книге, её сразу же окружает золотисто-зеленоватое сияние какого-то энергетического барьера? Добавлю, эту книгу невозможно сжечь, она не тонет и исследования с помощью рентгеновского излучения не дали вам никаких результатов. Чем вы это объясняете и что сказали вам по этому поводу учёные? Наверняка вы приглашали их для консультаций.   Оба агента изрядно смутились, а мистер Браун слегка покраснел и жалобно залепетал:   - Мы решили, что эта книга имеет инопланетное происхождение, а также сочли, что вы заняты поисками свидетельств того, что инопланетяне посещали Землю и чему-то учили наших далёких предков. Правда, наши учёные так и не поняли, что именно интересовало вас в некоторых древних текстах и как вы это находили, но при этом сказали, что вы явно что-то ищете. Что именно вы искали? Поверьте, это отнюдь не банальное любопытство.   - Отвечать вопросом на вопрос вас учили в разведшколе, мистер Браун? - спросил Андрей и одарил его таким взглядом, что тот немедленно вжал голову в плечи.   Его коллега набрался духу и сказал:   - Мистер Орлов, признаться, в первую очередь лично я подумал о магии... - и тут же возмущённо воскликнул - Но это же самая настоящая чушь и предрассудки!   - Как и то, что я заставил контейнер перелететь с того стола на этот? - насмешливо спросил Андрей - Нет, господа, магия это вовсе не чушь. Именно магические знания я собирал по всему миру целых четырнадцать лет, а теперь очень надеюсь на то, что мне будет позволено, хотя бы взглянуть на Книгу Откровения. Может ведь и так статься, что этот контейнер пустой.   Агент Браун поднялся, с усилием пододвинул к себе контейнер, открыл его и положил Книгу Откровения перед собой на стол, после чего угрожающим тоном сказал:   - Мистер Орлов, то, что вы умеете каким-то образом поднимать в воздух предметы, ещё не говорит о том, что вас нельзя убить, прострелив голову из пистолета. Поэтому будьте благоразумны и не делайте попыток завладеть этой книгой.   Андрей заставил контейнер перелететь на другой стол, положил перед собой Книгу Начал и насмешливо ответил:   - Можете не волноваться, мистер Браун, теперь мне это ни к чему, а теперь давайте вернёмся к моему предложению. Вы приглашаете сюда ваших коллег из названных мною стран, и мы продолжаем наш разговор. В противном случае я оставляю вам Книгу Начал и тогда вам придётся мучиться уже с двумя магическими книгами, которые будут изо всех сил стремиться найти меня, а сил у них столько, что они смогут вырваться, даже из Форт Нокса.   - Вы подстроили нам ловушку? - прорычал агент Браун опереточно зловещим голосом.   - Нет, вы её сами себе устроили, - усмехнулся Андрей.  

Глава вторая

Джентльменское соглашение

     Агентам Джонсону и Брауну, а каждому из них было за сорок, пришлось связаться со своим руководством, и то было не в восторге. Однако, известие о том, что обе магические книги сломают на своём пути любые преграды, лишь бы оказаться в руках молодого, но уже совершенно седого русского мага, быстро привело начальство обоих агентов в чувство. Через полтора часа в кабинет хранителя Пайпера вошло ещё четыре лингвистов в штатском, один из которых посмотрел на англичанина и американца, как Лаврентий Павлович Берия на врагов народа. Он же и начал совещание:   - Господа, позвольте представиться, я полковник Семёнов. Предупреждаю вас заранее, любые попытки причинить вред моему подопечному, будут расценены нашим руководством, как акт агрессии со стороны ваших стран. Ответ будет адекватным и очень жестким.   Агент Джонсон раздраженно огрызнулся:   - Полковник, мы ещё не знаем, с чем вообще имеем тут дело. Хотя мистер Орлов продемонстрировал нам, что владеет техникой телекинеза, это ещё ни о чём не говорит.   