На некоторое время воцарилось молчание. Громов-младший собирался с духом, чтобы озвучить очень важное для него признание.

Из сна меня вырвало недовольное «Мяу!», за которым последовал прыжок. Приземлился домашний любимец мне прямо на живот.

  • Ш-ш-ш-ш, - я поморщилась, когда губы коснулась смоченная перекисью вата. - Щиплет.
  • Не удивительно. И синяк, скорее всего, будет.

  • Ясно, - опустив глаза в пол, пробормотала я. - Прости.

Он молчал и упорно не замечал того, что сейчас со мной творилось. Кажется, у него снова начиналась ломка.

Но на следующий день друг вообще не пришел на пары. И потом еще до конца недели где-то шастал и не отвечал на мои звонки и смс.

Ребятам все нравилось, а мне... Пока ещё трудно было сказать что-либо.

  • Вот поэтому и хочу домой зайти, чтобы переодеться, - последовал ответ. - А насчет буфета я сразу все разузнал. Ты что, это же самое стратегически важное место в институте.

 

Глава 24

     Около девятнадцати ноль-ноль рота вернулась в полк. Побросав оружие и амуницию, несколько человек третьего взвода, в том числе Саша и Гора, пошли в санчасть. Но на полпути Гора убедил ребят сделать крюк и заскочить на продсклад. Перед железными ЦРМами хозяйственного двора части остановились.   Слышь, Гора. Я тебе говорю - он всех нас на хрен пошлет! Ты же этого мудака знаешь... - Шурик имел ввиду начальника продовольственных складов, известного всему полку крутым норовом гвардии старшего прапорщика Поцелуйко. 

20. Светлячок     По ночам Светлячок не спал, а светился и смотрел на небо. Небо он считал большим зеркалом, в котором   Отражаются светлячки, сидящие н а соседних былинках.   Одни горели тускло, другие ярко. Вот только не знал Светлячок, где его отражение. И втайне считал, яркая Полярная звезда как раз и есть его отражение.   Иногда, Светлячку казалось, что Полярная звезда начинает тускнеть, тогда он напрягал все свои силы и даже гудел от напряжения. Ему хотелось быть ярким, а не тусклым, как другие звезды.   - Не надрывайся, - говорили ему соседи. - Тебе что, больше всех надо? Свети потихоньку.   Но Светлячок никого не слушал.   - Так можно и совсем погаснуть!   Только утром, совершенно обессилев, но со спокойной совестью Светлячок засыпал. Он боялся только одного - проспать. Ведь если он проспит, на небе не появится Полярная звезда.      

Оглушенный, Летящий с трудом опустился на посадочную площадку. После ментального удара такой силы ему понадобилось примерно полминуты, чтобы прийти в себя.

Количество людей на нашей планете все больше и больше увеличивается. Люди стали осваивать ранее недоступные места

Приехал я на судно. Как водится, оформился, документы сдал, обнюхался с экипажем, насколько это было возможно за день. Вечером сижу у телевизора в кают-компании после одиннадцати, смотрю. Заходит первый помощник, помполит то есть, вытаращил на меня глаза:   -- Эт-т-то что такое, это что такое? Что вы тут делаете? Кто позволил?   Сижу, не понимаю ничего: чего он хочет? Может не туда сел...   -- Отбой! Отбой в 11 нуль-нуль! А он телевизор смотрит!   Ушёл я.   Назавтра. Обед. Сижу, обедаю. А пообедавшие, капитан, первый и боцман ведут задушевную беседу.

    ***  Проснулась она только ближе к обеду, выспавшаяся и полная энтузиазма. Да, вероятность того что Шейн в этом городе так же мала, как и то, что он находился в Трансильвании, но ей хотелось, надеется на лучшее.  Приняв душ, Аня заказала еду в номер и вышла на балкон подышать свежим воздухом. С балкона открывался посредственный вид на город, но ничего не могло испортить ее настроение. Сегодня она была полна решимости, взявшейся не понятно откуда. Девушка вдохнула полной грудью морозный воздух. Этот город маленький и его нельзя назвать красивым, но из-за хорошего настроения ей даже там нравилось.

   Пенис-коктейль   Как я начал ездить по заграницам, - это отдельный рассказ. Начать хочется почему-то со смешного случая.   В 1969 году в Венеции состоялась очередная конференция ИФОРС, Международной Федерации обществ по исследованию операций. Я к тому времени стал вице-президентом Советского общества по исследованию операций (президентом был академик - тогда еще член-корреспондент - Никита Николаевич Моисеев). Честно говоря, это наше общество было тем еще "Роген унд Копытен": кроме председателя и "зиц-председателя", в нем не было больше ни одного функционирующего члена.

 Про школу.   Мои учителя.

