- И что же делать?   - Первое, чему тебе стоит научиться, это вбирать и высвобождать накопленную энергию. Притом высвобождать мягко, а не выбрасывать сгустком. Если ты высвободишь магию сгустком в городе, где есть люди из Первого Легиона, они это почувствуют и найдут тебя по магическому отпечатку.   - И как это делать?   - Это сложно, но в то же время просто. Когда маг высвобождает энергию в форме сгустка, то он просто выбрасывает её. Словно нашел в кармане горячий уголь, и поспешно выкидываешь его куда подальше. Что бы незаметно избавится от накопленной энергии, необходимо затушить это пламя, словно ты тушишь костер, а через поры кожи выходит его дым.   -Только, я не понимаю.

А почему магу просто не зачерпывать манну? Ведь тогда его не обнаружат.   -Не все так просто. С годами, тело само начинает вбирать манну из окружающей среды. А ты этого даже не замечаешь. К тому же они способны видеть примерный резерв твоего тела. Если человека практикует маги постоянно - резерв становится большим. Его не спрячешь.   - Понятно. А можете сделать из меня мага? - спросил я, собственно ни на что не надеясь. Просто было интересно, смогу ли я стать магом. Хотя зачем мне это? Маги тут люди подневольные, шаг влево, шаг вправо и расстрел. Но где-то в глубине души все ещё жила мечта стать магом после того, как я в детстве прочел все части Гарри Поттера.   - Это сложный вопрос. Если ты останешься в деревне, то я могу попробовать поучить тебя азам, чтобы посмотреть на твои возможности. Но вначале научись делать то, о чем я говорил. Как только ты увеличишь свой внутренний резерв хотя бы до размера ореха, я попробую дать тебе пару уроков колдовства.   - Спасибо, - искренне поблагодарил я.   На пороге Корионещё раз упомянул, что он сделает со мной если я проболтаюсь, и на этом моя встреча с местным отшельником завершилась.   Выходит, что я действительно маг, да ещё и внекатегорийный. Хорошо это или плохо, пока непонятно. Может, у меня есть таланты, как у элитных магов, а может, то, что у меня получилось утром, чистая случайность и на большее я не способен. Но все равно, я буквально порхал.

***

   Солнце уже зашло, когда в дверь отшельника тихо постучали. В это время обычно он уже ложился спать, но сегодня решил почитать один древний трактатпо магии, который не отрывал уже, наверное, лет пять. От неожиданного стука маг вздрогнул и быстро затушил свечу, стоящую недалеко. В гости он никого не ждал, и тут же начал подготовку к формированию боевого заклинания у себя в руке: татуировки на его руках вспыхнули, а в ладони стало формироваться нечто вроде энергетического вихря.   Мысленно он уже перебрал множество вариантов, развития событий и возможных угроз.   - Это я, дядя Кори, - звонкий голосок был словно бальзам на душу. Выругавшись, Корион рассеял энергию, отворил дверь и выполнил приглашающий жест. Все таки за эти годы он стал настоящим параноиком.   Лита коротко кивнула ему и решительно вошла внутрь, а Корион проводил её задумчивым взглядом. Гостья по-хозяйски зажгла потушенную магом свечу, буркнув про паранойю отшельника, и тут же обратила внимание на книгу"Древние знания: заблуждения и мифы" ФлатинаВа'Дронзи, лежащий на кровати мага.   - Не ждал, что ты придешь сегодня, - вздохнул маг, сев на лавку, предчувствуя, что не просто так она пришла посреди ночи. - Что-то случилось?   - Я хочу знать, почему ты не сказал ему? - прямо задала вопрос девушка. По лицу было ясно, что она серьезна, как никогда.   - Насчет чего? - изобразил непонимание мужчина, сложив татуированные руки на груди.   - Насчет шрама у него на голове.   - А что я ему скажу? - маг развел руками в стороны. - Я не имею ни малейшего понятия, что это. Но в одном уверен точно: странный цвет его магии - продукт именно этого шрама.   - Я так понимаю, ты пытался что-то выяснить? - взгляд девушки вновь упал на толстую книгу в кожаном переплете.   - Пытался, - не стал отрицать маг. - Но не думаю, что что-то выясню. В его голову попало нечто инородное, источающеестранную магию. Но, к сожалению, я не имею понятия, что именно. Будь у меня в распоряжении библиотека Академии, может быть, и смог что-нибудь выяснить.   Девушка тяжело вздохнула и села на кровать мага. Взяв книгу, она сама немного её полистала. Корионмолча наблюдал за ней.   -Зря ты так печешься об этом человеке, - все-таки он нарушил молчание и тут же получил обжигающий взгляд от девушки. - Он опасен, и ты должна это понимать. Я был у него в голове, и почти уверен, что он помнит свое прошлое, но не хочет говорить. Если он помнит имя, то я почти уверен, что помнит и остальное.   - И что? Как будто мы не скрываем от него правды. Ты ведь не обмолвился о том, что я тоже маг.   - Я обещал твоей матери оберегать тебя и помогать твоему отцу. Ты это прекрасно знаешь. Ты хотела, чтобы я определил его способности и выяснил, что не так с его раной на голове. Я выполнил твою просьбу. И если Первый Легион прознает про меня, то пострадаю только я, а вы с отцом сможете скрыться. Пусть я не такой великий маг, как твоя матушка, но время вам выиграть смогу.   - Я ему доверяю, он хороший человек. Думаю, у него есть причины скрывать прошлое, и когда придет время, он мне все расскажет.   - Мне бы твой оптимизм...   - Все будет хорошо, дядя Кори. Лучше подумай, что можно сделать с этой штукой у него на голове?   - А что с ней сделаешь? Ничего. Конечно, можно было бы попробовать вскрыть его голову...   - Не вздумай! - сердито рыкнула девушка, на что маг грустно улыбнулся.   - Не буду. Да и не думаю, что это что-то даст. Эта штука энергетического происхождения, а не живого. И такое чувство, что она растворяется в его собственном энергетическом скелете. Не исключаю что она в итоге растворится в нем.   Литу явно напрягли эти слова, опустив глаза в пол она пару минут сидела и о чем то напряженно размышляла. Она чувствовала свое бессилие в этой ситуации, и грусть от того, что даже её наставник не знает ответы.   - Ладно, я побегу, пока никто не заметил моего отсутствия. - Лита уже собралась уходить, как оклик мага её остановил.   - Лита, я понимаю, что он тебе нравится. Но не советую привязываться. У меня плохое предчувствие.   - Я взрослая девочка, и без вас могу решать, что мне делать, - недовольно ответила Лита и ушла, громко хлопнув дверью.   - Староват я стал для такого, - вздохнул Корион и потер ноющие колени, размышляя о девушке. Она молода и влюблена, и эти проблемы мешают ей увидеть странности, что окутывают Коу. Он как минимум подозрителен, и, вне всякого сомнения, опасен.   Взгляд мага лег на книгу, и он тяжело вздохнул. Впереди предстояла ещё большая работа.

