На крайний случай у меня был ещё один препарат, в автошприце. Одна экстра смесь, способная поставить на ноги любого, даже смертельно раненого, но думаю, сейчас он был надобности. К тому же, через пять часов после использования начинается такой страшный откат, что проклянешь все на свете.   - Ты сказал, что это были Проклятые? Кто это? - вспомнил я слова кузнеца.   - Чертовы порождения Бездны!

Я сам их впервые вижу, да ещё так близко. Сейчас их почти не встретишь, если только в самых удаленных краях, где маги-некроманты проводят свои страшные ритуалы. Но чтобы так, в открытую уничтожить деревню!? Да куда смотрит Первый Легион и Великий Аторий!?   - Успокойся отец, вот приедем, сообщим о случившемся, - вмешалась Лита, управляющая повозкой.   - Я сообщу, - отрезал Ригор. - Вы двое останетесь в трактире, или пойдете прогуляетесь. Не стоит вам соваться к легионерам.   Спорить Лита не стала, и у меня были догадки, почему. Впрочем, по схожей причине мне тоже не стоило бы соваться к ним. Корион вообще сказал на входе в город рассеять всю манну и не впитывать её до момента, когда мы выйдем за пределы Авины.   - Задница Атория! Это ж надо, мертвецы чувствуют на нашей земле как у себя дома! Да такого не было со времен Забытой Войны!   Эти слова мне не понравились. Я бы даже сказал, очень не понравились. Ожившие мертвецы это ненормально! А если это ненормально даже для этого мира, то возможно что-то происходит.   ***   Великий Аторий наслаждался сном. Кто-то может подумать, что боги не должны спать, а уж тем более видеть сны, но это не так. Они могли делать все, что и люди, потому что в какой-то мере они были людьми, но обладали огромной силой. Другое дело, что сон и пища были скорее милым увлечением, нежели необходимостью. И сейчас Великий Бог Церкви Единения наслаждался сном.   Ему снилось то, что он любил больше всего - преклонение. Бог шел посреди Грайванда с его величием и великолепием. Эти огромные башни, роскошные дворцы. Этот город почти мог сравниться с его собственной резиденцией, и порой Бога это несколько раздражало. Но стоило ему появиться, чтобы предстать перед почитателями, его раздражение тут же улетучивалось. Как же можно злиться на тех, кто тебя любит всей душой?   Аторий неторопливо шел по мощеным улочкам и приветствовал своих последователей, которые выстроились по обеим сторонам улицы. Они кричали ему и приветствовали его, а он, наслаждаясь торжеством в его честь, приветствовал их в ответ. Впереди бежали дети, рассыпая цветы златолиста, который уже давно стал ассоциироваться с Аторием и его Церковью.   А затем прямо на пути процессии возник человек. Он стоял посреди дороги, одетый в черную как смоль латную броню. Его перчатки и наплечники были усеяны шипами, а кое-где бог даже заметил магические руны. Привычно Аторий сразу же забыл о наглеце, с ним разберется его свита.   Процессия двигалась, а человек не исчезал. А затем и радостные возгласы стали постепенно потухать, как потухает эхо. И вот на площади Грайванда стало тихо как ночью на кладбище. Атория стал уже раздражать этот человек, и он махнул рукой, желая, чтобы тот испарился. Но ничего не произошло, черная фигура в доспехах так и стояла на его пути.   - Кто ты? - раздраженно спросил Аторий, пытаясь понять, почему тот не исчез. Рыцарь не сказал ни слова, но сделал шаг на встречу к Богу, доставая из-за спины массивный двуручный меч. Великий лишь рассмеялся и в этот раз захотел, чтобы тот действительно исчез. Но воля бога словно рассеялась, ударившись о человека в броне.   - Кто ты!? - уже более напряженным тоном спросил Аторий.   Это точно был человек, но в нем что-то было не так, угадывалось нечто смутно знакомое. А рыцарь все приближался, он находился от Бога всего в десяти метрах.   Шаг, шаг, шаг.   Двуручный меч с нанесенными на лезвие рунами спокойно проходит сквозь божественный щит, пронзая ему живот. Лезвие входит все глубже и вот черный рыцарь уже буквально в шаге от него. Рука Атория, некогда сильная и наполненная мощью, сейчас была слаба. Вцепившись пальцами в шлем врага, бог пытается открыть лицо рыцаря. Но сил с каждой секундой становится все меньше. Все, что он видит, это горящие желтые глаза, смотрящие на него прямо из-под забрала.   - Что ты такое!? - последнее, что смог сказать Великий перед смертью.   ***   Распахнув глаза, Аторий яростно рыкнул и рывком поднялся с постели, чем перепугал юных девиц, что нежились рядом с ним. Девушки от страха жались друг к другу, пытаясь прикрыть наготу простынями. И было чего бояться, Верховный был просто в ярости из-за своего сна. Его убили!? И самое главное кто - простой смертный! Ну ладно, с простым он несколько погорячился. Но в том, что это был не Бог, уверен точно. И сейчас вся злоба Атория выходила из него потоками энергии, которая давила на всех присутствующих. Даже у подножья горы, на вершине которой находился его дворец, люди чувствовали непонятный страх и волнение.   Он пытался успокоить себя, что это просто глупый сон, который ничего не значит, но это было отнюдь не так. Богам случайные сны не снятся. Им снится только то, что они хотят, чтобы им приснилось. Тогда почему сейчас Аторию приснилась его смерть? Да ещё какая: на глазах верующих, а он не смог даже поцарапать рыцаря.   Кто он такой? Почему Аторий не смог повлиять на него своей силой, и как возможно, чтобы он так легко разрезал барьер, словно его и не было? Все эти вопросы страшно мучили Великого, порождая в его душе бурю эмоций.   - Пошли прочь! - рявкнул он девушкам, указав на дверь, и те не мешкая ни секунды покинули спальную своего владыки.   Оставшись один, он налил себе полный кубок вина и мгновенно его осушил. Но лучше от этого не стало. Почему-то в голове то и дело крутилось наглое улыбающееся лицо Акха'л'аши. В итоге он просто-напросто психанул и швырнул кубок прямо в сторону балкона.   А затем что-то странное привлекло его внимание. Аторий вышел на балкон, с которого открывался изумительный вид на много лиг вокруг и осмотрелся. Ему не показалось, он чувствовал дыхание Бездны где-то там, вдалеке. Сразу в нескольких местах было большое скопление самых разнообразных темных созданий.   - Этого быть не может...   Аторий опешил. Как такое вообще возможно, чтобы столько мерзких тварей ступало по его земле? Да такого не было со времен Забытой Войны. Бывало, что темные некроманты натравливали призванных существ на мелкие поселения, но Первый Легион быстро их находил и истреблял. А тут... Их были сотни.   Великий собирался сообщить верховному жрецу о том, что почувствовал. Но в последний момент передумал. Сейчас внутри него пылал гнев, так что это была отличная возможность выплеснуть его, а заодно показать своим последователям силу бога.   Мгновение и вот Великий Аторий шагает по мрачной опустошенной деревушке, сияя словно факел в кромешной тьме. Нечистые твари тут же почувствовали его присутствие, а бог лишь довольно улыбался, наблюдая, как они сами идут к нему. Ещё не хватало, чтобы бог лично гонялся за ними, как хозяин дома гонялся   Битва была быстрой. Обычные мертвецы ничего не могли противопоставить Богу. Легкий взмах и десяток тварей сгорали как спички в голубом пламени. Больше всего неприятностей доставили странные твари с вытянутыми мордами. Они чем-то напоминали вервольфов, но меньших размеров, без кожи и глаз. Эти монстры были на удивление быстры, и Аторий даже превратил это в нечто вроде игры. Он швырял раскаленными шарами в них, а те должны были уворачиваться. Но, в конце концов, и это наскучило могучему Богу, и он просто расплющил их.   Последней на поле боя вышла странная огромная тварь высотой в пять человеческих ростов. Она была словно сшита из кусков человеческих тел. Больше всего она напоминала огромного уродливого младенца, изо рта которого сочилась мерзкая черная жижа. Его Аторий в буквальном смысле разделывал по частям, проявляя фантазию и изобретательность. Одну часть тела он расплющил, другую сжег, третью вывернул наизнанку. Но в итоге и это ему надоело.   Гнев постепенно сошел на нет, и осталась только раздражение на этих омерзительные создания.   Великий остался один. И пусть уничтожение этих нечистых созданий его позабавило, но в то же время и сильно волновало. Это ни капли не похоже на работу некромантов. Одно дело трупы, но Малого сокрушителя крепостей они точно сделать не могли.   - Выходи, - раздраженно произнес бог и повернулся в сторону одной из куч досок.   Завал послушно стал разгребаться, и оттуда показалась сначала одна рука, затем вторая, третья, пока странное восьмирукое создание без лица не показало себя. Аторий едва сдерживал отвращение. Породитель - одно из самых мерзких созданий времен Забытой Войны, тот, кто порождает созданий Бездны. Но ни один некромант не способен был вызвать эту тварь. Если только....   Если только, кто то не вытащил её напрямую из портала ведущего в Бездну.   Аторий схватил монстра за шею, тот, явно этого не ожидавший, стал извиваться подобно змее и колотить руками по могучей фигуре бога. Но кулаки твари могли лишь врезаться в невидимую преграду, окутывающую Великого.   - Кто тебя вызвал!? - взревел разъяренный Бог.   Но тварь не произнесла ни слова. Породитель и не мог этого сделать, ведь у этой твари не было рта. Но он мог показать богу картины, образ своего хозяина. И Аторий не собирался убивать мерзкое существо, пока оно покажет ему то, что он хочет.   Но Породитель похоже не горел желанием отвечать на вопросы бога. Аторий почувствовал, как в его голове начинают шептаться тысячи мерзких голосков.   - Ты пытаешься меня подчинить? - Великий сам не знал, злит это его или веселит. - Хватит!   После этого приказа тварь прекратила брыкаться, руки безвольно опустились. А затем Породитель превратился в прах, оставив разъяренного бога с пустыми руками. Теперь Аторий знал наверняка: за этимиатаками на деревни явно стоит кто-то разумный. Неужели врата в Бездну тоже открылись, вместе с теми, что находятся в темнице Хозяйки Леса?   Нет... Этого не может быть! Великий просто не мог принять этого!   Все вокруг вспыхнуло в ослепительной вспышке, земля содрогнулась от божественного гнева настолько, что это почувствовали даже в столице. Огромные потоки энергии хлынули из астрала, смешиваясь с магическими потоками что были в деревне, порождая невиданный уже тысячелетие всплеск истинной мощи.   На месте деревушки остался только кратер, в центре которого стоял Аторий, раздираемый противоречивыми чувствами. То, чего он боялся так давно, повторяется! Кто-то, скрытый от его взора, сумел открыть врата в Бездну.   А может это тот человек из сна? Мысль обожгла его разум, посеяв смятение.   Надо срочно вернуться домой и приказать жрецам направить людей во все дыры этого мира. Надо найти, где прячется этот червяк, что посмел пошатнуть мир, который вот уже тысячу лет он создавал!