Представитель французской разведки ехидно скривился и презрительно фыркнул:   - Сразу видно, полковник Фергюссон, что вы не имеете о магии никакого представления. Для того, чтобы заставить летать хотя бы теннисный мяч, маг должен обладать огромной силой, а она у мсье Орлова имеется, так ведь Андре? - с дружеской улыбкой, в которую Андрею не очень-то верилось, он вежливо поинтересовался - Скажите, вас посвятил в маги сам великий садху-баба риши Прадип? А ещё говорят, что он наделил вашего отца такими способностями по части йоги, что тот всё больше и больше поражает ими самых великих йогов Индии и те трепещут при одном упоминании его имени.   Невозмутимо помотав головой, Андрей сухо сказал:   - Нет, это не так. Мой учитель риши Прадип не имеет к этому никакого отношения. Он просто ждал моего появления семьдесят три года. - после чего добавил - Полковник Семёнов, вы можете не волноваться по поводу моей безопасности. Поверьте, риши Прадип не позволит никому причинить мне вреда по одной единственной причине. Не знаю почему, но в глубокой древности маги, посетившие нашу планету, приняли решение не открывать людям магических знаний раньше времени. Правда, я догадываюсь почему. Землянам выпала особая, великая судьба сделать свой мир техномагическим, соединив магию и науку, а моя судьба заключалась в том, что я должен был с помощью Книги Начал найти все семь тысяч семьсот семьдесят семь основополагающих магических формул. Год назад я завершил эту работу, и сразу же нашлась Книга Откровения, которая объясняет тайный смысл этих формул и содержит в себе все необходимые инструкции по их применению на практике. Кстати, мне очень хочется знать, кто и где нашел эту древнюю книгу?   На этот вопрос ответил Ричард Пайпер, которому приказали остаться, хотя он снова пытался уйти:   - Мистер Орлов, это я нашел Книгу Откровения на полке среди других эзотерических книг немногим менее года назад и уверяю вас, днём раньше её там не было. После того, как нам стало понятно, что эта книга обладает способностью защищать себя, мы сообщили об этом учёным и уже очень скоро я имел несчастье познакомиться с этими джентльменами, о чём весьма сожалею.   Андрей развёл руками:   - Мне это тоже не в радость, Дик, но не расстраиваетесь. Может быть то, что вы, несомненно, имеете способности к изучению магии, хоть немного обрадует вас. - взяв в руки Книгу Начал, он показал хранителю как её можно открыть, закрыл и передал ему, а когда тот открыл магическую книгу с улыбкой добавил - Вот видите, Дик, вы смогли её открыть. Значит, сможете использовать магические знания, в отличие от этих господ.   Как только хранитель закрыл Книгу Начал, молодой, но не в меру язвительный русский маг пустил её по кругу, но она действительно не поддалась больше никому. Агент Джонсон сразу же нахмурился, как и представитель китайской разведки, которая также несколько лет подряд следила за странным русским лингвистом, так часто ставившим маститых учёных их страны в тупик своими невероятно глубокими познаниями в древних китайских диалектах и наречиях. Зато француз снова ухмыльнулся и спросил:   - Что, полковник Сяхоу, вы уже начали думать над тем, как протестировать с помощью этой магической книги всю китайскую армию? В одном я могу вас заверить наверняка, мы установим строгую очерёдность и то, что китайцев так много, как и индусов, ни на что не повлияет, но я думаю, что мсье Орлову есть, что сказать нам по этому поводу. Так ведь, Андре?   Не желая нагнетать обстановку, Андрей улыбнулся:   - Вы правы, майор Дюпре. Имеются и другие способы, как распознать в себе магический дар. К тому же почти в каждом человеке есть такая искорка и при желании её можно превратить сначала в огонёк, а затем и в целый факел. - протянув руку, он строгим голосом приказал - Мистер Браун, дайте мне Книгу Откровения.   