С чем мне в жизни здорово повезло, так это со школой. Я знаю многих людей, у которых не осталось слишком уж приятных воспоминаний о школе: ну, учились... ну, шалили... ну, были друзья... Для меня школа - лучшее время жизни, несравнимое ни с чем другим.   Вообще-то выпуск наш был уникальным. Мы получили золотых и серебряных медалей больше, чем какая-либо другая школа в 1952 году: 7 золотых и 9 серебряных. Причем, если в других школах "тянули" выпускников на медаль, ради престижа школы, то у нас от изобилия претендентов - их "резали". Нужно сказать, что для представителей Районо главную роль играла "пятерка" в анкете выпускника, а не число его пятерок в течение года.

   ТЕТРАДКА N1 .................................................................................................7   Пожалуй, самое раннее воспоминание * Сын Начальника Дальстроя* Первая тройка в жизни* Чем сбили Гарри Пауэрса... * Мой первый подчиненный * Гражданский подвиг, о котором мало кто знал * "Отец фракталов" * Первая встреча с Юрием Николаевичем Руденко * Груз принципиальности * Об одной скандальной защите * "Юрьев день" на Физтехе * Пенис-коктейль * "Опять сегодня Никита глупости говорил..." * Кто же я?     ТЕТРАДКА N2.................................................................................................47   Как собака сделала из меня человека * Художественное самообразование * Почему я оказался в МАИ * Первая работа * Как я попал на работу в QUALCOMM * Первая встреча с Борисом Владимировичем Гнеденко * Встреча с гением * Советник Сальвадора Альенде * Нет, нет! Все было добровольно * Кандидатская * "Есть ли жизнь на Марсе..." * Как убивали негра и кое о чем еще * Вы когда-нибудь писали чернилами? * Детей обманывать нехорошо, но иногда нужно * Футбол в моей жизни * Берегись автомобиля! 

После того, как он магическим зрением «увидел» иллюзию, распутать все плетение оказалось легко, и вскоре ход предстал перед Идущим по всей красе.

 У Радика была мечта: переспать со Светкой, продавщицей из продуктового магазина "24 часа". Мало "переспать", так ведь, помимо обычного влечения, Радика к Светке тянуло. Радик был слишком недалёк для такого высокого чувства, как любовь, а потому переживал и не понимал, что с ним происходит. Ни о ком другом в жизни он так не думал, как о Светке. Вот, скажем, сидел Радик с мужиками, в картишки гонял, берёт карту -- дама бубновая, а видит Светку, а не даму. В общем, никогда ещё с Радиком такого не было, даже в школе, когда он Настю Симоненко по всему классу гонял, чтобы чувства свои показать. 

Лавров сидел за столиком и смотрел на Павлова. Тот безостановочно рассказывал о себе, о своих родных и ещё о чём-то, но он его не слушал. Он снова вспомнил тот бой за небольшой кишлак, который, словно ласточкино гнездо, прилип к горному склону. Как донесла авиационная разведка, в сторону этого кишлака с боями прорывалась банда полевого командира Зуфара. Численность банды, по предварительным данным разведки, составляла около восьмидесяти человек. Несмотря на то, что банду сильно потрепали разведгруппы ГРУ, она по-прежнему представляла определённую опасность для военного командования группировки войск.

Каждому снятся свои кошмары. Мне вот опять приснился отец.  Он стоит у аптечного прилавка, загородив его своим мощным торсом. Я не вижу, что он делает, но догадываюсь: он набирает лекарство в шприц. Похоже, это адреналин. Черная ампула. 10 кубиков смерти. И когда он медленно разворачивается ко мне, сердце мое проваливается в желудок, а ноги становятся слабыми, как у тряпичной куклы. Отец смотрит прямо сквозь меня. И я понимаю, что сейчас за моей спиной стоит сын. В этом сне ему всегда пять лет.

Он подкрепил свои слова мысленным образом своего учителя - как тот парит в вышине, раскинув крылья, как потом сидит в трапезной зале над блюдом с мясом.

 

Глава седьмая

Семьдесят лет одиночества

     Мы прожили с Джессикой в Москве и других городах двадцать три года, и она так и не стала моей девушкой. В то время я окончательно уверовал в то, что секс вампира и вампирессы это совершенно противоестественное, богомерзкое, отвратительное и грязное дело. Правда, я вовсе не уверен в том, что мне удалось внушить точно такое же отношение к сексу Джессике. Зато я полюбил этого удивительного человека всей душой, и она во многом изменила меня, научив смотреть на мир своим чистым, незамутнённым ненавистью взглядом и привила массу хороших привычек.