Глава 9: Сборы в дорогу

   Утро я встретил очередной медитацией. Вот уже месяц я каждый день делал то, что сказал мне отшельник КорионВа'Сати. Я вбирал в себя энергию и пытался вывести её обратно в воздух. И сейчас у меня это худо-бедно получалось. А ведь когда я только начинал, это было так сложно, что казалось, маг просто надо мной насмехается и выполнить это упражнение невозможно. Как-то Ригор заметил, как я натужно сидел в позе йога, красный как помидор. Он тогда сказал, что ещё чуть-чуть, и я рожу кое-что коричневое и плохо пахнущее.   Как ни странно, с моей проблемой помогла разобраться Лита. Я сказал ей, что представляю, как гашу этот огонек, растаптываю или раздавливаю, на что она ответила, что я в корне неправильно это делаю. Не надо пытаться загасить его силой, а нужно растворить его в себе - разъединить на тысячу частичек и представить, как они выходят из меня через кожу. На удивление этот совет помог, не сразу, но помог.   Я лишь ещё раз поразился тому, как много знает Лита о магии. Она мне не говорила, да я и не спрашивал, но уверен, что Корион учит её не только философии и истории. Пару раз мне очень хотелось задать этот вопрос, но я почему-то передумывал. Наверное, просто потому, что у неё есть причины это скрывать. Какая разница, маг она или нет?   Что касается наших отношений, мы очень сильно сблизились за этот месяц. Почти каждый вечер мы ходили на ночные прогулки и уединялись на поле. Но далеко мы не заходили, все ограничивалось обычными поцелуями. Наверное, самым пикантным моментом наших отношений был вечер, состоявшийся неделю назад. Лита тогда неожиданно решила не ходить на "нашу полянку", а предложила пойти к реке. В итоге в мы с ней купались голышом, довольствуясь жаркими объятиями и страстными поцелуями.   Я не торопил девушку, все-таки я был у неё первым мужчиной. К тому же, я все больше понимал, что по уши влюбился в эту вертихвостку и вот уже пару дней раздумывал о том, чтобы сделать ей предложение руки и сердца. Мне кажется это логичным продолжением нашего романа, хотя все равно немного страшно. Но это нормально, обычное волнение перед событием, которое полностью изменит мою жизнь. Наверное, это прозвучит глупо, но мне куда страшнее, чем когда я стоял перед вратами, ведущими в этот мир.   Ещё меня немного беспокоило то, что я понятия не имел об особенностях здешних свадеб. Спрашивать чужих как-то стеснялся, сразу слухи пойдут, а их и сейчас выше крыши. Ригора и Литу я по понятным причинам тоже беспокоить этим вопросом не мог. Если спрошу Литу, она догадается и это испортит сюрприз. О том, что Ригор мне все подробно расскажет, я не сомневался, но из него скверный лжец. Он, скорее всего, будет целыми днями ходить и улыбаться как дурак, и то и дело подшучивать на тему свадьбы. И ладно бы шутки были тонкие и понятные только нам. Спасибо, мне такого не надо.   Моя прошлая жизнь сейчас кажется такой далекой и нереальной, словно это было сном, который снился совсем недавно и скоро улетучится. Забавно, но я уже с трудом могу вспомнить, какого цвета были обои у меня в квартире или лица бывших подруг. Но это не так плохо. Хуже, что я не могу вспомнить лица родителей. Наверное, единственная вещь, о которой я жалел и очень хотел получить, это их фотография, которая стояла у меня на тумбочке.   На этой мысли я понял одну интересную вещь. А ведь я изменился с того момента, как попал сюда. Стал спокойнее что ли... Наверное, это все воздействие размеренной сельской жизни. Хотя не могу отрицать, что это побочное действие нашего с Литой романа. Я впервые был по-настоящему счастлив в отношениях.   Ригор же смотрел на нас сквозь пальцы. Думаю, он отлично представлял, что между нами происходит, но ничего не говорил и не спрашивал. Хотя временами в его словах проскакивали намеки на свадьбу, что ещё больше укрепляло меня во мнении, что надо жениться.   В данный момент я сидел в позе лотоса и ощущал, как из разломов вокруг меня в тело втекают потоки сиреневого пламени. Уголек под сердцем вспыхивал, и, казалось, обжигал грудь изнутри, но это жжение было даже приятным. А затем с выдохом я стал выводить энергию из организма. Для этого я представлял, как она вытекает из меня, словно пот испаряется с кожи. Выходило это у меня с трудом.   Корион пока не научил меня ни одному заклинанию. А я сильно не настаивал, потому что не очень мне нравилось, как он на меня смотрел. Открытой враждебности по отношению ко мне он не проявлял, но и холода в нем хватало. Правда, у его отказа меня учить было вполне резонное объяснение: за этот месяц объем моей манны не увеличился ни на грамм. Все, чего я смог добиться, это чтобы "уголек" обжигал меня чуть сильнее. Вместо теплой точки теперь был именно жар, но её размер не увеличился, хотя должен был, по словам Кориона.   Похоже, мага из меня все-таки не выйдет, но я все равно тратил двадцать минут каждое утро, чтобы заниматься энергообменом с разломами. Это постепенно превращалось в некое подобие привычки, а вот старые привычки начали уходить в прошлое. Разумом я понимал, что не стоит терять форму, и надо бы тратить время на отработку рукопашного боя, но почему-то я этого не делал. Совсем расслабился и запустил себя. Того и глядишь отращу пузо прямо как у Ригора....   Вздохнув, я закончил с медитацией и заметил какое-то оживление дома. Это было весьма странным, учитывая, что обычно в это время все завтракали. Лита, заметив меня, приветливо улыбнулась, и я ответил ей тем же. Ригор же бегал по дому, не обращая на нас никакого внимания.   И лишь сейчас я заметил, что Лита была одета не так, как обычно. На ней было не обычное платье, какие она любит носить, а обтягивающие кожаные штаны и жилетка поверх белой блузы.   - Что-то случилось? - спросил я девушку, следя за тем, как кузнец поднимает из подпола крупный деревянный сундук. Крехтя, Ригор бухнул сундуком об пол, отчего тот задрожал так, что заскрипели доски, и мне на мгновение показалось, что мы вот-вот провалимся в подпол.   - Да нет, - девушка махнула рукой, - Просто отец утром заявил, что собирается ехать в город.   - В Авину? - заинтересовался я.   - А куда ещё? - недовольно хмыкнул кузнец, открывая сундук. Я подошел поближе, чтобы рассмотреть содержимое сундука. В нем оказались самые разнообразные железные изделия, включая даже оружие. Я отчетливо заметил среди разных железок как минимум три эфеса мечей. Но по большей части в сундуке лежали разнообразные подковы, гвозди, тяпки и прочее, что необходимо в сельском хозяйстве. Даже поразительно, как все это могло уместиться в этот сундук. - Железо у меня кончилось. Я думал, что осталась ещё корзина, а оказалось, что нет.   - А зачем тогда этот сундук?   - Как зачем? - Ригор удивленно глянул на меня, словно я только что задал очень глупый вопрос. - Продавать, конечно. Или думаешь, железо мне так, задарма отдадут, от душевной щедрости?   Ну, да, и вправду глупый вопрос. Я как-то не очень задумывался, на какие деньги Ригор покупает железо. Нет, я, конечно, знал что крупные фермеры, коих у нас аж двое, часто покупают у Ригора деньгами, которые получают от продажи продуктов на рынке в Авине. Раз в сезон они собирают обозы и едут на сезонный базар, чтобы продать излишек. На деньги они закупают в городе что-то необходимое им, а остаток откладывают. Но этого явно не хватит, чтобы закупиться рудой впрок. Поэтому Ригор специально откладывает наиболее удачные изделия, чтобы впоследствии продать в городе подороже, а не по дешевке соседям.   - Да и угля маловато. Надо бы докупить, - пробурчал себе под нос отец девушки и принялся рыться в пожитках.   - Оставь его, - её мягкая ладонь коснулась моего плеча: Сейчас он будет сидеть и высчитывать стоимость всего этого барахла. Это надолго.   -А ты собираешься с ним?   - Обязательно, или ты думаешь, я просто так вырядилась? - глаза девушки вспыхнули, и я уже стал догадываться, почему. - Я таки дойду до книжной лавки! Я так давно не читала ничего нового. Интересно, вышли ли новые книги о герцогине Ондэ!? Ох, Коу, ты не представляешь, как я хочу получить новую книгу об её приключениях! А тебе хочется что-нибудь почитать?   