Едва полковник Палмер убрал с книги руку, как та сама стремительно метнулась к русскому магу. Тот, закрыв глаза, бережно прижал её к груди, нежно погладил, после чего сначала приложил ко лбу, а затем поцеловал. Только после этого он открыл её и просторный кабинет, в котором из-за зашторенных окон было несколько темновато, озарился золотистым светом. Посмотрев на ровные строчки неземных букв, начертанных на розовато-кремовой бумаге золотом, Андрей с улыбкой пролистал несколько тонких страниц и с ещё более насмешливой улыбкой сказал:   - Книга написана на куда более древнем языке, чем вы это можете себе предположить, джентльмены. Полагаю, что эта книга была написана в те времена, когда на Земле и людей-то не было. Книга Начал намного моложе, ей всего-то две с половиной тысячи лет максимум. А теперь послушайте меня очень внимательно. Магия такая же всеобъемлющая движущая сила, как и наша земная наука. Она охватывает все стороны человеческой жизни и деятельности. Более того, только с помощью магии можно заглянуть за пределы земной жизни и заглянуть в ту вечность, которая нас ждёт после смерти. Магия может созидать и разрушать, исцелять и даже возвращать человека к жизни, но вместе с тем и убивать. Поэтому она должна принадлежать всем людям. Знаю, я не смогу на этом настоять, но давайте хотя бы договоримся о следующем. Шесть стран, представители разведок которых здесь собрались, не станут препятствовать тому, чтобы каждая, плюс Индия, к которой у меня особое отношение, получили все семь тысяч семьсот семьдесят семь основных магических формул и полный перевод Книги Откровения. Только на таких условиях я согласен сотрудничать с вами. В противном же случае я буду просто вынужден откланяться и исчезнуть в неизвестном направлении.   Шестеро мужчин быстро переглянулись между собой, достали из карманов спутниковые телефоны, встали и отошли от стола, чтобы поговорить со своим руководством. Первым подошел к столу и сел на своё место полковник Семёнов. Вид у него на этот раз был весьма радостным, и он спросил с улыбкой:   - Андрей, ты уже подумал о том, где займёшься переводом? Не думаю, что эти господа согласятся, чтобы ты вернулся домой. На всякий случай, я приказал забрать из твоего дома Аякса, и как только всё устаканится, его тебе тут же привезут. Если согласен принять мой совет, требуй, чтобы тебя разместили в Швейцарии, где-нибудь поближе к Лозанне. Там на берегу Женевского озера есть просто фантастически красивые замки. Французы быстро обо всём договорятся, но и нам тоже есть, что тебе предложить.   У французов оказались ещё и самые длинные уши. Майор Дюпре подошел к столу вслед за ним и, широко улыбаясь, принялся убеждать молодого русского мага:   - Андре, Эдуард прав. Лучшего места, чем северный берег Женевского озера между Лозанной и Моржем не найти и я знаю там один прелестный замок. Он небольшой, стоит прямо на берегу, но что самое главное, железная дорога проходит в пяти километрах от него. До Лозанны ты сможешь добраться на яхте всего за час с лишним, а на автомобиле, максимум за четверть часа. Качество обслуживания Франция тебе гарантирует.   Дольше всех беседовал со своим начальством полковник Сяхоу, а когда вернулся, то промокнул выступивший на лбу и висках пот и с облегчением в голосе сказал:   - Если это будет Швейцария, то моё руководство согласно купить там самый дорогой замок. Китай также не возражает против присутствия в нашем закрытом клубе Индии, но лично меня интересует процедура. Как именно всё будет происходить?   На Андрея немедленно уставились все, включая Ричарда Пайпера. Он пожал плечами и невозмутимо ответил:   - Как только в Лондон прилетит представитель Индии, мы все, включая мистера Пайпера, отправляемся в Швейцарию. Там я заселяюсь в замок вместе со своей собакой и начинаю работать. От вас мне потребуется натуральный пергамент самого лучшего качества, тонкая золотая пудра, а также натуральный кармин из кошенили и сухой ультрамарин тончайшего помола. Каждое утро, после завтрака мистер Пайпер будет передавать вам несколько по несколько листов учебника магии и это будет настоящая магическая, нерукотворная книга. Дик, мне известно, что вы большой знаток старинных книг. Именно поэтому я попросил вас остаться. Всю первую половину дня я буду готовить тексты трактатов по магии, а после обеда мы будем вместе с вами заниматься магическим книгопечатанием. Учебники будут печататься в одном экземпляре на русском, литературном английском, американском, немецком, французском и китайском языке плюс на санскрите. После того, как они будут превращены в полноценные магические инкунабулы, у них появится способность к размножению. Правда, только в руках того человека, который имеет способности к магии и огромное желание изучить её в совершенстве. О том, как их изготовить, я узнаю из этой книги, так что первые пару месяцев не ждите от меня никаких чудес, так как я буду занят переводом Книги Откровения на русский язык.   