Глава 17

     И все-таки три недели побоев и издевательств не сломили Сашу. Только лишь нагнули. Однажды воспрянув духом, он более не собирался поддаваться унынию и апатии.   Для открытого сопротивления ни сил, ни возможностей у него, конечно, не было. Тут надо было искать иной выход. И Саша довольно быстро его нашел. Гора и Шурик волей-неволей подсказали ему, что и как надо делать. Занося бачок в палатку, Саша уверенно сказал сам себе: "Ладно, ублюдки, завтра..."  

  Как ни странно, но, вопреки прогнозам Горы, да и многих других, в том числе и большинства врачей санчасти, Серега выжил. Граната прошла между сонной артерией и позвонком и, раздробив основание черепа, вышла справа под затылком. Через семь месяцев с пластмассовой челюстью, железными зубами, парализованной левой рукой и шрамом на пол лица, вдобавок, глухой на правое ухо, он вернулся в роту за документами. А через пару недель, по инвалидности укатил на дембель.

24. Улитка.     Два монаха прогуливались по монастырскому саду, вдруг один из них увидел улитку и раздавил её.   Другой возмутился, посчитав, что его спутник не прав. Чтобы разрешить свой спор, они пришли к настоятелю.   Настоятель выстушал сначала первого монаха, и тот объяснил:   - Я раздавил улитку потому, что это вредитель, который поедает нашу монастырскую капусту, над выращиванием которой мы все трудимся в поте лица.   - Да, ты прав, - сказал настоятель.   - Но ведь улитка - это живая тварь, убивать которую - грех, возразил другой.   - Да, и ты прав, - ответил настоятель.   Тут подошел третий монах, который слышал весь разговор, и он тоже обратился к настоятелю:   - Как же так, отец, и одному и другому ты говоришь, что они правы, но ведь так не может быть, что они оба правы!   - Да, и ты тоже прав, - произнес настоятель.        

Так уж случилось, что первый раз близко столкнуться с полкачем Саше довелось на своей первой же операции. Только по прошествии времени открылось, насколько важен был тот первый выход в горы, насколько он круто изменил его армейскую жизнь. Судьба единым росчерком пера возвела его, ошарашенного, перепуганного, пришибленного новой безжалостной жизнью мальчишку, в разряд легендарного полкового изгоя.   Поначалу все складывалось для него, в общем-то, неплохо. Призвавшись в мае 1983 года, он попал в Теджен, в учебку с громким и претенциозным названием "Школа гладиаторов". Без особых эксцессов, закончив это славное заведение, Саша, имея специальность механика-водителя, в первых числах сентября очутился в городе Файзабад провинции Бадахшан Демократической республики Афганистан.  

13. Пассаж.   Таджикская притча.    

Ходжа Насреддин повесил на двери своего дома табличку, где было написано: "Отдай этот дом тому, кто ни в чем не нуждается".   - Я богатый человек, - думал про себя торговец маслом, - мне совсем ничего не нужно, поэтому я вполне удовлетворяю предложенным условиям.   - Эй, Ходжа! - крикнул торговец. - Отдавай мне свой дом!   - А ты уверен, что ни в чем не испытываешь нужды? - спросил Насреддин.   - Да, это так! - ответил тот.   - Тогда зачем же тебе мой дом? - спросил Насреддин.