Услышав этот вопрос, я несколько рассержено кашлянул. Она обещала научить меня читать, но так и не удосужилась выполнить это обещание. Точнее, состоялся один урок, в ходе которого меня обучили первым буквам алфавита и тому, как они читаются. И уже этого хватило, чтобы понять, что язык в плане письменности не простой. Но второго урока так и не было: то ей было скучно, то были срочные дела, которые никак не могли подождать.   Я, наверное, неделю бегал за ней с этими уроками, и в результате плюнул. Судя по всему, ей просто не хотелось возиться с таким нерадивым учеником, как я. Кориона я не просил из-за той же холодности. Я вообще предпочел бы с ним не общаться без необходимости. Ригор, как оказалось, был неграмотный, но мог неплохо считать, абсолютно не смысля в книгах. Я спросил его, почему так, на что он отмахнулся и сказал, что "чтение удел ученых мужей". Больше с ним на эту тему я не говорил, но это как-то не очень вязалось с фразой про "обширную библиотеку мамы". Все таки, надо будет как-нибудь поговорить с Литой по душам, возможно, даже рассказать, откуда я. Но если я правда намерен взять её в жены, то это сделать нужно. Думаю, тогда и она откроет мне некоторые вещи.   - Ой... забудь мой вопрос, - опомнилась девушка, вспоминая наши незаконченные уроки чтения и мило заулыбалась.   - Ага. Уже забыл,- буркнул я, понимая, что не могу злиться, смотря на её симпатичную мордашку, чем та бессовестно пользовалась.   - Так тебе нравится? - она покрутилась передо мной, давая рассмотреть её во всех деталях.   - Даже очень, - не скрыл я своего восхищения. Эта одежда была совершенно другого уровня, чем та, в которой обычно ходят жители этой деревни. Блузка вообще с кружевами и, мне кажется, шелковая. - Можно сказать, я в восторге.   - Ну, это же город! Думаю, неприлично красивой даме появляться там в крестьянской одежде.   - Ещё бы, этот мне наряд обошелся почти в 15 серебряков! - заворчал отец, которого, казалось, до этого момента ничего не могло отвлечь от оценивания содержимого сундука.   Лита на это замечание недовольно хмыкнула и топнула ножкой. А потом в глазах девушки полыхнул до боли знакомый огонек. Она игриво мне улыбнулась и подмигнула.   - Па-а-а-п! - девушка буквально выкрикнула это, а вот кузнец даже не поднял головы. - Ты же дашь мне денег на пару новых книжек?   -Ага, - коротко ответил отец, достав из сундука какую-то железяку и напряженно глядя на неё, словно пытаясь что-то вспомнить.   - А я могу поехать с вами? - поинтересовался я. Хотя сейчас вопрос о вылазке в крупный населенный пункт стоял уже не так остро, как месяц назад. Читать я все равно не научился, да и стал постепенно свыкаться с той жизнью, которую вел. А ведь первый месяц я вообще пистолет под подушкой хранил, прямо как шпион какой-то. А потом как-то перестал, даже вибронож часто стал дома забывать.   Кстати, Лита и Ригор были в курсе его возможностей. Однажды я имел неосторожность его использовать для того, чтобы разрезать заржавевшую железяку. Их глаза надо было видеть. Ригор все уши мне прожужжал, называя вибронож "зачарованным кинжалом", а Лита... ох... она, наверное, неделю пыталась у меня его по-тихому умыкнуть. Я не сомневался, что она поиграется и вернет, но это было опасно. А если она решит попробовать его на остроту пальчиком? Одно неловкое движение и пальца не станет. Это же резонирующее лезвие, для него все равно, что резать: булыжник или листок бумаги. Этой штукой можно танк обезвредить, разумеется, если он будет без экипажа.   Решил я данный конфликт с ней довольно просто. Вывел во двор, дал пару деревяшек и пару железных деталей, которые Ригор собирался потом отправить на переплавку, и дал ей порезать их под моим пристальным присмотром. И ведь чуяло сердце, что она попробует его пальцем потрогать, хорошо, вовремя остановил. А так, она очень хорошо провела время, веселясь как ребенок.   - Конечно, - ответила она. - Не оставаться же тебе тут одному.   - Я не против, больше компания - веселее дорога, - как-то монотонно сказал Ригор, в итоге выкинув ту странную деталь в сторону. Судя по всему, он отказался от идеи её продажи, так что ей прямая дорога на переплавку.   Я оставил этих двоих и вернулся в "свой уголок". Стоило решить, что мне с собой брать из моих вещей. Было очень сильное желание взять с собой БТБ, но я его пересилил. Я бы взял, если бы не проблема с тем, что придется её с собой таскать, а случись чего, сомневаюсь что у меня будет время её надеть.   Насчет того что её кто то украдет я не боялся, броня напрямую соединена с КПК, и если что он укажет где та будет. К тому же нейроинтерфейс это не просто облегчение активации возможностей брони, это и одновременно система защиты от нелегального использования. При первом облачении с владельца снимается отпечаток нервной системы, и никто другой не сможет его использовать. В теории конечно эту систему можно обнулить, но лишь в теории. Насколько мне известно, для этого нужно специальное оборудование и особые коды обнуления. В этом мире такое не провернуть, поэтому я не опасался его оставлять.   Почесав затылок с минуту, я пришел к выводу, что нет смысла брать и "Калаш": он громоздкий и вызывает вопросы. Даже если я его возьму, все равно не смогу носить с собой.   Что остается? Да, собственно, выбор не богат. Ограничусь пистолетом и ножом. Безоружным я не поеду, это однозначно. Но, это так, перестраховка. Лита и Ригор живут тут спокойно, деревня вот даже частоколом не обнесена, так что зря я волнуюсь. Но... береженного бог бережет.   Следующим этапом нашей подготовки были лошади. У Ригора не было своих лошадей, впрочем, как и у большей части деревни. Лошадь - довольно таки расточительное удовольствие, когда огород позволяет кормить только себя. Поэтому конюшня была общая, почти как поля, и лошадей использовали по мере необходимости. Сено для коней заготавливали "всем селом", и ухаживали за ними тоже. Правда, если с коня слетит подкова во время "твоего" пользования, подковывать его придется за свой счет, к тому же в этом случаи кузнец задирал цену на подкову раза в 1.5. Как я подозреваю, это была идея Ригора, иначе прибыль с этого дела была бы мизерная.   Договариваться о конях честь выпала мне, так как Ригор ссылался на кучу дел, в частности, надо было взять в наем у Фердинда телегу. Лита же сказала, что староста Телман, увидев такую красоту (это она про свой наряд), начнет приставать. Все это мне подсказывало, что не все так просто с этими конями.   Придя к Теллману, я понял, почему это дело спихнули на меня. Он оказался таким жмотом, что ему бы позавидовали наши завхозы. Чтобы выпросить у него двух коней, мне пришлось потратить более часа на пустые споры. Мы оба понимали, что коней я все равно получу, но Теллман не намеревался отдать их так легко. Староста то говорил, что кони могут понадобиться, то боялся, что мы их потеряем, ведь нас по идее не будет как минимум полторы декады. В итоге ему все равно пришлось сдаться.   Выезжать мы решили после обеда. За это время надо было многое сделать. Во-первых, собрать вещи в дорогу, а во-вторых, надо было с кем-то договориться об уходе за огородом в случае, если дождя долго не будет. Этим уже занималась Лита, с её обаянием добиться желаемого было не так уж и трудно.   Незадолго до отъезда прибежал Тео и хотел напроситься с нами. Но Ригор смог его отговорить, ссылаясь на то, что старой бабе Бридоне будет одной тяжело, и оставлять её на полторы декады будет неправильно. Разумеется, малец поник, но понимал, что Ригор дело говорит. Лита, чтобы немного его приободрить, пообещала привезти ему какой-нибудь гостинец.   Собственно, солнце уже перевалило за полдень, а мы так и не собрались. Возникали то одни неотложные дела, то другие. В итоге выехали мы довольно поздно, и Лита потом всю дорогу причитала, что надо было ехать утром, ведь через пару часов придется останавливаться на ночевку. Ригор на эти слова просто отмахивался и бормотал себе под нос что-то неразборчивое.   Ну а я старался наслаждаться дорогой и гадал, что меня ждет в Авине.   ***   Акха'л'аша сидела на камне, подставив тело под теплые лучи солнца. Ветер приятно обдувал лицо и колыхал длинные волосы. Она ощущала себя цветком, который раскрывается на встречу ласковому солнцу. Но счастье быть единой с природой, по-настоящему единой, у неё отняли и заперли в этом месте, в этой слабой оболочке. И то, что было доступно ей сейчас, было подобно легкому дуновению свежего ветерка в жаркий день: он приносит радость и облегчение, но лишь временное.   