Глава 11. Авина

   Подумать только, этой ночью я видел самых настоящих живых мертвецов. Переживания все ещё были живы в моей памяти, из-за чего заснуть на перевале было довольно трудно. Казалось, что из темноты выйдут эти молчаливые высушенные фигуры и вонзят свои оружия в мое спящее тело. Судя по реакции Ригора и Литы, для них подобные существа тоже не были чем-то обыденным, что уж говорить обо мне.   Хотя было приятно осознавать, что я не растерялся, как и остальные. Мы дали бой и отделались малой кровью, после чего тихо ушли. Конечно, жаль, что Ригора укусили, но судя по состоянию раны в следующие дни, все было очень даже неплохо. Может быть, у него и поднималась маленькая температура, но в целом он выглядел относительно здоровым. Возможно, это все благодаря антибиотику, который убил заразу в его организме, а может, потому, что у него было чертовски крепкое здоровье.   На следующее утро наш ночной бой уже воспринимался чем-то нереальным, словно кошмар, и лишь небольшая царапина на моей щеке, которая уже стала заживать, напоминала о том, что это было по-настоящему. Надеюсь, что больше мне никогда не придется столкнуться с чем-то настолько жутким.   Это действительно страшно - столкнуться с настоящим воплощением Зла, с большой буквы З. Я даже не уверен, смог ли я справиться бы с двумя такими тварями. Я и одного-то победил только с помощью Литы.   - Кто они, эти Проклятые? - спросил я.   - Нечистые твари! - Ригор смачно сплюнул на дорогу. - Порождение Бездны! Да познают они гнев Великого Атория!   - Они нечто чуждое этому миру. Порождение темной магии, - в этот раз заговорила Лита- Нам ещё повезло, что попались обычные мертвецы.   - А есть необычные? - удивился я, похолодев где то внутри.   - Есть, - кивнула Лита. - Есть настолько жуткие создания, что их трудно вообразить. Их сотни разновидностей, но объединяет их одно - они несут смерть. Если бы мы столкнулись с чем-то иным, то, возможно, уже не выбрались.   - Но откуда они взялись?   - Кто знает, - Лита пожала плечами. - Про Бездну написано много, но ясно только одно - никто по-настоящему ничего не знает. Это очень темное место, где живет само Зло. И иногда это Зло выбирается в наш мир и искажает все, чего касается. Это ещё одна причина, почему Церковь Единения пытается полностью контролировать магов. Некоторые отчаявшиеся маги в прошлом пытались установить контакт с Бездной, чтобы черпать оттуда силу.   - И как, удалось?   - Кто знает... Поговаривают, что забытая Война случилась именно потому, что кто-то смог получить от Бездны "истинную силу" и с её помощью свергнуть Старых богов.   - Нашли о чем говорить... - буркнул себе под нос кузнец. - Вот услышит нас кто-нибудь, ведь и за еретиков могут принять. Вот тогда-то мы и хлебнем горя.   - Да, брось, отец, - отмахнулась Лита. - Тут на много лиг вокруг ни одного человека.   - Проклятых тоже быть не должно, но они вон, деревню сожгли.   - Это не они, - не согласилась девушка. - Люди сами себя сожгли.   - Как сами? - я не поверил своим ушам. - Разве может человек в здравом уме сжечь себя заживо, да ещё и с детьми!?   - Может. Ведь если ты попал в лапы проклятым, то станешь одним из них. Или всего лишь частью одного из них, это уже как повезет. В прошлом многие поступали так: сжигали себя, тем самым спасая свои души и тела от лап нечистых тварей. Или это сделал местный служитель Церкви, их учат что в случаи неминуемой смерти от лап Проклятых, надо сжечь себя и свою паству.   - Это ужасно, - из какой-то старой документалки я помнил, что сжигание на костре являлось довольно жестокой казнью. Можно лишь надеяться, что эти люди задохнулись от дыма раньше, чем начали гореть заживо, как часто бывает при пожарах.   - Веселое было время, эта Забытая Война.... И богов свергли, и возвели нового, и с порождениями Бездны сражались.   - Это да... - согласно кивнула Лита. - Жаль, что большая часть достоверной литературы хранится только в церковных библиотеках, ну и ещё в королевской. Но в них попасть простым людям просто невозможно. Не каждый дворянин на это способен, что уж говорить про простых крестьян.   -Ригор, а что ты вчера про некромантов говорил? - поинтересовался я, вспоминая, кого у нас называли некромантами. На Ногдо это звучало как "повелители мертвых тел", но "некромант" все-таки проще, по крайней мере, для меня.   - Спроси Литу, она больше знает. Богомерзкие маги, вот кто они.   - Ну, вот ты уже немного знаешь о том, какая есть магия. Но есть ещё один вид магии, который, по сути, доступен всем - жизненная энергия. Некроманты способны использовать жизненную энергию других для своих нужд. К примеру, в отличие от обычных магов, они способны жить очень долго. Поговаривают, что до сих пор живы некроманты, лично видевшие Забытую Войну.   - Так значит, жизненная энергия нужна им для долгой жизни?   - Не только. Жизненная энергия универсальна, она легко способна перейти в любое состояние. Поэтому при должном мастерстве можно сотворить заклинание любой стихии, даже не обладая к ней склонностью. Но и плата за это высока.   - Догадываюсь. Жизненная энергия берется за счет людских жертв? - предположил я, недаром же она называется "жизненной".   - Именно. Но не только людских, а из живых существо вообще. Но от людей, она куда большая. А тела несчастных бедняг некроманты превращают в проклятых. Они вселяют в мертвые тела дух Бездны, или дыхание Бездны, это по-разному называют. Это своеобразная сделка: мертвецы оживают, но обязаны служить некроманту, что вдохнул в них жизнь.   - А та огромная тварь? Её тоже оживили таким способом?   - Нет, в этом-то и дело... Если верить описаниям, это был сокрушитель крепостей. Их на самом деле много видов, но их описывают как "огромных существ, которые сотрясают землю во время движения".   - Не думайте об этом, пусть этим делом занимается Первый Легион, - вмешался Ригор. - Хотя возможно, они и так об этом знают, но доложить стоит. А то, не дай Бог, прознают, что мы все видели и не доложили, проблем не оберешься.   Наш путь вновь вернулся в старую колею размеренности. Разве что теперь, чтобы обогнуть ту проклятую деревушку, нам пришлось делать небольшой крюк, занявший примерно полдня. Но в итоге мы все равно должны были выйти на тракт, который приведет нас прямо в Авину.   Мы вышли на него уже на следующий день. За день пути я почувствовал разницу. Во-первых, сама по себе дорога была намного лучше, чем та, по которой мы ехали изначально. Она была гораздо шире и ровнее, отчего ехать внутри обоза стало относительно сносно. Но я все равно, почти по привычке, вышагивал рядом с телегой, которая, кстати, стала ехать несколько медленнее. Что и не удивительно: теперь вместо двух коней у нас был один. Староста Телман нас прибьет, когда мы вернемся. Во-вторых, народу на тракте было гораздо больше. То и дело попадались обозы такие же, как наш. Как-то я увидел даже целый караван, который сопровождал отряд вооруженных воинов.   Я сразу обратил внимание на вооружение солдат. Большая часть была одета в обычную кожаную броню, хотя попалась пара солдат в кирасах. Полных латных доспехов я не увидел, что и не удивительно - в них жутко неудобно. Почти все солдаты шли пешком. Было еще четверо всадников, двое шли метрах в трехстах впереди, остальные где-то на таком же расстоянии позади. По логике, всадники, что шли впереди каравана, были разведчиками и предупреждали о засаде и прочем, но как по мне, шли они слишком близко к основной группе. Всадников надо было посылать на километр-два вперед, а не видеть их спины чуть поодаль. Возможно, это все потому, что, по словам Ригора, тракт был относительно безопасным. Разбойники здесь встречались довольно редко. Если какая банда и пыталась промышлять разбоем, то на них быстро объявляли охоту. Если не получалось поймать разбойников сразу, то из столицы прибывал маг, который быстро находил бандитов.   Вооружены наемники, а это были именно наемники, были разномастно. Ригор рассказывал, что когда он был наемником, то обычно выдавали короткий меч или лук, но после первого боя воины могли выбрать оружие себе по вкусу из добычи. Кто-то был вооружен палицей, кто-то - цепом, кто-то - одноручным метательным топориком. А вот двуручных оружий практически не было, что в принципе логично. Когда ты вынужден много дней идти пешком, тащить на себе железку весом в десять, а то и более, кило не очень-то хочется. У нескольких солдат я видел щиты, но небольшие, круглые и в основном из дерева. Лишь у одного из наемников щит был обит металлом. Ростовых щитов я не увидел, вероятнее всего, по той же причине, почему и двуручного оружия. Если что-то такое тут и есть, то оно хранится в одном из обозов.   Проводив их задумчивым взглядом, я вернулся к созерцанию местных красот. А посмотреть было на что: тракт проходил по небольшому пригорку, с которого открывался отличный вид на долину по левую руку от меня. Огромная, казавшаяся бескрайней равнина заканчивалась довольно большим озером. Не исключено, что оно будет размером с наш Байкал, а может и побольше. Чуть левее находилась гора, но на вид не такая уж и высокая. По крайней мере, в своем мире мне доводилось видеть пару гор, и они были несколько больше этой. Но, тем не менее, вид завораживал.   Наиболее интересен мне был климат здешних земель. Природа на первый взгляд напоминала нашу среднюю полосу, правда с одним отличием - зимы здесь были короткими и не очень холодными. Минус десять градусов, как я понял, уже считалось сильным похолоданием. Обычно температура зимой варьировалась где-то в области нуля, а снег бывал редким. Осень и весна были очень приближены к лету, от чего была возможность получать как минимум два урожая в год.   К Авине мы приблизились только к середине следующего дня. И это сразу ощущалось: если раньше на тракте встречались люди, то сейчас их было действительно много. С самого утра то и дело мне встречался народ, кое-где я видел забор, слышал где-то недалеко верещание скизубов, а в скором времени я начал замечать и дома.   Но как оказалось, это был вовсе не город, а скорее отдаленный пригород. Через час количество домов в округе значительно возросло, а вдалеке показался дым от множества дымоходов.   Авина оказалась и вправду не маленьким городом, у меня даже от удивления открылся рот, когда я увидел самую настоящую крепостную стену из кирпича высотой в три человеческих роста. Над стеной возвышалось несколько дозорных вышек, каждая из которых не пустовала. Пару раз я заметил движение и на самой стене, где за бойницами проходили солдаты. Этот город был очень хорошо укреплен, а ведь мне казалось, что это будет окруженная частоколом деревня раза в два-три больше нашей. Я, было, ожидал увидеть и ров, но такового не оказалось.   Прямо по курсу находились массивные открытые ворота. Складывалось впечатление, что каждый желающий мог попасть в город, что было обманчиво, ведь перед воротами стояло несколько солдат, которые проверяли всех входящих. Как сказала Лита, ворота открыты только до заката, после же попасть в город фактически невозможно.   Нас остановил у самого входа один из стражей города. Это был мужчина средних лет, с явно скучающим видом. По его лицу было понятно, что работа уже окончательно достала его, и он делает её только потому, что тут хорошо платят. И я его понимаю: торчать в полном обмундировании на солнцепеке и проверять каждого входящего в город это тот ещё мазохизм.   Одет он был в стальную кирасу с гербом в виде подсолнуха или растения, очень на него похожего. Как я понял, это и был символ города, так как у других стражников я увидел то же самое. Помимо кирасы на ногах были стальные щитки, а на руках - перчатки также со стальными пластинами. Насколько я понимаю, это был средний доспех, что-то промежуточное между легкой броней и латами. На поясе стражника висел меч, а в руках было напоминающее алебарду оружие.   - Грамота есть? - с ходу спросил солдат   - Нет.   - Хорошо. Значит, будем разбираться. Кто вы и с какой целью едете в Авину? - спросил стражник таким тоном, словно на самом деле ему не было никакого дела до этого. Что, собственно, и не удивительно.   - Ригор, кузнец из Низкой травки, это моя дочь Лита и подмастерье Коу.   Солдат окинул нас безразличным взглядом, и хотел было спросить что-то ещё, но затем вновь посмотрел на меня. Как-то странно посмотрел, этот взгляд мне не понравился.   - Что-то староват он для подмастерья, - недовольным тоном произнес стражник, потирая подбородок.   - Да бросьте, господин стражник...   - А вдруг он один из пораженных Бездной? А то нечестивые уже пару деревень в округе вырезали, и поговаривают, они могут человеческий облик принимать.   - Глупости! - воскликнула, Лита, но Ригор её осадил рукой.   - Не поражен он дыханием Бездны, уважаемый служитель порядка, - сказал Ригор и протянул стражу несколько медяков. Тот, не сопротивляясь, принял деньги и лишь брезгливо поморщился. Видно, их количество не слишком воодушевило воина. Это тут же заметил и отец Литы. - Мы люди бедные, сами понимаете, я лишь деревенский кузнец. Привезли на продажу изделия, подковы всякие и прочую фурнитуру. И закупиться материалами для ремесла надобно.   - Ладно, проезжайте! - стражник раздраженно махнул рукой, понимая, что больше из нас не вытрясешь и отошел в сторону, пропуская обоз. - Зайдете к коменданту и возьмете грамоту. Скажете, что Зорги вас досмотрел и пустил.   Ригор кивнул и подстегнул лошадь.   - И часто тут такое вымогательство? - поинтересовался я, когда мы уже миновали ворота.   - Изредка бывает, - Ригор явно был не в духе. - Но ты на себя не думай, если бы не ты, нашел бы к чему другому придраться. Обычно для быстрого прохода достаточно грамоты, но чтобы её получить, надо вначале пройти досмотр и назваться, но делается это уже внутри города. И бывает, что некоторые особо "умные" стражники развлекают себя так, заодно и набивают карманы.   - Понимаю. А если бы мы не заплатили?   - Ну, нас бы не пропустили, а если бы мы стали напирать, то могли и арестовать, и с нами уже занимались бы дознаватели. Правда, на самом деле такое не очень часто происходит, нам не повезло, вот и все. Начальство смотрит на это сквозь пальцы, только если ты не наглеешь. Если стражник начнет вымогать деньги с каждого или требовать большие суммы, то не поздоровится ему самому.   Наконец-то мы оказались в черте города, и честно признаться, я был несколько удивлен тем, что увидел. Никаких деревянных домов, лишь каменные и кирпичные строения. Нет, дерево, конечно, использовалось, но как декоративный элемент, а не основа дома. Да и сами дома были как минимум двухэтажными, но в основном большая часть зданий имела три этажа. Крыша была сделана не из сена, как в деревнях, а была покрыта глиняной черепицей.   Улица, по которой мы ехали, была довольно широкой и людной. Я впервые с того момента, как оказался в этом мире, видел столько народу. Это был самый настоящий мегаполис в миниатюре. Повсюду суетились люди, кто-то что-то кричал, откуда-то доносился голос местного проповедника Церкви Единения. Я их раньше не видел, но кто ещё может перекрикивать людской гомон со словами о том, что "Аторий всех нас любит".   Я уже и забыл, каково это - жить в такой людской массе. За эти четыре месяца я так привык к размеренной деревенской жизни, что городские порядки выбивали из колеи. Хотя, возможно, здесь так людно потому, что мы у выхода из города, и в центре жизнь не такая оживленная.   Пункт выдачи грамот не выделялся из местной архитектуры, и если бы не табличка и пара солдат у входа, то найти бы его было крайне сложно. Комендант оказался тучным мужчиной в возрасте, и в отличие от его подчиненных доспехов не носил. Он был одет в шелковую рубаху и короткий кафтан красного цвета. Я даже несколько поразился этому, так как на улице стояла та ещё духота, как и в помещении. Как он ещё не спекся в такой одежде.   Процедура получения грамоты оказалась довольно быстрой. Комендант лишь спросил наши имена, после чего быстро написал их на трех листках пергамента при помощи пера и чернил и то, что нам дозволяется быть в городе. Я лишь заинтересовался, а от какой птицы данное перо, не от гуся часом? Лошади тут есть же, хотя вот скизубы у нас не водятся, а тут их полно. Но спрашивать не стал, просто отметил про себя, что надо будет позже поинтересоваться у Литы.   Напоследок он сказал нам, что в городе носить оружие запрещено. Если таковое имеется, то его полагается оставлять дома или в трактире. Если по какой-то причине оружие имеется при себе, к примеру, по дороге в этот самый трактир, то необходимо завернуть его во что-нибудь. Обнажать мечи в пределах города категорически запрещено, наказание за это неделя тюрьмы и штраф в 10 серебрушек.   Получив грамоты, мы вышли из этого душного помещения, а комендант вернулся к своим обязанностям. Как я понял, это был вовсе не начальник городской стражи, а начальник стражи ворот и прилегающих улиц. Так сказать, чиновник среднего звена. Правда, я всегда думал, что подобные люди должны быть исключительно военными.   После этого от нас отделился Ригор: надо было пристроить обоз и животных, так как вглубь города их не пустят. Нам же он дал задание отправиться к трактиру и снять три комнаты, или хотя бы две, но с двумя кроватями. Как я понял, трактиров и постоялых дворов тут было много, но они обычно останавливались в "Старом Рыбаке", к которому мы с Литой в данный момент и направлялись.   Как я и предполагал, народу стало меньше, стоило нам немного углубиться в город.   Ещё одной вещью, которой меня поразила Авина, была её чистота. Я видел много фильмов про средневековье, и везде города были до ужаса грязны, помои выливались из окон прямо на мостовую, из-за чего в городах всегда стоял тот ещё запашок. Не удивительно, что в Европе было несколько эпидемий чумы. Да и часто мыться там было не принято, отчего у большинства городских жителей были вши.   Авина же просто цвела, где-то краем глаза мною даже был замечен сквер. Разумеется, улочки были не идеально чистыми, но и помоев на них я не заметил. Свои мысли относительно этого я озвучил Лите.   - Ты за кого принимаешь горожан? -раздраженно спросила она. - Вот уж не знаю, из каких ты краев, если у вас помои на улицу выливают. Это же... мерзко! Тут есть канализация вообще-то. Только полный идиот будет выливать свои экскременты на улицу.   А ведь и не поспоришь... Но про себя отметил, что болтаю слишком много лишнего. Только что я описал то, что было у меня на родине, а ведь по идее я не должен этого помнить. Но Лита вопросов не задает, что меня радует. Но факт остается фактом: рано или поздно придется открыться, если я планирую строить с ней свое будущее.   Лита кратко объяснила мне, как работают здешние туалеты. Как я понял, почти в каждом доме была туалетная комната, работающая по принципу сельского туалета: дыра с трубой, которая ведет прямо в канализацию. Весьма интересно то, что все нечистоты выходят куда-то за пределы города, где их собирают крупные фермеры и используют как удобрение.   К тому же в городе был настоящий водопровод, правда, довольно примитивный. Под городом проходило русло подземной реки, оттуда при помощи помп выкачивалась вода и по трубам отправлялась наверх. В каждом доме была труба, откуда постоянно текла вода. Но учитывая, что в домах порой было по десятку квартир, из-за очереди за водой бывали драки. Хотя как по мне, это даже смешно, учитывая, что у нас на всю деревню всего один колодец, и то не ругаемся. Поговаривают, что в богатых районах краны есть чуть ли не в каждой комнате.   На вопрос, как именно работает механизм подъема воды, ответить конкретно Лита не смогла. Сказала только, что все строится исключительно на ручном труде каторжников и заключенных.   Любопытный городок эта Авина. Даже водопровод есть. И ведь Авина не сказать что очень большой город, девушка как-то обмолвилась, что это четвертый по размеру город Ногдо. Грайванд вообще в три-четыре раза больше Авины. Было бы интересно посмотреть на этот город, но туда ехать как минимум недели три, и то если налегке и верхом, а с нашим темпом дорога займет месяца три.   Мимо меня протопала низкорослая фигура, которая тут же привлекла мой взгляд. Это был самый настоящий гном, такой, как я себе их и представлял. Низкорослый, чуть выше моего пояса, зато широкий настолько, что я не уверен, что смог бы обхватить его руками. Борода тоже присутствовала, свисая с подбородка всего на пару сантиметров. А вот на глазах у него было нечто вроде солнцезащитных очков.   - Ты чего? - спросила Лита, заметив, что я остановился и проводил коротышку взглядом. - "Гномов" никогда не видел?   - Нет, - ответил я.   - Ещё насмотришься. В Авине они не редкость.   На самом деле Лита назвала его "Камнелюдом", а не гномом. Но я отказывался про себя называть их как-либо иначе. Это гном, и все тут!   - А эльфов и орков у вас часом нет?   - Кто это? - не поняла девушка.   - Ну, эльфы это... они выглядят как люди, но у них длинные уши. А ещё они вроде могут жить очень долго. А орки... ну, они такие большие и зеленые. Ещё передние зубы выпирают.   Девушка, выслушав мое описание, задумалась.   - Не слышала о таких, - в итоге выдала она мне.   Ну, хоть это хорошо. Как-то это чересчур, если тут я наткнусь на эльфов и орков. Прямо почувствовал бы себя человеком, оказавшимся в Средиземье.   - А скажи, бывают смешанные браки между гномами и людьми?   - Да, хоть это не часто.   - А дети бывают?   - Разумеется. Рождаются чаще всего просто низкорослые люди. А что, ты захотел найти себе симпатичную гномиху? - спросила она, лукаво улыбаясь.   - Нет. Это так, скорее, для кругозора вопрос.   На самом деле, я просто гадал, являются ли гномы другой разумной расой, или же все таки ветвью человечества. И раз у людей и гномов может быть потомство, то они все-таки люди. Гномы приобрели свой рост и комплекцию за счет своей жизни под землей и постоянной тяжелой работе. На это же указывали и солнцезащитные очки. По словам Литы, глаза камнелюдов были чувствительны к солнечным лучам, зато в темноте они видят просто отлично.   - Значит, в этом мире больше нет других рас кроме людей... - сказал я, ни к кому собственно не обращаясь. Просто мысли вслух.   - С чего ты взял? - она удивленно посмотрела на меня.   - А что, есть другие?   - Да, и много. Всех не перечислить. Люди просто самая многочисленная из разумных рас. В болотах, что в декаде дней пути отсюда на востоке, живут Кводлаги. В горах часто можно встретить поселения Пешидов. Есть и более редкие расы, думаю, рано или поздно ты на кого-нибудь наткнешься.   Вот тебе и новость, а я-то думал, что уже более-менее освоился в этом мире и знал, какой он. А тут мне сообщают, что люди не единственный разумный вид. Все перевернулось с ног на голову. В голове сразу появился целый набор вопросов, начиная от того, какие права были у рас в Ногдо, и заканчивая их подробным описанием. Но чувствую, что это будет долгий разговор, поэтому стоит отложить его. А ещё лучше почитать про них в какой-нибудь книге. Жаль, что я этому так и не научился.   Неожиданно в Литу влетела маленькая детская фигурка. Девушка пошатнулась, а ребенок как ни в чём не бывало побежал дальше. И мы, было, хотели пойти дальше, как неожиданно моя возлюбленная стала растерянно шарить по бедрам.   - Вор! Он стащил наши деньги!   Я выругался про себя отборным русским матом и бросился в след вору, Лита помчалась сразу за мной. Все-таки, кошелек, который свободно болтается на поясе, это отличная приманка для карманника. Не удивительно, что Лита стала его жертвой.   Ребенок то и дело норовил раствориться в толпе, и лишь чудом мы его не потеряли. Пару раз я, было, настигал юркого карманника, но он ловко ускользал от меня. И после короткой пробежки я таки смог настигнуть вора в одном из узеньких переулков.   Вором оказалась девочка, ровесница Тео. Поняв, что её поймали и деваться некуда, она нехотя вернула кошель.   - Ну что, теперь бить будите? - спросила девчушка, смотря на нас исподлобья.   - Больно нужна, - отмахнулся я. Вот ещё, бить ребенка, да ещё и девочку. Хотя не сомневаюсь, что кто другой мог бы и побить, недаром она сразу с этого начала.   Но вопрос, что делать с девочкой, оставался открытым. С одной стороны, отпустить её просто так не очень хорошо. Она просто-напросто найдет себе новую жертву. С другой, у меня не было ни одной идеи, как с ней поступить.   - Ты ведь знаешь, что воровать плохо? - Лита вошла в образ воспитательницы и решила научить ребенка уму разуму.   - Только не надо лекций. Лучше просто ударьте и идите себе, деньги я вернула. А жизни меня учить не надо, и без вас разберусь.   - А где твои родители? - уже вмешался я.   - Я сирота.   - Может, сдать её в приют? - обратился я уже к Лите.   - Не знаю. Идея неплохая, надо будет только узнать, где он находится. Я знаю, что он есть в Авине, но где именно - нет. Думаю, стоит спросить прохожих или стражников.   - Не тратьте время, я все равно оттуда сбегу.   Она сказала это таким тоном, что сомнений в её побеге у меня не осталось. Вот уж не знаю, как Лита, но я таких детей повидал. Для них улица это родной дом, и жить в приюте подобно жизни в клетке. Да и приюты бывают разные, даже у нас, казалось бы, в цивилизованном обществе с глобализацией есть приюты, где детей держат на воде и хлебе и заставляют спать на голом полу. А все для того, чтобы захапать себе побольше бюджетных денег.   - Что это вы тут делаете? - послышался позади нас недовольный голос.   Оглянувшись, мы увидели перед собой троих бедно одетых людей неприятной наружности. И дело даже не в чертах лица, а во взгляде - цепкие бегающие глазенки, которые смотрят лишь на то, что ценного есть на человеке. Неприятные ребята, которые запросто способны снять с тебя бремя твоего кошелька, попутно пырнув чем-нибудь острым промеж ребер.   - Эта девчонка - наша собственность! - фыркнул один из них, выходя вперед. Главарь, судя по всему.- Вы что, удумали портить нашу собственность? Ну, раз такие дела, то вам бы стоит компенсировать это.   - Мы её и пальцем не трогали. Нечего компенсировать, - не дрогнув, ответил я, сделав пару шагов в сторону, чтобы прикрыть Литу.   - А вот это уже мы будем решать!   Влипли мы с Литой, влипли. Может, попробовать позвать стражу,но мы далеко зашли в этих переулках. Думаю, не докричимся. А драться против троих вооруженных людей не очень-то и хотелось. У того, что был впереди, висел нож на поясе, у того, что позади справа, был кастет. А вот третий достал нечто вроде небольшой дубинки.   Драться мне не хотелось, и вовсе не из-за трусости. Просто эти ребята могут выкинуть любую пакость. Например, бросить землю в лицо и в этот момент вспороть брюхо. Пусть Лита и неплохая мечница, но меча то у неё нет, а в рукопашной драке она мало что может. В итоге я один против троих. Сейчас у меня есть выбор: драться в рукопашную или использовать вибронож. Не очень хочется светить такое оружие. К тому же, им легко можно превратить этих негодяев в трупы, а я понятия не имел, какие законы царят в Авине. За это вполне могут посадить в места не столь отдаленные. Проще уж достать пистолет, который у меня тоже при себе, и пристрелить их сразу. Так хоть не придется рисковать.   - Короче, ты с твоей бабой отдаете нам все ценное и можете катиться куда подальше.   - Мы не можем отдать, это почти все наши деньги. Тогда нам не на что будет снять трактир, - сказала Лита, обращаясь ко мне.   Выходит, отделаться просто кошельком не вариант. Прискорбно.   - А если мы не согласимся? - Это сказал уже я.   Бандит осклабился. Он явно ожидал подобного вопроса.   - Ничего хорошего. Деньги мы все равно заберем, ну а что будет с вами... тут уж как повезет. Цыпочка очень даже ничего, думаю, она неплохо нас развлечет, - сказав это, они хором заржали.   - Ну, тогда чего стоите и сыпете пустые угрозы? Или это все, что вы можете, "девочки"? - сказал я, улыбнувшись. - Думаю, вы только и горазды, запугивать, а как настоящая драка, так сразу испачкаете свои штанишки.   Одно из главных правил драки - свою голову надо держать холодной. Порыв чувств чаще вредит чем помогает. Зато вывести из себя врага - самое то. Разъяренный противник перестает думать, совершает ошибки, которыми тут же надо пользоваться.   - Ну, говори-говори, - главный бандит сплюнул на пол и достал из-за пояса нож. - Посмотрим, как ты будешь говорить с перерезанным горлом.   Я не дрогнул и пошел к нему на встречу, чтобы создать немного места для маневра. Не очень хотелось бы натолкнуться спиной на Литу во время боя. Бандит сделал выпад ножом, и я ловко ушел назад. Не растерявшись, последовал ещё один удар, который я смог остановить, схватив врага за запястье. Он попытался ударить меня другой рукой, чтобы освободиться, но я опередил его, нанеся мощный лоукик. Нога противника подогнулась, и он рухнул на колени. Воспользовавшись ситуацией, я ловко заломил руку бандиту, и всем корпусом рванул вправо, в результате чего лицо мужчины встретилось с кирпичной стеной. Удар вышел смачный, возможно, у него будет сотрясение. Лишь надеюсь, что это его не убило.   Бандит оказался слабым противником. Похоже, он всерьез полагал, что нож это сам по себе залог победы над безоружным. Техники нет, он просто им бездумно махал. Если остальные такие же "грозные бандиты", то я справлюсь с ними играючи. Похоже, зря волновался.   Ещё мне повезло с местом битвы. Численное превосходство в таком узком пространстве не имеет значения. Драться я могу с одним, максимум двумя, а окружить у них не получится при всем желании. Главный выбыл, притом даже не сумев меня толком ударить. Это явно пошатнуло их боевой дух, и сейчас этим нужно воспользоваться.   - Кто следующий? - спросил я, демонстративно потирая ладони.   Бандиты застыли как вкопанные, не решаясь выйти вперед. Но поняв, что надо что-то делать, переглянулись. Тот, что с дубиной, кивнул товарищу и выступил вперед. Шагал он осторожно и демонстративно пару раз крутанул в руке дубину, словно пытаясь запугать. Но на меня его трюкачества впечатления не произвели.   А затем я сделал то, что от меня не ожидали: я напал. В первом бою я использовал оборонительную тактику, так как не знал силы противника, то теперь я её представлял. Я ловко нырнул к земле, поднимая оттуда нож поверженного бандита, и тут же швырнул его в ногу второго. Оружие полетело на удивление хорошо и вонзилось прямо в стопу, пронзив её насквозь.   Завопив, он, было, хотел схватиться за раненую конечность, но я не дал ему времени опомниться. Сильный удар ногой в грудь повалил бандита на землю, вышибив из рук оружие. Секунда и дубинка оказалась у меня в руках, и я демонстративно повторил его трюк, крутанув оружие в руке с довольной ухмылкой.   Упавший выкрикнул что-то неразборчивое про моих предков и всех порождений Бездны, вытащив нож из ноги, после чего, пополз прочь. Третий, явно растерявшийся от подобного расклада, поднял руки вверх.   - Мужик, прости, а? Это работа...   - Вали! - рявкнул я, не особо горя желанием драться ещё с одним. Тому повторять было не надо, и, подхватив раненого, он быстро скрылся за углом.   - А этого-то оставили... - Лита указала на лежащего рядом мужчину.   - А где девочка? - только сейчас я заметил, что от ребенка и след простыл.   - Похоже, смылась, пока ты дрался, - пожала плечами Лита. - Ну, и ладно, главное, что деньги вернула.   - Кстати о деньгах! - я довольно хмыкнул и принялся обшаривать карманы бандита, в которых нашлось аж пять серебрушек и три медяка. Неплохо так, теперь у меня есть собственные деньги, заработанные в честном бою. Лита чуточку осуждающе на меня посмотрела, но ничего не сказала. Видно, ей не очень понравилось, что я прикарманил деньги, но учитывая, что все могло оказаться строго да наоборот - это вполне честно.   - А вот тебе награда от меня! - сказала она и толкнула меня к стене, после чего, прижавшись, страстно поцеловала. И я даже несколько огорчился, когда она отстранилась, уж очень хотелось добавки. Было сильное желание схватить её, прижать к себе и не отпускать, но эта грязная подворотня и мужик с разбитым лицом, валяющийся в паре метров от нас как-то не настраивали на романтический лад.   Теперь у меня есть хоть немного денег... может пригласить Литу куда-нибудь? Вообще, идея неплохая, только я понятия не имею, куда именно. Может, тут ресторанов нету вообще, сплошные трактиры, в которых сидят местные забулдыги. Не очень-то романтичное место для свидания. Абы куда приглашать не хочется, надо такое место, чтобы она поразилась... Но что-то мне подсказывает, что пяти серебрушек для такого будет маловато.   Больше в этом переулке делать было нечего, поэтому мы поспешили по своим делам. Нам ещё предстояло найти трактир, а то будет весьма неприятно, если Ригор придет туда раньше нас и обнаружит, что мы так туда и не дошли.   Плутали мы не очень долго, благо Лита знала дорогу. Сам трактир представлял собой такое же здание, как и соседние: кирпич, три этажа. Только у входа висела вывеска в виде веселого старика, который держал в руках огромную рыбу. Рядом с рисунком была надпись, которая, по словам Литы, гласила: "Старый рыбак".   Внутри оказалось довольно душно, что и не удивительно, учитывая погоду на улице. Первый этаж представлял собой огромныйзал со столиками и скамейками. За некоторыми из них сидели люди, обычные, ничем не примечательные, и потихоньку потягивали холодный эль и пиво. Лишь один из всех этих людей ел жареные ребрышки, отчего удосуживался косых взглядов присутствующих. Но, кажется, человека это не сильно волновало.   - Лита! - неожиданно раздался мужской голос и из-за стойки выскочил невысокий мужичек, примерно ровесник Ригора. В отличие от кузнеца, у него уже виднелась седина в бороде. Подбежав, он заключил девушку в объятиях и, оторвав от земли, закружил. А я стоял как соляной столб, пытаясь отойти от неожиданности. Лита, конечно, говорила, что хозяина таверны они знают, но что бы настолько?   - Дядя Гетри! Ну, хватит! Неудобно же! - воскликнула девушка, хотя её тон не выказывал недовольства.   - А отец где? - спросил он, опуская Литу на землю. - И это кто с тобой? Неужто жених?   - Так! - остановила она его от дальнейших вопросов. - Отец сейчас оставляет животных на попечение, а потом вернется сюда. А это Коу, он...   А вот тут я тоже не знал, как выкрутится. Ведь не может она сказать, что я её парень или жених. Если так посмотреть, то наши отношения мы держим в тайне, но даже слепой догадается, что между нами что-то есть. Надеюсь, она придумает что-нибудь убедительное.   -... мой друг, - все-таки закончила она.   - Друг, значит? - переспросил мужчина, смотря на меня с нескрываемым любопытством, и протянул мне руку.   -Да, - не могу же я сказать, что мы любовники. - Рад знакомству господин... Гетри?   - Верно! ГетриВа'Дрейни, к вашим услугам!   - Ва'Дрейни? - переспросил я. Это означало, что он из дворян, и как-то не совмещалось с его нынешним статусом.   - Да, многие удивляются. Я потомственный дворянин вообще-то, - на этих словах он деловито помахал толстым пальцем, показывая важность сказанного. - Но наша семья обанкротилась при моем покойном батюшке, ну а на то, что осталось, я купил этот замечательный трактир.   - Тогда откуда название "Старый рыбак"? Я почему-то думал, что это от того, что владелец трактира раньше был рыбаком.   - Ну, ты почти попал в точку, только не был, а мечтал стать. В детстве! То и дело заявлял всем окружающим, что стану рыбаком, но рыбаков буду рыбачить не на баркасе, а на шхуне или галеоне. Но мечты мечтами, а теперь я уже старик, который рыбаком никогда не станет. Не, не подумай, я пытался и даже ходил с рыбаками раза два, и на второй раз чуть не утоп. С тех пор боюсь подходить к воде глубже моего роста. Но назвать трактир в честь мечты мне никто не мешает.   - Нам нужно три комнаты, и желательно рядом. Найдутся? - спросила девушка.   - Разумеется! И как всегда возьму сущие копейки, не брал бы денег вообще, но... сами понимаете, мне тоже жить на что-то надо.   Перед тем как пойти смотреть свои новые покои, мы решили перекусить. Благо, Гетри словно только этого и ждал, и уже через пару минут перед нами стояли сочные жареные ребрышки неизвестного зверя. Не исключено, что это был скизуб или другой не очень приятно выглядящий зверь, но мясо я попробовал без опаски. Оказалось очень даже вкусно, чем-то похоже на ягненка, но явно с какой-то приправой.   От души наевшись и выпив по бокалу отменного эля, мы пошли смотреть свои комнаты, заранее заплатив Гетри на неделю вперед. Все вышло на серебрушку с парой медяков. Первую комнату мы отдали Ригору, а моя была прямо по соседству с комнатой Литы. Сами помещения оказались довольно таки маленькими, но для одного человека места был более чем достаточно. Помимо кровати в комнатах был небольшой шкаф для вещей и письменный стол со стулом. Собственно, что ещё нужно.   Оказавшись один, я сразу плюхнулся на соломенный тюфяк, служивший матрасом. Как же все-таки я соскучился по мягкой постели. Вроде всего пару дней были в дороге, а такое чувство, словно месяц. Я был благодарен Богу, что больше мне не придется спать на земле, а утром просыпаться с задубевшим от холода телом.   Но полежать мне не дали....   Стоило мне прилечь, как в дверь постучали, после чего в проеме появилась Лита. Что, собственно говоря, меня не сильно удивило, мы с ней во время дороги наедине толком не были. И думаю, сейчас девушка намеревалась наверстать упущенное время, да я и не возражал....  

***

   День для Дрейгуса Ва'Торха начинался не слишком удачно. Посреди ночи его оторвали от любовницы, с которой он и так не встречался почти месяц, проведя его в столице за разнообразными делами семьи. И стоило ему вернуться в Авину, как случается такое...   Когда в дверь постучали, и запыхавшийся гонец принес ему приказ, он сразу почувствовал, что что-то не так. А когда прочитал записку из конверта, то не поверил написанному. Уж слишком невероятным казалось то, что произошло. Сразу пять деревень были полностью уничтожены, да еще и самыми настоящими Проклятыми. За все время службы в Первом Легионе он встречался с ними всего трижды, и каждый раз их было не больше десятка. Но обычно это было далеко на юге или в области хребтов Аглонара, в которых так много нор, что можно спрятать армию, да и не одну. Но пока некроманты не высовывают оттуда свои носы, Легион туда не суется.   А вот уничтожение деревень это что-то новенькое. Подобное не случалось вот уже лет четыреста, и то, тогда все ограничилось всего одной деревней. А тут целых пять, да ещё почти одновременно. Творилось что-то совсем запредельное и Дрейгусу это не нравилось. Он бы предпочел пить вино и плескаться в ванной с Нальтией, но долг превыше всего.   И вот едва не сгубив коней, они добрались до деревни Старый пень, от которой веяло могильной жутью. Солнце постепенно шло к закату. Порождения Бездны не очень-то жалуют солнце, поэтому вероятнее всего они где-то укрылись. Если они ещё тут, то после того, как сядет солнце, они сами выползут.   Это вовсе не значило, что от солнечных лучей они вспыхнут как факелы или рассыпятся в прах. Просто они его не любили, как ночные хищники не любят охотится днем. С этим просто надо смириться, а не пытаться выискать причины. Легион это меч Церкви Единения, а изучение Проклятых пусть ложится на летописцев и магов Академии.   Спешившись с коня, Дрейгус оглянул деревню внимательным взглядом. Деревня как деревня, только мертвая. Лишь ветер гуляет по пустынным улочкам, порой раскачивая раскрытые ставни.   - Не нравится мне это место, сэр,- высказал свое мнение рыцарь, стоящий неподалеку.   - Да, мне тоже, Ойгли. Мне тоже... - отозвался командир отряда. - Слушайте команду! Нам надо найти этих тварей и отправить их туда, откуда они взялись! Разойтись!   Его взгляд привлекло обугленное строение недалеко от центра деревни. Нахмурившись, он направился туда. Оно привлекло его по одной простой причине: Проклятые не жгут домов. Можно предположить, что пожар произошел раньше, чем было нападение на деревню, если бы не одно но. Судя по тому, что он узнал об этой деревне перед отправлением, тут должна быть Церковь Единения. А при беглом осмотре поселения он её не заметил. Следовательно, логично предположить, что это она и есть.   Войдя внутрь, его взору предстала не очень приятная картина: семь сильно обгоревших тел, двое из которых принадлежали детям.   - Похоже, они сами себя сожгли, - сделал заключение Логрин.   Дрейгус взглянул на мага, который стоял за его спиной. Неприятный он был тип, Дрейгус вообще магов не любил. Вроде бы и товарищ, но ведь охотится на таких же магов, как и он сам. Да и вообще, маги это зло. Они могут то, что не должны уметь люди. Слишком возгордились от своей силы, и даже самый захудалый маг имеет гонор как у дворянина. И этот был не исключение.   - Да, - согласился командир, склонившись над телами. - Думаю, это была церковь, и вероятно священник поджег дом вместе с людьми, лишь бы не допустить, чтобы их поразила скверна.   - Правильное решение. Так они хотя бы не пополнили ряды врага. Героический поступоккоторый совершали многие во время Забытой Войны.   Так-то оно так, но Дрейгусу все равно не нравился подобный способ уйти из жизни. В самосожжении нет ничего благородного. Это выход трусов, боящихся, что скверна доберется до их души, и они станут нечистыми тварями.   - Их бы похоронить, - предложил Ойгли, зашедший с другой стороны.   Дрейгус кивнул и хотел приказать солдатам вырыть могилы, как неожиданно вмешался маг.   - Это не наша миссия! Мы должны найти порожденных дыханием Бездны сущностей и уничтожить их. А мертвыми пусть занимаются те, кто придут в эту деревню после.   - Но так нельзя! - воскликнул рыцарь, за что получил обжигающий взгляд мага.   - Вы оба правы, так что успокойтесь! - остановил их перепалку командир. - Логрин прав в том, что мы должны в первую очередь уничтожить тварей, а уже после думать о мертвых. Поэтому вначале обыщем местность в поисках врага, а уже затем займемся мертвыми. Неправильно их вот так оставлять.   Прочесывание деревни оказалось довольно скучным занятием. Следов врага внутри самого поселения найти не удалось. Крови, разумеется, было много, но вот тел или следов нет. Повезет, если тела просто оживят, а ведь могут из них сотворить что-нибудь похуже. Сам Дрейгус видел только на картинках древних порождений Бездны, сам же сталкивался только с обычными ожившими мертвецами, но судя по описанию, они были очень опасны.   Первые нехорошие звоночки пришли с востока деревни, когда взволнованные рыцари прибежали доложить о необычной находке. Незамедлительно командир в сопровождении мага направился в указанное место.   - Да чтоб вас Бездна поглотила! - выругался командир, пораженный увиденным. Прямо перед ним были огромные следы и самая настоящая дорога из поваленных деревьев. Что-то очень большое ломилось сквозь лес, сшибая все на своем пути. И ведь самое неприятное, что рыцарям предстояло это убить. - Собирайте всех, пойдем по следу...   Послышались тяжелые вздохи, и Дрейгус отлично понимал, почему. В битве с такой тварью потерь не избежать, но что поделать. Так нужно.   Отряд выдвинулся по следу спустя почти полчаса. К тому времени совсем стемнело, и пришлось идти при свете факелов. В таких условиях воины они были как на ладони. Враг запросто может прятаться за деревьями, а рыцари его даже не увидят. Сами по себе Проклятые не настолько разумны, чтобы использовать тактику, но если их кто-то ведет? Например, некромант, от него можно ждать любой подлости.   С каждым часом преследования солдаты все больше роптали, в отряде чувствовалось напряжение. Да и усталость накапливалась, все-таки они шли в полном снаряжении, как минимум половина из рыцарей были одеты в полные латные доспехи, а остальные ограничивались средними доспехами. Лишь маг ограничился легкой кожаной броней, так как ему тяжелая броня без надобности. В крайнем случае, он всегда может наколдовать магический щит.   Неприятности начались, когда воины совсем расслабились. После многочасового марша по бурелому все выдохлись. А дорога мало-помалу вела к холму, и в итоге вскоре воины были вынуждены шагать в гору.   Вдалеке показался крутой склон, который возвышался над лесом. Хорошо света от двух лун этой ночью было довольно много, а то ведь рыцари могли его и не заметить. Это значило, что впереди тупик, и враг может оказаться прямо тут, если не свернул куда-то в сторону. Идею того, что враг мог забраться прямо по склону наверх, командир предпочитал отбрасывать. Ведь если это так, то придется делать большой крюк, чтобы подняться на него и вновь выискивать след.   - Враг! - закричали идущие спереди солдаты.   Дрейгус бросился вперед, расталкивая впереди идущих, чтобы понять, с кем они столкнулись, и опешил. Прямо перед ними была огромная живая гора мяса. Существо было словно сшито из кусков человеческих тел, притом так небрежно, что в некоторых местах торчали мерзко извивающиеся руки или ноги.   Тварь сидела к ним спиной, но почувствовав позади себя суматоху и крики людей, неторопливо повернулась. Лицо уродливого младенца, с черными провалами вместо глаз, глянуло на людей и довольно заулыбалось.   - Это же Сокрушитель крепостей! - воскликнул маг.   - Не зевайте! Стройся! Приготовится к бою!   Солдаты тут же зашевелились, выстраиваясь в боевой порядок. Вперед вышла тяжелая пехота со щитами, вторым рядом шли копейщики. В центре группы стоял Дрейгус и маг, а позади них лучники уже натягивали тетивы для атаки.   Первый залп из луков практически ничего не дал. Тварь даже не поморщилась и лишь смахнула со своего массивного тела торчащие деревяшки. Маг уже начал подготавливать заклинание, но, к сожалению, не огненное. Ближайший маг огня был слишком далеко от Авины, пришлось ограничиться магом воздуха. Логрин мог создать и огонь, но против такой твари его таланта в магии огня явно было недостаточно.   В этот момент тварь напала, буквально ворвавшись в ряды воинов. Рыцари, понимая, что сдержать такую массу не удастся, рванули в стороны, но судя по крикам, кому-то не повезло. В этот момент Логрин закончил заклинание, и с его посоха сорвалась мощная вспышка. В голову монстра словно ударил огромный невидимый молот, заставив того пошатнуться и рухнуть на землю, завопив от боли.   Воспользовавшись этим, воины бросились в атаку, а маг начал новую подготовку. Похоже, нанесенный урон был не так силен, как хотелось бы. Теперь на виске гигантского младенца красовалась обильная вмятина, но это его только разозлило. Сокрушитель крепостей схватил попавшего под руку рыцаря. Тот вовсю принялся отбиваться, но вырваться из мертвой хватки монстра было невозможно. Монстр, подобно настоящему ребенку, потянул свою новую "игрушку" ко рту. Послышался мерзкий хруст и крик, который тут же стих. Тварь откусила верхнюю часть тела рыцаря, вместе с доспехом.   Дрейгус понял, что надо что-то предпринять. Если сейчас не перехватить инициативу, то солдаты дрогнут и побегут. Какой бы хорошей ни была дисциплина, но сталкиваясь с подобным, любой нормальный человек захочет сбежать. Да что уж говорить, сам командир каждую секунду боролся с желанием бежать.   - Бей туда же! - приказал ДрейгусЛогрину, а сам поспешил в первые ряды.   Выхватив меч, он произнес короткую магическую формулу. Лезвие оружия вспыхнуло огненным пламенем, а монстр, заметив человека с пламенным оружием, как-то не очень хорошо посмотрел, если так можно сказать о существе без глаз.   Попытка схватить человека со странным оружием закончилась обожженной раной на руке младенца. Рассвирепев, чудовище принялось размахивать огромными руками, желая стереть в порошок наглого человека, но командиру везло. Он оказался на удивление юрким, не смотря на тяжелую броню, и наносил удар и ловко отступал.   Воспользовавшись тем, что Дрейгус взял монстра на себя, солдаты попробовали атаковать Проклятого со спины. Лучники к этому времени соорудили огненные стрелы и дали залп, который привел в ужас огромного монстра. Не дав ему очухаться, маг вновь нанес удар невидимым молотом, снеся младенцу пол головы. Из раны тут же хлынула черная жижа.   Но монстра это не убило. Он все ещё продолжал жить, но явно растерял свой боевой пыл. Это и решило его судьбу. Перейдя в оборону, он лишь поднимал дух солдат, и те дрались с новыми силами, понимая, что ещё чуть-чуть и монстру придет конец. Так и случилось: третий раз маг ударил не в голову, а в ногу, которая и так сильно пострадала от клинков рыцарей и огненного меча Дрейгуса. От удара ногу просто-напросто оторвало, что лишило тварь маневренности.   Ещё пятнадцать минут напряженной борьбы, и дело было сделано. Маг, выбившийся из сил, последним молотом добил монстра, который к тому времени остался без конечностей, благодаря слаженным действиям воинов. Рыцари, как заправские мясники, разделали Проклятого на куски.   Сейчас они сидели на поваленных деревьях, уставшие и покрытые черной жижей. Лишь магу и паре лучников удалось остаться относительно чистенькими. Дрейгус, смотря на них, лишь хмыкнул: если бы тварь оказалась поумнее и напала бы на мага, а не на него, все могло оказаться ещё хуже.   Они не досчитались четверых бойцов. При том последний погиб по глупости: решив, что тварь уже не в состоянии шевелиться, он потерял бдительность. Его отшвырнули в сторону с такой силой, что он сломал позвоночник о дерево.   Их осталось двенадцать, вместе с командиром и магом.   - Командир Дрейгус! - к нему подбежал один из солдат.   - Что такое? - раздраженно спросил командир, ощущая жуткую усталость. Давно он так невыкладывался, возраст уже не тот.   - Мы нашли вход в пещеру, у самого обрыва. Следы Проклятых ведут туда. - Доложил один из разведчиков.   - Задница Атория! - Дрейгус сердито сплюнул на землю.   - Сражаться с Проклятыми в узком пространстве... - согласился с ним маг. - Это явно проблема.   - Ещё бы... Тебя использовать будет сложно, как и лучников. С другой стороны, засаду там сделать куда сложнее. Ладно... Отряд! Слушать приказ! Отдыхаем ещё десять минут, а потом... Идем в пещеры!

Глава 12: Книжная лавка

   К сожалению, наша романтическая идиллия долго не продлилась, так как появился Ригор. Хотя к тому времени уже и Лита стала жаловаться, что я слишком заколол её щетиной. Кузнец собирался войти в комнату прямо так, хорошо девушка защелкнула защелку, и вместо того, чтобы открыться, мы просто услышали, как что-то массивное ударилось о дверь.   Этот неожиданный звук оторвал нас от поцелуев и заставил меня подскочить. Литу тоже это напугало.   - Открывай! Чего заперлись? - послышался недовольный голос Ригора.   Но открывать мы не спешили: за считанные секунды мы попытались привести себя в порядок. Девушка быстро пригладила растрепавшиеся волосы и поправила слегка помявшуюся блузку. Я тоже поправил рубашку, хотя она и обычно выглядит на мне несколько смешно.   - Ну и чего заперлись? - недовольно проворчал Ригор, заходя в комнату и оглядывая нас внимательным взглядом.   - Пап! - Лита, сверкнула глазами в сторону отца. - Вообще-то, не вежливо вот так вламываться!   - А нечего... - Ригор хотел было что-то сказать, но передумал, махнув на нас рукой. Дескать, что с нас взять. Про отношения он догадывался давно, но встревать в них не хотел. И я уважал его за это решение. - Добрались без приключений?   Ригор словно в воду глядел. Не став ничего таить, мы кратко пересказали ему то, что случилось с нами по дороге.   - Ну, вы даете... - охнул он. - Зря вы за малявкой побежали. Тут ведь целая банда орудует. Кто-то ворует, а кто-то этих воров охраняет. Местные знают: если у тебя сперли кошелек, то надо звать стражу и говорить приметы вора и куда побежал. Конечно, шанс, что деньги вернут, мал, но он есть. А вот лично преследовать не советую, тем более в каких-то безлюдных переулках. А ты молодец, Коу, двоих вооруженных уложить...   - Убивает не нож, а человек. Какой толк от оружия, если не умеешь им пользоваться?   - Хорошо сказано, - согласно кивнул Ригор. - Но все равно, будь аккуратнее. Не хочу, что бы тебя убили, Лита же потом плакать будет.   - Отец! - рыкнула девушка. - Нельзя говорить такие вещи!   - Да я чего? - попытался ретироваться отец. - Просто волнуюсь и даю советы, а то он за месяц уже в две драки успел влезть. Одно дело драться с дурачком Дорнаном, а другое - с местными бандитами. Поговаривают что здешний главарь, всей этой шайки один из шести мечников.Так что будь на стороже и больше ни во что не лезь.   - Я учту, - кивнув, сказал я, хотя не понял про каких мечников шла речь.   - Ну и славно. И какие планы у вас, молодежь?   - Да никаких, - у меня и вправду не было никаких конкретных планов. Разве что пригласить Литу в какой-нибудь ресторан, а также разузнать по поводу быстрой и непыльной работы.   - А я планирую сходить в книжную лавку, - довольно заявила девушка, предчувствуя радость открытия новой книги. - Я так надеюсь, что вышел новый том о герцогине Ондэ... Интересно, она все-таки вышла замуж за Фердинанда, или злой некромант помешал их счастью...   Услышав это, я довольно хмыкнул. Она сейчас похожа на наших домохозяек, которые подсели на бразильский сериал.   - Ты чего смеешься? - настороженно спросила она.   - Ничего-ничего! - тут же ответил я, едва сдерживаясь, чтобы не захохотать во весь голос.   - Пойдешь со мной?   - Почему бы и нет, - пожал я плечами. Все равно каких-то четких планов у меня не было. Думал, может погулять по городу, посмотреть, как живут местные. Но одно другому не мешает.   Ригор пошел по своим делам, а Лита, к моему разочарованию, решила пойти освежиться. В итоге я остался наедине с самим собой, что тоже было не так уж и плохо. Порой полезно побыть одному и обмозговать информацию.   Первое, что пришло в голову - Проклятые, эти проворные живые скелеты, обтянутые кожей. Я теперь каждую ночь временами просыпаюсь, словно мое подсознание хочет оставаться начеку, и ожидаю, что эти твари выйдут из темноты. А вот Лита и Ригор перенесли это на удивление спокойно, хотя возможно, что они просто не показывают вида.   Могу только ужаснуться, что за сила способна породить таких созданий. А ведь там, в лесу, было ещё одно, от ходьбы которого содрогалась земля. Не могу даже вообразить, что это должно быть. Надо бы подробнее разузнать об этих проклятых....   Господи! Да у меня уже целый список того, что не мешало бы изучить, начиная от географии и народов, населяющих этот мир, заканчивая кучей бытовых мелочей вроде свадьбы. Все было бы куда проще, если бы меня научили читать... Интересно, а в той книжной лавке есть что-то, напоминающее букварь? Возможно, это бы сильно упростило мое обучение.   