Майор Дюпре поднял руку, словно ученик, и попросил:   - Андре, из всех присутствующих здесь господ военных, я один лингвист, хотя до вас мне далеко, а также хорошо разбираюсь в манускриптах и инкунабулах. Вы разрешите мне приходить в ваш замок после обеда? Вам ведь не помешает подмастерье. Поверьте, я буду очень сильно стараться.   На минуту задумавшись, Андрей ответил:   - Не возражаю, майор, но учтите, в любом случае вы и Дик будете жить не в замке, а где-то поблизости. Не то что бы я очень уж нелюдимый человек, но, видите ли, всё дело заключается в том, что я по своей натуре...   Молодой маг замялся, и полковник Семёнов закончил фразу вместо него, причём с редкостным сарказмом:   - Знатный кобель, а потому, как только солнце начнёт склоняться к горизонту, то сразу же отправишься в Лозанну и будешь там зажигать до полуночи, а потом потащишь в свой замок очередную девчонку, чтобы утром чмокнуть её в щёчку и попрощаться навсегда или до следующей встречи.   Все остальные господа военные дружно закивали головами, а китаец высказал такое предположение:   - Господа, возможно именно секс даёт этому молодому человеку такие магические силы? Однажды в провинции Сычуань господин Орлов вернул к жизни девочку после того, как та находилась под водой более часа. Её родители рвали на себе волосы от горя в одном месте, а он вышел из зарослей тростника в километре от них, и хотя его одежда была мокрой, было заметно, что она уже подсыхает. Господин Орлов объяснил всё тем, что девочку просто отнесло подводным течением далеко в сторону, а он нырнул, поплыл по течению и когда вынырнул, то увидел, что маленькая Туинг Дай из последних сил цепляется за стебли тростника. Учтите, в том озере вообще нет подводных течений.   Американец отмахнулся и раздраженно сказал:   - Полковник, каждый из нас сможет рассказать об этом парне не одну и не две подобных истории. Мы тоже следим за ним не первый год, и, представьте себе, волосы у него вовсе не седые, как это кому-то кажется. Наши учёные, когда провели исследования, пришли в изумление, встретившись с меланином, подобным белой саже. Между прочим, на его базе можно создавать новые лекарства, но это вовсе не говорит о том, что я предлагаю обрить мистера Орлова. Некоторое количество его волос мы уже получили, и наши учёные научились синтезировать белый меланин, который является лучшим в мире антибиотиком и даже способен бороться с раковыми клетками. Полагаю, что такова цена, которую этот молодой человек платит за то, что обрёл очень большую, если не огромную, магическую силу.   Андрей отрицательно помотал головой:   - Нет, белые волосы у мага, это всего лишь что-то вроде документа о профпригодности и какого-то особого положительного влияния на магическую силу они не оказывают. Первая белая прядка у меня на голове появилась в семь лет, а к четырнадцати годам, когда я встретился со своим учителем, она была уже шириной в ладонь. Всё объясняется очень просто и если кто-то считает меня избранным, то очень сильно ошибается. Я всего лишь продукт очень редкой генетической комбинации и не более того. Если бы я в тот день не захотел стать магом настолько сильно, что иллюзия яблока на ладони риши Прадипа превратилась благодаря имеющейся у меня магической силе в настоящее яблоко, то уже через несколько часов белая прядь в моих волосах потемнела и я не сидел бы вместе с вами в этом кабинете.   