Сейчас, закрыв глаза, она ощущала каждый кустик, каждое деревце как часть себя. Она ощущала каждую птицу и каждое животное в своем лесу. Все жизненные потоки её владений, соединялись с ней и были частью богини.Хозяйка леса знала, как страдает старый тысячелетний дуб от того, что его погрызли мерзкие черви. Ощущала возбуждение между двумя маленькими зверьками, которые сошлись в брачном танце. Все это было словно её телом.   Она обхватила себя за плечи и издала огорченный вздох. Но не успела она насладиться минуткой единения, как из транса её вывела боль в области локтя. Она посмотрела на недавно отросшую руку, и её милое до этого лицо исказила гримаса злобы. Потеря конечности оказалась достаточно болезненной, и пусть прошло уже немало времени, рука по-прежнему давала о себе знать.   Жалкий человек вырвался из её подчинения и ещё ухитрился ранить! Саму богиню! Смертные совсем утратили почтение и смеют поднимать руку на тех, кому раньше поклонялись. Это безумно злило богиню. Неожиданно чей-то холодный нос уткнулся ей в плечо. Повернув голову, она увидела огромного волка рядом с собой. Он грустно и восхищенно посмотрел на неё, и она тут же смягчилась. Богиня провела рукой по искалеченному носу волка, бедняга теперь не скоро вернет свой нюх. Основная часть черепа уже отросла, но до полного восстановления было ещё долго.   Зверь словно почувствовал печальное настроение хозяйки и спешил принести утешение. И она это ценила. Ничего не ценишь, находясь в изгнании, так, как настоящих друзей, пусть они и не способны говорить.   В этот момент воздух недалеко от неё задрожал. Она почувствовала, как огромная сила приближается сюда и вот-вот воплотится. Земля на мгновение вздрогнула и вот, там, совсем недалеко от неё, оказался человек. Точнее, целая группа людей, но они были лишь фоном всего для одного...   Это был юноша с острыми чертами лица, одетый в золотистую одежду, больше всего похожую на древнегреческую тогу. Его желтые глаза горели практически как у неё.В своей мускулистой руке он держал золотой бокал, наполненный красным, как кровь, вином, другая же рука оставалась свободной. Голову юноши украшал золотой венок.   Позади него стояли девушки и юноши, на вид очень молодые и одетые по стилю своего господина. Неизменная свита главного бога этого мира.   Зверь оскалился, почувствовав угрозу от неизвестного, но Хозяйка леса рукой успокоила его. Это был не тот противник, с которым мог справиться верный волк.   Окинув надменным взглядом все вокруг, юноша немного отвел руку с бокалом в сторону, и служанка тут же подлила ему ещё вина, склонив голову в учтивом поклоне. Увидев недалеко от себя богиню, богкриво улыбнулся.   - Аторий! - язвительно поприветствовала его Акха'л'аша и сделала некое подобие неуклюжего реверанса, не смотря на то, что на ней не было одежды.   - Прикрой этот срам, - коротко повелел он, раздраженно махнув рукой.   - Срам? Я богиня природы, в наготе нет ничего постыдного. Разве ты просишь зверя носить штаны?   Воздух схлопнулсяи бог стоял уже прямо перед богиней. Его сильные пальцы схватили её за подбородок с такой силой, что, казалось, ещё немного и челюсть превратится в кровавое месиво. Верный волк, увидев угрозу для своей госпожи, оскалился и приготовился к прыжку, но так и не достиг противника. Зверь в то же мгновение превратился в кровавую лужу.   - Я не прошу, - холодно сказал Аторий.   - Хорошо... - стоило ей это сказать и "великий светлый бог" отпустил её и неторопливо вернулся к своим слугам, которые стояли, склонив голову.   Акха'л'аша с болью и сожалением посмотрела на кровавые останки своего питомца, но внешне этого не показала. Нельзя показывать слабость перед этим самовлюбленным монстром. Только что она потеряла верного друга, а другие сейчас на охоте. Если бы они были рядом, то непременно напали бы, и, вероятно, даже она не смогла бы их остановить. Лишь это заставляло её сердце радоваться. Ведь повернись все иначе, и они погибли бы все.   Богиня щелкнула пальцами, и уже через минуту на ней красовалось платье, состоящее из лозы и листьев. Оно было не слишком удобным, но сил для материализации каких-то сложных материалов у неё не было, поэтому приходилось использовать подручные средства.   - Доволен?   - Нет. Но сойдет. Что же касается этой... дворняги, заведешь новую.   От этих слов Хозяйка Леса заскрипела зубами. Хотелось вырвать сердце этого наглеца и скормить его вервольфам. Но это было не в её власти.   - Так что же привело "ваше величество" сюда? - она сделала особый акцент на титуле, но Аторий, судя по всему, не услышал в её голосе издевку. Или ему было все равно. По этомунадменному лицу не поймешь, что именно он думает.   - Думаю, ты и сама догадываешься, - бог с важным видом отпил из бокала.   - Иномиряне? Я и сама удивилась, когда они появились. Вот уже... - она на секунду задумалась, пытаясь хотя бы примерно понять, сколько уже заточена здесь: тысячу лет, как все врата были запечатаны.   -Меня больше интересует кто распечатал врата. После гибели Нейгарда они должны быть запечатаны. Проходов между мирами больше не должно быть.   - Это была не я, если ты на это намекаешь. Как ты знаешь, у меня не так много сил, как раньше.   - Я и не думал, что это была ты. Но кто-то это сделал, и когда узнаю кто, спущу с него шкуру.   - Неужто ты испугался?   Бог обжег её угрожающим взглядом. Скривив губы, он бросил кубок, словно говоря: "Я потерял аппетит". Слуга тут же его поднял и вернулся к остальным. В этот раз Аторий не стал тратить силы на эффектный трюк с перемещением и просто подошел к женщине. Его пальцы стиснули её шею, а богиня даже не могла пошевелиться, подавляемая его силой.   - Ты все ещё живешь только благодаря моей воле. Я бы мог разделаться с тобой, как и с остальными, но... пожалел тебя. В память о старых временах. Но это вовсе не значит, что ты можешь мне дерзить или выказывать неуважение! Я могу убить тебя так же легко, как муравья, и ты ничего не сможешь с этим поделать. За мной армия моей Церкви, их вера дает мне силы. А что есть у тебя? Зверюшки в этом лесу? Всей твоей силы не хватит даже на то, чтобы пробить защитный барьер вокруг меня!   Аторий швырнул Акха'л'ашу словно тряпичную куклу. Пролетев несколько метров, она больно приложилась об одну из стен руин.   - Что с иномирянами?   - Они мертвы, - ответила богиня поднимаясь на ноги, затылок кровоточил, но рана исчезнет через пару минут. Залечить такое намного проще чем отрастить руку.   - Не все, - верховный бог покачал головой. - Теряешь хватку! Но это, как я понимаю, были просто люди?   - Да, - ответила Акха'л'аша, поднимаясь с земли.   - Хорошо. Если бы это были "Они", проблем было бы больше. Надо будет найти того, кто снял печати. И заодно стоит поискать иномирян. В последнее время мне стало так скучно, что они могут стать неплохим развлечением.А какой уровень их технологий?   -Осколки второй эпохи, не более.   Смерив её холодным взглядом он кивнул. После чего бог ушел в громком хлопке, прихватив всю свою свиту, оставив богиню в одиночестве. Вновь наступила тишина, и исчезло давление Силы, которое Акха'л'аша чувствовала все то время, что Аторий был здесь.   Теперь она не сдержала своих чувств и расплакалась над одним из своих любимых питомцев. Он пытался защитить свою хозяйку даже ценой своей жизни. Богиня раз за разом проклинала этого надменного и самодовольного бога, посылая ругательства в пустоту, но потом успокоилась.   Все-таки, она не ошиблась, в догадках, что что-то происходит. Аторий, похоже, тоже это почувствовал, недаром же явился сюда самолично. Он боится, что нечистые твари вернутся в этот мир. А Акха'л'аша не сомневалась, что это случится. Пусть не сейчас, но случится. Бездна найдет способы пробраться туда, куда попала однажды. А ей остается только подождать, благо ожидать она уже привыкла, и подготовить подходящую пешку для будущей "Игры". Придет время, и Аторий падет, как пала и она когда-то. И когда это случится, он поплатится за все.