Повалявшись на кровати, я вдруг загорелся идеей снова коснуться магических потоков. Не успел я оглянуться, как передо мной вновь повсюду были магические линии. И ведь понимаю, что рискованно таким заниматься: вдруг, кто заметит. Но так хочется... Сам не знаю, почему... Пока что я просто визуализировал потоки и втягивать энергию не собирался.   Вот уж не знаю почему, но рука сама потянулась к ближайшей линии. Я уже увидел, как энергия устремилась к моим пальцам. Когда она почти коснулась кожи, я осознал, что делаю страшную глупость. Похоже, Корион был прав, и со временем тело само начинает впитывать энергию из потоков. И в этот момент энергия, наткнувшись на мое нежелание принять её, сменила состояние, и меня ударило током. Выругавшись, я тут же отдернул руку.   - Что за чертовщина!? - выкрикнул я, удивлено таращась на пальцы. Это было что-то новенькое. Прежде такого результата я не добивался, и понятия не имел, хорошо это или плохо.   Поворчав, я пожелал больше не видеть потоки, и те послушно исчезли с моих глаз. И прикрыл глаза и, решив, что хватит раздумий, задремал. Все равно Лита будет мыться ещё около часа.   Проснулся я от того, что на пороге стояла Лита и, довольно ухмыляясь, смотрела на меня.   - Ты чего? - сонно спросил я.   - Да ничего, - пожала она плечами. - Ты просто милый, когда спишь. Обычно стараешься выглядеть таким суровым, а во сне ты не такой.   - Ну, хоть слюни не пускаю. Ты готова?   - Да.   Я не стал заставлять её ждать. Лишь умылся по-быстрому, чтобы смыть остатки сна, пока девушка внизу болтала с Гетри.   А Лита и вправду привела себя в порядок, даже волосы распустила, что ей безмерно шло. Я рядом с такой красавицей чувствовал себя бомжем, одетым в грязную и страшную одежду. Увидь меня кто из моего мира - засмеяли бы: короткие штаны, больше напоминающие бриджи, и рубашка из хлопка, которую я носил уже пару недель. На ногах нечто вроде сандалий, только из дерева. Такую обувь, если мне не изменяет память, носили японцы. Вместо пояса веревка, на которой висит мешочек с моими вещами. Вот такой вот у меня неприглядный вид.   Из этих мыслей родилась ещё одна идея и необходимость - мне нужна нормальная одежда. То, что на мне, это перешитые вещи Ригора, поэтому порой они смотрелись на мне смешно. Но пяти серебрушек не хватит, чтобы сводить в ресторан девушку и заодно купить мне одежду. По крайней мере, мне так кажется. Ригор говорил, что наряд Литы обошелся в пятнадцать серебряных монет.   Но деньги будут нужны не только для этого. Если я хочу взять Литу в жены, то в первую очередь мне нужно кольцо. А может и не нужно... Опять все упирается в незнание мной некоторых обычаев. И спросить не у кого... Как бы то ни было, кольцо все равно можно купить. Даже если оно не символ брака в этом мире, подобная безделушка обрадует Литу.   Возможно, я чересчур тороплю события с этим, но я люблю её и этого мне достаточно. Вернуться в свой мир? Не думаю, что это будет так просто, поэтому лучше рассчитывать на то, что бы обосноваться тут.   Была ещё одна вещь, которая немного беспокоила: как бы те бандиты не решили отомстить. Не то, чтобы я боялся, но не хочется получить нож в спину, пока идешь в толпе.   Мы направлялись в торговый квартал в западной части города, старательно избегая малолюдных переулков. Вероятно, девушка мыслила о том же, о чем и я.   Авина как таковая условно была поделена на несколько кварталов. Был квартал ремесленников, находившийся недалеко от тех ворот, через которые мы прошли в город. Но там если и продавали товар, то оптом, так что чаще всего там закупались магазины или те, кому нужно много и подешевле. Основными его обитателями, как я понял, были гномы, но и людей там хватало. Именно в этом квартале Ригор впоследствии планировал закупить железа.   Торговый квартал находился недалеко от главной городской площади. Сейчас мы шли не через неё, но договорились с Литой заглянуть туда после магазина. Что же касается торгового квартала, то Лита сказала, что там все довольно дорого. Есть магазины в других кварталах, но обычно они маленькие и выбор там не такой большой. А вот книжная лавка была одна на весь город. Что сказать, жители не сильно любят читать. А может, просто не умеют? Ригор вот не умеет, это его дочь на удивление эрудированна для своего возраста и положения в обществе. Опять же, все никак не могу найти удачную возможность с ней это обсудить.   Как я понял, жилых кварталов было много, но они различались по типу: один для низшего сословия, другой - для среднего. Наиболее дорогая недвижимость была в центре, собственно как и у нас. А окраина города была куда более дешевой. Да и дома между этими кварталами различались, не столько внешне, сколько внутренне. В бедных домах были не столько квартиры, сколько общежития: единое место для готовки и закутки для жильцов. А вот в домах в центре были именно квартиры. Некоторым наиболее богатым людям принадлежал целый этаж. На самом деле в таком распределении жилых домов была своеобразная логика. Бедные кварталы возникли вокруг городских ворот, и это логично. Ворота это главные артерии, по которым течет людская масса. И, разумеется, если у тебя достаточно денег, то ты предпочтешь жить там, где народу поменьше.   Наиболее состоятельные люди жили в "дворянском квартале". Но в народе это место называли Золотым холмом. Почему? Потому что эта часть города находилась на возвышенности, и попасть туда можно было только по приглашениям. Там была собственная охрана, которая не зависела от охраны остальных районов, а дома отличались от строений в других частях города. Это были самые настоящие особняки, почти такие же, какие строят олигархи у нас на Рублевке.   Мимо нас прошли люди в золотистых одеждах. Лица были скрыты за капюшонами, а на просторных балахонах красовался витиеватый узор красного цвета. Весьма интересно то, что перед ними расступались люди. Не все, но большинство. Я заметил лишь пару личностей, которые лишь зло косились на проходящих людей, а один даже смачно выругался, упомянув задницу Атория.   - Это служители Церкви Единения, - пояснила Лита, заметив мой заинтересованный взгляд.   - Так вот как они выглядят... Впрочем, можно было догадаться. Кстати, давно хотел спросить, а почему Единения? Почему не церковь Атория, например?   - Ну, есть много вариантов того, почему Церковь называется именно так. И самой достоверной, на мой взгляд, является теория о том, что после Забытой Войны церковь стала притеснять других верующих. "Единая вера" было их главным лозунгом в ту эпоху. Разрушались храмы, посвященные другим богам, а те, кто не принимал Атория, жестоко наказывались.   - Понимаю, - кивнул я. "Походов за веру" и в нашей истории хватало с избытком. Но, разумеется, девушке я об этом не сказал.   Сразу за священнослужителями бежали несколько ребятишек держащих в руках кипу листов бумаги. Они весело зазывали и раздавали их прохожим. Мне тоже достался один и я не без интереса взглянул на него. Там был нарисован мужчина с гордо поднятой головой, в одной руке он держал меч, а в другой бокал с вином. На голове его красовался лавровый венок, подобно римским императорам. А под рисунком был небольшой текст, который я по небезызвестной причине прочесть не мог.   - Что там? - с интересом спросила Лита, выхватив бумагу у меня из рук. Порой ей все-таки недостает некоторого чувства такта. Аможет она просто знает, что я не обижусь на неё за такое. - Ого, похоже послезавтра на закате на главной площади появится сам Великий Аторий!   - Да ну? Мне кажется, все это какое то надувательство. Что бы бог, вот так просто появился перед людьми?- не поверил я. Пусть, по словам Литы, та девушка с желтыми глазами в лесу и богиня, но кто сказал, что это именно так? По мне она была просто монстром, как и её "питомцы".   - Почему? Тут как раз все вполне логично. Если бог не будет временами появляться перед людьми, то вера в него упадет. Зачем нужен бог, который не помогает?   Я не нашелся, что ответить юной девушке по этому вопросу. Наши священники бы заявили, что нужно просто верить. Как говориться, "знать, не значит верить". А все наши религии строятся именно на вере. Вере в хорошее, в лучшее. Похоже, в этом мире все не так.   - Временами Аторий является перед народом, хотя обычно это происходит в столице. Так что нам повезло, мы сможем лично увидеть Атория прямо тут!   А я вот был не так оптимистичен, как девушка. Увидеть бога... если он действительно бог, а не выдумка ловкачей, было бы интересно. Но по своему жизненному опыту знаю, что чем известнее персона, тем больше народу придет на неё посмотреть. Город и так не маленький, а если о подобном событии молва разошлась далеко? Народу тут будет так много, что мы рискуем вообще не увидеть этого бога.   - А ты его раньше видела?   - Да. Один раз, когда была совсем маленькой.   - И все равно, я что-то не очень верю, что это бог.   - Все-таки странный ты человек, Коу. Ты и в магов не верил, до недавнего времени.   - А я и сейчас не очень-то верю, - хмыкнул я. - И пусть я видел эти самые разломы, магию я так ни разу и не узрел. Корион не показывал мне заклинаний, лишь постоянно ворчит себе под нос и косо на меня смотрит. Порой мне кажется, что он хочет испепелить меня на месте, но почему-то сдерживается.   - Он хороший, - отмахнулась Лита. - Просто волнуется за меня и считает тебя подозрительным.   Ну ещё бы... Да я удивлен, как она и Ригор спокойно ко мне относитесь. Ведь догадываетесь, что я все помню, уж слишком плохой из меня врун. Да и вещи мои весьма необычные, и не смотря на потерю памяти, я отлично знаю, как ими пользоваться, хотя по идее не должен.   - Не держи на него зла, - продолжила Лита. - Он обещал моей матери, что будет заботиться обо мне и приглядывать за отцом. Вот и боится, что со мной что-нибудь может случиться рядом с тобой.   - Я понимаю, - согласно кивнул я.   - Со временем он свыкнется с тобой, я обещаю.   Как бы мне этого хотелось... Что ни говори, но этот мужик имеет на Литу влияние куда более сильное, чем отец. И ведь опасен, одного взмаха его руки достаточно, чтобы превратить меня в горстку пепла или раздавить как жука. С таким приходится считаться и на всякий случай держать за пазухой пистолет. Каким бы крутым магом он ни был, не думаю, что он может увернуться или блокировать пулю. Что бы не говорила Лита, он не скрывает свое отношение ко мне и однажды прямым текстом мне сказал, что убьет меня, если я сделаю то, что может повредить ему или Лите.   -А что ты можешь рассказать мне о Атории? Вот мы все говорим, бог да бог, а интересно, каковы его возможности. Он всесилен или как?   - Он далеко не всесилен. Боги больше похожи на очень сильных магов. Они обладают довольно большой силой, но все равно она ограничена определенными рамками. В отличие от мага, бог использует более чистую энергию и в больших количествах. Аторий может с легкостью убить Архимага, а тот не сможет его даже поцарапать.   - А у него есть какие-то обязанности?   - Разумеется. Я же говорила, что бог черпает силу в своих сторонниках. Отчасти поэтому и существует Церковь Единения, она не дает другим богам набрать хоть какую-то силу, чтобы противостоять Аторию.   - Суровый.   - Разумеется, как и любой правитель. Но ему нужна вера, а не страх. Поэтому периодически он являет себя миру. И не только так, как будет послезавтра. Аторий выполняет желания, по крайней мере, те, которые ему по силам. Раз в год в столице проводится праздник в честь Атория. И ста счастливчикам он выполнит желания. Есть так же шанс, что он ответит на молитвы, которые ты ему будешь воздавать. Но такое случается редко и обычно с рьяно верующими, которые дают ему сил больше остальных. Это как со звездами: ты в первую очередь обращаешь внимание на более яркие, так и тут.   Мы миновали еще пару улочек, и вышли к лавке.   Внешне она не сильно отличалась от трактира. Фасад здания был примерно таким же, только на табличке вместо рыбака красовалась раскрытая книга и перо. Внутри все было именно так, как и должно быть в книжном магазине: несколько крупных стеллажей с книгами, рядом с которыми были таблички с надписями. Как я полагаю, это было нечто вроде оглавлений с тематикой.   Почти на самом пороге возник невысокий худощавый старичок с аккуратно стриженой треугольной бородкой. Одет он был в элегантный сюртук с золотистым орнаментом на воротнике. Смотря на его нарядный вид, я слегка смутился своему неприглядному виду. Нет, определенно надо будет прикупить нормальную одежду.   - О, Лита, да прибудет с тобой благословение Великого Атория! - поприветствовал он девушку.   - Агван! - радостно воскликнула Лита и сделала реверанс, изображая руками несуществующее платье. Хорошо хоть без объятий. Похоже, Литу тут многие знают и любят.   - А кто это с тобой? - вежливо поинтересовался старичок, названый Агваном.   - Познакомься, это Коу, - Лита радостно представила меня. - Он мой очень хороший друг.   - Рад знакомству, - я протянул руку для рукопожатия. На что Агван удивленно уставился на меня.   Тьфу ты! Совсем забыл, что тут нет обычая пожимать руки. Вот реверансы отвешивать принято, а руки жать - нет. Что за мир такой? В знак приветствия обычно тут отвешивают небольшой поклон, который я собственно и сделал, смущенно отдернув руку.   - Не обращай внимания, - Лита мягко положила руку на плечо старичка. - Порой у него проскакивают странные обычаи и словечки. Я уже привыкла.   - Понятно, понятно, - согласно закивал он.   - Ты лучше скажи, вышли ли новые приключение графини Ондэ?   Дальше я не слушал. Лита пару раз пыталась мне рассказать про эту самую графиню, но мне очень быстро наскучило. Классическая приключенческо-любовная книга о неразделенной любви, кознях некроманта и о благословении самого Атория.   