Внезапно полковник Штольц, который предпочитал молчать и внимательно всё слушать, спросил:   - Герр Орлов, почему вы намерены каждый день отдавать поутру нам те листы книги магии, которые изготовите в предыдущий день? Поймите меня правильно, ведь они могут затеряться, а кроме того вдруг какой-нибудь идиот возьмёт и зальёт их чернилами. Не лучше ли хранить их в том замке, где вы поселитесь. Ему мы точно сможем обеспечить самую надёжную охрану. Я даже подумываю о том, что в Женевское озеро по такому случаю не мешает запустить пару подводных лодок. У нашего военно-морского флота такие подлодки имеются. Они намного надёжнее перекроют доступ к замку под водой.   - Благодарю за заботу, герр полковник, - с иронией сказал Андрей, - какую охрану вы ко мне представите это ваше дело, а относительно листов магической книги я вам так скажу. Им не страшен не только автоген, но и куда более сильное пламя, но вам всё же лучше не экспериментировать. Чернила, краска и грязь к ним тоже не пристанут. Потеряться они не смогут, ведь я изготовлю для них временную папку, из которой их будет не вытряхнуть. Зато вы сможете их сканировать и потом делать распечатки, чтобы ваши ученики могли начать изучать магию как можно раньше. Полагаю, что так будет лучше, а теперь давайте подумаем над тем, как нам это всё устроить.   Над этим они думали недолго, поскольку время было уже три часа пополудни, и никто ещё не обедал. После обеда прошло ещё одно совещание, на этот раз более продуктивное и вскоре Андрей отправился в отель. Обычно он выбирал себе для проживания трёхзвёздочные отели, но на этот раз его поселили в королевском люксе отеля "Хилтон", в который уже через полтора часа он привёл на экскурсию бойкую и весёлую девушку, приехавшую в Лондон из Дублина. Она не поверила, что такой скромно одетый молодой парень, похожий на совершенно седого хиппи, правда чистого и опрятного, проживает в королевском люксе. После нервотрёпки минувшего дня, Андрею нужна была разрядка и Полли быстро заставила его обо всём забыть.   Через две недели молодой русский маг перебрался из Лондона в Швейцарию и поселился на берегу женевского озера в небольшом, но сказочно красивом замке о трёх этажах. К его услугам был новенький "Бентли", в "Ламборджини Эмболадо" ему отказали не только в категорической, но ещё и самой резкой форме, пятнадцатиметровая моторная яхта, отлично вышколенная приходящая прислуга плюс гардероб на все случаи жизни. Когда он вошел во двор замка, то его чуть не свалил на каменные плиты Аякс, громадный чёрный терьер. Всё необходимое того, чтобы приступить к созданию магических книг, уже было подготовлено. К тому же Андрей заполучил себе ещё одного помощника. Индусы, узнав о том, что они приглашены в столь закрытый клуб, провентилировав этот вопрос самым основательным образом, отправили в Швейцарию не кадрового разведчика, а лингвиста, специалиста по мёртвым языкам востока и сакральным знаниям древних, давнего приятеля Андрея.   Виджай Сингх даже не удивился, когда выйдя из машины, увидел Аджуну Сирша, то есть Белую Голову. В изумление этот индус, который был на три года старше своего московского гуру, пришел тогда, когда узнал, чем ему и ещё двум господам, которые были постарше, придётся заниматься. Коснувшись рукой узкой седой пряди на своей голове, Виджай спросил:   - Андрей, ты считаешь, что я смогу стать настоящим магом, как древние мудрецы, умевшие творить чудеса.   - Ты уже маг, Виджи, только неотёсанный и совершенно безграмотный, - рассмеялся Аджуна Сирша, - но это очень скоро пройдёт. А теперь собирайся, мы отправляемся в Лозанну. Перед тем, как засесть за работу, надо хорошенько оттянуться.   Наутро они попрощались с девушками, с которыми познакомились в одном из ночных баров и действительно приступили к работе. Андрей стал рассказывать своим подмастерье о древнем языке магов, об сан-накри. Именно от этого языка произошел санскрит, а вместе с ним русский язык и многие другие языки не только Земли, но и многих других миров. Ещё находясь в Лондоне, где каждый вечер пропадал в ночных клубах, днями он изучал новый для себя язык и скоро понял, как много в нём ему уже давно знакомо. Поэтому ещё до полудня он перевёл сначала на санскрит, а потом на русский и остальные языки четырнадцать страниц пространного вступления из Книги Откровения, в котором насчитывалось семьдесят семь листов.   