Глава 10. Дорога

   Дорога как таковая оказалась довольно скучной и немного утомительной. Двигались мы неторопливо, практически со скоростью улитки. Но я не жаловался и старался во всем искать хорошие стороны. Вокруг была чудесная природа и великолепные пейзажи. И этим можно было наслаждаться бесконечно, чем я, собственно, и занимался.   Две лошади неспешно тянули за собой повозку. Ригор сидел на месте возницы, Лита то и дело меняла свое местоположение. Она, то сидела внутри повозки, под тканевой крышей, то рядом с отцом. Я же первоначально сидел рядом с Ригором, но со временем очень утомился. Дорога была далека от идеала, это даже дорогой назвать было сложно. Она больше напоминала широкую тропинку, и, разумеется, эта тропинка была далеко не ровной. Говоря прямо, меня просто-напросто укачало, поэтому мне пришлось большую часть дороги идти пешком.   Двигались мы медленно, поэтому я практически никогда не отставал от телеги, а если уж становилось совсем тягостно, то я садился сзади повозки. Порой Лита составляла мне компанию в пешем походе, но стоило ей хоть немного утомиться, вновь забиралась внутрь.   Прошло уже два дня, и если верить словам кузнеца мы, прошли около половины пути. Я так прикинул, сколько мы прошли, и вышло где-то километров сорок. Даже смешно, ведь это расстояние на машине можно проехать буквально за полчаса-час. В теории мы могли бы ехать и быстрее, но телега, одолженная у Фердинда, оказалась той ещё рухлядью. Один раз, на особо большой выбоине, мы чуть было не потеряли колесо, благо Ригор вовремя заметил. На скорую руку мы починили наш транспорт, но теперь каждый метр мы старались ехать как можно более осторожно.   По дороге кузнец рассказывал нам множество историй о своей молодости и приключениях, которые с ним случались. Правда, в его историях я заметил одну интересную деталь: он никоим образом не затрагивал мать Литы. Основой его историй были самые разнообразные военные байки. К примеру, о том, как однажды он столкнулся с десятью дикарями из горного племени Дари'вутью, что обитают в горах Вутью. Где эти самые горы располагаются, Ригор не сказал, да и не в этом была суть. Если верить этой истории, он тогда был пьян вдрызг. И когда дикари увидели, что даже пьяный тот способен победить великих горных воинов, они признали свое поражение. Дальше Ригор активно расписывал, какой праздник закатили горные воины в его честь. В конце пира ему привели девушку, на вид страшную, как задница тролля, оказавшуюся дочерью вождя, и объявили, что он должен на ней жениться. Недолго думая, Ригор, решил драпать оттуда так, что пятки сверкали.   Правда, я преувеличил, говоря, что он рассказывал НАМ. Фактически он рассказывал мне, так как девушка его не слушала. Судя по её лицу в момент начала истории, она эти байки слышала уже не в первый раз, и они навевали ей только скуку и раздражение. Скрывшись в кузове телеги, она читала там какую-то книгу.   Другой, не "менее интересной" историей Ригора, была история о том, как он вместе с рыцарем из Тринстолла попал в окружение пехотной роты из Гринстолла. Как я понял, обе страны находились южнее Ногдо и когда-то были одним государством. Но вскоре после Забытой Войны там случилась гражданская война, и страна раскололась пополам. Гринстолл всегда завидовал Тринстоллу, потому что там было куда больше плодородной земли и полезных ископаемых.   Два воина дрались спина к спине с превосходившим их противником.   - Рота? - удивилась Лита, оторвавшись от книги. - А раньше ты говорил, что их было десять!   - Молчи! - отмахивался от её слов Ригор, явно раздраженный тем, что дочь портит его рассказ. - Мне виднее, сколько супостатов выступило против нас!   - Виднее-виднее, - хихикнула девушка, вновь вернувшись к чтению.   А Ригор тем временем продолжил. Благодаря их слаженной работе они смогли победить уже половину воинов врага, как неожиданно среди них оказался маг.   - Вот прям так взял и оказался, - вновь засмеялась девушка. - А вот раньше ты про мага не рассказывал.   Ригор ей не ответил, лишь пробурчал себе под нос что-то нелицеприятное. Но рассказ все-таки продолжил. Маг решил убить всех противников одним заклинанием, и жахнул в них огненным шаром, но у брата по оружию Ригора оказался магический амулет сопротивления огню. Маг растерялся, когда увидел, что его враги живы и хотел снова наколдовать какую-то пакость, но Ригор не дал ему. Метательным ножом он попал вражескому колдуну прямо в сердце.   - Ты говорил, что вначале мага не видел, так? - Лите, похоже, просто так не сиделось.   - Так, - как-то неуверенно подтвердил Ригор.   - Выходит, он был одет так же, как и остальные пехотинцы Гринстолла? Я права?   - Права.   - Тогда ты не мог этого сделать!   - Это ещё почему!? - взревел Ригор, а мне показалось, что он вот-вот соскочит с места возницы и запрыгнет в кузов телеги, чтобы разобраться с наглой всезнайкой.   - Да потому что Гринстоллская пехота обычно носит как минимум кирасу, как максимум -латную броню. Но это уже тяжелая пехота! Это сути не меняет, если маг был одет как пехотинцы, то ты физически не мог попасть ему в сердце ножом. Потому что нож просто бы отскочил от стальной брони, что защищает грудь!   - Да откуда знать, во что они были одеты!?   - Книги, дорогой отец, - с ехидным превосходством произнесла Лита. - Как-то раз я читала хроники этой гражданской войны, и насколько я знаю, вооружение не сильно поменялось с той поры.   - Ну, может не в сердце... - раздосадовано произнес кузнец. - Может, в шею попал! Давно это было, не помню я уже!   Продолжать рассказ у Ригора отпало всякое желание, но я знал, что это ненадолго. Все, что сказал отец Литы в завершение рассказа, это то, что потеряв мага, солдаты испугались и бросились бежать. А я лишь усмехнулся, так как уж очень это смахивало на байку. Не уверен, сколько человек входит в состав роты Гринстолла, но численное преимущество явно было на стороне противников Ригора, и они просто сбежали, хотя дуэт воинов явно выдохся во время боя. Но вслух я этого не сказал, Ригору и так сильно досталось от "чрезмерно умной дочери".   Ночевка на свежем воздухе оказалась не такой хорошей, как я предполагал вначале. Во-первых, нам пришлось спать фактически на голой земле. Шкура какого-то зверя, которую я подложил под себя, мало смягчала твердое ложе, поэтому поутру я просыпался с одеревеневшим телом. Приходилось делать небольшую зарядку, чтобы размять затекшие конечности.   Лита, в отличие от нас, спала в телеге, хотя это удовольствие сомнительное. Мы с Ригором хотя бы спали возле костра, который худо-бедно, но согревал во время ночи. Девушке же приходилось кутаться куда сильнее, зато там не продувал ветер.   До заката солнца оставалось ещё часа два, я спокойно вышагивал, поравнявшись с телегой, когда случилось нечто странное. Послышался гул, который так сильно ударил по ушам, что казалось ещё чуть-чуть и у меня лопнут барабанные перепонки. Деревья зашумели, а я почувствовал какое-то странное и необъяснимое давление.   - Хо-хо! - радостно воскликнул Ригор.   - Где он!? Где он!? - Лита тоже выскочила из повозки, начав верть головой.   - Что за чертовщина!? - выкрикнул я.   - Один из гигантов наведался! - радостно ответил Ригор.   - Кто!? - не поняв, переспросил я.   - Сам увидишь!   И я увидел... Господи! Когда я увидел ЭТО, я даже ущипнул себя за щеку, чтобы убедится, что не сплю. По небу, разрывая облака подобно ледоколу, плыло нечто. Больше всего оно походило на огромную рыбу или кита, но лишь на первый взгляд. Огромное вытянутое коричневое тело, покрытое чешуей, заканчивалось чем-то, напоминающим хвост. Размер данного создания я даже примерно определить не мог, но оно явно было больше авианосца раз так в пять.   - Первый раз видишь? - смешливо поинтересовалась Лита, а я даже не нашел сил ей ответить. Так и стоял, смотря на это летающее чудо. Неожиданно я опомнился и зашарил по карманам в поисках КПК. Было бы верхом глупости не запечатлеть это нечто!   Достав портативное устройство, я сделал пару снимков и небольшой видеоролик, стараясь экономить память устройства. Может быть, в этом не было особого смысла, и передать эти данные кому-нибудь из нашего мира я не смогу. Но вдруг, в будущем, я буду рассказывать своим детям об увиденном и покажу им это. Да и самому фото не помешает, что бы вновь поражаться чудесами этого мира, ведь память тускнеет с годами.   Тем временем громадная небесная фигура проплыла прямо над нами и двинулась вдаль, удаляясь с каждой минутой.   - Что это за штука? - спросил я, чувствуя, как у меня трясутся руки и подкашиваются ноги. Слишком нереальным казалось увиденное.   - Один из гигантов, - пояснил Ригор. - Их так же называют небесными странниками. Не стоит волноваться, они не опасны и практически никогда не садятся на землю. Их совсем мало осталось. Лита вот видит его, наверное, третий раз в жизни, а я... точно не скажу, но поменьше десяти. Семь-восемь наверное.   - Я не понимаю... - ахнул я. - Как эта громадина способна летать? Да и чем она питается? Это ж сколько надо есть, чтобы набрать такую массу.   - Летает он с помощью магии, - на этот раз мне ответила Лита. - Да и питается ею же. Они летают обычно вдоль крупных магических линий. Это как те, которые используем мы, но в сотни раз больше.   Магия... А вот об этом я не подумал. Вокруг меня часто говорили о магии, и я знаком как минимум с одним магом, но все равно магия оставалась для меня чем-то далеким. Мои тренировки с разломами не в счет, ведь если вдуматься, то все это может быть плодом моего воображения от того, что я сильно приложился головой. Но вот сейчас, видя нечто нереальное, я отчетливо понял, насколько этот мир не похож на мой.   - Я читала, что ещё в эпоху Забытой Войны странников использовали как оплоты для крепостей, - продолжила Лита. - Вот ты можешь себе вообразить, что на спине одного из них может стоять самый настоящий замок!?   - Не могу, - признался я. И это была чистая правда. Меня больше интересовал вопрос: если они почти никогда не садятся, то каким образом на них могли что-то строить? Да и вообще жить? Ведь выходит, что если они почти всегда в воздухе, то и еду людям, которые на нем живут, доставать было негде. Наверное, я слишком многого не знаю об этом мире, чтобы трезво рассуждать об этом.   - А что это у тебя? - полюбопытствовала Лита, возникнув у меня из-за плеча.   - Фотографирую, - сказал я, не подумав, и продемонстрировал ей снимок небесного зверя. И тут же пожалел об этом. Глаза девушки удивленно расширились, глядя на маленький экранчик, а милый ротик отвис.   - Это магический предмет? - как-то опасливо поинтересовалась она.   - Наверное, - пожал плечами я, делая вид, что понятия не имею, как работает данный прибор. Хотя если честно, то я правда не знал тонкостей его работы - Я могу с его помощью рисовать нечто вроде картин.   - А можешь с меня нарисовать?   - Могу, - не стал отрицать я. Не люблю я врать, да и не умею. А если бы сказал, что не могу, меня бы засыпали вопросами. Проще просто сфотографировать...   Лита тут же попыталась изобразить самую красивую позу, какую сумела. Щелк, и на маленьком экране КПК появился снимок. Его демонстрация произвела самый настоящий фурор. Девушка восхищенно заверещала, выхватив у меня его из рук, и бросилась показывать отцу. Это был самый настоящий детский восторг, и мне самому стало от этого радостно.   Я потратил ещё полчаса на то, что бы фотографировать Литу. Её это так увлекло, что кузнец стал недовольно ворчать, да и мне поднадоела роль фотографа. Так что после очередной фотографии я сказал, что на сегодня хватит. Разумеется, Литу это не обрадовало, и она стала упрашивать нас: Ригора - чтобы он потерпел ещё чуть-чуть, меня - чтобы я сделал ещё пару фотографий.   - Хватит с тебя, - отказал я, покачав головой. - У этой штуки есть определенное время работы. И чем больше мы её используем, тем меньше времени остается.   Но Лита не унималась, пытаясь давить. В итоге я не выдержал и шлепнул её по заднице, за что получил от неё недовольный взгляд. Показав мне язык и потирая попу, она уселась рядом с Ригором, и мы таки тронулись. Я же, немного уставший от пешего шага, уселся сзади телеги.   - Больно же, - услышал я её тихое ворчание. Может я переборщил? Да нет! Что ещё делают с непослушными детьми, которые не слушают старших? Надеюсь, что она не будет на меня дуться. Нам скоро лагерь разбивать надо, а она фотографироваться хочет.   - Предлагаю проехать ещё часа два, как раз выйдем к деревне "Старый пень", - на Ногдо это звучало как " Дьмнар'Шарто". На вопрос, почему старый пень, Ригор лишь пожал плечами. Хотя это не так уж и удивительно, деревню, в которой я сейчас жил вообще называют "Низкой травкой".   Я в ответ лишь согласно кивнул. А что тут было возразить: уж лучше остановиться в деревенском трактире, чем в очередной раз спать на голой земле. Правда, вопрос денег стал меня немного беспокоить, все-таки я фактически живу за счет Литы и Ригора. Пусть они мне ничего не говорят, но подсознательно неприятно чувствовать себя нахлебником. Конечно, я всячески помогаю им по хозяйству и в огороде, отчего спокойно делю с ними пищу, но вот когда вопрос касается трактира и денег как таковых, я чувствую себя немного не в своей тарелке.   Вот и думай, каким образом можно заработать денег в этом мире... Если верить рассказам Литы, то можно попытаться податься в наемники, но это я сразу отбрасываю в сторону. Во-первых, средневековый солдат из меня так себе, мечем я владею плохо, на коне ездить не умею. Во-вторых, я буду вынужден оставить Литу, чего я сделать не мог. Подумать только, влюбился как мальчишка...   Так что наемником я точно не пойду. Мне нужна работа на несколько дней, пока мы будем в городе.   