Пока Лита и Агван говорили, я принялся глазами ощупывать стеллажи с книгами. Взял вначале одну из них и внимательно изучил. Я пару раз видел книги у Литы, но детально их не рассматривал, все равно читать не умею. А ведь стоило, когда я увидел сегодня брошюрки, меня кое-что заинтересовало.   - Лита, извини, что отвлекаю, - позвал я её. Девушка, ничуть не расстроившись прерыванием беседы, обратила все свое внимание на меня.   - Да? - отозвалась она.   - Скажи, а ведь эти книги не рукописные, я прав? Просто я вспомнил те брошюрки, что раздавали на улице, и подумал, что они не больно-то похожие на рукопись.   -Разумеется! Это ж сколько времени и сил надо, чтобы руками все книги переписать! Раньше так и было, но пару сотен лет назад гномы изобрели какой-то хитрый печатный станок. И теперь в каждом уважающем себя городе есть типография, занимающаяся печатью книг, брошюр и прочим.   - Вот оно как... - задумчиво протянул я. - Спасибо.   Я все больше начинаю относиться по другому к этому миру. Он уже не кажется мне таким отсталым, как я полагал вначале. В крупных городах есть водопровод и канализация, неплохо развито книгопечатание. Я уже не удивлюсь, что здешнему народу известен секрет пороха.   Поняв, что я удовлетворен ответом, Лита вернулась к обсуждению новых книг с Агваном. Я же вновь принялся изучать стеллажи, все равно больше ничего интересного тут не было. Пока мне на глаза не попалась полка с красной табличкой. Весьма необычно, учитывая, что все остальные были коричневые.   Недолго думая, я взял одну из книг и стал не торопясь листать. Пролистав страниц десять, я заметил, что разговоры между Литой и Агваном смолкли. Я поднял глаза и наткнулся на их удивленные взгляды, а Лита немного покраснела и смотрела на меня со смущением. А вот старик как-то забавно крякнул.   - Что-то не так? - спросил я.   Лита хотела что-то сказать, но перевернув страницу я и сам понял. Там красовалась иллюстрация к происходящему в данной книге, изображающая интимный акт между мужчиной и женщиной.   - Понятно, - коротко кивнул я, с каменным лицом захлопнув книгу, и не глядя одним движением поставил её на место.   - И насколько популярна это книжная полка у вас в магазине? - не удержался и спросил я у хозяина.   - Относительно. Могу сказать, что у меня есть пара клиентов, которые с нетерпением ждут её пополнения. А вас заинтересовало? Хотите приобрести? - в его голосе сразу зазвучала надежда. Может, он и любил книги, но все-таки старый Агвин в первую очередь был торговцем.   - Нет. Не желаю. Я все равно читать не умею. А картинки... что в них интересного? - сказав это, я подмигнул Лите. А про себя добавил, что нашем интернете можно найти "картинки" получше.   Но было в книжной лавке то, что могло меня заинтересовать, не смотря на незнание языка. Это были карты! Хочется знать, насколько большой этот мир. Агвин радостно откликнулся на мою просьбу показать карты. У него имелось множество местных карт, но они меня интересовали мало. Какой мне толк от того, где какие дома расположены, и в каком лесу по соседству больше всего дичи?   Для детального изучения карт нам пришлось углубиться в магазин. Пригласив нас двоих за большой стол, сам хозяин удалился на несколько минут и вернулся с руками полными свертков. Сложив их на столе, я стал разворачивать один за другим, попутно уточняя некоторые детали у Литы.   Судя по картам, Ногдо была наиболее большой страной из представленных. Я так и не понял, является Ногдо королевством или империей, но думаю, что в рамках этого мира попытки подогнать устройство страны под мои понятия выглядят малость нелепыми. Как бы то ни было, в Ногдо всего один правитель, именно он обладает правом издавать законы. Конечно, помимо него существует так называемый Совет дворянских родов, но это больше совещательный орган. Также есть Круг старших магов во главе с Архимагом. Как я понял со слов Литы, он был создан как противовес дворянскому совету, но на деле не имеет такого сильного влияния, как первый.   Не менее важную роль в политике играет и Церковь Единения. Но в отличие от двух других органов, все советы королю (или императору) дает всего один человек - верховный жрец. Его влияние безмерно, и порой даже сам король не может пойти наперекор "совету". Как можно отказать человеку, у которого бог "на прямой связи"? Лита говорила, что ходят слухи, будто на крупных советах с присутствием всех органов власти появлялся сам Аторий.   Авина, как я понял, была чуть ли не приграничным городом. Но это довольно условно, учитывая, что до границы было несколько дней пути на запад. Там начинались земли другого монархического государства Айварда. Несколько столетий назад именно оно было сильнейшим государством, и тогда верховный жрец Церкви Единения был именно в нем. Но по каким-то политическим причинам, которых простой люд не знал, началась война. Закончилась она тем, что от Айварда откусили здоровенный кусок и присоединили к Ногдо, а верховный жрец теперь живет в Грайванде.   Южнее Ногдо находились уже упоминаемые Литой и Ригором, Тринстолл и Гринстолл, некогда бывшие единым государством, которое после гражданской войны распалось на две постоянно враждующие стороны. Что, впрочем, и не удивительно: половину земель Гринстолла занимает пустыня. Оно и понятно, что Гринстолл завидует соседу, у которого полно лесов и зеленых полей.   Между ними и Ногдо была так называемая Вольная земля. Лита и Агвин рассказали, что по сути это не одна страна, а под сотню маленьких. Чуть ли не каждый город - это собственное, маленькое, но гордое государство. Где-то сидит король, где-то - совет из самых богатых жителей города. Но, по словам хозяина лавки, вечно так продолжаться не может. Там часто вспыхивают разнообразные конфликты. Иными словами, это местный аналог горячих точек. В итоге, по словам Агвина, рано или поздно тут появится одна или несколько крупных стран или Ногдо захватит их. Сейчас активно ходят слухи о начале военной экспансии на Вольную землю.   Городов в Ногдо на удивление оказалось много, но их размер понять было нельзя. Лишь столица была жирно выделена, подчеркивая свою важность.   - А это что? - указал я на гору, которая почему-то была обозначена жирным, как и Грайванд.   - Это Щюркхард. Обитель Атория. Или ты думаешь, бог будет жить среди смертных?   - Я почему-то думал, что он обитает в каких-нибудь высших слоях реальности, - почесал я затылок. - А у него собственная гора?   Выходит, гора со странным, режущим слух названием это местный Олимп, на котором живет местный бог-владыка и порой спускается к своим смертным слугам.   - О да, - согласно закивал Агвин. - Там находится самая настоящая крепость, построенная гномами ещё задолго до Забытой войны, и великий престол, на котором восседает Аторий. Именно его мощь превращает обычного бога, в верховного.   - А если на него сядет человек?   - Кто знает... Я читал, что престол находится на самой вершине, в специальной комнате без дверей. Только Бог может попасть туда.   - А что дает этот престол? Огромную силу? - спросил я, на что старик просто пожал плечами.   Я изучал карты ещё некоторое время. Помимо вышеперечисленного, на континенте было ещё несколько стран, но как я понял, про них мало кто что знал. Они были жутко бедны, и только то, что это сильно ударит по экономике Ногдо, мешает завоевать их.   А вот хорошей карты Саргона просто-напросто не было, лишь очень аморфные черты второго континента, которые немного различались в разных картах. Относительно точными были карты только двух поселений, единственных к слову. На вопрос, почему так, Лита лишь пожала плечами. А вот владелец лавки смог кое-что рассказать: земли Саргона практически не заселены, кроме этих самых двух поселений на береговой линии.   Все дело во множестве магических прорывов. Судя по тому, что рассказал старик, именно на Саргоне и происходили главные боевые действия Забытой войны. Огромные потоки магии сделали континент не пригодным для жизни. Маги-теоретики рассчитали, что люди смогут там поселится разве что через пару тысяч лет, когда большая часть магии вновь сольется с магосферой. К тому же, там немалое количество божественной магии, которая куда сильнее, чем человеческая.   Должно быть, интересное местечко...   В лавке мы пробыли почти час, и я нисколько не жалел о том, что пошел с Литой. Теперь я хотя бы примерно представлял себе окружающий мир и его геополитику. Лита спустила на книги больше трех серебрушек, и теперь мне приходилось нести в руках немаленькую стопку томиков.   Как и решили раньше, возвращались в трактир мы вовсе не по той дороге, какой шли в лавку. Сейчас наш путь пролегал прямо через главную площадь, на которой если мне не изменяет память, находился храм Церкви Единения.   - Похоже, тут какое-то мероприятие, - сказала Лита.   К этому времени я и сам с удивлением отметил, что на площади довольно людно, порой приходилось буквально проталкиваться через людей. Как бы не нарваться на карманника... С такой кипой книг, которая была у меня в руках, не побегаешь.   Тем временем в центре площади началось оживление. Лита, разумеется, раздираемая любопытством, начала пробиваться к месту будущего действа, полностью игнорируя мою нелегкую ношу. Мне пришлось топать следом.   Когда мы пробились достаточно близко, я сразу понял, что происходит. И увиденное мне не понравилось.   - Граждане доброго града Авина! - громко воскликнул мужчина в золотистой одежде с красным орнаментом, стоящий на большой каменной платформе, которая служила местной сценой. Помимо него, недалеко стояли одетые в такие же одежды священнослужители. А вокруг каменной площадки выстроился ряд рыцарей, закованных в латы, не подпускающий зевак достаточно близко.   Но не понравилось мне не это, а то, что рядом с ним стояли три столба, к которым были привязаны люди. Двое мужчин и одна женщина. Под ногами несчастных была сложена груда дров, щедро присыпанная сухим сеном.   - Что тут происходит? - Лита похоже ещё не поняла, чему именно мы готовы стать свидетелями.   - Казнь! - сквозь зубы процедил я.   - Как вы, наверное, знаете, - тем временем священник продолжил, - зло вернулось в этот мир! Скверна поразила уже несколько деревень, две из которых находились совсем рядом с Авиной! Она исказила саму жизнь и породила на свет монстров и нечистых тварей! Одну из деревень очистил в священном пламени сам Великий Аторий!   - УРА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А! - оглушительно завопила толпа, отчего у меня заложило уши.   - Эти "люди", - он специально произнес это таким тоном, чтобы ни у кого не оставалось сомнений, что это "нелюди", - были порабощены скверной!   - Это не правда! - завопил что есть мочи один из пленных, за что удосужился удара под дых от одного из рыцарей.   - Они бежали из тех деревень, чтобы молить о помощи! Но это не так! Их разум исказила Бездна, а тела осквернили, чтобы явившись в наш славный град поразить его скверной! Они ходят среди нас и внушают нам мысли поддаться тьме! Но мы не позволим этого! Наша Великая Церковь защитит земли, принадлежащие ей! Именно поэтому мы сегодня и собрались, чтобы показать Бездне, что мы её не боимся!   - Мы просто люди! Такие же, как вы! - в этот раз закричала женщина, за что в ответ получила в лицо камнем. Голова девушки качнулась и тут же упала вперед, со лба потекла небольшая струйка крови.   От этого зрелища душа ушла в пятки, а кулаки сжались в молчаливом бессилии. Мне хотелось растолкать людей, вырваться туда и закричать. Попытаться показать им, что это какое-то безумие! Я помню тех тварей, с которыми мы столкнулись, но это же просто люди! Возможно такие же несчастные, которые столкнулись с тьмой и бежали, ища спасение. А попали в руки служителей Церкви Атория.   Это неправильно! Откуда столько жажды крови!? Ведь по идее и мы можем оказаться среди них!   - Коу? - Лита позвала меня, заметив, как напряглись скулы на моем лице. - Я догадываюсь, о чем ты думаешь, но им не помочь.   Я в ответ лишь согласно кивнул. Разумеется, девушка права. Это толпа, а толпе нужно только одно - зрелище. И мне сейчас просто омерзительно быть её частью. Я же не какой-нибудь герой, способный одним своим видом утихомирить толпу. Если я вмешаюсь, то меня либо убьют рыцари, либо растерзают люди. Думаю, эти священники запросто ткнут в меня пальцем и скажут, что я один из нечистых, раз пытаюсь спасти пораженных скверной.   Фанатики. Ненавижу фанатиков.   - Не бойтесь, добрые жители Авины! Мы очистим нечестивцев в священном пламени! - один из рыцарей поднес священнику факел. Мужчина, что ранее получил под дых, вновь принялся кричать, пытаясь достучаться до толпы. Могу лишь посочувствовать бедняге, в глазах наблюдавших он зло. А вот его сосед был на удивление тих, не смотря на то, что губы его постоянно шевелились. Может быть, он молился, а может, сошел с ума от страха перед грядущим. Одна лишь женщина просто повисла на веревках. Возможно, жизнь уже покинула её бренное тело.   - Пойдем отсюда, - шепнул я Лите. К моему счастью она сразу согласно кивнула. Судя по выражению лица девушки, ей тоже не доставляло наслаждение то, что творилось на сцене.   Мы пошли, а позади нас раздавались чудовищные крики людей. Прямо как те, что мы слышали в деревушке с ожившими мертвецами...   Слыша эти душераздирающие крики, у меня было всего одно желание: кинуть под ноги этим священникам осколочную гранату. Её бы не заметили, пока не стало бы очень поздно. Если бы я не оставил гранату в трактире, возможно, сейчас на площади было бы не три трупа, а больше...   Нет смысла думать об этом, я ничем не могу помочь этим людям.

