В марте 2002 года меня каким-то ветром занесло в женский монастырь под Елгавой. В повседневном обиходе -- Пустыньку.   И там нежданно-негаданно встречаю друга Витю, с которым я не виделся с десяток лет.   Он обретался там в качестве трудника-послушника, каковым и я стал через какое-то время. И после вечерних служб мы частенько отводили души в воспоминаниях о наших морских путях-дорогах.     Как-то раз, находясь в ночном дозоре по территории монастыря, мы периодически заходили в кочегарку, где так приятно было поболтать о прошлом в тепле и уюте. Правда, относительном.   Набрели на тему Латвийского пароходства.    

В рубашке родился Митюков. Определенно.   Среди ночи решили ехать купаться на озеро в сторону Талсы. Поехали. Нашли озеро. Светила полная луна. Пока компания суетилась на берегу, Митюков решил покататься на лодке. Лодка как раз и нашлась в кустах. Отвязав лодку, Митюков погреб единственным веслом, оказавшимся в лодке. Все было просто здорово и фантастично. И даже лунная дорожка имела место быть.   Лодка быстро набирала воду, и вскоре Митюков оказался по шею в воде и ряске. И все так заросло, что выбраться было тяжело. Мешала одежда.

Камышан любезно предложил мне "Райнис" и романтическую работу на Дальнем Востоке, на что я охотно согласился после моих перипетий в 18-ом подменном экипаже. Впереди были Япония, Вьетнам, Китай. Позади -- ...     8 мая 1983 года начался заплыв. Месяца 3-4 работали на Вьетнам. Потом зашли в Японию, в Иокагаму. Затем в Эквадор,15 дней грузились. Далее -- в Ригу на ремонт. А тут приезжает на судно Сапожников, наставник. "Давай на "Зиединьш". Выручай. Перегонишь сюда судно, потом поговорим". И я укатил с экипажем во Владивосток.   -- Так ты вокруг света и мотался?   -- Да, поехал опять во Владивосток.  

(Так называемый - White House в Соединённых Штатах. Как только в России поменялась власть, откуда что взялось!? Оказывается их Белый Дом очень похож на наш!... И наш, в бело-покрашенный дом, стал - Белым в их смысле. Как хорошо начиналось! Чем только кончится, вот вопрос).     На танкерах с двумя палубными надстройками в передней жили обычно капитан, штурмана, радист, первый помощник -- белая кость, в общем. Поэтому она, надстройка, называлась Белым домом. Оттуда рулили и руководили. На корме же обитали рядовой состав и механики. Там крутили пропеллер и двигали судно.  

 Океан был спокоен. Мерная зыбь раскачивала его могучую грудь. Небольшой ветер ласково прогуливался по нагретой палубе. Солнце жарило вовсю, хотя стоял февраль. Чаек не было видно: после Азорских островов они отстали.   Иногда появлялись дельфины, устраивали гонки с нашим судном, то и дело выпрыгивая из воды. Блеснув на солнце своими блестящими спинами, исчезали в тёмно-синей глубине. Летучие рыбки стайками взлетали перед носом судна и рассыпались в разные стороны.   Матросы, пользуясь хорошей погодой, красили палубу.   Мы шли на Кубу с грузом нефти.