А солнце уже потихоньку стало заходить за горизонт. Пришлось зажечь смоляной факел, чтобы хоть немного разбирать дорогу. Ну и, разумеется, нести этот факел честь выпала мне. Идти мне приходилось чуть впереди лошадей, так как проблема была вовсе не в том, чтобы разобрать дорогу, а в том, чтобы животные не сломали ноги в темноте. У меня были мысли использовать фонарик, встроенный в тот же КПК, но я предпочел излишне не демонстрировать возможности гаджета.   Мы потихоньку подходили к деревне. И я увидел то, что мне очень не понравилось: высоко над деревьями стояло зарево пожара, видное за много километров.   - Что-то горит, - сказал Ригор, и в его голосе я явственно ощутил напряжение. - Не нравится мне это.   - Вот и я об этом думаю...   - Мало ли что могло загореться, как будто у нас пожаров не бывало, - попыталась успокоить нас девушка. - Подъедем поближе и разберемся, что там стряслось.   Чем ближе мы приближались к деревне, тем неспокойнее становилось у меня на душе. И вот что самое неприятное, я никак не мог понять, отчего. Ну, подумаешь пожар? Это же деревянные селенья, у нас вот тоже в древности города выгорали. Ведь это совсем нас не касается. Конечно, это несчастье, но чужое. Тогда почему мне так не хочется ехать туда? Даже ноги словно вязнут в земле, и уже пару раз я слышал недовольное фырканье лошади, которая почти упиралась головой мне в спину. Животные вели себя как то нервно.   - Стоять! - остановил я наш обоз.   - Ты чего? - Ригор слез с места возницы и подошел ко мне.   - Что-то не так. Не могу понять, что именно, но в деревне что-то произошло или происходит.   - Так ты тоже чувствуешь? - нахмурился Ригор.   - Ага...   - Запах крови...   - Да что с вами!? - Лита явно была раздражена нашей остановкой. Да и не мудрено, она небось просто грезила остановиться в трактире и возможно принять горячую ванну. А тут мы, два идиота, встали посреди дороги и предполагаем невесть что.   - Предлагаю сойти на обочину, оставить телегу, и пойти к деревне, но тайком. Если все в порядке и это просто пожар, мы вернемся за телегой.   - А если нет?   - Постараемся уйти. Вернемся за животными и найдем окружной маршрут.   - По-моему, вы страдаете глупостями, - недовольно фыркнула Лита.   Мы втроем вернулись к обозу и вооружились. Ригор взял небольшой топорик, я взял вибронож и пистолет. Ригор хотело было уговорить меня взять меч, но не смог. Все равно я не мог им нормально размахивать. Лита тоже вооружилась коротким клинком. Сражаться кинжалом она считала ниже своего достоинства, но и обычный длинный меч был для неё явно тяжеловат, не смотря на навыки. В итоге самым оптимальным вариантом был небольшой полуметровый клинок, который чем-то напоминал римские мечи.   На самом деле, я был против того, чтобы брать Литу, и вообще хотел пойти один. Но Ригор был непреклонен, а Лита стала угрожать, что если мы уйдем одни, она пойдет в деревню одна по главной дороге. Пришлось идти всей компанией.   Погасив факел и привязав лошадей к одному из деревьев, мы направились к деревне, пробираясь через кусты. В этот раз ночь выдалась облачная, и свет лун был тусклый. Мы шли, не разбирая дороги, прилагая все силы вовсе не к тому, чтобы нас не заметили, а чтобы не переломать ноги в невидимых ямах и корягах. Но шли на удивление тихо.   Я лишь пожалел, что нет с собой ПНВ. Сейчас бы он был как нельзя кстати. Но ПНВ, как и много полезных вещей, оставалось в руинах, где хозяйничала старая богиня, которая больше напоминала монстра из кошмаров.   Потихоньку мы все ближе приближались к деревне, уже были видны первые дома. И до нас стали долетать первые звуки, которые не предвещали ничего хорошего... Мы услышали то, от чего по спине стали бегать мурашки, а волосы встали дыбом. Кричали люди, как минимум человек пять, и среди них я слышал голос ребенка. Это были вопли боли и страха, от которых хотелось все бросить и бежать.   Ригор, судя по его бледному лицу, был того же мнения. Но мы все-таки решили выяснить, откуда идет шум, хоть это и могло предвещать нам немаленькие проблемы. Прижавшись к стене одного из домов, я аккуратно высунулся из-за угла. Лита и Ригор были сразу за мной.   Крики шли из горящего дома. Похоже, людей просто-напросто сжигали заживо! И единственное, что меня останавливало от того, чтобы броситься туда и попытаться помочь - странные черные фигуры. Вокруг горящего строения молча стояли люди и наблюдали за происходящим. И в этом было нечто жуткое. Будь это бандиты, которые заживо сжигают людей, то они бы веселились, не просто так же они творят подобное. Но эти люди молчали, даже не переговаривались друг с другом. Просто стояли и смотрели.   В этой картине было нечто невообразимо ужасное, казавшееся неправильным. Почему они просто стоят и наблюдают? Я в какой-то момент даже усомнился в том, что это на самом деле люди. Может, это чучела? Но попыток приблизиться я пока не предпринимал. А вдруг я все-таки ошибся и это живые люди?   Я явственно ощущал себя героем фильма ужасов.   - Мне это не нравится, - шепотом высказался я, дав моим спутникам посмотреть на происходящее.   - Согласен,- Ригор кивнул головой. - Думаю, стоит убираться отсюда и сообщить Первому легиону. Не исключено, что это еретики устроили какой-то обряд в честь Бездны. У меня от происходящего душа в пятки уходит, а я многое повидал.   В этот момент я услышал звуки совсем неподалеку .Это был какой-то металлический лязг или вроде того. Прижавшись всей спиной к стене, я высунулся ещё раз и увидел буквально в десяти шагах идущую фигуру. И едва смог сдержать панический крик.   Мимо меня прошагал настоящий живой мертвец. Он вовсе не был похож на зомби из кино, хотя бы тем, что его глазницы были пусты. Не было ни свисающих кусков плоти, ни мерзких личинок. Напротив, его лицо выглядело относительно нормально, если не считать высушенность. Казалось, что тело обескровили. Мертвец шел тихо, лишь слегка припадая на правую ногу, и волочил за собой большой окровавленный колун для дров, который и издавал слышимые мною звуки.   В это мгновение существо остановилось и неторопливо стало поворачивать голову в мою сторону. Я молнией спрятался за дом и прижал палец к губам, чтобы мои спутники не произнесли ни звука. Похоже, они правильно поняли и застыли. Но любопытство Ригора пересилило страх, и он припал к другой стороне стены. Выглянув, он тут же вернул голову назад бледный как мел.   Я указал пальцем на лес и Ригор согласно кивнул. Литав тоже хотела глянуть, что там такого мы увидели, но, похоже, благоразумие превысило любопытство. И мы чуть ли не бегом побежали обратно.   К лошадям мы пришли почти в два раза быстрее, чем шли к деревне. Нас подгонял дикий, животный страх перед этими неправильными существами. Не имею понятия, что они такое, но сталкиваться с ними у меня не было ни малейшего желания.   