 

Глава пятая

Вкус вампирской крови

     Язык мне попался может быть и не самый информированный, но всё же очень полезный. Через два с половиной месяца, проведённых на одних только сухарях и воде, с Иноира сошел весь лоск. Вампир, до этого имевший цветущий вид и румянец во всю щёку, побледнел, осунулся, а его кожа приобрела зеленовато-землистый оттенок. Не смотря на это он держался вполне бодро и довольно охотно общался со мной, пытаясь завербовать в кровососы и постоянно приводя мне примеры того, как низко способны пасть люди даже тогда, когда на них никто не оказывает никакого давления. Честно говоря, меня это не очень-то впечатлило.

 

Ограбление

     С ограблением квартиры ювелира Бирштейна вышла загвоздка. Этот пожилой еврей почему-то отложил свою поездку в Ленинград, намеченную на середину ноября, и нам пришлось ждать того дня, когда он уедет, до конца апреля, но оно и к лучшему. Ювелир жил на девятом, предпоследнем этаже дома на Кутузовском проспекте, а потому залезть в его квартиру с крыши зимой, на взгляд нормально человека, не представлялось возможным. За это время я освоился в Москве восемьдесят шестого года и даже сдружился с Николаем, показавшимся мне сначала обычным уголовником.

 

Пролог

   Ранним утром одиннадцатое октября, рейсовый экранолёт Нью-Йорк - Лондон - Париж пересёк Атлантический океан, промчался над Северным морем, плавно и величаво замедлил ход и замер на стояночной площадке, расположенной в море, в десяти милях от Лоустофта. Как и до Парижа, до Лондона он не долетал. Огромной машине, несущей на пяти этажах три с половиной тысячи пассажиров, час спустя предстояло совершить последний бросок через пролив Па-де-Кале до Дюнкерка. Туда летела лишь десятая часть людей.

 

Глава 4. Новая вводная

     Генерал Верзилин к нашей всеобщей радости отправился в Новую Москву не один, а прихватив с собой ещё одиннадцать старших офицеров. Они сели в открытые тоннельные электроджипы, их было четыре. Водителями грузовиков и элетроджипов также были офицеры. Впереди колонны ехал тоннельный грузовик с двадцатью младшими офицерами охраны. Они тоже были чистыми людьми. За все восемь лет службы, это была наша самая большая удача. Мы даже уже и не мечтали, что сумеем заполучить для "допроса" сразу тридцать девять чистюль из шестнадцати подземных городов.

 

Глава 3. Первый ультиматум

     По обе стороны от штабного блиндажа батальона росли две раскидистые, кряжистые столетние сосны, а на его крыше пробивалась сквозь хвою трава. Помимо сосен его укрывала ещё и маскировочная сеть, сплетённая из толстых репшнуров. Они были изготовлены из размягчённых смесью кислот роговых панцирей гора-быков и других панцирных хищников и травоядных. Что у меня, что у Ириса (раз пошел серьёзный разговор, то буду пореже употреблять наши детские прозвища), кожа была не в пример мягче и тоньше, чем у Василька и Мака.

 

Глава 2.Сигнал "Алая заря"

     Офицеры во главе с нашим новым комбатом остановились на посыпанной щебнем дорожке между нами и плацем, раскисшим от грязи, на отсыпку которого щебня не хватило. К этому я уже давно привык. Всё самое хорошее чистюлям, а нас можно по два с лишним месяца в гарнизонную баню не водить. Вот такая у Новой России армия. Военный городок нашей бригады это так, одно название. Наш бывший комбат, майор Перебор, называл его деревней хоббитов. Кто такие хоббиты он и сам толком не знал, но был почему-то уверен, что они, как и русские, жили в норах. Так оно и есть.

Глава 1. Муты, ловеки и чистые люди

 

   В блиндаже было тепло и сухо. Пахло скипидаром и тушенкой, которой мы догрузились после ужина. Ещё пахло сгоревшим порохом. Вернувшись из рейда, мы не стали чистить пулемёты и ракетомёты. На запах, исходивший от наших тел, а мы уже месяца два, как не были в бане, я не обращал никакого внимания из-за того, что жутко устал. Во всяком случае он не мешал мне медленно погружаться в сон.

 Бобби Стюарт встал, оправил свой космокомбинезон, почему-то вытянулся по стойке смирно и принялся докладывать:   - Командир, честно говоря, я даже и не ожидал, что у нас с Надин всё пойдёт так гладко. Честно говоря, я даже не могу припомнить ни одного, даже самого маленького затруднения. Поначалу я даже подумал, что мы имеем дело с конченными дебилами, но ведь очень многие из гангстеров имели при себе такие пушки, что им позавидовал бы даже старина Бриск Тёрнрау, а, уж, этот парень, кажется, на своём веку умудрился пострелять из всего, что стреляет.

Барон Норрей де-Зевиор, имперский министр по делам науки и техники, одновременно с этой должностью возглавлял ещё и имперскую академию информации и вычислительных машин. Это был высокий, худощавый мужчина с утончённым, красивым лицом завзятого сердцееда и мудрым взглядом мыслителя. Именно ему было поручено протестировать Пифагора, чем он и занимался целых пять дней подряд вместе с Денисом.