К цифре семь в магии было привязано практически всё, зато никаких пентаграмм в ней не было вообще. После введения шло лишь общее описание трактатов и правила их написания на базе имеющихся заклинаний и наконец-то в голове Андрея всё с грохотом встало на свои места. Все те знания из области фундаментальных наук, как оказалось, легко ложились на классические магические формулы и наполняли их новым содержанием. Более того, если следовать определённой логике, то можно было составить магические уравнения микро и макрокосмоса, а это открывало совершенно фантастические перспективы уже в ближайшем будущем.   Однако, прекрасно понимая, что он в итоге создаст доселе невиданный учебник магии, молодой маг не стал кричать об этом на всю округу. Он просто показал своим помощникам семь тонких стопок бумаги и буднично сказал:   - После обеда превратим эти каракули в листы магической книги и на сегодня всё. Вы, господа, поступайте, как знаете, а мы с Виджи, как всегда, отправимся по бабам.   В замке они разговаривали только по-русски, таким было требование Андрея. Дик Пайпер улыбнулся и пожал плечами:   - Вы можете отправляться куда угодно, всё равно за вами будет наблюдать не менее полусотни агентов семи спецслужб, а мы с Жилем пойдём к женам.   Майор Дюпре, который вот уже почти две недели старательно раздувал в себе ту искру, о которой сказал ему Андрей, кивнул и таким же насмешливым тоном добавил:   - Именно так, Дик, а вы, ребята, как не старайтесь, всё равно не сможете снять ни одной девчонки, которая не была бы связана с разведкой или контрразведкой. Так что мой вам добрый совет, остановите свой выбор на вчерашних девушках и тем самым вы избавите всех от множества лишних хлопот.   Виджай посмотрел на своего учителя и спросил:   - Андрюха, может быть нам лучше просто позвонить Моник и Николь и пригласить их покататься перед ужином пару часов на яхте?   Пристально посмотрев на француза, Андрей сердитым тоном поинтересовался:   - Они точно из Сюрте Женераль или как там называют твою контору, Жиль?   Тот кивнул:   - Точно, можешь в этом не сомневаться, но вы могли снять в том ночном клубе и русских девушек.   - Ладно, Виджи, раз так, звони и приглашай их на обед, хотя лично мне не очень нравится, что нам перекрыли кислород таким бесчеловечным способом. - С притворным раздражением сказал Андрей и расхохотался - Господи! Это сколько же я лет жил под колпаком чёртовой прорвы спецслужб? Нет, поначалу я вас даже не замечал, но лет с двадцати трёх стал понимать, что некоторых господ я очень уж часто вижу поблизости, но поскольку они всегда держались на приличном расстоянии, то по молодости не придавал этому особого значения.   Майор Дюпре пожал плечами и ответил:   - Андре, я не знаю, как давно тебя пасёт ваше ФСБ, но в поле зрения моей конторы, которая называется Сюрте Националь, ты попал ещё в возрасте восемнадцати лет, когда навёл шороха в Лувре. В Англию меня послали только потому, что, во-первых, рядом, а, во-вторых, я изучил тебя лучше, чем кто-либо другой. За пределами Франции за тобой приглядывали парни из Генеральной дирекции внешней безопасности, но не столько следили за тобой, сколько охраняли тебя там, где сильно наше влияние, ведь куда только черти тебя не заносили в поисках магических формул. Мы давно уже понимали, что ты человек, как у вас говорится, не от мира сего. С того момента, как наши разведчики, посетив Ришикеш, узнали о том, что сам великий садху-баба риши Прадип спустился со своего столба, который и по сей день почитают, как святыню, чтобы благословить парня с прядью белых волос на что-то великое, там об этом если и говорят, то только шепотом, мы стоим на ушах. Некоторые поговаривают, что ты новый мессия и я в этом, наконец, убедился.   