И вот тут нас ожидал очень неприятный сюрприз. Нас поджидали два мертвеца. Точнее, они наткнулись на нашу повозку и уже успели убить одну из лошадей, вспоров ей бок и вытащив внутренности. Второе животное паниковало и всячески пыталось освободиться от привязи, но это ей не удавалось.   У нас был выбор: бросить повозку и лошадь и попытаться уйти или попробовать атаковать этих тварей. Их всего двое, и это обнадеживало, но и недооценивать этих мертвых уродцев не стоило. С другой стороны, уйти, не вступая в бой, тоже было плохим решением. Нам бы пришлось несколько дней шастать по лесу без пищи и воды, питаясь кореньями и пытаясь найти ручьи, не говоря о потерянных вещах.   -Эй! - Ригор сделал выбор за нас, и с этим выбором я согласен. Будем пробовать сражаться.   Мертвецы, которые вначале хотели убить вторую лошадь, услышав окрик, остановились. Повернувшись, они пошатывающейся походкой направились к нам. Один был вооружен мечом, другой - копьем. Причем если тот мертвец, которого я видел в деревне, был одет как крестьянин, то эти были одеты в кожаные доспехи.   - Лита, займись лошадьми, мы с Ригором с ними разберемся! - скомандовал я, и благо девушка не спорила.   Перехватив поудобнеевибронож, я стал медленно подходить к тому, что слева, Ригор соответственно к тому, что справа с мечом. Злобный высушенный мертвец пялился на меня своими пустыми глазницами, и мне даже стало казаться, что в их тьме что-то есть и оно лезет мне в голову.   Многочисленные голливудские фильмы про зомби говорят нам, что самый верный способ убить ходячего мертвеца это выстрелить ему в голову. Но тут есть одна существенная проблема - стрелять мне нельзя. Если я выстрелю, то тут же сбегутся остальные, в этом я даже не сомневался. Учитывая ту гробовую тишину в деревне, грохот выстрела будет слышен, наверное, за километр, если не дальше.   Нет, конечно, как вариант можно было бы выстрелить, а потом попробовать сделать ноги. Но и тут есть свои минусы, например, мы понятия не имеем, насколько упорны мертвецы. Вот выстрелю я, мы уйдем, притом явно не быстро, учитывая, что сейчас ночь, а потом остановимся на привал, и тут нам будет "сюрприз". Лучше сделать все по-тихому и уйти, а когда остальные опомнятся, если опомнятся, то мы уже будем довольно далеко.   За этими мыслями я чуть было не лишился головы. Кончик копья скользнул рядом с моим лицом, оставив легкую царапину на щеке. Я хотел было перерезать ножом древко, но чертов мертвец оказался поразительно проворным. Развернув копье на сто восемьдесят градусов, он больно саданул мне по бедру деревяшкой. Нога подвернулась, и я чуть было не рухнул на землю, лишь чудом избежав падения. И снова последовал удар острием копья, и для того, чтобы не быть пронзенным насквозь, мне пришлось подпрыгнуть. Оружие прошло в опасной близости от моего живота, и в который раз я чудом избежал смерти.   У Ригора дела шли явно получше, но не намного. Его противник оказался не менее проворным, чем мой. Но отличие было в том, что Ригор отлично знал, как парировать меч, даже топором, хотя меня это несколько обескураживает. Вжик, и неосторожность мертвеца стоила ему полчерепа, в буквальном смысле. Но, кажется, лишение такого важного куска плоти мертвого нисколько не волновало. Похоже, идея с пулей в голову может не сработать.   В этот момент нога моего противника предательским образом подогнулась, и он потерял равновесие. Оказывается, это была Лита, она уже закончила с повозкой и решила присоединится к бою. Мечом она подрезала ему ногу, после чего вонзила клинок в спину. Мертвец не издал ни звука, что выглядело очень жутко...   Не став медлить, я тут же рванул вперед. Лезвие легко вошло в плоть мертвеца, и вот голова врага падает на землю. Я, было,подумал, что все кончено, но как оказалось нет. Обезглавленный враг выронил копье и стал размахивать руками, пытаясь схватить меня. Два взмаха резонирующим клинком и обе руки врага валяются не далеко от тела. После чего Лита пнула беспомощного мертвеца на землю и двумя точными ударами отсекла ему ноги.   Лишившись головы и конечностей, не желающий умирать враг вроде затих. Хотя не удивлюсь, если он по-прежнему жив, только ожидает удачного момента. Но в таком состоянии много не навоюешь.   Ригор в это время по-прежнему успешно сражался с мертвецом и даже ухитрился отрубить тому руку. Ещё одна, на вид глубокая, рана была у мертвеца на плече, но судя по всему, это не очень-то того волновало. Неожиданно мертвец ловко ушел в сторону, и вцепился зубастой пастью прямо в руку кузнецу. Тот вскрикнул, пытаясь освободится, именно в этот момент мы и подоспели на помощь. Лита быстрым ударом отсекла голову от тела, а я ловко расчленил врага виброножом.   - Уходим! - крикнул Ригор, не обращая внимания на кровоточащую руку.   В этот момент земля содрогнулось и недалеко от деревни послышался грохот падающих деревьев. Что-то очень большое и тяжелое шагало где-то там. Не имею представления, что это может быть, и не хочу узнавать.   - Да, - согласился я, начав помогать Лите с выводом повозки на дорогу.   После этого мы, не говоря ни слова, чуть ли не бегом поспешили покинуть это проклятое место. Я даже использовал фонарик в КПК, чтобы освещать дорогу, полностью забыв все мысли о том, что не стоит демонстрировать возможности гаджета. Сейчас главное было выжить и убраться отсюда как можно дальше.   Лишь только через час мы немного успокоились. Деревня осталась в нескольких километрах позади, и можно было немного отдышаться.   - Что это были за твари!? - сейчас адреналин стал немного спадать.   - Проклятые! - ответил Ригор, морщась от боли.   - Лита, возьми на себя управление повозкой, я обработаю рану Ригора,- скомандовал я, забираясь в кузов.   - Я тоже могла бы обработать,   - Я не умею управлять лошадьми, а нам надо двигаться, пусть медленно, но двигаться.   - Не спорь, Лита, - вмешался отец.   Рана выглядела плохо, злобный мертвец буквально вырвал из его руки кусок. Вот только я понятия не имею, насколько серьезна данная рана. В фильмах от укуса зомби сам становишься зомби, но почему-то мне кажется, это не наш случай. Эти мертвецы были живы, даже лишившись половины головы.   Достав портативную аптечку, я обработал раны спиртом и перебинтовал. После чего скрепя сердцем я достал из аптеки антибиотик, дозы которого хватало на один раз. Обидно было тратить его, ведь эта штука ещё неизвестна в этом мире, поэтому её эффект будет сравним с эффектом пенициллина в начале XX-ого века. Но одна доза... тяжело вздохнув? Я достал шприц и набрал препарат.   Ригор вначале хотел заартачиться, не понимая, что я такое делаю, но мне удалось убедить его, что это нужно. Мало ли какая дрянь может быть во рту у той ходячей и очень быстрой мумии. Возможно, Ригор обошелся бы и без антибиотика, но он мог слечь завтра с лихорадкой и ему был бы нужен уход. А так, возможно, поболит-поболит и пройдет.