***

   Вначале рыцарь полагал, что пещера не очень глубокая, и они догонят врага довольно быстро. Но командир ошибался. Спуск в недра земли продолжался вот уже почти час, а горящее предчувствие боя потихоньку превращалось в усталость. Люди так сильно испугались и устали после боя с сокрушителем крепостей. Этот поход в подземное царство был последней каплей.   Оставалось лишь гадать, куда именно они идут по узким темным коридорам пещеры.   - Их явно делали люди, - хмуро заметил Ойгли, старающийся держаться рядом с Дрейгусом.   - Или гномы, - поправил рыцаря маг. - Одно точно - они рукотворны. Слишком прямой склон и кое-где видны деревянные и каменные подпорки.   - Возможно, это старая шахта, - высказал предположение солдат, идущий рядом с Ойгли.   - Ни на одной карте она не обозначена, - парировал маг. - Я специально проверял, до нашего отправления. Проклятые не любят солнечный свет и предпочитают днем забираться в такие норы, и я с уверенностью заявляю, что этой шахты на картах нет.   - Тогда точно гномы, - воздохнул Ойгли. - Они же самые настоящие кроты! Да под всем Ногдо тысячи их подземных тоннелей. Так они деньги между банками и перевозят. Отсюда такая надежность.   - Может и гномы, - согласно кивнул Дрейгус.   - Как думаете, насколько глубоко мы спустились?   - Достаточно, - сказал Логрин.   Солдаты шли на удивление тихо, учитывая, что обычно три десятка солдат в полной броне громыхают и ругаются так, что слышно за километр. Сейчас же все спускались в полном молчании, лишь латы тихо поскрипывали.   Вперед послали двух солдат-разведчиков. И их неожиданное возвращение могло говорить только о том, что впереди замечен враг. Дрейгус, шагавший в первых рядах, тут же принял доклад разведчиков.   - Впереди огромная пещера, капитан, - доложил один из разведчиков, немного запыхавшись. - Там замечено большое количество врагов.   - Сколько?   - Много. Очень много. Намного больше, чем нас.   Дрейгус нахмурился. Сбываются все его худшие опасения.   - Сокрушители крепостей есть?   - Нет. Но много других тварей, от вида которых становится страшно. Что за извращенная фантазия могла породить настолько омерзительных созданий?   - Вот это мы и выясним. Выдвигаемся! Всем приготовится к бою!   Пещера и вправду оказалась огромной, полный её размер сложно даже вообразить. Там в кромешной тьме копошились самые разнообразные твари, искореженные мраком существа, созданные только для одного - нести смерть и вселять ужас в сердца живых. И высушенные мертвецы были самыми безобидными из них.   Столкнувшись с этими нечистыми созданиями, воины дрогнули в страхе. И лишь рев Дрейгуса, стоявшего в первых рядах, заставил солдат забыть о страхе.   - Если мы погибнем сегодня, то заберем как можно больше тварей с собой! - кричал командир, и верные люди поддержали его боевым ревом.   Рыцари дружно врезались в ряды монстров. Дрейгус вновь воспользовался силой зачарованного меча, опаляя тварей, попавшихся под руку. Те благоразумно старались держаться подальше, предпочитая выбирать менее опасные цели.   Громыхнуло - в дело вступил боевой маг, которого обороняла троица хорошо защищенных воинов. Сразу десяток мерзких существ превратились в лепешку от удара воздушного молота. Но на мага не стоило слишком полагаться: ещё пара ударов и он выдохнется. Сражение с сокрушителем крепостей и так выжало из него много сил. Но маг старался, превозмогая себя, он помогал солдатам, как мог. Одной рукой он посылал воздушные заряды из своего посоха, попутно создавая заклинание для массового удара молотом.   Рядом с Дрейгусом дрался Ойгли, отбиваясь от какой-то крупной твари, вооруженной дубиной. Возможно, когда-то это был Кводлаг, но сейчас скверна исказила его суть. Солдату было тяжело отбиваться от этой твари, она явно теснила его. Могучий удар дубины выбил щит из рук воина. Командир хотел броситься на помощь, но другое создание, передвигающееся на четвереньках, преградило ему путь. Четвероногий монстр был ловок, но Дрейгус был быстрее. Взмах огненного меча рассек тварь пополам, но было уже поздно.   Пораженный скверной Кводлаг размозжил воину голову. Не думая не секунды, рыцарь упокоил своего противника. А затем ещё одного, и ещё. Горячка боя полностью захлестнула его, и он рубил, рубил и снова рубил, пока силы не стали покидать его. Он уже и не заметил, что больше не слышно громыхания боевой магии, лязга металла и боевых криков. Вокруг были только твари и мертвая тишина.   Порождения скверны уже не нападали, они окружили его и отступали, когда воин вяло пытался попасть по ближайшей твари. Дрейгус уже понял, что все мертвы, он привел своих людей на погибель. Надо было возвращаться после докладов разведчиков и возвращаться с подкреплением. Но нет... Он решил поиграть в бравого рыцаря, и в итоге все его подчиненные погибли.   - НУ! ЧЕГО ВЫ НЕ НАПАДАЕТЕ, ВЫКИДЫШИ СКИЗУБА!? - завопил воин во весь голос. - ЧЕГО СТОИТЕ!? ДАВАЙТЕ! ПОПРОБУЙТЕ ОТКУСИТЬ ОТ МЕНЯ КУСОК!   - Они ждут приказа, - сказал чей-то спокойный голос. В этом царстве мрака и смерти он казался таким нереальным. Рыцарь даже подумал, что ослышался, но почувствовал чей-то очень жуткий взгляд. Оглянувшись, он увидел, как твари расступаются, пропуская фигуру в черном балахоне.   Зло... Дрейгус почувствовал зло исходящее от этого человека. А человека ли? Да твари вокруг него казались менее страшными. От него исходили волны такой силы и страха, что хотелось бежать, забиться в самый дальний уголок мира. Как вообще он мог скрываться все это время!? Почему Дрейгус не почувствовал нечто настолько ужасное, что обитало тут!?   - Кто ты!? - Дрейгус напрягся. - Их повелитель!?   - Можно сказать и так, - подтвердил человек и положил руку на четвероногого монстра, такого же, как тот, которого Дрейгус разрубил ранее. Тот довольно заурчал, а у рыцаря по спине пробежал холодок. Но кое-что интересное он отметил: рука таинственного врага была изуродована. Это было похоже то ли на ожог, будто с руки содрали кожу, и та кое-как пыталась восстановиться.   Когда человек идет на службу в Первый Легион, он дает клятву бороться с врагами Церкви, искоренять ересь и скверну, в какой бы форме они не были. И если того потребует долг, отдать жизнь во славу Атория.   Посему встретив такой источник зла, у рыцаря не оставалось выбора. Он бросился на этого человека, и плевать, что твари разорвут его после, главное убить их темного повелителя. Зачарованный меч со вспышкой опустился, но так и не достиг цели. Оружие в руках Дрейгуса разлетелось на множество осколков от удара в невидимую преграду, а самого рыцаря отбросило на несколько метров назад.   - Тебе не убить меня, - издевательски заметил незнакомец. - Никому меня не убить.   Сказав это, человек в балахоне подошел к лежащему рыцарю и своей изуродованной рукой коснулся его лба. Дрейгус хотел было сопротивляться, какая-то невидимая сила буквально пригвоздила его к полу. В его мозг вторглось нечто страшное и чужеродное. Дрейгус орал, плакал словно младенец, лишь бы этот человек перестал. Он молил Атория о помощи.   - Он тебе не поможет, - как-то странно хмыкнул таинственный враг, убирая руку. В этот же момент невидимая сила, что сдерживала рыцаря, пропала. Но больше драться он не хотел. Куда-то испарились и жажда крови, и чувство долга. Остался лишь страх и отчаяние.   И Дрейгус побежал. Побежал, забыв себя от страха, а монстры послушно расступались перед ним, пропуская его к выходу.   - Беги, славный рыцарь, - посмеиваясь, произнес неизвестный. - И передай им весть, что мы идем.   Сознание вернулось к рыцарю только тогда, когда он рухнул на землю, окончательно потеряв силы. Он не помнил, сколько бежал, но солнце уже встало. Перевернувшись на спину, рыцарь разрыдался, чувствуя стыд и страх. Страх перед тем злом, что скрывается глубоко под землей и стыд, что не принял достойную смерть, как того требовал долг.   Он подвел их, своих верных солдат. Они мертвы из-за него, а он жив. А все почему? Потому что эти мерзкие создания сжалились над ним. О да, они сделали с ним то, что хуже смерти. Это чудовище в человеческом обличии знало, что жизнь порой бывает более мучительной, чем смерть.   Что ждет его теперь в Авине? Ничего хорошего. Дознаватели и, скорее всего, понижение. И это ещё, если повезет, ведь его могут обвинить в дезертирстве и казнить всем на показ. Командир выжил, а весь его взвод - нет. Учитывая сколько этих тварей, грядет что-то большое. Это не шалости некромантов на границе, тут попахивает войной, которой не было уже тысячу лет. Сейчас надо, чтобы все солдаты, а в первую очередь Первый Легион был готов столкнуться не только с магами, но и с порождениями Бездны. Нельзя допускать дезертирства.   И что делать?   Не найдя ответа, он поднялся. А затем сама по себе перед глазами всплыла картина: Ойгли, голову которого разносит дубиной порабощенный скверной Кводлаг. В животе что-то неприятно заклокотало, и вот он уже вываливает на траву все содержимое желудка. Дрейгус лишь грустно улыбнулся: хорошо хоть только Ойгли. Он не помнил смерти других ребят, и от этого почему-то было легче. Наверное, это были глупые надежды, что кто-то из них выжил, сбежав.   - Надо идти... уйти отсюда как можно дальше, пока не наступила ночь... - пробормотал он сам себе и побрел, куда глаза глядят, попутно срывая с себя куски латной брони.

Глава 13: Легкие деньги

   Я сидел на лавке и раздраженно сплевывал кровь. Левая сторона лица припухла, и каждое движение лицевых мышц отдавалось болью. Хорошо хоть глаз не заплыл, но обзор явно стал уже. Также немного побаливали бока, я лишь молил Бога, что ребра не сломаны. Вот этого мне еще не хватало. А приложило ведь не слабо, могло и позвоночник перебить.   Ко мне подошел конопатый мальчуган, поставил у ног ведро полное воды и вручил тряпку с таким гордым видом, словно вручает меч. Меня бы это позабавило, если бы не было так больно. Окунув палец в жидкость, я удовлетворительно кивнул. Вода была ледяная. Смочив тряпку, я стал делать холодные компрессы, чтобы хоть немного снять опухоль.   Все-таки это была очень, очень плохая идея. А ведь как все хорошо начиналось....   Я уже решил для себя, что надо найти какой-нибудь заработок на один-два дня и прикупить на него нормальной одежды. А после обновок пригласить Литу куда-нибудь. Если что-то останется, то возможно купить ей что-нибудь в подарок: колье там или колечко. А заодно и подыскать сувенир для Тео.   Но реальность в дребезги разбила мои надежды. Я потратил пару часов на шатание по городу в надежде найти хоть какой-то пристойный вариант. Попытки устроиться разнорабочим в трактирах ни к чему не привели. Они брали рабочих минимум на полную неделю, а то и на месяц. Зато обеспечивали пропитанием и жильем, да ещё и монета капала, правда довольно таки небольшая.   Мне же нужен был быстрый заработок, чтобы за раз заработать достаточно на все мои нужды. В итоге дело оказалось почти невыполнимым. Я даже прикидывал, где бы можно ещё наткнуться на парочку бандитов с целью поживиться за их счет. К стражам они явно не пойдут. Но так и кинжалом можно в бок получить...   Единственный вариант, который хоть как то мне подходил, это работа по очистке заторов в канализации. Платили достаточно, но... Забравшись туда в первый раз, я понял, что это не вариант. Предстояло там провести порядка шести часов, а я не выдержал и двух минут. Без противогаза и сапог туда спускаться было самоубийством. Зато сразу становится понятно, почему они готовы принять абсолютно любого и без вопросов.   Спустившись и поняв, во что ввязался, я послал работодателя в задницу. Ничего не заработал, да ещё и ноги со штанами испачкал, Гетри даже не хотел меня к себе пускать. Пришлось во дворике застирывать свою одежду. Хорошо, что были запасные, а то бы сидел я сегодня весь день в своем номере в одних подштанниках.   Лита и Ригор ушли по своим делам, и я излил свое горе единственному человеку, который остался в таверне - её хозяину. Гетри налил мне кружку эля и внимательно выслушал мою историю, понимающе кивая.   - Извини, я бы взял тебя к себе поработать. Но у меня полный комплект. К тому же за день много не заработаешь, медяк-два если повезет.   Я примерно так и думал. Но вот дальше он мне предложил один вариант, но сразу предупредил, что это авантюра. Оказывается, тут есть местные кулачные бои, и увидев, что я парень крепкий, и выслушав историю о стычке с тремя бандитами в подворотне, он посчитал, что это может мне подойти.   Этот вариант сразу меня заинтересовал. Наверное, адекватный человек покрутил бы пальцем у виска, услышав такое предложение. Это ведь не бокс, да и, по словам Гетри, там правил практически не было. Зато это была действительно реальная возможность буквально за день очень неплохо навариться.   Я ещё со школы занимался самбо, да и в армии был лучшим в рукопашной схватке, поэтому был уверен в своих силах. К тому же в тот момент мне в голову ударили мои небольшие победы в схватках с Дорнаном и с теми бандитами. Вот накостыляй мне они тогда, это бы точно остудило мою голову.   Найти, где проводят бои, оказалось не сложно. Чтобы не привлекать излишнее внимание стражи они проводились вне стен города. Это был амбар с кучей пристроек, вероятнее всего он специально создавался как арена, уж чересчур вычурной была его конструкция. Но для всех это было просто владение какого-то фермера. У входа даже паслась пара скизубов, но явно для вида, потому что ор, исходивший из амбаров, я услышал задолго до того, как увидел само строение. Думаю, стражникам неплохо отстегивали, чтобы они не находили ничего странного в этом "амбаре".   Организатором оказался однорукий низенький мужичек с хитрыми глазенками. Но его внешний вид не должен был вводить в заблуждение. Если что не так, рядом всегда была пара крепких бойцов в легких доспехах с мечами. И одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять - это матерые ребята, которым палец в рот не клади.   Смерив меня презрительным взглядом, он сказал, что для участия надо пройти испытательный бой. А вот за время испытателя надо платить. Он потребовал с меня серебрушку. Если выиграю - получу две. Нет- значит, я зря трачу время этих уважаемых людей.