После этого разговора Андрей решил, что со всеми прежними привычками ему пора завязывать и начать относиться ко всему серьёзнее, но девушек на обед они всё же пригласили. Во время обеда их подружки вели себя настолько естественно и непринуждённо, что он уже было начал сомневаться в правдивости слов майора. Когда настало время приступать к работе, новоиспечённый мессия предложил им покататься на яхте, девушки согласились, не моргнув глазом, чем и выдали себя. Он даже не представлял себе, как к этому нужно относиться, но его выручил Виджай Сингх, который рассудительно сказал:   - Андрюха, не кисни. По крайней мере, эти девушки вчера сделали всё, чтобы мы приняли их за студенток, а раз других девчонок нам всё равно не снять. Давай на этом успокоимся, и знаешь, по какой причине нам следует так поступить?   - По какой, Видик? - со вздохом спросил Андрей.   - А по той, что моя белая прядка в причёске стала за ночь вдвое шире, хотя я не прочитал ещё ни одной строчки магических формул и заклинаний. - смеясь, ответил индус.   Девушки уплыли на яхте, а Андрей с помощниками поднялся на третий этаж, где находился большой, трёхсветный зал, из окон которого было хорошо видно отплывающую от замка яхту. Решив не трепать нервы мыслями о том, что вчера в его постели лежала шпионка, так как такое случалось с ним не впервые, он решил махнуть на всё рукой и не отказываться от маленьких радостей жизни грядущей ночью. Тем более, что такие отношения ни к чему его не обязывали. Его индийскому другу, французу и англичанину было очень интересно знать, как всё будет происходить, и молодой маг не стал откладывать это дело в долгий ящик. Тем более, что тут была нужна точность.   Обе магические книги имели один формат, который назывался роял октаво и имел двести пятьдесят три миллиметра в высоту и сто пятьдесят восемь миллиметров в ширину, из-за чего Андрей всегда пришивал ко всем своим курткам специальный внутренний карман. При этом книга, вложенная в него, как бы исчезала, и её уже никто не мог ни заметить, ни нащупать. Пергамент он заказал чуть большего размера и его привезли в замок несколько десятков пачек. Разложив листы пергамента на столе, он вслед за этим положил на каждый по странице, исписанной с двух сторон ровным, убористым почерком.   Затем настал черёд золотой пудры, кармина и сухого ультрамарина, которых следовало отмерить ровно по семь карат, или по одному и четыре десятых грамма, что было суммой двух семёрок и высыпать на каждый лист. Взвешивать всё нужно было очень точно, и на это ушло немало времени. Вскоре всё было готово и Андрей, положив перед собой раскрытую посередине Книгу Откровения, негромко сказал:   - Начинаем, ребята. Убедительная просьба не чихать, не то придётся начинать всё сначала, а этот процесс непрерывный. По очереди подносите мне листы пергамента, а я буду колдовать.   Всё колдовство сводилось к следующему. Лист пергамента нужно было положить на книгу и произнести вслух короткое магическое заклинание, а точнее психофонетический приказ, после чего начиналось взаимодействие двух магических сил, древней магической силы и силы самого мага. В Андрее её, похоже, было с большим избытком, так как сразу после этого последовала яркая, беззвучная вспышка и на листе пергамента с обеих сторон отпечатались яркие, хорошо читаемые золотые буквы, обрамлённые красивыми виньетками, причём не просто красно-синими, а куда более разноцветными. Рассмотрев первый лист магической книги на санскрите, маг сказал:   - А что, неплохо. По-моему лучше, чем у Гуттенберга вышло. Что вы на это скажете, парни?   Пока подмастерья ахали и восхищались, Андрей, сложив вместе семь листов папируса, и, насыпав на них золотую пудру, кармин и ультрамарин, изготовил семь папок красно-коричневого цвета, которым предстояло стать переплётами будущих учебников магии. Вот только он ещё не знал, что в них будет написано, но уже догадывался, что это будут просто бесценные знания. Листы, словно прилипли к папкам, но всё же их можно было легко перекладывать и даже вынимать из них, а вот относить далеко было невозможно. Они вырывались из рук и влетали в папки, как стрижи в своё гнездо. Вскоре вернулись девушки. Им явно кто-то позвонил.   