 

Глава пятая

Битва в вулканическом аду и её последствия

     Рано утром Андрей разбудил Адриану поцелуем и спросил:   - Ты ни о чём не жалеешь, любимая?   Девушка сначала счастливо улыбнулась, а затем усмехнулась:   - Только о том, что выиграла в казино, а не проиграла, но знаешь, даже об этом я теперь не жалею. Позавчера, как ни крути, ты всё же не принадлежал себе полностью и это тебя извиняет.   - Хорошо, что ты это понимаешь, - вздохнув, сказал юный Верховный маг, - надеюсь, Элион больше ничего не напророчил. Увы, Риана, но мы не могли противостоять его воле полностью.

 

Глава третья

Нонус Террибилис

   Получив в левое плечо ещё один сгусток магической плазмы снаряда, который перед этим пробил стенку бронекапсулы летающей сдвоенной авиационной пушки "ГШ-6-30", а она ведь имела к тому же магический защитный экран, Белый истошно заорал:   - Акула, отходим! Вытаскивай нас отсюда, девочка!   В следующую секунду все трое магов-воинов перенеслись из огненного ада на зелёную вершину холма острова Тригорн и со стоном повалились на траву. Каждому за минувшие семь часов боя крэллгарнами Нонуса досталось сегодня пусть и не по максимуму, но всё же весьма серьёзно.

 

Глава девятая

Магистр техномагии

     Закончив читать доклад, Андрил Орлос вежливо поклонился членам учёного совета. Он состоял из семи верховных магов, возглавлявших семь орденов, и семидесяти магистров техномагии планеты Париант. Прошло сорок девять лет, прежде чем Андрей, наконец, согласился защитить магистерскую диссертацию и ознакомил членов научного совета со своим научным трудом, посвящённым космологии Семи сфер, в деталях описывающей устройство Вселенной и влияние на неё магии.

 

Глава восьмая

Строительство новой столицы и интриги магов

     На взгляд Феррета Ориора его новые друзья Андрил, Кайор, Ридс, Стреллер и очаровательная Дения, которая ничуть не уступала мужчинам в уме, в отличие от не менее очаровательной простушки Олии. Та даже хитрить толком не умела, да и не пыталась. Не смотря на всю важность момента, орден отчаянно нуждался в деньгах, Травус, показывая им свой волшебный сад, надёжно защищённый от чужих ушей, всё же попытался поставить новое королевство в зависимое от ордена положение. Эта девушка решительно шагнула вперёд, взяла рослого старика под локоток, отвела в сторону и минут десять пообщалась с ним в цветочной беседке. Из неё Верховный магистр вышел, как шелковый и больше не заикался ни о чём подобном.

 

Глава седьмая

Неожиданная развязка

     Маги совещались три дня и две ночи, и совещание это было отнюдь не мирным. Крика и ругани было столько, что их отголоски доносились даже до крепостной стены. В течении часа пятистам сорока воинам-магам был показан фильм, от просмотра которого у южан мурашки побежали по коже. Чтобы наглядно продемонстрировать, что представляет собой этот проклятый, продуваемый всеми ветрами остров, маги пустили в ход своё мастерство создавать очень яркие и наглядные иллюзии, благо каждому, кто был пойман ловчей сетью, был поднесён к самому носу большой плазменный экран.  

 

Глава пятая

Подготовка к войне

     Лорд Радолин вернулся только через три недели после того дня, как Андрей показал барону Лайтену свой магический глаз, хотя, на его взгляд, мог бы так не торопиться. А ведь в планах лорда было торчать в Кленовом княжестве эльфов хоть до холодов, лишь бы не возвращаться домой без их лучников. Так бы оно и было, но барон Ридс Лайтен, совсем ещё юнец по местным меркам, ему было всего сорок семь лет, послал гонца к лорду и тот доставил ему несколько магических устройства связи. Удивлению лорда не было предела, когда, взяв руки позолоченную плоскую шкатулку размером с пачку сигарет, которая раскрывалась, как книжка, увидел радостную физиономию друга детства и тот завопил:   - Кайрен, бросай всё и мчись домой!

 

Глава третья

Обязательная стажировка

     С того дня, как Андрей начал писать учебник техномагии, а он у него получался именно таким, чем был особенно ценен на его взгляд, прошло ровно четырнадцать месяцев. Работа над учебником сама собой, как и он сам, разделилась на две равные части как по затраченному времени, так и по объёму. Первая часть учебника, включавшая в себя обширное введение на ста пятидесяти четырёх страницах, представляла из себя фундаментальный труд по аналитической техномагии и связывала между собой фундаментальные науки и магию.