На этот раз Виджая Сингха было невозможно оттащить от первых страниц магического учебника, и потому Андрей поплыл на прогулку один. Они до самого вечера катались на яхте по Женевскому озеру, и всюду их сопровождало семь мощных, скоростных катеров. Спецслужбы семи стран то ли уже прониклись магией цифры семь, то ли решили, что мессию им будет сподручнее охранять семью командами сразу. Самому же магу было как-то не до этого. Наутро, ещё до завтрака он отдал папки с первой частью введения в магию господам из спецслужб, а после завтрака, как только девушки уехали по своим делам в Лозанну, приступил к работе. Подмастерья были сама предупредительность и бросались выполнять каждое его поручение с таким бешеным энтузиазмом и фанатичным блеском в глазах, что молодой гуру даже начал беспокоиться и стал задавать вопросы.   Всё объяснилось очень просто, его помощники без какого-то особого труда быстро уяснили суть того, что было написано золотом, кармином и ультрамарином на семи листах и что самое удивительное, у Жиля и Дика тоже появилось по белой пряди в причёске. Майор Дюпре, махнув рукой на все правила, как только они вышли выпить по чашке кофе на террасе, тихо сказал:   - Андре, до вчерашнего дня моё руководство ещё сомневалось в тебе, но когда они увидели на экранах телевизоров, как по твоей воле листы пергамента покрываются строчками букв, то отношение к тебе сразу же изменилось. В Швейцарию срочно перебрасывают ещё семь больших отрядов спецназа, а также два дивизиона зенитных ракет, ваших "С-400" и американских "Пэтриотов", если ты внимательно присмотришься, то увидишь там, там и там перископы трёх подводных лодок, так что побеспокоить нас здесь никто не сможет. Но меня не это волнует, в ту защиту, которую нам обеспечивает Книга Откровения, я всё равно верю больше. Объясни мне, почему я понял всё, что ты написал по-французски, а также на остальных языках в это утро? Неужели нет никакой разницы между магической книгой и листами самой обычной бумаги для принтеров?   - Почему это нет? - сделав вид, что он удивлён, воскликнул Андрей - Листами из магической книги ты не сможешь вытереть задницу, золотыми буквами её исцарапаешь, а этими запросто.   Минут пять все четверо истерично ржали, после чего Виджай Сингх треснул гуру по спине кулаком и нарочито громко воскликнул:   - Идиот! Каждого, кто посмеет так сделать, коммандос пристрелят прямо в сортире. У них же повсюду в замке стоят видеокамеры.   Хотя упоминание о видеокамерах испортило Андрею настроение, после обеда он распечатал ещё семьдесят семь листов и они вместе с Виджаем и девушками снова отправился отдыхать, на этот раз он сидел за рулём "Бентли". Они отлично повеселились в одном из ночных клубов и к полуночи вернулись в замок, чтобы продолжить работу. О её объёмах он пока что не имел никакого представления, но когда через три с половиной месяца понял, что ему не хватает познаний в области генетики, то приостановил процесс, чтобы две недели изучать этот предмет, который ему преподавали семеро выдающихся учёных в этой области. Это был первый из не столь уж и частых перерывов.   Работа продвигалась вперёд равномерно. В день он исписывал ровно четырнадцать страниц, но только на санскрите или русском языке. Остальными переводами занимались Виджай, Дик и Жиль, что никак не влияло на печатание листов, которые при вкладывании в папки-корешки становились всё тоньше и плотнее. Они уже стали напоминать собой тонкие, гибкие пластины из слоновой кости. Вскоре они встретили в замке новый год, затем прошла зима, весна и вот снова наступило лето. Его теперь уже не просто подмастерья, а ученики и друзья, отпустили себе бороды и носили длинные причёски. Из-за того, что Дик и Жиль помолодели, а лицо Виджая стало светлее, их можно было даже принять за братьев, но если смотреть издали. А ещё они уже через месяц стали заниматься боевыми единоборствами прямо во дворе замка и вот тут у них появилось столько опытных инструкторов, что Андрей даже ошалел от такого подарка судьбы.